Р!
14 ОКТЯБРЯ 2019

Баир Жамсуев: Чтобы регион сделал рывок, нужно нечто сверхъестественное

Член Совета Федерации Баир Жамсуев в январе принимал участие в совещании по подготовке Дней региона в верхней палате российского парламента, которое в Чите провела губернатор Наталья Жданова. Это не первый опыт проведения дней региона в Москве — в 2002 году в столице проходили Дни Читинской области и Агинского Бурятского округа. Последний глава округа, который в 2008 году вошёл в состав Забайкальского края, имеющий широкий опыт работы как в представительной, так и в исполнительной власти, рассказал ИА «Чита.Ру» и о Днях региона в СФ и ответил на вопросы о том, жалеют ли в бывшей автономии о решении объединиться с Читинской областью.

Баир Жамсуев – заместитель председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, сенатор от Забайкальского края. Последний глава администрации Агинского Бурятского автономного округа, который 1 марта 2008 года вместе с Читинской областью вошёл в состав Забайкальского края. Родился в 1959 году в селе Агинское, в 1980 году окончил истфак Читинского государственного педагогического института, после вуза год работал учителем истории в селе Ортуй Могойтуйского района. С 1981 года работал в структурах ВЛКСМ, закончил работу в комитете вторым секретарём Читинского обкома ВЛКСМ. С конца 1990 года по июль 1991 года – второй секретарь агинского окружкома КПСС. После развала СССР работал постоянным представителем Агинского округа при правительстве страны. В 1993—1997 годах – депутат Госдумы. С 1997 года до потери автономии – глава администрации Агинского округа. После объединения два года работал помощником руководителя администрации президента России. В 2010—2013 году – главный федеральный инспектор по Забайкальскому краю. Был первым номером списка кандидатов на пост сенатора в команде временно исполняющего обязанности губернатора Забайкальского края Константина Ильковского. После победы Ильковского на выборах в сентябре 2013 года Жамсуев стал членом Совета Федерации, переехав в Москву. Точно так же был первым номером списка возможных сенаторов в команде временно исполняющей обязанности губернатора Натальи Ждановой и после её победы в сентябре 2016 года сохранил пост. Женат, имеет двух сыновей.

— Все члены Совета Федерации — это представители субъектов Российской Федерации, по два представителя от каждого субъекта, от исполнительной и законодательной органов власти (от исполнительной власти сенатора назначает губернатор, который идёт на выборы с тремя кандидатами на эту должность; сенатора от заксобрания выбирают депутаты из своего состава, Забайкальский край в этом качестве представляет бывший спикер заксобрания края Степан Жиряков — А.К.). И поэтому при работе в Совете Федерации у нас меньше политики, в отличие от Государственной Думы, которая формируется больше по партийному принципу. А Совет Федерации всё-таки должен отражать интересы субъектов Российской Федерации.

Одной из основных форм работ Совета Федерации являются Дни субъектов. Практически вся Россия там есть — Бурятия, Мурманск, Чечня, Мордовия. Выстроилась целая очередь, чтобы провести свои дни в Совете Федерации. Мы дважды пытались провести дни Забайкальского края, но первый раз их отменили в момент смены губернатора (Жамсуев имеет в виду 2016 год, когда Константин Ильковский в феврале ушёл в отставку, Наталья Жданова была назначена врио губернатора и выиграла выборы только в сентябре, при этом Жамсуев был сенатором при обоих этих губернаторах — А.К.), а во втором полугодии прошлого года не получилось, потому что была слишком большая конкуренция желающих попасть на Дни Совета Федерации.

— Зачем вообще эта форма работы?
— Первым делом мы решаем вопросы презентации региона. Забайкалье плохо знают в центре, в других регионах, даже мои коллеги слабо представляют, что такое Забайкалье. О регионе мнение складывается по тем отрывочным материалам, которые поступают в новостные ленты, а, как правило, в них попадает негативная информация.

Нам важно показать, что регион не просто обладает какими-то мощными запасами. Важно показать жизнь региона — как и чем люди здесь живут, какие вопросы решают — большие и маленькие, и самое главное, что эта территория остаётся территорией будущего.

Что-то в практическом плане это даст?
— Дни Забайкальского края назначены на 20-21 марта. В первый день проходят заседания комитетов в Совете Федерации, на каждое мы должны подготовить вопросы, актуальные для нас по профилю этого комитета, и в очередной раз попросить помочь нам в достижении целей, которые мы перед собой ставим. Это очень важно.

На эти заседания по нашему предложению приглашаются представители правительства страны — мы комплексно в один день на площадке Совета Федерации с участием членов Палаты регионов, членов правительства, органов федеральной исполнительной власти рассматриваем целый спектр вопросов, связанных с Забайкальем. Это не только просьбы, это ещё и просьбы реализовать механизмы для достижения наших целей. Это вопросы социальной сферы, сельского хозяйства, культуры, приграничного сотрудничества, той же связи. На этой площадке мы обсуждаем эти вопросы и вырабатываем решение комитетов, которые будут обязательны в первую очередь для Совета Федерации, во-вторых, будут рекомендованы правительству, и это ставится на контроль. То есть на этой площадке с глазу на глаз проходит обсуждение вопросов, которые ставит Забайкальский край.

Кроме этого на самом заседании Совета Федерации объявляется Час субъекта Российской Федерации, на котором обычно бывает презентационный ролик и выступление по актуальным вопросам губернатора и председателя законодательного собрания. Они рассказывают о регионе, вносят предложения по законодательству России, каким-то конкретным законам, высказывают просьбы в адрес Совета Федерации. На основании этого готовится постановление Палаты, которое потом будет обсуждаться и также ставится на контроль.

Выступает Валентина Ивановна Матвиенко (спикер Совета Федерации — А.К.). В последнее время она достаточно серьёзно погружена в наиболее острые проблемы Забайкальского края. Во-первых, это лесные пожары — она в теме, потому что эту тему и я, и Степан Михайлович [Жиряков] неоднократно поднимали именно на Совете Федерации. Во-вторых, рудник №6 (не достроенный и затопленный рудник Приаргунского производственного горно-химического объединения (ППГХО) в Краснокаменске. Считается, что без его реанимации и запуска в работу запасы урана на этом крупнейшем в России предприятии по его добыче закончатся уже в первой половине 20-х годов, и Краснокаменск придётся расселять — А.К.). Это точечный вопрос, связанный с существованием целого моногорода. Она тоже в теме, она очень остро отреагировала, дважды дала поручение, чтобы шестой рудник попал в поправки в бюджет на 2017 год — максимально конкретно и максимально исходя из тех полномочий, которыми сегодня обладает Совет Федерации.

То есть мы решаем две задачи: презентация и использование возможности Совета Федерации для решения актуальных для Забайкальского края вопросов с привлечением структур правительства. Это довольно уникальная площадка, поскольку невозможно провести подобное мероприятие на базе правительства — там короткий разговор.

— Вы обозначили две проблемы — пожары и Краснокаменск. Какие, с вашей точки зрения, в настоящий момент основные проблемы у региона? Что нужно решать в первую очередь?
— Я думаю, что у правительства Забайкальского края есть достаточно тем, которые они готовы поднять. Начнём с того, что в прошлом году общими усилиями удалось добиться стабилизации бюджетной системы, особенно в бюджетной сфере. Эта тема решена.

— До конца?
— Я бы не сказал, что до конца, но в любом случае она не стоит так остро, как в 2016 году — несмотря на все издержки, на критику, которой подвергалось правительство по сокращению расходной части бюджета (но это была общая позиция в целом по стране). Некие подвижки в стабилизации, сбалансированности бюджета достигнуты в прошлом году. Теперь надо развивать. И эту тему мы тоже будем обсуждать на комитете по бюджету.

Достаточно остро стоит тема минимальной оплаты труда — МРОТ. Для Забайкальского края это сложная тема, и это тоже будет одной из тем для обсуждения на комитете по бюджету.

Следующий момент связан с развитием сельского хозяйства Забайкальского края. Здесь нам нужна поддержка в виде понимания того, что край является регионом с неблагоприятными условиями для ведения сельского хозяйства. Мы должны эту тему довести до конца, чтобы в Министерстве сельского хозяйства России было ясное, чёткое понимание, что ведение сельского хозяйства в Забайкальском крае — это не чисто экономическая задача. Поддержка сельхозтоваропроизводителя — это политическая задача, безусловно. Поэтому смотреть на сельское хозяйство с точки зрения приобретения каких-то выгод — абсолютно неправильно в условиях Забайкалья. И мы эту тему будем продвигать достаточно серьёзно.

Третья тема — это проблемы приграничных регионов. В своё время, когда я был главным федеральным инспектором, по поручению Анатолия Васильевича Квашнина (полпред президента в Сибирском федеральном округе во времена, когда Жамсуев работал ГФИ — А.К.) полностью изучал социально-экономическую ситуацию, подготовил доклад. Мы уже тогда видели, что приграничные территории деградируют быстрее и глубже, чем территории вокруг Читы и вдоль Забайкальской железной дороги. Там более высокий темп миграции, инфраструктура, меньше строят детские сады и школы, мы даже элементарные проблемы со связью там много лет решить не можем. Я уже не говорю об образовании и оказании медицинской помощи. Поэтому мы снова будем поднимать вопрос о том, что к приграничным территориям нужен особый подход.

По истории XX века мы знаем, что чем хуже отношения с Китаем, тем большие усилия прикладывает государство, чтобы здесь была усиленная военная группировка. Это было дважды в нашей истории — войска приходили и уходили. Социально-политические отношения с Китаем сейчас в полном порядке, изменений не предвидится, и поэтому взамен надо будет что-то делать.

Нам бы, конечно, хотелось, чтобы центр принятия решений перемещался ближе к государственной границе. Давайте вспомним Агинский Бурятский автономный округ — он почему имел возможность развиваться? Потому что решения принимались там. А люди тянутся не только за инфраструктурными прелестями, а ещё и к центру принятия решений, особенно предприимчивые люди, которые стремятся построить карьеру. Потому что это быстрый доступ к механизмам, рычагам развития бизнеса, социальным лифтам.

Из Забайкалья уезжают в последнее время в основном в Иркутск и Бурятию. В 2009 году я видел, что из округа начали массово уезжать в Бурятию. Это как раз связано с тем, что центр принятия решений ушёл из Агинского округа. Люди потеряли доступ к лифтам: получили хорошее образование, а где приложить знания? В Чите? Тут своих хватает. Кто получил какие-то должности, в основном рванули в Бурятию, как и те, кто реализовывается в культуре, в искусстве, спорте, на государевой службе. Это была первая волна резкой миграции. Потом процесс приостановился, но он идёт, потому что за теми, кто уехал, — более способными, в среднем возрасте, которые имели образование и работу, — потянулись их родители, которые вышли на пенсию. Поэтому центр принятия решений играет важную роль и значение.

— Ну уже если мы заговорили о центре принятия решений и судьбах региона. У меня такое ощущение, что у людей есть некоторое разочарование в будущем Забайкальского края и без изменения отношения федерального центра к субъекту ничего на региональном уровне не решить. У вас нет такого ощущения, что мы слишком сильно завязаны на центр принятия решений в Москве? Если они нас увидят, то вроде как с нами что-то хорошее будет, а если нет, то мы так и будем болтаться в этом болоте.
— Это взаимосвязанные вещи. Далеко за примером ходить не надо — хорошо видно на примере бывшей Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. Я бы назвал это патерналистическим отношением, то есть отношением к власти как к отцу — власть должна всё сделать. Сделать не в плане дать удочку, чтобы ты поймал рыбку, а в плане отдать рыбку, а удочка — твоё дело. Такое настроение у Читинской области было всегда очень сильно.

Может быть, это было связано с милитаризацией региона, когда военным предоставляют все льготы, начиная с работы, условий, пакета — всё на этом было завязано. Может быть, это связано с психологией потомков тех людей, которые Забайкалье рассматривают только как временную территорию, и за то, что он сюда приехал по приказу, власть ему уже что-то должна. В этом отличие от коренных жителей, которые больше опирались на собственные возможности, силы, семьи. Приезжие люди с хорошим образованием были либо военными, либо специалистами горного дела. И я реально видел на примере Орловского ГОКа (работал на территории Агинского округа — А.К.). Если ГОК не поддержит, люди терялись, очень быстро деградировали, часть из них спивалась, некоторые уезжали. Это одна из проблем Забайкалья — мы воспитаны так, что власть нам должна всё предоставить. А людям на селе деваться некуда — у него есть семья, есть какая-то работа, они за неё держатся, они привыкли так жить — где-то чуть выше среднего уровня, где-то ниже.

Люди уезжают в более развитые регионы, как правило, либо когда работа там уже есть, либо уже кто-то устроился и позвал туда, либо после выхода на пенсию. Некоторые вынуждены переезжать в более крупные города, снимать там квартиру, несмотря на то, что здесь условия жизни намного лучше, работа есть и жильё. Вроде бы жизненный статус немного другой, но они больше испытывают стресса в таких городах. Всё потому, что сложилось мнение, что край забытый. У нас край забыт с той точки зрения, что отсюда вывели военные группировки — это сильно повлияло и на экономику, и на мышление людей.

Я тоже имел к этому отношение, потому что учился в Домне (военный гарнизон и посёлок в 30 километрах от Читы, где с первой половины XX века базируется крупная военная группировка — А.К.), 60-70% учителей в то время были жёнами офицеров, которые получали образование на западе. Я не хочу сказать, что Читинский пединститут выпускал плохих выпускников, но это была другая ментальность, другие подходы, даже психология другая была.

И ещё один момент, почему люди уезжают. Человек всегда ищет, где лучше. Лучше не только в плане льгот, работы, а в плане имиджа — что он живёт не в Забайкалье, а в центре, это очень сильно влияет. Здесь много потомков тех, кто сюда приехал откуда-то с запада, у них сохранилась генетическая память — их предки сюда приезжали на время и они воспринимают себя временщиками. Вторая причина связана с военными — мы стали такими в результате того, что отсюда было выведено всё, что связано с Забайкальским военным округом. Третье — развал плановой экономики. Я почему вспомнил своих земляков? Они же привыкли к колхозам, они привыкли держать своё подсобное хозяйство. Даже у меня мама была учительницей, отец — механиком, и у нас всегда был свой скот. Я каждое лето, будучи школьником, студентом, косил в выходные, ездил, пас этих коров. Это было огромное подспорье.

Каждый регион имеет свою специфику. Я не скажу, что Иркутская область здорово развивается — она живёт на той базе, которая была в советское время, у них не было такой военной составляющей. Даже в Бурятии не было такой военной составляющей, как в Читинской области. Поэтому нам в этом отношении, конечно, сложно пришлось. Мы эту тему неоднократно поднимали в Совете Федерации.

В таких вопросах важна роль личности. Есть Дальневосточный федеральный округ и Сибирский федеральный округ, но есть одна-единственная целевая программа «Байкальский регион и Дальний Восток». Есть полпред на Дальнем Востоке, есть полпред в Сибири. Но на Дальнем Востоке полпред ещё в ранге заместителя председателя правительства Российской Федерации, и, конечно, туда направляются совершенно другие ресурсы. А почему туда? А потому что Трутнев решил вопросы, связанные с финансированием тех или иных проектов, связанных с теми же ТОРами, дальневосточным гектаром. Это ресурс заместителя председателя правительства — мы же видим, что Министерство по делам Дальнего Востока состоялось. И сенаторы неоднократно поднимали этот вопрос, даже резолюцию написали, чтобы рекомендовать правительству рассмотреть возможность распространения полномочий министерства на Байкальский регион. Хотя бы с этого начать. Галушка (министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка — А.К.) говорит, что да, он готов заниматься этими вопросами, но им говорят заниматься только Дальним Востоком.

— Власти региона пытаются сделать акцент на том, что Забайкалье — это территория будущего, но мне кажется, что пока не очень понятно — какого. С чем, по вашему, связано это будущее? С изменением менталитета на местном уровне или с изменением отношения федерального центра?
— Всё вместе. Потому что изменение отношения федерального центра без изменения ментальности никогда не случится.

Вспомним историю. Экономическое развитие Забайкалья произошло благодаря двум факторам: строительству Транссиба и Столыпинской реформе. Это всё происходило до революции, в царское время. Когда сюда приезжали крестьяне, их сопровождали по всей железной дороге, они были на полном государственном обеспечении. По приезду им предоставляли дом, корову, земельный надел — то, чего не было на западе. Это привлекало людей. Гораздо позже пошла вторая волна: комсомольцы-добровольцы, зэки и военные со всеми своими структурами, которые осваивали наши территории.

И ещё один очень важный фактор развития Забайкалья — это его геополитическое положение. Хотим мы этого или не хотим, они всё время связаны. Но основная ошибка, по моему мнению, — что мы иногда рассматриваем Забайкалье в объединении с Азиатско-Тихоокеанским регионом и совместного с ним развитием. Это ведь разрыв с Россией, и укрепление связей Забайкалья должно делаться не в интересах отдельных субъектов тех сопредельных территорий, которые пришли к нам, чтобы что-то купить, а с точки зрения большой России. Когда мы говорим о Дальнем Востоке, Иркутске, Бурятии и Забайкалье, наш регион становится очень узким местом. Соседи исторически развивались более интенсивно, а Дальний Восток усилиями правительства развивается очень быстро сегодня. Резкое изменение отношения к Забайкалью возможно при изменении геополитической ситуации.

Тут ещё один фактор есть. Когда в 1997 году я стал главой администрации округа, то реально понимал, что пришёл, чтобы округ просто выжил. В середине 90-х годов зарплату не выплачивали по 7-8 месяцев вообще. Я не говорю про колхозников — бюджетникам, пенсионерам пенсии не выплачивали по полгода. И я пришёл туда только для того, чтобы ходить и просить закрыть хотя бы эти две вещи. А потом сидел и думал, что здесь нужны какие-то экстраординарные вещи, чтобы изменить ситуацию.

Начал изучать, внимательно смотреть. Раньше даже была шутка: выйти из состава Российской Федерации, объявить войну кому-нибудь и сдаться. Это была шутка, но для неё было полно оснований — центру было вообще не до территорий, и всё зависело от умения губернаторов. Я тогда изучил опыт оффшорной зоны, которая называлась просто зоной экономического благоприятствования, налоговых льгот. И мне повезло с резидентами, которые работали там, — личные знакомства, и то, что у нас организовалась крупная компания Бориса Фёдорова, которая работала на финансовом рынке. Ему предоставили льготы по местным налогам, и он остался.

И когда мы стали это внедрять, Минфин увидел и стал задавать вопросы: а что они там делают? «Получают дотации, ещё и какие-то льготы предоставляют по местному бюджету. Ну-ка, давай прекратим это дело», — и в 2000 году они прекратили, заставили нас прекратить предоставлять льготы. Но у нас осталось несколько предприятий, которые платили бешеные налоги. Особенно Борис Фёдоров. Они были зарегистрированы в Агинском фактически и юридически. Это осуждалось, хотя проверить их всегда можно было. Они работали на финансовом рынке. Они мне показывали, что за счёт продажи акций Газпрома заплатим в местный бюджет такие-то суммы. Я им не верил. А суммы бюджета Агинского округа в середине нулевых были сопоставимы с бюджетом Читинской области. Это был очень рискованный шаг. Сделать это нам позволили некоторые бреши нашего законодательства. Сегодня этого, к сожалению, нет. Я это к тому говорю, что для того, чтобы регион сделал резкий скачок, нужно что-то сверхъестественное.

— 1 марта будет 10 лет объединению. Есть у вас разочарование?
— Конечно, есть. Потому что ситуация социально-экономическая в Забайкалье не стала лучше, а где-то даже стала хуже, особенно для Агинского округа.

Мы это предвидели. И до принятия решения, когда шли достаточно серьёзные переговоры, мы об этом говорили. Но нам говорили, что взят курс на укрупнение, что будет поддержка регионов, будет развиваться юго-восток. Было ощущение, что мы как бы отстаём от общего движения, что сейчас вот даст юго-восток Забайкалья, а мы тут со своими налоговыми льготами, которые рано или поздно закончатся, и потом меня закидали бы камнями, сказали бы, что Читинская область развивается, а ты тут снова вернул нас в начало 90-х годов. Было такое ощущение, что мы можем отстать. Потому что реально это обсуждалось на очень серьёзном уровне.

— Вы в это верили?
— Любое дело несёт в себе фактор риска. Но в то время и политическая воля была федерального центра — идти на укрупнение. На всех уровнях было сказано, что будет поддержка социально-экономического развития регионов за счёт частно-государственного партнёрства. Мы тогда отставали, и потенциальных экономических возможностей для того рывка, который был сделан в округе, не было. Это было чисто личностный фактор, что в нужное время я оказался в нужном месте, по личному знакомству люди пришли сюда, вложились в виде налогов, за счёт которых мы рванули.

— Это личностный фактор только Жамсуева или Кобзона в том числе?
— Это всё совокупно, но больше это мой фактор.

— Вы регулярно бываете в округе — у жителей тоже есть это разочарование?
— Я бы не сказал, что прямо совсем, потому что здесь больше политических плюсов, нежели экономических. И потом, 10 лет для развития любого региона — это мало. Я бы не сказал, что округ совсем уже завалился, ни в коем случае. Просто нет такого резкого подъёма всех отраслей — экономики, культуры. Мы живём по имеющимся сейчас возможностям, сохраняя наработки. Но есть определённое понимание, если смотреть объективно: рано или поздно этот колодец, откуда шли финансовые средства за счёт налоговых льгот, которые мы предоставили, закончится. И всё бы сразу закончилось. Колодец мог бы пересохнуть в 10-м году, в 9-м. А дальше что? Пошло бы резкое падение. И потом говорили бы: а чего Жамсуев объединение не провёл?

Я провожу аналогию: в начале 90-х годов, когда сказали, что всем автономиям, краям и областям подписать федеративный договор, и все подписали. Кроме Чечни и Татарстана. В итоге они всё равно прошли путь к подписанию – одни через войну, другие – через экономическое противостояние. И мы тогда подписали, и стали самостоятельным субъектом Федерации. И, начиная с 92-го года, округ сразу же завалился, потому что экономических оснований для развития нет, а федеральному центру не до этого. Осталась только работа на личном уровне — пойти, просить, делать что-то. И то же самое произошло бы с округом, если бы мы так же оставались отдельным субъектом Российской Федерации. Да, может быть, мы входили бы в федеральные программы, но такого мощного уровня, который мы достигли в нулевых годах, мы бы не достигли.

— По вашим ощущениям, есть какой-то отток из Агинского округа? Больше он или меньше, чем из окружающих его территорий бывшей Читинской области?
— Он меньше, безусловно. Но он больше, чем в 90-х годах. И не потому, что люди бегут от плохой жизни. Они стремятся к цивилизации — абсолютное большинство ведь уезжают только в города. Люди хотят жить со всеми удобствами, и это нормальное желание.

— Вы себя как больше воспринимаете сейчас — как москвича или как забайкальца?
— Забайкальцем.

— Старость вы где намерены встречать?
— Я знаю, что я всё равно приеду сюда. Старость я буду встречать в Забайкальском крае.

НазадВперёд
36 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тоска по безвозвратно ушедшей плановой экономике и констатация нынешнего печального состояния Забайкалья и что дальше? Дальше бывший глава АБАО должен сделать вывод о том что все это результат разрушительной для страны политики Путина, Медведева и "Единой России", которых он всегда горячо поддерживал. Жамсуев вполне адекватно судит о негативных результатах объединения АБАО и Читинской области. Однако факт остается фактом: именно Жамсуев слил Агинский округ под давлением федерального центра, показав себя слабым руководителем. И это факт, который невозможно завуалировать рассказами о "своей большой" работе в Совете Федерации.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что там округ, либералы скоро все страну сольют мировому капиталу.. Только народная власть спасет страну.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это кто Путин и Медведев либералы? Да и Единая Россия называет себя консервативной партией

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

При этом "слабом" руководителе Агинск фактически превратился в современный маленький город. Чистый, ухоженный, с национальным колоритом.

Смотрите на то что сделано, а не на то, о чем сказано.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Кобзон, Гуцириев, Бинбанк, офшор!  "Сильный и мудрый" руководитель Б. Жамсуев просто попал в эту струю. Но поскольку он простой "наездник", то и едет туда, куда ему говорят. Сказали - объединиться и будет лучше - объединился, а что получилось хуже и буряты из процветающего ранее Агинска побежали в другие города - он вроде бы и не причем? 

 Сейчас "решает" вопросы по обороне в думе. (Там лобби вообще-то все решают, а дума - их вывеска!).

 Некоторые законы принятые думой вызывают недоумение и смех. Например - обязательное строительство бомбоубежищ в вахтовых поселках на совместных российско-иностранных предприятиях, которые в военное время работать не планируют. 

 В них наверное предполагается, что бурундуки или суслики будут от бомбежек спасаться? Хотя, для чего бомбить такое предприятие тоже непонятно - брошенный в тайге или степи вахтовый поселок и рудник - это конечно же стратегическая цель,  уничтожение которой принесет победу противнику в современной скоротечной войне! Американцы прилетят бомбить за 12 тыс км на В-52 -  один полет будет стоить дороже разбомбленной цели! Или китайцы собственность свою прилетят  уничтожать?

 Строим бомбоубежища, чтобы их бросить - "мудрое решение", но только в части перекладывания затрат по гражданской обороне на бизнес с нулевым конечным эффектом. Повышаем инвестиционную привлекательность бизнеса в России? Если так решать будут господа сенаторы - скоро последние китайцы домой сбегут!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

да ничего сверхестественного не надо, и темнить и мутить, как в свое время в АБАО, тоже не надо, элементарно надо грамотного и независимого губернатора, а так у края все есть для форсированного развития всех отраслей, в течении 3-х лет можно выйти на уровень производства 80-х, и даже практически с теми же управляющими кадрами, после грамотной расстановки, целеуказания и мотивации.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Как же он будет не зависимый, если специально регионы делают дотационными, забирая денежную массу в центр ?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Путин далеко не дурак и при грамотном обосновании требований региона и гарантий развития, деньги у края будут в достаточном количестве для развития.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Откажитесь (всей вашей заинтересованной группой лиц) от строительства так называемого "лукодрома". Призовите власть использовать высвободившиеся средства для ветеранов, малоимущих, на школы и больницы (на конец-то) - на что-то доброе, для людей, по настоящему. И. будет вам - рывок.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Что то сверхестественное - это значит сменит существующую власть в стране. Говорит надо прямо. Привыкли юлить туда сюда. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну между строк он так и говорит, только он под своей фамилией и так много наговорил, а вы под ником прячетесь

