НОВОСТИ
11 ДЕКАБРЯ
10 декабря
09 декабря
08 декабря

Обречённые на аварийное жильё

Вместо 60 лет этот дом простоял 117, и ещё неизвестно, сколько ему осталось до сноса. Сносить необходимо, потому что в любую минуту в любой из здешних 9 квартир может рухнуть потолок – несущие балки и сам дом в таком состоянии, что давно повело и пол, и стены, и крышу. При этом 9 семей не могут получить новое жильё, потому что администрации Железнодорожного района Читы и городским властям не хватает документов, которых у жильцов попросту нет.

ИА «Чита.Ру» продолжает принимать и публиковать истории выживания забайкальцев в ветхих и аварийных домах. Истории с фотографиями и рассказом о жизни в аварийных квартирах нужно присылать по адресу: город Чита, 672038, а/я 373 либо на электронную почту info@chita.ru с пометкой «Аварийное жильё».

Фото: Анна Хвостова

— Дом построили в 1900 году на Биофабрике, около школы №20. Ну, знаете? Раньше у нас был адрес Фабричная, 2. Несколько лет назад, когда коснулись документов, выяснилось, что барак якобы был списан ещё в 1993 году, и его не существует. Мы через суды доказывали, что он есть, и только после этого нам поменяли адрес, — наперебой рассказывают жительницы дома Ольга Пляскина, Анна Сидорчук, Евгения Котова и их соседки.

Хоть и неказистый дом, а люди живут в нём ладно, как одна семья: и с детьми соседскими посидят, и деньгами подхватят, и стройматериалами помогут, если надо. А праздники! Важные даты встречают все вместе, иначе никак.

Фото: Анна Хвостова

Помимо дружбы, в разваливающемся бараке есть хозяева. Наверное, это слово стоило бы написать с большой буквы, потому что умудряться содержать в тепле, чистоте и уюте те муниципальные развалины, которые есть, достойно доски почёта у входа в администрацию города.

Фото: Анна Хвостова

Нас вышли встречать всем домом. С десяток женщин по очереди ведут в свои квартиры, уже не обращая внимания на рассыпавшиеся от гнили завалинки. Гниль здесь везде, в каждом из огромных когда-то брёвен, уложенных в самом начале XX века. Гниль, труха, провисшие в центре комнат потолки, балки под которыми вот-вот не выдержат. В заключении экспертизы, которую жители заказали на свои деньги, говорится, что проживание в доме опасно для жизни.

Стёкла в старых деревянных рамах здесь трескаются регулярно, потому что деформация дома не останавливается. Протекает старая крыша, на макушке которой нет венца, и будто разбросанные хулиганами камни, валяются кирпичи от рассыпавшихся труб.

Фото: Анна Хвостова

В каждой квартире с середины сентября начинает топиться печка. В каждой – аккуратная, белёная. На власти люди тут уже не надеятся, перебирают печки сами. Тем, кто не может – инвалидам, сиротам – помогают соседи. За зиму на квартиру уходит несколько машин дров, потому что труха, оставшаяся от стен, не держит тепло. Жить в таком бараке для каждой из семей едва ли не дороже, чем в обставленной бытовой техникой благоустроенной квартире, но уходить на съёмные и всю жизнь скитаться… Здесь многие прожили по 20-30 лет, вырастили детей, здесь за каждой дверью – история про то, как фанерой утеплить стены, построив ещё одну стенку, оштукатурить её и мастерски наклеить обои, чтобы маленьким детям было теплее, если босиком побегут по полу. Про то, как найти денег на очередную машину дров, если денег нет. Про то, как лечить всех простывших дома и, ложась спать, молиться: не дай бог, ночью одна из потолочных балок не выдержит.

В сентябре 2017 года руководитель администрации Читы Олег Кузнецов подписал распоряжение о том, чтобы дом по Романовскому тракту, 81, — этот адрес присвоили бараку после того, как его неожиданно «нашли» среди существующих и заселённых – признать аварийным и подлежащим сносу.

Для того, чтобы их признали нуждающимися в жилье, семьям из барака предложили собрать пакет документов, по 12 наименований на семью.

— Часть справок платная, со своим сроком действия. Пока делают одни, выходят сроки у других, и так бесконечно, — возмущаются женщины.

В пакете документов должны быть копии удостоверяющих личность документов, оригиналы свидетельств о заключении и расторжении брака, справка с места жительства о составе семьи, копия лицевого счёта, копии документов на жильё, справка из «Облтехинвентаризации» об отсутствии в собственности жилья, данные из ГИБДД о транспортных средствах, заключения независимых организаций по стоимости движимого и недвижимого имущества, оригиналы справок о доходах за последние 12 месяцев, справки о получаемых социальных выплатах на каждого члена семьи, справка из госслужбы занятости о размере получаемого пособия по безработице, если оно есть. К ним нужно добавить копию свидетельств ИНН, подтверждающие право на внеочередное получение жилья документы, а также заверенную копию и оригинал трудовой книжки.

Каждая семья собрала солидный пакет документов, но в администрации района потребовали выписку из домовой книги. Последний раз её видели в 2007, кажется, году. Книга была у одного из жильцов, который давно переехал, и где его теперь искать – не знает никто. Каким образом домовая книга оказалась у этого человека – покрытая туманом тайна, почему эти данные нельзя взять из каких-то других источников – тоже. Но сегодня 9 семей вынуждены жить в доме, который за одно мгновение может похоронить несколько десятков человек. Жить потому, что работникам городской администрации не хватает справок.

Фото: Анна Хвостова

За воротами, на ветру, стоят жильцы соседнего дома, сгоревшего в 2014 году. Тогда в огне погиб один и пострадали двое пожарных.

Дом сгорел полностью. Его остатки жители Биофабрики могли видеть совсем недавно, но и им кто-то нашёл применение — растащили. Теперь на месте дома — пустырь.

Фото: Анна Хвостова

Администрация Железнодорожного района после пожара пообещала частично компенсировать расходы на восстановление жилья. По данным СМИ, потерявшим квартиры предложили разместиться в одном из городских общежитий.

— Вот уже 3 года мы мыкаемся по съёмным квартирам и тратим огромные деньги. Жить-то на что? Обошли все инстанции, но жилья для нас так и нет, хотя есть решение суда, обязывающее администрацию предоставить нам квартиры, — рассказывают по очереди, листая исполнительные листы, женщины.

Порывом ветра у них из рук едва не уносит листы бумаги. По иронии судьбы эти бумажки стали их главной надеждой на старость в тепле своего дома, на более или менее обеспеченную жизнь, на семейное благополучие, в конце концов.

Фабричная, 2, и Фабричная, 3, — два дома-призрака, один из которых уже исчез совсем (“И причины пожара нам до сих пор не сумели назвать! А огонь пошёл именно из муниципальной квартиры. Скорее всего, проводка”), второй несколько десятков лет назад исчез из документов, чтобы потом неожиданно — как Феникс из пепла — возродиться в документах под новым адресом.

Два дома-памятника чиновничьему то ли равнодушию, то ли бессилию. Два символа того, что сегодня собственное жильё — одна из самых непостоянных валют.

Редакция ИА «Чита.Ру» просит считать этот материал основанием для проведения прокурорской проверки о качестве исполнения муниципалитетом обязательств по обеспечению жильём нуждающихся граждан, а также обоснованности действий администрации Читы и администрации Железнодорожного района города при постановке жильцов дома по Романовскому тракту, 81, в очередь на предоставление квартир. Кроме того, изложенный материал просим считать основанием для проверки в отношении исполнения краевых полномочий по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья.

3 отзыва
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В начале читинцев нужно расселить, а потом перетягивать людей из районов в Читу

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

прям как у михаила зощенко "кощка и люди"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Без документов никто ничего делать не будет в любом деле. Эти жильцы не они первые и не они последние.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить