НОВОСТИ
16 ОКТЯБРЯ
15 октября

Персидский рейд 1916 года, или Как забайкальские казаки с курдами рубились

В прошлом году, когда в стране отмечалось 100-летие революции 1917 года, в подшивке газет «Забайкальская Новь» за тот год повезло наткнуться на статью хорунжего Н. «На персидском фронте», в которой рассказывалось о героическом походе казаков 2-го Аргунского казачьего полка в Персии весной 1916 года. В то время корпус, возглавляемый генералом Николаем Баратовым, был направлен на помощь английским войскам генерала Таунсенда. В составе корпуса была и 3-я Забайкальская казачья бригада (2-й Аргунский и 3-й Верхнеудинский полки, 2-я Забайкальская казачья батарея), а также два Терских батальона 4-й Кубанской пластунской бригады.

Вот в составе 2-го Аргунского и сражался автор статьи.

Видимо, по требованиям военной цензуры большинство имён, а также географических названий, были указаны отдельными буквами. Часть имён помог установить известный исследователь истории Забайкальского казачьего войска Виталий Апрелков.

Битва в горах

«Наш полк, — писал автор, — получил задачу пройти от К. на С., разбить там скопища курдов и идти на Н., откуда стремиться к выполнению задачи, поставленной всему отряду – движению на Мосул».

Местность была не только незнакомая, но и крайне трудная. «От К. до С. полк прошёл только 15 перевалов, — рассказывал хорунжий Н. — Каждый от 5 до 15 тысяч футов высотою. Некоторые из них до половины покрыты толстым снегом. Ни дорог, ни торных троп. Существующая тропа едва заметна. Местами она шириною пол-аршина. Местами меньше или уходит в обрыв. Неверный шаг, и лошадь со страшной высоты летит в бездну, разбиваясь на смерть. Здешние курды были поражены появлением конницы, которой они никогда не видели в этом пути. Дальше до Н. так же горы. Ущелья сплошь покрыты камнями. С 10 до 26 мая только три дня был хлеб. По три — по четыре дня не было мяса».

Взятие забайкальскими войсками турецкой батареи. Фото: Книга "Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска во Второй Отечественной войне 1914 - 1918 годов", - Чита: Экспресс-издательство, 2016.

В этих условиях полку вскоре пришлось вступить в бой, да непростой бой: «19-го по ущелью подошли к долине реки Н. Выход из ущелья занят был противником. Здесь в 12 часов дня начался бой, который полку суждено было окончить только 25 мая к 12 часам дня. 7 дней беспрерывного боя без пищи, без сна, без отдыха с противником, силы которого в 12 раз превосходили наши. К тому же лошади у нас были окончательно изнурены голодом и тяжёлым походом».

Каким же было соотношение сил? «Все ханы для боя с полком выставили, по точным сведениям, 3,6 тысячи винтовок, причём винтовки убитых передавались невооружённому резерву. В четырёх сотнях мы имели 500 винтовок. Если исключить коноводов, при обыкновенном спешивании, то в бою могли принять участие 333 казака. Сопоставляя это с силами противника, получаем отношении 333:3600». Может, это было и не совсем так — на войне, как известно, силы противника традиционно преувеличиваются, — но то, что курдов было больше казаков, что они лучше ориентировались в родной для них местности – факт.

Семь дней бились забайкальские казаки с курдами. Храбро сражались наши земляки, поставленную задачу выполнили и соединились с основными силами. Правда, не все. «В общем, полк прошёл за эти семь дней боёв 104 версты по скалам и ущельям, подводил итоги, потеряв убитыми 2 офицеров и 35 казаков, ранеными 17 казаков, лошадей погибло убитыми и раненными и сорвавшимися 284».

Кавалер ордена Святого Владимира

Автор, сохраняя инкогнито, рассказал о подвиге, за который он получил высокую награду. Ему было поручено сохранить полковое знамя.

Этот бой произошёл около 8 часов вечера 24 мая: «Четвёртая же сотня, с которой я должен был отойти со знаменем очень быстро, скрытно прошла правым склоном. Я со знаменем и взводом казаков прикрытия остался позади всей колонны. Курды в количестве около двухсот человек подошли с тыла не дальше как на 150 – 200 шагов и с криками: «алла!» бросились на знамя. В это же время противник, спустившись с боковых склонов, лежащих от меня по обе стороны увалов, с близкого расстояния открыл по взводу сильный огонь. Не смерть страшна. Страшна была опасность потерять полковую святыню. По идущему с тыла в атаку врагу я приказал открыть огонь залпами. Понеся потери убитыми и ранеными, курды залегли в камни и открыли губительный огонь. Далее медлить было нельзя. Я повёл взвод следом за мною. В это время засвистели пули и спереди. Мы были окружены. Тогда я раскинул взвод в лаву и с криками «ура!» бросился вперёд. Курды рассыпались в стороны. Огонь стал беспорядочным. Стреляли курды, стреляла лава. В этом аду нельзя было разобрать, что происходит. Только таким образом героям казакам удалось прорвать цепь врага и грудью отстоять полковую святыню. Знамя было вывезено под прикрытием шестой сотни, уже успевшей занять впереди лежащую позицию».

