22 мая
21 мая

Министр на посадку

Вечером 12 февраля в Ингодинском районном суде Читы прошли первые заседания по делу задержанного министра сельского хозяйства Михаила Кузьминова и его зама Ирины Малакшиновой. Евгений Ри, ещё недавно судивший бывшего главу минздрава Лазуткина, арестовал ещё одного экс-министра — репортаж «Чита.Ру».

Фото: Виктория Евстафьева

Ирина Малакшинова первой заняла скамью в кабине для подсудимых Ингодинского районного суда. Силовики задержали замминистра сельского хозяйства в один день с боссом — в субботу 10 февраля, но вечером понедельника она была одета в типичный чиновничий костюм: серую юбку с жакетом и контрастную розовую водолазку. Телеоператоры установили камеры напротив кабины — Малакшинова постаралась скрыть лицо за листом бумаги.

— Не надо снимать до начала заседания! — потребовала от журналистов адвокат Валентина Касинская. — Меня, вообще, снимать не надо. Я не фотогенична.

Камеры всё же остались на месте.

— Встать! — в зал заседаний №7 вошёл судья Евгений Ри.

Начался первый из череды судебных процессов над руководителями минсельхоза Забайкальского края. По версии следствия, министр Михаил Кузьминов и его заместитель Ирина Малакшинова требовали от сельхозпроизводителей возвращать в фонд поддержки АПК компенсации за пожары 2016 года.

События прошлой субботы указывают, следователи до последнего скрывали, что министр сельского хозяйства Михаил Кузьминов попал в разработку. Казалось, администрация губернатора «по собственному желанию» ушла Кузьминова экстренно, и даже не предупредив самого «уволившегося» чиновника, который поначалу назвал информацию губернаторской пресс-службы фейком и «мулькой». Слить Кузьминова было удобно. Поэтому вечером той же субботы оперативники в масках брали уже не высокопоставленного краевого чиновника, а всего лишь бывшего министра.

Кузьминова планировали задержать в понедельник, но субботняя сумятица, в которой уволенный министр, как показалось, собрался покинуть Читу, изменила планы силовиков. Гостем экс-министра в момент спецоперации оказался известный забайкальский предприниматель Валерий Нагель — владелец лучше других удобренного инвестициями сельхозпредприятия «Комсомолец».

Следователи подозревают бывшего министра Михаила Кузьминова и его заместителя Ирину Малакшинову в превышении должностных полномочий и воспрепятствовании предпринимательской деятельности. Общая сумма причинённого ущерба — 10,5 миллиона рублей.

— Суд должен установить вашу личность. Назовите полное имя и год рождения.

— Малакшинова Ирина Ринчиновна, 1961 года рождения.

— Место постоянной регистрации, проживания?

— Город Иркутск, временная регистрация — в Чите.

— Образование?

— Высшее.

— Несовершеннолетние дети, иждивенцы?

— Нет.

— Место работы?

— Министерство сельского хозяйства Забайкальского края.

— Должность?

— Заместитель министра…

Фото: Виктория Евстафьева

— До начала заседания разрешите ходатайствовать о том, чтобы из зала суда были удалены журналисты с видео- и звукозаписывающей аппаратурой, — обратилась к судье адвокат Касинская.

Защитник Малакшиновой объяснила, что записи из суда могут ударить по репутации замминистра, вина которой не установлена. Следователь, ведущий дело, поддержал ходатайство защиты, более того, попросил удалить из зала всех журналистов и других посторонних. Представитель обвинения отметил, что во время процесса будут озвучены имена свидетелей, предварительные итоги расследования и другие данные, огласка которых может повлиять на расследование.

— Мы, конечно, просили не об этом, — чуть замешкалась адвокат. — Но, если так, то ладно.

Судья Ри объявил паузу. И, перед тем как выйти из зала суда, попросил журналистов так же покинуть помещение. Фотографы и операторы сняли последние кадры и под упрёки адвоката Касинской удалились в коридор. Через несколько минут Евгений Ри вернулся и закрыл совещание для представителей СМИ — так же он поступил несколько месяцев назад, когда судил бывшего министра здравоохранения Михаила Лазуткина.

У зала №7 стоял неприметный молодой человек. Кто-то из коллег узнал в нём одного из героев субботней оперативной съёмки — следующего заседания ждал сын Михаила Кузьминова — Александр.

Фото: Виктория Евстафьева

— Я не готов с вами ничего обсуждать. Не в курсе ситуации… — стараясь укрыться от камер, нехотя, отвечал Александр Кузьминов.

— Считаете обвинения справедливыми или нет?

— По отношению к родственникам такое всегда несправедливо. Всё, извините…

— Зачем вы здесь сегодня?

— Принёс документы, которые запросил адвокат.

— Можете вспомнить тот день, когда был обыск в квартире вашего отца?…

— Послушайте, я не могу давать комментарии. Можно я пойду? Спасибо, — Кузьминов-младший смог отойти лишь на пару метров.

— Когда вашего отца задержали, в квартире нашли собранные вещи. Он собирался покинуть город?

— Вы освещаете ситуацию однобоко. Он не собирался никуда.

— Что с состоянием здоровья вашего отца?

— Не хочу ничего говорить. Послушайте, даже в больнице не дают выписку мне, его родственнику. Почему я должен вам что-то говорить?

— Но что вам известно о состоянии…

— Хва-тит! Давайте, пожалуйста, выключим камеры и разойдёмся?

Процесс по делу Малакшиновой продлился ещё около получаса. Всё это время Александр Кузьминов, склонив голову, просидел в дальнем конце коридора. В руках он держал доверенность и папку с документами отца.

Помимо журналистов и сына экс-министра, конца заседания ждал ещё один человек. Молчаливый бурят лет под 60 тоже был в зале суда, теперь сидел в коридоре. На вопрос: не родственник ли он Ирине Малакшиновой, пожилой бурят жестами показал, что не слышит и не может говорить.

— Кем вы приходитесь Ирине Ринчиновне? — быстро написал в блокноте и передал ему.

— А вы кто? — поинтересовался в ответ глухонемой посетитель суда.

— Валентин Булавко, «Чита.Ру», — ответил на той же странице.

— Меня попросили посмотреть, — написал собеседник и многозначительно кивнул.

— Спасибо, — только и успел написать — заседание закончилось, охрана собралась вывести Малакшинову. Пожилой мужчина попросил блокнот и ручку, прежде чем я отошёл к дверям зала суда №7.

— Прочтите газету «Номер Один» за воскресенье, — написал тихий посетитель Ингодинского суда и вскоре удалился.

Кем он был — не знал никто из присутствовавших. В воскресном выпуске улан-удэнской газеты «Номер Один» нашлась статья о задержании Кузьминова и Малакшиновой. Автор материала «Выходцы из Бурятии, занимавшие высокие посты в Забкрае, попали под уголовку» указал, что за расследованием против руководства минсельхоза стоит Константин Наместников, бывший депутат краевого заксобрания, владелец части «Забайкальской зерновой компании» и главный редактор газеты «Земля», активно критиковавшей работу министра Кузьминова.

— Пожалуйста, освободите коридор. Будем выводить задержанную, — потребовали от журналистов приставы и полицейские.

— То есть, вы нас отсюда тоже выгоняете? Извините, тут не зал суда, можем снимать без разрешения?

— Мы должны провести задержанную! У нас есть соответствующие приказы, мы не можем их нарушать. Освободите коридор.

— Помимо ваших приказов, есть федеральный закон о СМИ. Раньше в этом же коридоре снимали убийц, насильников — никто нас никуда не выгонял. И куда вы нам предлагаете выйти?

— Соседний зал суда проверьте. Если открыто, зайдите туда, — без шуток предложили полицейские.

— Закрыто! — сообщил один из операторов, подёргав дверную ручку зала заседаний №8.

— Тогда пройдите к лестнице! Можете встать на пролёте, — предложили полицейские.

Фото: Виктория Евстафьева

Перепалка полиции и журналистов длилась несколько минут. Чтобы провести по коридору Ирину Малакшинову, хватило полминуты. Замминистра прошла, смотря строго вперёд. Вопросы прессы игнорировала.

Адвокат Касинская вышла из зала суда минутой позже. В отличие от подзащитной, она не скрывала своего настроения. «Судья решил не брать под стражу. Срок задержания продлили на 72 часа. Следователи не представили достаточно доказательств для ареста», — рассказала о маленькой победе Касинская.

Фото: Виктория Евстафьева

Обвиняемый по двум статьям Михаил Кузьминов улыбался. Наручники на запястьях и полицейские по бокам будто совсем не мешали ему бодро шагать по коридору Ингодинского районного суда. «Это надуманная версия, ребята!» — прокричал экс-министр журналистам, на ходу прокомментировав доводы следствия. Примечательно, но уже безработного Кузьминова вели младший сержант, прапорщик и целый майор; замминистра Малакшиновой достались конвоиры-сержанты.

Когда прессу пустили в зал суда, Кузьминов уже стоял в кабине для подсудимых. Недавний чиновник буквально созвал импровизированную пресс-конференцию, чтобы из-за решётки представить свою версию происходящего.

По мнению экс-министра, с ним решил расправиться «узкий круг сельхозпроизводителей», недовольных тем, как министерство формировало фонд поддержки АПК, и решениями Кузьминова вообще. «Пришёл Кузьминов со своей командой, увидел безобразие, поставил всему заслон и крест — и вот я здесь [за решёткой], а вы там», — посетовал обвиняемый.

— У меня взрыв мозга! — комментировал Кузьминов, предъявленные ему обвинения. — Я не понимаю, в чём и кто виноват. В том, что поддерживаем сельхозпроизводителей? Что министерство думает о них, переживает, подсказывает, рекомендует — за это надо сажать?!

Фото: Виктория Евстафьева

Он подтвердил, что после увольнения из правительства собирался уехать из Читы.

— Естественно, если работы нет.

— Куда?

— Не знал ещё. Куда бы карты легли. Вы в каком смысле ставите вопрос: бежать или просто переехать?

— Покинуть Читу именно в день задержания…

— Добраться до Петровска-Забайкальского, там, где я прописан, там, где квартира. Маленько перевести дух и вернуться. Потому что обстановка не была до конца ясна.

Во время заседания обвинение настаивало на заключении Кузьминова под стражу, указав, что он пытался скрыться в день задержания. Суд поддержал версию защиты: уволившийся министр собирал вещи, чтобы переехать из служебного жилья в читинскую квартиру сына.

— Валерий Нагель находился в вашей квартире при обыске и задержании. Что он там делал? Всё-таки это один из больших предпринимателей в сельском хозяйстве Забайкальского края.

— И что? Я не имею права? — голос бывшего чиновника резко стал выше. — Можно оставить без комментариев это всё? Зачем я буду вам какие-то секреты жизни раздавать? Да не секреты даже, секретов нету. Пришёл да пришёл. Я не имею права как министр поддерживать отношения с сельхозпроизводителями? Так у меня их много. Я многих уважаю. Надеюсь, меня тоже. При чём тут Нагель?

— Он был у вас в день вашего увольнения и задержания. Интересно, почему?

— Вы хотите сказать, что он привёл их с собой? — Кузьминов попытался отшутиться, начал смеяться и активнее жестикулировать. — А-а-а! Я даже об этом не подумал.

— Ничего не утверждаю, но хочу узнать у вас.

— Абсурдные вопросы, ребята! — заключил экс-министр и перешёл к другой теме.

Фото: Виктория Евстафьева

Субботнее шоу началось с «мульки». Сразу после появления пресс-релиза об увольнении Кузьминова «Чита.Ру» попросило чиновника прокомментировать информацию. «Это мулька, вброс. Я пока работаю», — заявил он к удивлению корреспондента Алексея Малашенко. Всего через полчаса Кузьминов изменил позицию на полярную и подтвердил: уволился по собственному желанию.

— Молниеносно [решил оставить пост министра]. Вся эта неприятная ситуация… — объяснял Кузьминов журналистам перед заседанием 12 февраля. — Вы же понимаете, что шило в мешке не утаишь. Принял решение не подводить никого: ни губернатора, ни правительство. Обвинения надуманные.

Импровизированную пресс-конференцию прервал судья Ри.

— Полное имя, год рождения?

— Кузьминов Михаил Николаевич, 1965 год.

— Место рождения?

— Город Улан-Удэ.

— Регистрация где у вас?

— Город Петровск-Забайкальский.

— Образование?

— Высшее.

— В настоящее время работаете?

— Нет.

Через несколько минут Евгений Ри закрыл для прессы второе заседание за вечер. Об этом ходатайствовал следователь. По той же причине — в процессе прозвучат сведения, огласка которых может навредить ходу расследования.

Ходатайство поддержал представитель прокуратуры и, поначалу, адвокат обвиняемого. «А я против, — возразил Кузьминов. — Пусть остаются. Не понимаю, что такое сегодня могут сказать, чтобы это было тайной».

— Правильно ли понимаю, что защита всё-таки против ходатайства?, — переспросил адвоката судья Ри.

— Конечно, конечно, — исправился защитник.

Закрытое заседание продлилось около 40 минут. Периодически из-за дверей доносился голос Кузьминова. Доводы обвиняемого были настолько громкими, что сделали часть процесса открытой для удалённых из зала журналистов.

Судья Ри долго раздумывал над решением — пауза продлилась около получаса. Всё это время Кузьминов продолжал доказывать кому-то свою точку зрения. В зале с бывшим министром остались только его конвоиры и адвокат.

— Как высшее должностное лицо он обладает авторитетом в органах власти Забайкальского края. Согласно показаниям одного из свидетелей, он опасается обвиняемого. Кроме того, предварительное расследование находится на начальных этапах. Учитывая изложенное и тяжесть инкриминируемых преступлений, у суда имеются все основания считать, что, находясь на свободе, Кузьминов может воспрепятствовать производству по делу, оказать негативное воздействие на участников судопроизводства, в том числе и заключающих его, а также скрыться от следствия и суда.