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Из года в год: мы знаем, мы помним, мы рассчитываем, мы должны, нам бы то и се. Надоело говорить и спорить! И слушать надоедает. Помпиду прав! И при чем здесь -"между строк"? Болтуны и демагоги!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Какой род он представляет?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Люди вертикальных взаимосвязей и взаимоотношений никогда и ничего не поднимут. Главная задача - удержаться на вертикали, остальное - побоку. О других взаимоотношениях они даже не подозревают.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Заговорил о старости, - время не приходит, оно уходит, а Забайкалье и Читу до сих пор не знают в Москве и в России.  У него  интерес был только  в АБАО, зарабатывать и быть ханом. Остальные должности прошли тенью по "сроку службы" во власти, но осталась привычка указывать. Проблем у забайкальцев меньше не стало, просто вопросы жизни стали другими, и народ стал грамотнее и мобильнее и сам разбирается где лучше. И уж точно, не в Забайкалье. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Национальное достояние страны, должно трансформироваться в благополучие граждан, как в Норвегии,Финляндии, ОАЭ, Кувейте.Для создания механизмов, во власти бюджет содержит ораву законодателей, сенаторов. Только хапают, да лапшу про пенсию в Забайкалье. Поэтому боятся и валят Грудинина П.Н., ведь оттолкнёт от кормушки и заставит делиться с народом.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Голосуем только за П.Н. Грудинина. Если надо то встанем горой за него. Хватит издеваться над народом.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы всё ещё  верите, что персонаж "Грудинин" - это самостоятельное явление ? Ему поручено сыграть свою роль и - не более того! Так же как "собчакам", "навальным" и т.д.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Путин это тупиковый вариант

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Заговорили о дне региона. Неужели сейчас ещё не дно?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

читать внимательно: " Дни региона в Совете Федерации"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А, вы уверены в завтрашнем дне?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нужно что бы Путин стал губернатором Забайкальского края))))) 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Сверхестественного, ничего делать не надо разогнать дармоедов и всего лишь, посмотрите сколько кабинетов битком сидят и ничегошеньки ни делают , делают вид что они нужны, ходишь по долгу работы и диву даешься, ни каких налогов и денег не хватит их прокормить, и ведь получают ни как наши 15-20

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Жамсуев уже сделал свой рывок - в Москву рванул! Вот бы и нам как-нибудь по сверхестесственному перекочевать всем краем в белокаменную!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В 50 -е создали совнархоз  центр г. Иркутск происходило развитие Иркутской области.Бурят-Монгольская республика другое финансирование  соответственно развитие.Отдаленная от них Читинская область которая сильно не развивалась при СССР и сейчас при создании Сибирского округа развивается г. Новосибирск а мы как всегда в яме.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чудо свершилось прорубь отказалась покрываться льдом у ВВП  а  Ксения Собчак лазила в обледеневшую прорубь как девчонка

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Наверно ТЭНы забыли отключить.Это не знамение, а головотяпство.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Руки прочь от Жамсуева!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ну если нам такое нужно, то вы нам зачем?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

За Грудинина! Проектом можно назвать кого угодно, просто ярлык повесить, и не приведя доказательств.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Жамсуева в Губернаторы!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не надо ничего сверхестественного:дешевые кредиты, снижение тарифов на тепло и энергоносители, налоговые льготы для начинающих ,убрать излишнюю бюрократию и коррупцию и не мешать работать ! Все ! Дело пойдет и выдумывать ничего не надо ! Технику в лизинг на 10-15 лет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Сверхъестественное - это снижение тарифов и энергоресурсов в Закрае и снижение налогов на инвестирование в строительство предприятий производящих средства производства.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да да Жамсуева в губернаторы

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

на нашей территории нет потопов,землетрясений,можно какой-нибудь большой завод открыть или хотя бы атомную электростанцию построить.