Р!
18 ИЮНЯ 2019

Как теневой рынок алкоголя делает бессмысленной ЕГАИС

Сегодня, покупая бутылку шампанского на праздник, вы видите, как кассир дважды считывает коды на бутылке. Это двойное пикание на кассе и есть работа системы ЕГАИС с точки зрения обывателя.

Благими намерениями

Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС) — это современный цифровой инструмент государственного контроля над рынком алкогольной продукции. С помощью этой системы государство рассчитывает видеть и понимать происхождение и перемещение по стране каждой бутылки алкоголя. Всё, что не учтено системой, — вне закона, а значит, имеет неизвестное происхождение и, во-первых, не приносит налоговых доходов, а во-вторых, потенциально опасно для жизни.

ЕГАИС обязателен для всех без исключения производителей, поставщиков и конечных точек сбыта — магазинов и точек общепита. Хочешь работать в этой сфере — подключайся к системе и спокойно работай. Процесс более-менее отлажен, электронные сканеры и программное обеспечение обкатано, казалось бы, всё в порядке. Но ровно до тех пор, пока ты не смотришь, что именно происходит с рынком алкоголя вокруг. На прошлой неделе мы спокойно купили водку в половине одиннадцатого вечера в самом центре Читы. Нарушая действующий в Забайкалье запрет на продажу алкоголя с 20 до 11 часов, ночные продавцы нарушают и другие законы, в том числе об обязательном использовании в торговле аппаратов ЕГАИС. И это очевидно — системе не покажешь бутылку неизвестного происхождения, проданную в то время, когда торговля запрещена.

Так с 20 до 11 часов ежесуточно бюджет Забайкальского края теряет свои деньги. Субъекты легального рынка в это время алкоголем не торгуют и, как следствие, не получают прибыль сами и не отдают её часть в виде налогов и акцизных сборов государству. 100% прибыли получают владельцы нелегальных и полулегальных точек, сбывающие за ночь сотни литров алкоголя каждая.

Корреляция

Федеральный закон ограничивает продажу алкоголя с 23 часов до 8 утра, но при этом даёт регионам право ужесточать норму, сжимая временные рамки по своему разумению. По данным портала alkomir.net, в 2018 году Забайкальский край входит в число регионов с наиболее узкими рамками. Большинство регионов России пользуется временем, рекомендованным Москвой. Меньшее, чем в Забайкалье, время на торговлю алкогольной продукцией отводится только в нескольких субъектах Федерации, Якутии и Чечне, например.

По логике местной законодательной власти, сократив таким принципиальным образом время легальной продажи алкоголя, мы должны стремительно ворваться в число самых малопьющих регионов России. Но нет. Министр здравоохранения Забайкальского края Сергей Давыдов на заседании совета по противодействию пьянству и алкоголизму при правительстве региона уже назвал нынешнюю ситуацию в крае алкогольной эпидемией. По данным министерства, ежегодно в Забайкальском крае регистрируют около 23 тысяч пациентов с наркологическими расстройствами, или 2% от общей численности населения края. Большинство зарегистрированных пациентов страдают синдромом зависимости от алкоголя и, как следствие, алкогольными психозами — почти 75%. По словам специалистов, крепкое спиртное жители употребляют ударными сверхдозами. Зачастую причинами, по которым погибают пациенты, являются алкогольные болезни: цирроз, гепатит, кардиомиопатия, а также случайное отравление алкоголем.

Вот так наш край выглядит на алкогольной карте 2017 года.

Очевидно, что введённое ужесточение никак не сказалось на главном показателе — алкоголизации населения. И принципиально отразилось на доходах нашего бюджета, зависимого от тех, кто работает в открытую, по-честному, с налоговыми отчислениями и ЕГАИС. И это не открытие и не новость. Ещё в прошлом году губернатор края говорила прямо — бюджет края теряет прибыль, незаконная торговля процветает. Бизнес-омбудсмен края Виктория Бессонова тоже утверждает, что из-за установленных ограничений честные предприниматели теряют, а теневые продавцы богатеют.

Введённые в Забайкалье ограничения, в сравнении с федеральными, сократили время продажи алкоголя для предпринимателей, действующих по закону, более чем на 2 тысячи часов в год. Лучшего подарка для нелегальных бутлегеров и придумать нельзя. Понимая это, депутаты Законодательного собрания Забайкальского края предложили расширить время продажи алкоголя в регионе с 8.00 до 23.00. И это не первый в стране опыт возвращения к федеральным рамкам.

Голос Самары

В декабре 2017 года депутаты Самарской губернской думы отменили действовавшее 6 лет региональное ограничение на продажу алкоголя с 10 до 22 часов в будни и с 10 до 17 часов в воскресенье. Почему? Вот что говорит об этом председатель комитета по промышленности, предпринимательству и торговле самарской думы Вячеслав Малеев: «Мы столкнулись с тем, что за последние три года в Самарской области в 10 раз увеличилось количество отравлений алкоголем с летальным исходом. Кроме того, из трех тысяч легальных точек продаж алкогольной продукции тысяча фактически перестала работать, количество лицензиатов сократилось практически в два раза. Для того, чтобы это исправить, и были разработаны поправки в областной закон».

В официальном комментарии думы было сказано: «Поддержка законопроекта направлена не на увеличение потребления алкогольной продукции, а на вытеснение из продажи нелегальной алкогольной продукции путём замещения её легальной, при сохранении, а в идеале и снижении уровня потребления алкогольной продукции».

Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «Цифра» Вадим Дробиз считает возврат к федеральным рамкам положительным фактором для оздоровления рынка: «Запреты и ограничения за эти годы не дали ни одного плюса — ни снижения алкоголизации населения, ни сокращения потребления напитков. Ограничения стимулировали желание потребителей делать запасы, а главное, покупать некачественный продукт, идти «в подполье» с риском для жизни. Ведь 70% предлагаемого, например, в интернете алкоголя — суррогатная продукция. Изменив регламент продажи алкоголя, Самарская область перестаёт поощрять нелегальных продавцов».

В этом смысле самарский опыт ничем не отличается от забайкальского. Анализ нашего региона показал, что в теневой сектор ушли продажи алкоголя примерно на 240 миллионов рублей в месяц, эти объёмы сопоставимы с 50-60 миллионами чистой прибыли для продавцов, которые выпали из правового и налогового поля. Стоит ли продолжать эксперимент?

Партнёрский материал

НазадВперёд
ПОПУЛЯРНОЕ
Добавить объявление
Добавить объявление
Добавить объявление