НОВОСТИ
17 АВГУСТА
16 августа
15 августа

Адреса войны

Несколько лет назад я проснулась рано-рано утром 9 мая в туристическом двухэтажном автобусе в Бресте от того, что гид Лена, белоруска — вообще-то наглая и себе на уме — тихонечко сказала в микрофон: «Сегодня Великий праздник. Наш с вами общий Великий праздник. С Днём Победы». И весь автобус пел военные песни.

Война одна, а память о ней в Забайкалье и на западе — две разные памяти. Раньше мне не приходилось быть там, где по-настоящему стреляли, бомбили, пускали под откос железнодорожные составы и вешали за это на площадях с табличками на груди, и это было до мурашек. Но Чита, географически от войны далёкая, на самом деле к ней очень близко. Мы просто часто проходим мимо.

Лермонтова, 13

Фото: Екатерина Шайтанова

Вот штаб на площади Ленина, давно отгороженный шлагбаумом, по официальной версии — от террористов. Некоторые читинцы и сейчас помнят, как в советское время — не очень и давно, честно-то, военным было сложно идти по улице — так часто приходилось козырять. Сейчас, после многочисленных военных реформ, это штаб 29-й общевойсковой армии, входящей в состав Восточного военного округа, но ему много лет — строительство здания шло с 1935-й по 1939 год.

Управление Забайкальского фронта развернули в Чите в августе 1941 года, а в феврале и штаб военного округа на улице Ленской (сейчас Лермонтова) стал штабом фронта. Войны — правда, с Японией, ждали заранее и готовились, если враг нападёт и тёмные силы нагрянут, воевать на востоке.

Отсюда боевыми действиями на Халхин-Голе рулил комкор Жуков. Рекомендованный Сталину как сильный командир, в начале июня 1939 года он участвует в заседании военного совета округа.

Про Читу этого времени, времён конфликта на Халхин-Голе, писал Константин Симонов в не таком распространённом, как трилогия «Живые и мёртвые», но не менее прекрасном романе «Товарищи по оружию»:

Летчик вышел из кабины, громко сказал, обращаясь к пассажирам:
— Прошу следить за воздухом, — И снова скрылся в кабине.

Артемьев, как ему казалось, только что задремавший, с удивлением посмотрел на часы и прильнул к окну. Оказывается, он проспал больше часа. Красный шар солнца стоял совсем низко над горизонтом, и слева по земле неслась чёрная тень самолёта. Тень была огромной, потому что самолёт шёл на бреющем полёте, у самой земли, — он находился уже в зоне досягаемости японских истребителей.

Как сначала все долго не происходило и как все разом произошло потом! Ещё вчера, то есть, в сущности, сегодня, в час ночи, они сидели с Санаевым в Чите, в общежитии для приезжих, на кроватях с продавленными сетками, и завидовали Бондарчуку, которого они только что проводили на владивостокский поезд. Он получил полк в районе Посьета, а они все ещё сидели в Чите и ждали назначения.

Но не успели они посетовать на судьбу, как в коридоре зазвонил телефон и их срочно вызвали в штаб. А через час, еле успев собрать чемоданы, они уже грузились в отправлявшийся на аэродром штабной автобус. Предписания у обоих были в воинскую часть 113, то есть в группу наших войск, расквартированных в Монголии. Полковник, выдававший им предписания, сказал, что на монгольско-маньчжурской границе четырнадцатого произошла стычка наземных войск, а в воздухе бои не прекращаются ни на один день.

За войну Забайкальский фронт направил к местам военных действий по численности практически всю современную Читу — 16 дивизий и 2 бригады, всего около 300 тысяч человек; более 2 тысяч орудий и миномётов, свыше 4 тысяч танков. И, когда война с немцами закончилась, многие ещё почти на год поехали воевать на восток.

Тимирязева, 25

Фото: Екатерина Шайтанова

Здесь в войну был сортировочный пункт.

Когда Халхин-Гол закончился, военный госпиталь в Чите сделали «учебным полигоном для медсестёр», готовили медперсонал, ждали войну. Набирали покладистых, спокойных девчонок – как с медицинским образованием, так и без него. Учили, как обращаться с ранеными, перевязывать, психологии. Началась война, и уже в ноябре 1941 года в Читу начал поступать первый поток раненых — из-под Москвы, Можайска, Волоколамска, Вышнего Волочка, позднее – с Курской дуги. Так далеко везли тяжёлых, требующих длительного лечения.

С городских вокзалов привозили сюда, в здание, где сейчас дискаунтер низких цен. Отсюда — после санобработки — распределяли в госпитали по роду ранения.

Здесь в 20 лет работала Нина Денисова: «Мы сами носили раненых в палату. Раненые были очень тяжёлые. Ранения были в брюшную полость, в голову, в нос, в щёку. Работали мы день и ночь, оставались ночевать, потому что и ночью привозили раненых. Часто, очень часто, была светомаскировка, и нам приходилось в темноте перевязывать солдат».

Для госпиталей выделялись здания, приспособленные для размещения раненых, с горячей водой. Но операции всё равно делали в тех условиях, какие были. Сохранились фотографии условий – угол в школе. Ведро. Парта. Пинцеты.

«Мегаполис»

Фото: Екатерина Шайтанова

Здесь, в двухэтажном деревянном здании — его снесли несколько десятков лет назад, был самый страшный, по воспоминаниям сестричек военных лет, эвакогоспиталь. В нём лежали люди без лица — госпиталь специализировался на челюстно-лицевых ранениях.

Вот это здание, осталось на старых фотографиях:

Фото: Алексей Шегера

В нынешней 4-й школе лежали раненые в конечности. В здании филфака, где чаще всего случались попытки самоубийства, — раненые без них. В школе №5 возвращали зрение. В Антипихе был госпиталь для выздоравливающих. Все эвакогоспитали подчинялись фронтовому эвакопункту №54, который располагался в двухэтажном здании на перекрёстке Горького и Бабушкина.

Всего в Чите функционировали 13 госпиталей, по области к концу войны — 30. За это время медики вернули в строй 71 756 человек.

Переулок Меховой

Фото: Екатерина Шайтанова

Читинская овчинно-меховая фабрика (шубзавод) — была первым государственным предприятием лёгкой промышленности области — квартиры в построенных домах, доска почёта, база на Арахлее. Шубзавод не пережил перестройки, но в войну здесь шили для фронта и для Победы.

Завод перешёл на пошив полушубков военного образца (бекеш) 3 июля 1941 года. (здесь и далее информация Ирины Куриленко, автора «Забайкальского Рабочего». План сразу вырос с 65 штук до 167 в месяц. Директор завода Кильдишев докладывал в обком ВКП (б): «Объявление войны и огромное возмущение, и гнев, поднявшие на борьбу весь Советский Союз с ненавистным фашизмом, патриотизм и преданность Советской власти весьма наглядно проявились на Читинском шубном заводе. Имевшие место неполадки в производстве, вредно влиявшие на выполнение плана, а также наличие безусловного примиренчества с невыполнением плана и пассивность заменились яркой активностью лучших стахановцев и ударников завода, увлекших за собой весь коллектив в целом».

На заводе ввели 11-часовой рабочий день. Строители срочно заканчивали отделку и монтаж нового цеха к 24 июля 1941 года, так как понимали, что, улучшив условия труда пошивочного цеха, завод сможет дать больше продукции фронту. Количество стахановцев в 1942 году с 204 возросло до 533, увеличилось и количество стахановцев-двухсотников — с 16 до 126. Для стахановцев-двухсотников и трёхсотников в столовой завода организовывались обеды с улучшенным меню.

Все военные годы завод лихорадило из-за нехватки электроэнергии. Очень тяжёлым стал 1944 год: в январе-феврале он практически не работал. Аварийное положение на ТЭЦ, холод в цехах, когда температура опускалась до двух-трёх градусов, а окна вместо стёкол были забиты фанерой и досками, отсутствие пара, всё это привело к снижению производительности труда и даже к ухудшению производственной дисциплины. Но во втором полугодии 1944-го завод вышел в число передовых предприятий области, а в августе, сентябре, октябре был награждён переходящим Красным знаменем горкома ВКП (б) и горисполкома.

Ваш

… А пятый адрес войны — ваш домашний. У вас в комоде, или в ящике с документами, или на полке в кладовке, или в электронной почте наверняка есть что-то, что напоминает вам — война была близко.

У меня это — ссылка на боевой путь гвардии красноармейца Шайтанова Руфа Васильевича, 1915 года рождения.

Фото: скриншот с "Памяти народа"

Каждый май я шагаю по карте вслед за прадедом:

43-й — Новгород, вдруг — Днепропетровск. Освобождал Украину, в 44-м — дивизия прошла совсем рядом с Котовском, откуда призывался. А я так и не знаю, почему оттуда. Снова Украина, Кишинёв, потом вдруг — скачок через лето и 500 километров — Румыния, Бухарест! Ещё на запад, ого! Граница с Сербией! Зима 44-го — Словакия, диковинные названия-то — Дудинце, Злате Моравце… Однодневные переходы в 25-30 километров. Это наступление.

Вот время медали «За Отвагу» — конец апреля 1945-го.

Части дивизии с боями овладели Збышев, выс.285, Блажоваце, Голубице (…), Позоржице, продолжают вести наступательные бои! Вот, это та деревня, Позоржице!

Стрелка 2 стрелковой роты гвардии красноармейца Шайтанова Руфа Васильевича за то, что он в бою за деревню Позоржице 25.4.45 года, будучи в боевом охранении, заметил группу противника, подпустил её на близкое расстояние, броском гранаты уничтожил 4-х гитлеровцев, остальные разбежались.

Победа застала прадеда под Прагой, домой он вернулся только через полгода — из Монголии, где снова готовились воевать с Японией. Ничего не говорил про войну, даже для школьных сочинений, но было понятно — ему всё близко.

7 отзывов
Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы забыли про БАМ  по ул. Верхаленской.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Доску мемориальную бы на госпиталь. Хорошая статья. Будь моя воля - заставил бы некоторых недорослей наизусть учить.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А что, 300 стахановцев в месяц шили 160 "бекеш"? Из соболей, что-ли?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

". было сложно идти по улице - так часто приходилось козырять." Также в советское время было запрещено фотографировать здание штаба. И ещё. В рассказе о шубзаводе помещена фотография кожевенно-обувного комбината, расположенного по тому же адресу Лазо 1. Овчинно-меховая фабрика (название советских времен) находится немного дальше. Работал там несколько лет в девяностые, директором был Бянкин Сергей Николаевич, ныне покойный. А в целом очень интересно.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

УТОЧНЕНИЕ. 

1. В 1939 г. в здании на первом фото располагался штаб не фронта, а округа - ЗабВО. Жуков отсюда не "рулил" боевыми действиями на Халхин-Голе, тем более в июне 1939 г. Жуков прибыл в Читу в конце мая (см. здесь: http://gruppa-z.ru/?p=6952 и здесь: http://gruppa-z.ru/?p=7052. Полностью здесь: http://gruppa-z.ru/ Рубрика - Халхин-Гол). Жуков пробыл в Чите не более суток и сразу вылетел на Халхин-Гол.

2. Согласно исторической справке штаба ЗабВО Забайкальский фронт в период 1941-1945 гг. отправил на запад не 16 дивизий, а 14 общевойсковых дивизий, в т.ч. 9 стрелковых, 3 танковых, 2 кавалерийских. Кроме того - 8 авиадивизий. Из них в 1941 г. 10 и 2, в 1942 г. - 4 и 6. Бригад было отправлено не две, а пять, в т.ч. танковых - 3, механизированных - 1, авиадесантных -1. Все - в 1941 г.  

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень бы хотелось чтобы рассказали про бывшую синагогу, ставшую в военное время Эвакогоспиталем на улице Ингодинская, на нем имеется табличка. хожу возле него каждый день .. такое старинное и интересное здание . хотелось бы узнать о нем побольше

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо автору. Интересная, стоящая статья! Не то, что др. статейки в духе негативизма о бессмертном полку. Надоели уже слухи, реклама на сайте. Не знала о таком сайте. Мой дедушка тоже не любил рассказывать о войне, его даже "трясти" начинало, когда шли фильмы о войне. На сайте подвиг народа ру узнали, что при освобождении Югославии, был награжден орденом, давил танком фашистов, брал в плен.

Добавить фото

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить