НОВОСТИ
23 ОКТЯБРЯ
22 октября
21 октября

Поисковый отряд: 97% детей, ушедших из дома, выросли в благополучных семьях

Фото: архив отряда

Понятия 3 суток, после которых начинается поиск пропавшего человека, нет. Этот миф укоренился благодаря «Убойной силе», «Улице разбитых фонарей» и другим подобным сериалам. Если у вас отказываются принять заявление, просите дежурного отделения полиции написать письменный отказ. После этой просьбы заявление о пропаже принимают в 100% случаев. Герой нового текста проекта «Забайкалье — сила в людях», заместитель руководителя поискового отряда имени Кости Долгова Константин Мухомедьяров, рассказал о том, кто и как ищет пропавших людей в Забайкальском крае.

— Как вы оказались в отряде сами?

— Это был 2015 год. Увидел как-то в соцсетях, что нужны люди для прочёсывания лесной местности. У меня было свободное время, подумал, почему бы не помочь человеку, заблудившемуся в лесу, тем более, раз речь идёт об угрозе для жизни. Тогда искали пропавшую женщину, к сожалению, история закончилась печально – нашли лишь фрагменты её тела. Это был криминальный случай. Честно говоря, если бы я заранее знал, что мы ищем уже мёртвого человека, может быть, и не решился бы.

— Изменился ли взгляд на жизнь с тех пор?

— После того, как вступил в отряд, пожалуй, я стал добрее, внимательнее к людям.

— Как окружающие относятся к вашей работе?

— По-разному, одни считают героями, другие — дураками. Мои родные уже прониклись и с пониманием относятся к поисковой работе. Если сбор ночью, встанут, помогут собраться. Мой ребёнок с детства знает, что нужно делать, если ты потерялся, если на улице пристаёт незнакомый человек, если тебя пытаются увести или украсть.

— Есть история, которая тронула вас больше всего?

— Недавние поиски 78-летнего дедушки, которого искали в лесу целых 5 дней. Это действительно такой случай, когда шансов найти живым практически нет. В последние два дня искали уже тело – времени много прошло, у него, как мы знали, ни еды, ни воды. Уже даже родственники не очень верили в благополучный исход. А тут, раз, и живой. Иначе как чудом назвать и нельзя.

— Если бы вы сами потерялись в лесу, как бы поступили?

— Я умею ориентироваться, поэтому я бы останавливаться не стал, нашёл выход из леса. Но обычно люди совсем не подготовлены. Они уходят из дома и думают, что вернутся через пару часов. Но тут заблудились, а к ночёвке вообще не готовы, даже бутылки воды с собой нет. Если вы заблудились и не умеете выживать в лесу, оставайтесь на том месте, где потерялись, так вас будет легче найти. Подготовьте себе укрытие от ветра и осадков, убежище для ночлега, разведите по возможности костёр. Можно найти поблизости поляну без деревьев, которая хорошо просматривается с воздуха, и дополнительно выложить знак бедствия, обычно это SOS.

Фото: Арнольд Диана

— Если идёшь в лес, что с собой брать?

— Питьевая вода, спички, перекус, заряженный телефон, портативное зарядное устройство. Если вы сможете позвонить кому-нибудь, вас в разы быстрее найдут, помогут и звуковые, световые сигналы. Ещё свисток – когда человек теряется и начинает кричать, звать на помощь, быстро срывает голос. Его бывает не слышно буквально в нескольких метрах. Благодаря свистку у него останутся силы.

— Финансируется ли отряд?

— Финансирования нет, всё покупается на свои деньги и пожертвования неравнодушных людей. Огромная проблема – отсутствие у отряда своего автомобиля. Есть несколько личных автомобилей у добровольцев, но они не всегда могут выезжать на поиски. Всегда остро встаёт вопрос по поводу доставки людей на место поиска. Каждый раз приходится искать, кто довезёт. Особенно если поиск масштабный, и добровольцев много.

— Отряд объявлял о сборе средств на квадроцикл, сколько уже удалось собрать?

— Уже собрано около 58 тысяч рублей, всего надо 350 тысяч. Проект ещё не завершён, помочь можно на площадке «Начинание», там ведётся сбор денег. Также мы сейчас ищем поисковую собаку. Уже есть кинологи, которые готовы обучать и нас, и щенка этой работе.

Искать людей помогает квадрокоптер . Фото: архив отряда

— Сколько сейчас человек в отряде?

— Около 60 человек, в любую минуту на место готовы выехать 7-15 человек.

— Текучка большая?

— Из 10 человек остаются примерно двое.

Сбор на поиски. Фото: архив отряда

— Есть особые требования к людям, желающим вступить в отряд?

— Возраст, мы принимаем только совершеннолетних, и физическое здоровье, потому что поисковая работа достаточно тяжёлая.

— Какова география реагирования отряда?

— В этом году мы выезжали даже в Республику Бурятию на поиски 2-летнего мальчика. 8 мая мы увидели в социльных сетях информацию о том, что пропал ребёнок, и есть очень много добровольцев, которых некому координировать. Мы связались с местными, они информацию подтвердили. Выехали в ночь, утром 9 мая были уже в Улан-Удэ. Там действительно было очень много желающих помочь с поисками, и силовые структуры не справлялись с координацией. Девять человек из нашего отряда сразу включили в штаб и закрепили координаторами групп добровольцев. К сожалению, мальчик утонул и был найден на следущие сутки мёртвым за 40 километров от места пропажи.

Сейчас мы участвуем в поисках пропавшей бабушки в селе Хойто-Ага Агинского района в 190 километрах от Читы.

— Если поступило сообщение о пропаже человека, как вы реагируете?

— Всё зависит от ситуации. Обычно мы просим, чтобы сначала написали заявление в полицию. Пока пишется заявление, мы составляем ориентировку и ждём, когда родственники позвонят и скажут, что заявление есть. Уточняем в полиции, действительно ли это так. Потому что бывали случаи, что нам звонили, представлялись родственниками, а сами искали человека, который должен денег. На самом деле без официального подтверждения полиции личные данные людей не могут распространяться, это нарушение закона.

Фото: Арнольд Диана

Если пропадает ребёнок или поступает информация о потерявшемся в лесу, мы обмениваемся информацией с полицией тут же. Если сначала подали заявление в органы, сотрудники звонят нам и говорят о том, что нужна помощь в поиске. Если сначала пришли к нам, мы просим сообщить в полицию, потому что госструктуры всегда должны быть в курсе, что отряд выезжает на место поиска. Пока пишется заявление, мы уже начинаем искать, потому что в таких случаях каждая секунда дорога.

— Сколько всего людей удалось разыскать за четыре года существования отряда?

— Более 100 человек вышли на связь сами, увидев на себя ориентировку в соцсетях. Непосредственно участники отряда нашли 27 взрослых, двое из них, к сожалению, были уже мертвы. Также мы нашли 25 детей — живыми. Всего было принято около 400 звонков о пропавших, более 250 раз мы выезжали на поиски.

— В чём чаще всего заключаются причины пропажи? Криминал, неблагополучные семьи?

— Есть неверное представление, что дети уходят из дома в неблагополучных семьях. Но по статистике 97% пропавших детей — из вполне благополучных семей. В нашей практике был, например, такой случай: в семье есть два ребёнка, младший проказничает, а наказывают родители за это старшего. В какой-то момент старший ребёнок уходит из дома. Один раз девочка ушла, потому что ей не купили щенка. Для детей иногда это способ выразить протест родителям. А вообще причины очень разные, всё индивидуально.

— Откуда взялся миф про трое суток, которые нужно выждать перед поиском человека?

— Он пришёл из сериалов, подобных «Убойной силе», «Улице разбитых фонарей». Но в полиции действительно могут не захотеть сразу принять заявление, если уверены, что случай не криминальный, и человек «погуляет и вернётся». Мы всегда людям советуем, чтобы они в таких случаях просили дежурных написать письменный отказ с указанием должности, имени, фамилии сотрудника полиции. После этого заявление принимают всегда.

На правах рекламы.