Р!
24 АВГУСТА 2019

Студвесна уходит с молотка

Летом 2014 года Чита ненадолго стала культурным центром Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) — в городе прошла международная студенческая весна, собравшая 3,5 тысячи молодых и активных. Фестивалю предшествовали несколько месяцев подготовки, спешного благоустройства, незаконного строительства, законодательных и финансовых авантюр. Прошло 5 лет, и старые проблемы обнажились. Откуда взялись многомиллионные долги студвесны, по которым Забайкалье платит до сих пор — расследование «Чита.Ру».

«Я глубоко убеждён, что пройдёт совсем немного времени, и многие из здесь сидящих будут возглавлять производственные и творческие коллективы, а кто-то и станет президентом своей страны. Дорогие друзья, я очень хочу, чтобы, уезжая отсюда, вы повторяли, как заклинание, слова: друга я никогда не забуду, с другом я подружился в Чите! С праздником вас, с открытием фестиваля!» — губернатор Константин Ильковский приветствовал гостей студвесны 2 июля 2014 года на переполненном стадионе «Локомотив».

И высокое летнее солнце будто отражалось в тысячах улыбок.

Впереди было пять головокружительных дней фестиваля, тысячи знакомств, открытые концерты Пелагеи, Наргиз, Serebro и Noize MC на площади Ленина, провалы госпрограмм, задержки учительских зарплат с первых дней 2015-го.

Часть 1. Серый кошелёк

Фестиваль готовили в режиме цейтнота: между объявлением Читы местом его проведения и церемонией открытия прошло чуть больше полугода. Чтобы обойти обременительную процедуру госзакупок, правительство Забайкальского края в апреле 2014 года создало автономную некоммерческую организацию (АНО) «Исполнительная дирекция международного фестиваля «Студенческая весна стран Шанхайской организации сотрудничества» — дирекцию студвесны. Её формальным учредителем и руководителем стал читинский бизнесмен Михаил Степанов — владелец холдинга «Ваша реклама».

Тогда же губернатор Константин Ильковский издал постановление «О некоторых вопросах реализации в 2014 году мероприятий по организации и проведению фестиваля…», которым установил особый порядок распределения бюджетных ассигнований на студвесну. Согласно документу, край закладывал расходы в смету министерства образования, которое: а) перечисляло средства бюджетным (ГБУ) и автономным (ГАУ) учреждениям и прямо контролировало их использование; б) переводило деньги исполнительной дирекции в том объёме и на те цели, о которых заявила автономная некоммерческая организация. Получая деньги, АНО соглашалась на проверки и предоставление итоговой отчётности в минфин и минобразования Забайкальского края, но сам процесс расходования средств оказался формально независим от правительства и норм бюджетного законодательства.

В 2014 году Забайкалье оценило расходы на проведение «Студенческой весны стран ШОС» в 531,8 миллиона рублей. Согласно последней версии бюджета того года, большую часть суммы — 472,8 миллиона рублей — планировалось направить именно дирекции фестиваля, а остатки распределить между краевыми учреждениями. Два общежития для иностранных студентов крупнейшие стройкомпании региона РУС и «Энергожилстрой» возвели под честное слово губернатора, который надеялся, что здания выкупят Минобразования и Минздрав России для своих университета и медицинской академии.

Впрочем, федеральное правительство не стало спонсировать фестиваль в Чите. Ильковский, считавший студвесну инструментом повышения инвестиционной привлекательности и узнаваемости Забайкальского края, пошёл на риск — не стал отказываться от планов, разрывать уже заключённые контракты или кардинально сокращать организационные расходы. Край начал занимать: 300 миллионов рублей под 0,1% у федеральной казны, 108 миллионов — в «Россельхозбанке», ещё пару десятков миллионов — где получится.

Дефицит финансирования и закредитованность, впрочем, не помешали Забайкальскому краю потратить почти 63 миллиона рублей на оплату железнодорожных и авиабилетов участникам студвесны, хотя в изначальном положении о проведении фестиваля предусматривалась лишь оплата перевозок внутри Читы. Изменения в документ были внесены в мае-июне 2014 года, когда краевое правительство не могло не осознавать, что придётся рассчитывать только на собственные и заёмные средства.