Учитывая изложенное, суд не находит основания для избрания домашнего ареста или иной меры пресечения, не связанной с лишением свободы. Мы полагаем, что иная мера пресечения не сможет обеспечить надлежащее делопроизводство. Обстоятельств, препятствующих содержанию подсудимого под стражей, в том числе связанных с состоянием его здоровья, судом не установлено. Срок содержания под стражей подлежит установлению равным сроку предварительного следствия по настоящему уголовному делу.

На основании изложенного, суд постановил удовлетворить ходатайство стороны обвинения и избрать обвиняемому Кузьминову Михаилу Николаевичу меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на месяц и 28 дней — то есть, до 9 апреля 2018 года.

Фото: Виктория Евстафьева

Второй процесс по делу минсельхоза и первое заседание для экс-министра Кузьминова завершилось в тишине. Бывший чиновник, общение которого с журналистами час назад прервала только команда «Встать! Суд идёт», теперь стоял молча. И упёрся взглядом в пол.

14 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Доверить Касинской защиту?! Да Вы чего! Её же всерьёз никто не воспринимает! Она же сразу же убалтывает на сотрудничество со следствием. Вы её речь вообще слышали?! О. если наняла такого адвоката, значит точно не виновата. Сейчас начнутся через агинских друзей подкаты - типа дай адвокату столько-то и всё решит. Вспомните, за что Касинскую "попросили" из забайкальской адвокатуры.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А напишите за что, а то не в курсе, просветите молодых адвокатов

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зато судья нормальный. Он разберется. Терпения , силы и ума пожелаем следаку.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Есть  предположение - суд разберется, или следствие разберется. Накоси-выкуси, никто разбираться и не будет! Времена такие! В законе сказано - равноправие сторон! Накоси выкуси - обвинительный уклон! Виновен не виновен - получи! Всё перевернули сверх на голову, и наоборот!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Никто разбираться не будет. это очень грустно

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Адвокат просила ее не фотографировать, т.к. она не фотогенична. Забавно!  Решается судьба ее подзащитного, пресса наступает, а она переживает, как она выйдет на фото. Хорошо, что есть адекватные адвокаты. Не в красоте дело, а в умении!!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Лид должен быть изложен следующим образом:

Вечером 12 февраля Ингодинский районный суд Читы рассмотрел ходатайства органов следствия об аресте министра сельского хозяйства Михаила Кузьминова и его зама Ирины Малакшиновой. Евгений Ри, ещё недавно рассмотревший аналогичное ходатайство в отношении бывшего главы минздрава Лазуткина, арестовал ещё одного экс-министра — репортаж «Чита.Ру».

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Меня больше всего волнует один вопрос: у нас что, в крае нет достойных людей занимать высокие должности в правительстве, чтобы тащить из Улан-Удэ неизвестных никому министра и его зама? Дожили, что нами управляют господа из соседнего региона. Один товарищ только смело сбежал назад - в Улан-Удэ, поняв, что здесь собрался сброд. Кто госпоже губернатору поставляет кадры, а она их утверждает? Молодцы буряты - они не только магазины тут наоткрывали, еще и власть в свои руки прибрали.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вообще-то буряты жили и живут исторически с IX в н.э. АБАО ныне в составе забкрая. Или вы считаете что всех бурятов нужно угнать в резервации и лишить права голоса?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если ты, бурят, не понял смысла текста, то сиди и не задавай глупых вопросов.. Буряты - это абстрактное название Республики Бурятия, откуда эти товарищи заседают в правительстве, а ваших бурят с АБАО также немало в структурах власти, одна дама даже хамит своим подчиненным,, так что не возмущайся. Ты, видимо, и текст-то не читал, а уже шерсть вздыбил.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ри-нормальный  адекватный судья, знаем его по Краснокаменску. Надеемся Чита его не испортила . Удачи ему и терпения! Дела ему подкидывают не сахарные.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

а у кого из судей в наше время сахарные дела? в судьи не отдыхать идут

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Поражает такой НИЗКИЙ интерес граждан к этой новости, и еще больше ТО, что волнует тех, кто здесь написал комментарии. На дворе дело государственной измены (преступления чиновников именно так нужно квалифицировать), а у нас размышления про костюм обвиняемой, честность судьи, фотогеничность адвоката. Вы в своем уме тут? 

Налицо в данном деле большой клубок и цепочка преступных действий. Поймали лишь краями тех, кто должен сесть, НЕ ХОТЯТ людям рассказывать о других фигурантах, боятся что один другого потащит за собой: судья может на это закрыть глаза, а журналисты обязательно напишут, да еще и версии придумают, ДЕЗОРИЕНТИРУЮТ ситуацию с властью в крае. О какой квалифицированности данного судьи идет речь, если он нарушает главный принцип судопроизводства? Почему журналисты до сих пор на заборах не пишут "НАМ НЕ ДАЮТ РАБОТАТЬ В СУДАХ"?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

зато вам всё ясно, революционным правосознанием всех осудил, приговорил, прямо человек-рентген

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить