Андрей Филиппов
Небыстрый путь к Быстринскому ГОКу
История создания одного из крупнейших предприятий современного Забайкалья от 1950-х годов до наших дней.
«Есть вот такая карта полезных ископаемых Забайкальского края, и в пояснении к ней указано, что в крае сосредоточено 25% общероссийских запасов меди, 32% молибдена и так далее. Завораживающие цифры. И возникает вопрос: если мы такие богатые, то почему мы такие бедные?» – рассказывает генеральный директор компании «Востокгеология» Геннадий Шевчук. Вместе с ним и экс-губернатором Забайкальского края Равилем Гениатулиным «Чита.Ру» изучило историю создания одного из крупнейших добывающих предприятий Сибири и Дальнего Востока. Как нашли Быстринское месторождение, как его исследовали, почему нам повезло, что в регион пришёл «Норникель», и чем же оно так важно для края?
Из бесперспективной площади в крупнейшее открытие региона
«Бедные мы потому, что эти цифры неверны. У месторождения есть строгое определение – это скопление минерального сырья в недрах, которое рентабельно, то есть выгодно отрабатывать в текущих экономических условиях. Если не рентабельно – то это не месторождение, а рудопроявление, коих у нас много», – продолжает Шевчук.

Быстринскую площадь частично исследовали ещё в 1955-1959 годах, и заключение было таким: «Верхне-Ильдиканское месторождение по масштабам является ещё более мелким, и [...] нецелесообразность проводимых здесь работ очевидна». Тогда на территории нынешнего Быстринского месторождения прогнозировали всего 31 тысячу тонн меди, поэтому на площади поставили крест.
Чтобы понять, рентабельно то, что лежит в недрах, или нет, нужно провести геологоразведочные работы. Первая стадия – съёмка, и на этом моменте Геннадий Шевчук открывает карту края, поделённого на разноцветные квадраты. Всю эту территорию геологи прошли пешком с молотками в руках и изучили встречающиеся породы. После этого составили карту закономерностей распространения полезных ископаемых.

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Мы начинаем понимать, что где-то вот здесь есть перспективная площадь, на которой можно найти месторождение. Геологосъёмочные работы финансируются из государственного бюджета, а более детальная разведка – за счёт недропользователя, который будет добывать полезные ископаемые. Перспективная площадь выставляется государством на конкурс, и инвестор принимает решение – получить лицензию или нет.

Равиль Гениатулин
Экс-губернатор Читинской области и Забайкальского края
Мы живём на уникальной территории. Весь юго-восток края, по мнению геологов мирового уровня – одна из немногих территорий, где во время процессов образования планеты сконцентрировалось огромное количество твёрдых полезных ископаемых. Это аналог – не считайте преувеличением – юга Африки. Золото, серебро, свинец, тантал, ниобий, молибден, железо – чего только нет там. Несмотря на все сложности, в 1990-х – начале 2000-х годов мы выделяли деньги из нашего беднейшего бюджета на продолжение геологоразведочных работ. И благодаря усилиям наших геологов, мы утвердили запасы, и стало понятно, что это интереснейшее месторождение, где может быть четыре ГОКа. Мы разместили всё это в буклете «Инвестиционные проекты Забайкалья». В какой-то прекрасный момент – звонок. «Кто вы?» – «Из руководства «Норникеля». Можно с вами встретиться?»
На первой встрече я спрашиваю: «Откуда вы узнали?» «Из интернета. Полистали ваши инвестиционные проекты. Мы хотели бы поучаствовать». И тогда мы объявили конкурс на распределение лицензий, тогда мы распределяли их очень много – от 140 до 150 в год. Геологи давали большой экономический эффект, ведь каждая лицензия – это прибавка к национальному богатству. Пусть сегодня она не востребована, но завтра пригодится.