За этот подвиг орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом был награждён молодой офицер Лев Филиппович Власьевский, которому 20 мая 1916 года было присвоено звание хорунжего, а 4 апреля 1917 года он стал сотником. За героизм, проявленной на той войне, он был награждён ещё пятью боевыми орденами. Потом была гражданская война, на которой он выбрал сторону белых. Сражался в войсках атамана Семёнова, с ними ушёл в эмиграцию в Маньчжурию, а затем был арестован сотрудниками госбезопасности, осуждён и расстрелян вместе с атаманом.

Фото: Фото из дела Власьевского

Комполка

Имя командира 2-го Аргунского казачьего полка в статье не названо. При этом Лев Власьевский посвятил несколько строк и своему командиру: «Никто не будет отрицать, что там, где нет порядка, дисциплины, где нет достойного руководителя всего боя, никакие подвиги никакой героизм всему не помогут. Руководителем боя гордятся аргунцы, в самых опасных местах под градом пуль можно было видеть командира, не сгибающего головы под выстрелами и спокойно и твёрдо отдающего приказания».

Он даже привёл один вполне конкретный пример: «Когда 24 утром при переправе полка под огнём противника через реку О., лошадь с пулёметом свалилась под гору, командир полка первым спустился по отвесному скалистому спуску вниз и помог казакам вынести пулемёт и спасти лошадь».

Сегодня известно, что этим командиром был войсковой старшина (это звание было равнозначно званию «подполковник» в общевойсковых частях) Дмитрий Иванович Бутаков.

Офицеры 2-го Аргунского полка, 1915 г., турецкая армия. Фото: Фото из книги "Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска во Второй Отечественной войне 1914 - 1918 годов"

О самом комполка пока известно крайне мало. Родился он в 1870 году на острове Кандия в Греции, куда каким-то образом, видимо, забросило его родителей. Известно, что его семья была из дворян Забайкальской области. В 1892 году Дмитрий поступил в Николаевское кавалерийское училище, которое окончил в 1894-м. Службу начинал офицером лейб-гвардейского Конно-гренадерского полка. С 1909 года продолжил службу в колках Забайкальского казачьего войска. Потом были бои на Кавказском фронте. Бутаков стал полковником. Его выбор тоже был очевидным. Сражался в белых частях Юга России. В 1920 году был взят в плен во Владикавказе. Умер в лагере в 1925 году.

Подвиги офицеров и казаков

В большой статье 1917 года подвигов описано много. Полностью этот материал можно будет прочитать в очередном томе, посвящённом Георгиевским кавалерам Забайкальского казачьего войска, который в мае планирует выпустить в «Экспресс-издательстве» группа исследователей во главе с Виталием Апрелковым. Но о нескольких хотелось бы рассказать.

Единственная фамилия офицера, которая полостью была упомянута в статье, это фамилия есаула Архипа Филимоновича Щербакова.

В горах турецкой Армении, казаки 2-го Аргунского полка, 1916 год.. Фото: Фото из книги "Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска во Второй Отечественной войне 1914 - 1918 годов"

Дело в том, что он погиб в бою 19 мая 1916 года. Вот что рассказал об этом бое Власьевский: «Противник занял неприступные позиции по обоим склонам ущелья и открыл огонь по нашей головной заставе. Застава укрылась за камни и стала отвечать. Головные сотни 1-я и 2-я спешились и цепью стали продвигаться от камня к камню к противнику. Наша попытка обойти противника справа не удалась, так как скалистые с отвесными обрывами склоны ущелья совершенно этого не допускали. Тропинка, ведущая через щель, обстреливалась сильным перекрёстным огнём. Тогда доблестный командир 1-й сотни Есаул Щербаков с двумя взводами своей сотни бросился в атаку в пешем строю на главный правы гребень. Численное превосходство было на стороне противника. Казалось, что невозможно замять его. После ожесточённой схватки противник был оттуда выбит, и мы овладели его позицией. Герой есаул был смертельно ранен и через несколько минут скончался, запечатлев свой подвиг славной смертью героя».

Отличился и «зауряд-прапорщик Т-н» – Агап Петрович Туркин.

«Он имеет уже все четыре георгиевских креста, всегда спокойный, выдержанный, улыбающийся даже в минуту опасности, он невольно заражает этим настроением казаков и внушает к себе доверие», — с нескрываемым восхищением писал о нем хорунжий Н.

Полным Георгиевским кавалером Туркин, участвовавший в походе в Китай в 1901 году и русско-японской войне 1904 -1905 годов, стал уже в 1905 году. Это был опытный боец. Не растерялся он и в тех майских боях.

«Во время боя 23 мая, — рассказывалось в статье 1917 года, — он переправился на противоположную сторону с 27 казаками и до позднего вечера вёл бой с аскерами правого берега Н. Когда вечером полк через щель стал отходить вверх по реке, то Т-н с 10 казаками переплыл через реку к полку; остальные же казаки, утопив трёх лошадей, потеряли надежду на возможность переправы. «Умирать, так вместе», — сказал Т-н и обратно переплыл к оставшимся на противоположном берегу казакам».

В полку решили, что навсегда потеряли эту группу казаков. Но 25 мая группа Туркина вышла навстречу своим: «Какая же была радость, когда на посту грузинской сотни, на который мы вышли, увидели зауряд-прапорщика Т-на с 17 казаками, с которыми он остался в бою 23 на противоположном берегу Р. Т-в сумел пробиться и соединился с верхнеудинцми».

На той войне он был награждён ещё несколькими орденами. Он, как и многие из его однополчан, не смирился с приходом к власти большевиков. В годы гражданской войны он возглавлял белую Актагучинскую казачью дружину. Умер он скоропостижно 21 ноября 1920 года и был похоронен в родном селе.

«Среди казаков трудно назвать отличившихся, — писал хорунжий Власьевский. — Все были героями, но из наиболее отличившихся могу отметить урядника 4 сотни П-на (его имя установить пока не удалось – А.Б.). 24 мая был он отрезан курдами. У него осталось всего два патрона. С криком «ура» он бросился на окружавших его курдов, выстрелом убил двух, трёх заколол штыком, остальные разбежались, и он благополучно добрался до своих».

Подвиг, с оттенком курьёза, совершил и ещё один казак полка: «Когда 20 утром полк прорвался через ущелье, то около 9 часов утра на другом берегу Р. мы увидели нагого человека. Вызвался казак, который с двумя лошадями переплыл реку и перевёз нагого, оказавшегося казаком шестой сотни Ярославцевым, который был вчера вечером отрезан и окружён курдами, бросился к реке, убил догонявших его двух курдов, бросил платье, бросился в воду вперёд и, осыпаемый пулями, переплыл бурный Х, прошёл по камням нагой около 5-6 вёрст и нагнал полк».

Заключение

Главная же тайна того персидского рейда состояла в том, насколько осознано русское командование направило корпус Баратова таким маршрутом, что он не успел к осаждённым англичанам. Пока наши части, включая забайкальских казаков, порой и во вражеском окружении, героически сражались, идя на встречу с англичанами, многотысячный корпус Таунсенда, находившийся в осаде в Эль-Куте, 29 апреля 1916 года сдался туркам.

Ведь, кроме борьбы с противником, в Персии шла и борьба между союзниками. Эта тайна не открыта до сих пор.

Храбро сражались забайкальские казаки на Кавказском фронте. Во 2-м Аргунской казачьем полку даже песню сочинили, в которой были и такие строки:

«Горем Турция богата,
Смерть здесь рыскает как волк,
Но запомнят супостаты,
Наш 2-й Аргунский полк».

Уже в мае 1917 года Персия была полностью очищена русскими от турецких войск. Но затем всё изменилось. В России началась кровопролитная гражданская война. И в конце 1917 года наши войска покинули Персию. В родину отравились и полки Забайкальского казачьего войска.

1 отзыв
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот те нате. Больше суток прошло и тишина. Расшевелю.

По статье:

— Да, были люди в наше время,

Не то, что нынешнее племя:

Богатыри — не вы!

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля..

Абсолютно логичен путь белого офицерства.

Параллель:

 Чита. Вокзал. 7 ноября 1985 г. 22-00. (Для особо одаренных, но плохо читающих и соображающих) Полчаса до отхода поезда, на котором должны уехать в часть участники парада. Коробка сто человек, плюс офицеры, плюс запасные. Небезызвестный нач. штаба Конявый делает поверку л/с, оружия, проводит инструктаж. И тут его осеняет:"Где знамя части?" Далее тишина, пауза. Затем нечленораздельный ор из которого можно было услышать что-то про беременных ондатр, наши желудки, коверканные фамилии, летящие слюни. Выяснение где же оно может быть! До отхода поезда он успел, поезд пришел с опозданием. Не видел, не знаю, наверное на такси сгонзал, машин у нас не было.

При прохождении парадным строем, на развернутом знамени номер и название подразделения были зашиты латкой. Прошли мы лучше всех, даже сами прифигели как это круто когда коробка от души долбит, с "малиновым звоном". За это, в поезде старшина всех обнес! водочкой! Ну мы то знали, что это комбат батяня распорядился.