Я позвал к себе Геннадия Шевчука – он тогда работал у нас – и спрашиваю: «Геннадий Антонович, это правда такие проекты мощные, что «Норникель» собирается зайти сюда? Эти запасы реальны? Он тогда сказал: «Мы взяли то, что на поверхности. Запасы там еще больше». Это подтвердилось потом, 10 лет спустя. И мы стартанули.
Утверждённые балансовые запасы Быстринского месторождения
на 2017 год
2,3 млн тонн меди
295 тонн золота
1 245 тонны серебра
73,5 млн тонн железа
Даже на этом моменте приобретатель лицензии ещё не знает, сколько ископаемых содержится в недрах, и будет ли вообще выгодна их добыча. Но, несмотря на выводы геологов 50-х годов, в «Востокгеологии» посчитали, что Быстринская площадь перспективна и на её территории можно найти месторождение. В итоге лицензию купили за 701 миллион рублей горнорудной компанией «Быстринское», дочерним предприятием «Норникеля».
Люди, открывшие Быстринское месторождение:
Первую скважину глубиной 700 метров пробурили 1 июня 2005 года. Под неё очень долго выискивали место, 3 месяца проводили исследования и, наконец, выбрали наиболее перспективное. Все 700 метров скважина прошла по сплошной руде.
2005 год

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Мы её выложили, пригласили руководство «Норникеля». Приехал их главный геолог, посмотрел и сказал: «Это месторождение, начинайте разведку». И все разведочные работы завершились за 18 месяцев.
«Востокгеология» бурила, копала, определяла границы рудных тел, взяла огромное количество проб и установила технологии добычи золота, меди и железа. Геологи рассчитали стоимость капитальных вложений: сколько нужно потратить денег, чтобы вскрыть карьеры и построить обогатительный комплекс. Затем рассчитали операционные затраты на переработку тонны руды. И, наконец, они ответили на главный вопрос – затраты окупаются.

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Для недропользователя привлекательно, когда рентабельность больше 20% – то есть стоимость проданного продукта на 20% выше затрат. И, соответственно, капитальные вложения должны окупаться за 5 лет. Именно такие показатели на Быстринском.
Разведка Быстринского месторождения
3 164 000 000 руб.
потрачено на геологоразведочные работы и лицензирование
240 000 метров
пробурено при разведке
130 000 проб
взято при разведке
Всего на этапе геологоразведки пробурили около 110 километров скважин, взяли несколько тысяч проб. Защита этих запасов в государственной комиссии состоялась 22 декабря 2006 года. Но перед этим в сентябре в «Востокгеологии» поняли, что существенную долю запасов составляют магнетиты, треть от всей руды. Если бы это была медь или золото, их можно было бы возить автотранспортом, а магнетит – только по железной дороге. Это значит, что для работы предприятия нужны железнодорожные пути. Тогда подготовили проект частно-государственного партнёрства, по которому планировалось построить железную дорогу и линии электропередачи.

Равиль Гениатулин
Экс-губернатор Читинской области и Забайкальского края
В то время только появился закон о государственно-частном партнерстве. И мы, используя ресурс «Норникеля», попробовали воспользоваться этим. Что туда надо? Железную дорогу и электроэнергию. Нам удалось включиться в федеральный проект, и государство совместно с «Норникелем» построило знаменитую железную дорогу от Борзи до Газимурского Завода. И вторая часть – нужно было с Харанорской ГРЭС провести туда линию на 220 киловольт, это серьёзные вещи.
Проект подписали уже в октябре. В комиссии даже отметили, насколько быстро всё это было сделано, настолько взвешенно проведены все расчеты, в том числе, с учётом наличия инфраструктуры. И эти невероятные сроки даже отмечены в отчёте. Такого не было уже много лет.

В итоге железная дорога была построена на условиях частно-государственного партнёрства при господдержке за счёт средств Инвестиционного фонда Российской Федерации. Государство внесло 24,18 миллиарда рублей или 75%, а «Норникель» 8,06 миллиарда или 25%. Энергетические объекты общей стоимостью 7,508 миллиарда рублей компания простроила самостоятельно. Линии электропередачи поставлены под рабочее напряжение 29 декабря 2016 года.

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Быстринскому колоссально повезло, что лицензию получил «Норникель». Если бы не он, то месторождение никогда бы не состоялось. Для таких гигантских запасов – а то, что стоит сейчас на балансе, далеко не всё – должна быть гигантская компания. Это во-первых. Во-вторых, в это время из-за кризиса освободилось достаточно большое количество грамотных геологов, и когда мне предложили возглавить «Быстринское», я собрал таких специалистов. Помню, я долго считал, сколько нужно денег для разведки запасов. Руководство «Норникеля» всё это перечеркнуло, увеличили сумму в три раза, и все проблемы с финансированием были решены.

Большинство действующих месторождений открыто в 1950-1960-е годы, и многие из них уже почти выработаны. Потом был большой период, когда ничего крупного не открывалось. Всё изменилось благодаря трём факторам: пришёл «Норникель» со своими инвестициями, появились новые цифровые технологии в геологии и новые методы анализа. Поэтому число открытий с 2000 года росло понемногу, а потом в 2005-2006 году произошёл взрыв. Мы за 2 года на юго-востоке края открыли около 6 миллионов тонн меди, около 700 тонн золота и так далее.
Кризис и «второе дыхание» проекта

Равиль Гениатулин
Экс-губернатор Читинской области и Забайкальского края
Работа шла неплохо до начала кризиса 2008-2009 годов, и в это время произошло следующее: Владимир Потанин и Михаил Прохоров решили разделить свой бизнес. Быстринский проект оказался у Потанина. И мне пришлось с ним срочно встречаться. Я приезжаю и говорю: «Владимир Олегович, раз теперь проект у вас...» А он мне: «Дай, я вникну». После этого в «Норникеле» решили готовить рабочий проект комбината.
А потом в Новосибирске собралось очередное совещание с участием Владимира Путина. Там регионы представляли различные проекты, и мне удалось втиснуть наш для заслушивания на пленарном заседании. Его тогда представлял наш министр природных ресурсов Олег Поляков. Мы выводим на экраны картинку: сколько железных дорог построено, что спроектировано, экономические показатели. Олег доложил, Путин задал ему ещё несколько вопросов, мы сзади сидели, кое-что подсказывали. И в конце мы добились того, чего хотели: «Ну что, проект красивый, надо продолжать». Процесс пошёл дальше. Проект прошёл экспертизу, а с 2012 года началась стройка, и генеральным подрядчиком стала «Востокгеология».
После этого в «Норникеле» решили готовить рабочий проект комбината. Он прошёл экспертизу, а с 2012 года началась стройка, и генеральным подрядчиком стала «Востокгеология».
Открытие железной дороги, 2012 год
Инфраструктура Быстринского ГОКа
227 км
железная дорога от Борзи до Газимурского Завода
25 км
подъездная железная дорога к ГОКу
19 км
асфальтовые дороги
971 км
кабели и линии электропередачи

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Субподрядные организации мы привлекали только по тендеру, оценивая их дееспособность, цену, ресурсы, качество, историю работы. Например, фабрикой занималась Renaissance Heavy Industries, цехом сушки – Step, объектами энергетики – «Рост-С», вахтовым посёлком – «Технопромэкспорт». Сегодня практически завершено строительство котельной. При этом, в режиме пуско-наладки она работает и подаёт тепло на все объекты. Большая часть вахтового посёлка уже построена.
2013 год
2014 год
2015 год
2016 год
2017 год
Что Быстринский ГОК значит для Забайкалья?
Красную кнопку запуска нажали 30 октября 2017 года, и фабрика заработала в режиме пуско-наладки сначала вхолостую, а потом и под нагрузкой. Как только «Востокгеология» отработает все процессы узлов и технологических единиц, зданий, сооружений, компания будет показывать эти объекты государственной комиссии. На самом деле, как говорит Шевчук, они постепенно сдаются уже сейчас. А полностью комбинат будет готов к сентябрю 2019 года, и тогда он заработает со 100-процентной нагрузкой.
Быстринский ГОК в цифрах
625
зданий и сооружений
4 417 га
площадь застройки
24 млн куб. м
объём проведённых земляных работ
239 км
длина трубопроводов

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Проектная мощность – 10 миллионов тонн руды в год. Сегодня по расчётам суточной производительности мы иногда выходим на цифру в 8 миллионов, но обычно показатель держится в районе 6-7 миллионов. В процессе притираются не только механизмы, но и коллектив. Наверное, это даже более важно, чем слаженная работа машин – они и так будут работать нормально, если ими управляют умелые люди.
В апреле 2018 года комбинат в режиме пуско-наладки наработал первую партию медного концентрата, полностью соответствующую проектным показателям. Состав из 44 вагонов общим весом 1,5 тысячи тонн отправился к потребителям в Китайскую Народную Республику.

Вслед за медным концентратом, в начале мая, Быстринский начал продажу магнетитового железорудного концентрата. Комбинат поставил в Китай первую партию в объёме 680 тонн продукции.

Первая пробная партия золотосодержащего гравитационного концентрата общим весом 8 тонн была отправлена в июле для дальнейшей переработки в Норильск.

Геннадий Шевчук
Генеральный директор компании «Востокгеология»
Что означает для Забайкальского края открытие Быстринского ГОКа? Обычно говорят, что у нас много запасов и, при этом, небольшое количество месторождений, ведь всё остальное – прогнозные ресурсы. Это 12 месторождений угля; три медных, и из них лишь одно эксплуатируется – наше. Не считая россыпей, есть 12 месторождений золота, и из них три эксплуатируется; четыре – полиметаллов, и всего два эксплуатируются; молибдена – два, и ни одно не отрабатывается, потому что нерентабельно. Вот такая печальная ситуация. И если бы не было открыто Быстринское, и не был построен комбинат, экономика края стала близка к катастрофе.

Равиль Гениатулин
Экс-губернатор Читинской области и Забайкальского края
Я очень рад тому, что и «Норникель» рискнул – всякий же бизнес начинается с риска, – и мы заверили, что будем оказывать поддержку. Мы действительно это делали, я сам много раз вмешивался: здесь пастбища, здесь стоянка какя-то, здесь опоры линий электропередачи расположить надо. Поэтому приходилось много раз вмешиваться, решать земельные вопросы, прогонные пути для скота делать. Но, хочу подчеркнуть – это один из немногих реализованных на практике проектов государственно-частного партнёрства. Я много слышал: должны были из Тувы огромную железную дорогу на Транссиб вывести, там замечательные угли – до сих пор почему-то ничего не сделано.

Конечная цель всего этого проекта для властей края – минимизировать бюджетную зависимость региона, то есть повысить собственные доходы. Второе – если бы мы запустили 2-3 ГОКа такого уровня, то краевой бюджет мог бы получать в год до 2 миллиардов при нынешнем раскладе. А если посчитать аутсорсинг? 2 тысячи человек работают на основном производстве, и ещё треть надо прибавлять – тех, кто подвозит, подносит, передаёт электроэнергию, обслуживает и так далее.
Быстринский ГОК имеет большое социально-экономическое значение для Забайкальского края в целом и для отдельных муниципальных районов:

• развитие транспортной и энергетической инфраструктуры региона;

создание более 3 тысяч новых рабочих мест;

значительные налоговые поступления: только за первые 10 лет работы комбината в бюджет Забайкальского края поступит около 18 миллиардов рублей налоговых платежей;

• способствование дальнейшему изучению месторождений и развитию территорий, находящихся рядом с Быстринским месторождением.


 

ГРК Быстринское

г. Чита, ул. Лермонтова, 2