Большая часть расходов на проведение фестиваля оказалась обеспечена только осенью, поэтому многие подрядчики — не только РУС и «Энергожилстрой» — работали в долг. Среди таких, например, была московская фирма «Синергия», навязанная краевому правительству руководством «Российского союза молодёжи» (РСМ) — в начале 2014-го дирекция заключила с организацией договор на разработку концепции, программы и символики фестиваля, но, лишившись федерального финансирования, просрочила оплату. Поэтому, помимо 8,2 миллиона за выполнение работ, дирекция — читай, правительство Забайкальского края — заплатила «Синергии» неустойку в 670 тысяч. В 2015 году Контрольно-счётная палата (КСП) региона признаёт неэффективными расходами все эти 8,87 миллиона потраченных бюджетных рублей.

Недофинансирование создало значительный разрыв между величиной бюджетных субсидий и тратами дирекции фестиваля. Так, вместо заложенного в бюджет 531 миллиона рублей, край в 2014 году смог выделить на проведение студвесны только 467 миллионов — на долю дирекции пришлось 408,5 миллиона рублей при реальных расходах в 515 миллионов.

Долги перед подрядчиками фестиваля перешли на следующий год, когда краю пришлось дополнительно выделить дирекции 157 миллионов рублей. Эта сумма указана в последнем варианте дефицитного бюджета 2015 года, внесённого Ильковским и принятого Законодательным собранием во главе с будущим губернатором Натальей Ждановой на фоне хронических задержек зарплат бюджетникам и забастовок педагогов.

Часть 2. Студвесна — это удобно!

«Студенческая весна стран ШОС» завершилась 7 июля 2014 года, но её исполнительная дирекция продолжила работать и расходовать бюджетные средства.

Так, АНО приобрела за 1,43 миллиона рублей микроавтобус Pegeout Boxer, который решила подарить телекомпании «Альтес» для «укрепления материально-технической базы» и использования при организации трансляции с гала-концерта фестиваля. Но что-то пошло не так. По документам, дирекция заключила соглашение о покупке автомобиля в мае 2014 года, а фактически получила только в ноябре — через несколько месяцев после студвесны и её гала-концерта.

Две другие нецелевые траты дирекции — покупка дельтаплана за 280 тысяч и квадроцикла за 270 тысяч рублей у компании «Высотные системы». Оба договора были заключены 14 мая, оплата по ним прошла только 31 октября. Сама техника поступила в распоряжение дирекции в ноябре-декабре.

Ещё одна сомнительная покупка АНО — путёвки коллективу театра «Забайкальские узоры» на пекинские гастроли, куда артисты отправились сразу после окончания фестиваля в Чите. Дирекция студвесны заключила контракт с туристическим агентством «Надежда», заплатив более миллиона рублей за гастроли 30 человек.

«Учитывая то, что средства субсидии предоставлены организации в целях возмещения затрат по подготовке и проведению международного фестиваля «Студенческая весна стран Шанхайской организации сотрудничества», который проводился в период 2-7 июля 2014 года, направление средств бюджета на оплату поездки работников театра национальных культур «Забайкальские узоры» в город Пекин после проведения указанного фестиваля в целях не связанных с подготовкой и проведением фестиваля в Чите является нецелевым использованием бюджетных средств», — отмечено в решении Арбитражного суда по одному из исков дирекции к минфину Забайкалья.

Все представленные случаи — лишь несколько примеров нецелевого расходования средств среди многочисленных сомнительных трат исполнительной дирекции. Когда весной 2015 года краевая Контрольно-счётная палата (КСП) проверила деятельность организации, аудиторы выявили финансовые нарушения на 90,6 миллиона рублей.

«Из них: нецелевое использование бюджетных средств на сумму 18,9 миллиона рублей; неправомерное использование бюджетных средств — 62,9 миллиона рублей; неэффективное использование бюджетных средств — 8,9 миллиона рублей», — отметила КСП в своём отчёте.

В 2015 году в Контрольно-счётной палате отказались раскрыть «Чита.Ру» подробности своей проверки. Суть нарушений вроде нецелевой покупки микроавтобуса «Альтесу» или оплаты гастролей «Забузоров» открылась совершенно случайно: когда КСП указала на ошибки дирекции, а краевой минфин оштрафовал АНО за нарушение условий расходования субсидии, дирекция оспорила размер некоторых взысканий в Арбитражном суде; сумма штрафов стала на несколько тысяч меньше, а информация о части нецелевых расходов дирекции оказалась официально опубликована в базе судебных решений.

По итогам аудита КСП, выявившего «существенное нарушение интересов общества и государства», началась доследственная проверка. Следователи краевого СУ СКР опросили несколько высокопоставленных чиновников — первого вице-премьера Алексея Шеметова, министра финансов Андрея Кефера, замминистра культуры Наталью Абраменкову, руководителя оргкомитета фестиваля Антона Тутова — чтобы оценить действия руководителя дирекции Михаила Степанова и министра образования Анатолия Чумилина, чьё ведомство распределило субсидии на проведение студвесны.

Через месяц после оглашения результатов проверки КСП — 15 июня 2015 года — следственное управление отказалось возбудить уголовные дела против Степанова, подозреваемого в злоупотреблении полномочиями и нецелевом расходовании бюджетных средств, и Чумилина — его подозревали в злоупотреблении и превышении полномочий, халатности.

В августе постановление следкома отменила прокуратура Забайкальского края, потребовав провести дополнительную проверку. Как раз на время между решениями двух ведомств пришлись заседания в Арбитражном суде, подтвердившем незаконность расходования части бюджетных средств.

Официально итоги проверки деятельности дирекции не публиковались и не комментировались. Громкая история с многомиллионными финансовыми нарушениями в 2015 году завершилась ничем.

В апреле 2019 года следственное управление СКР в ответе на официальный запрос «Чита.Ру» сообщило, что постановление о повторном отказе в возбуждении уголовного дела против Чумилина и Степанова было подписано 12 октября 2015 года. Следователь, опираясь на объяснения Шеметова, Кефера, Степанова, Тутова и данные минфина, пришёл к выводу об отсутствии негативных последствий от проведения студвесны. Более того, отметил факт «рационального и эффективного расходования средств на покупку имущества», которое, как пояснили СКР краевые чиновники, было передано краевым учреждениям и ведомствам в августе-сентябре 2014 года, а все нецелевые расходы возмещены.

Часть 3. «Суд приходит к выводу о намеренном выводе имущества»

По федеральному закону «О некоммерческих организациях», учредители АНО не сохраняют прав на имущество, переданное в её собственность. Так и правительство Забайкальского края, проводя многомиллионные покупки через дирекцию, фактически отправляло федеральные средства в чёрную дыру — без гарантий, что приобретённое обязательно вернётся в пользование региона.

Одной из главных покупок «под студвесну» стали 44 автобуса, которые приобрели за 90 миллионов рублей для перевозки гостей фестиваля. Когда он завершился, транспорт отдали в общеобразовательные и детские спортивные школы, учреждения культуры. Губернатор Ильковский с улыбкой вручил ключи новым пользователями на крыльце регионального минобразования. Вскоре выяснилось, что процедура прошла не совсем идеально.

В октябре 2014 года районная газета «Шилкинская правда» рассказала, что новенький автобус, который получила местная школа, простаивает — муниципалитет получил машину без документов и поэтому не может поставить на учёт в Госавтоинспекции.

«Наши дети добираются из школы пешком — идут в течение часа. Городского автобуса в это время нет – находится на перерыве. Поездка на такси будет стоить 100 рублей, а в некоторых семьях по 2-3 ученика – непосильная оплата для них. Вот и добираются дети пешком», — цитировали в издании жителей села Кибасово.

В январе 2016 года об аналогичной проблеме заявила прокуратура Агинского района, потребовавшая от местной администрации оформить в собственность автобус, переданный в 2014 году школе села Амитхаша. В исковом заявлении ведомство указало, что власти за полтора года не смогли оборудовать машину тахографом и системой ГЛОНАСС/GPS ввиду отсутствия техпаспорта.

Одновременно с иском Агинской прокуратуры сменившая название «Исполнительная дирекция социально-значимых проектов» начала спешно отказываться от своей собственности в пользу муниципальных и краевых организаций. Причём не просто от остатков — одним днём 14 января 2016 года организация оформила 23 договора о пожертвовании имущества. Всего же дирекция безвозмездно передала технику и оборудование на 198,7 миллиона рублей по 59 договорам с бюджетным учреждениям.

«Доводы о намеренном выводе имущества должника в целях причинения вреда правам и интересам кредиторам основаны на доказательствах, которые с достоверностью свидетельствуют о наличии у участников сделки намерения именно вывести имущество, а не осуществить благотворительность», — говорится в решении Четвёртого арбитражного апелляционного суда, принятом 11 марта 2019 года по иску конкурсного управляющего находящейся на стадии банкротства дирекции.

Именно в деле о банкротстве можно найти ответ, как функционировала дирекция и как бездумно край перегонял бюджетные ассигнования со счёта на счёт при Ильковском.

Доподлинно не ясно, почему массовая передача имущества, о которой 2014 году заявили как о факте, произошла в спешке лишь в январе 2016-го — когда АНО уже погрязла в долгах. Это решение исполнительной дирекции — фактически, краевого правительства — создало неприятный прецедент. Который способен стать проблемой для новых властей Забайкальского края, даже несмотря на отсутствие в стране системы прецедентного права.

Процедура банкротства АНО началась в июне 2017 года, когда краевой Арбитражный суд признал организацию неплатёжеспособной. Контроль перешёл к конкурсному управляющему Янькову, которому поручили распродать остатки имущества дирекции для выплаты 43-миллионного долга.

«Кризисная финансовая ситуация в Забайкальском крае привела к тому, что организация перестала финансироваться за счёт муниципалитета и иных источников и на сегодняшний день прекратила свою деятельность. Движение по счетам должника за период с 2016 по 2017 годы отсутствуют», — отмечено в решении суда о банкротстве.

К этому моменту в собственности дирекции остался лишь микроавтобус Pegeout Boxer, оборудование для проведения патриотической игры «Зарница» и некоторое другое имущество — всё стоимостью чуть более 5,7 миллиона рублей, недостаточных для покрытия даже пятой части долга. Поэтому Яньков занялся возвратом собственности и денег в конкурсную массу банкрота для раздачи кредиторам.

В апреле 2018 года конкурсный управляющий потребовал признать недействительной сделку между дирекцией и театром «Забайкальские узоры», которому в тот самый день 14 января 2016 года подарили автобус КАВЗ стоимостью 2,75 миллиона рублей. На момент безвозмездной передачи имущества дирекция была должна учреждению культуры за мероприятия, проведённые в 2015 году.

Суд заключил, что получение в дар дорогостоящего имущества от должника «не может свидетельствовать о разумном поведении» руководства театра, которое спустя всего 4 месяца после заключения договора о дарении отсудила у дирекции 1,4 миллиона рублей.

При этом странность безвозмездного дарения при возможности заключить мировое соглашение с театром и погасить долг трижды не признали в Арбитражном суде Забайкальского края: при взыскании средств в мае и июне 2016 года, а также при первом рассмотрении иска Янькова. Четвёртый арбитражный апелляционный суд в 2019 году установил обратное — произошла не благотворительность, а намеренный вывод имущества из собственности дирекции.

«Учитывая все изложенные обстоятельства, суд приходит к выводу о доказанности наличия всей совокупности условий <…> для признания сделки недействительной», — постановил суд апелляционной инстанции и передал автобус в собственность обанкротившегося АНО.

Конкурсный управляющий Виктор Яньков отказался подробно говорить с «Чита.Ру» о банкротстве дирекции и назвал процедуру одной из многих в своей работе. При этом Яньков подтвердил, что считает странным не только соглашение между АНО и «Забайкальскими узорами». Он отказался прокомментировать, возможно ли изъятие имущества других бюджетных организаций. Например тех, что получили его в день «намеренного вывода имущества» 14 января 2016 года.

Часть 4. Дирекция наносит ответный удар

В январе 2019 года суд обязал Забайкальский край выплатить дирекции 12 миллионов рублей, которые регион задолжал за организацию праздничных мероприятий к 70-летию победы в Великой Отечественной войне. Но реальные должники — гостиницы, рестораны, рекламные фирмы и предприниматели, которых конечный заказчик в лице краевых властей, прямо говоря, кинул на деньги.

«Исполнительная дирекция социально-значимых проектов» в начале 2015 года занялась подготовкой мероприятий к 9 Мая и 2 сентября, когда в России решили впервые отпраздновать с размахом разгром Квантунской армии и капитуляцию Японской империи, завершившие Вторую мировую войну. Ресурс бывшей дирекции студвесны, сохранившей и контакты с волонтёрами, и часть оборудования, и возможность тратить деньги без госзакупок, пришёлся как раз кстати для проведения торжеств в Чите.

В краевом бюджете-2015 предусмотрели 37,6 миллиона рублей на праздничные мероприятия, заложив расходы в смету минобразования — аналогично тому, как было при организации студенческой весны. Всё прошло без фестивального шика, но с присущим ильковскому периоду размахом, апогеем которого стало 2 сентября с визитом президента Путина и концертом рэпера Тимати.

Впрочем, заложенные в бюджет миллионы не дошли до дирекции. Корни банкротства дирекции легко найти там — в сентябре 2015-го, сразу за военными торжествами, после проведения которых действующая от лица краевых властей АНО оказалась должна частным подрядчикам более 10 миллионов рублей.

Среди кредиторов — «Забайкальские узоры», гостиницы, рестораны, рекламные фирмы, типографии и Валентин Коробков — именно читинский бизнесмен и участник шоу «Замуж за Бузову», по его собственным словам, оплатил выступление Тимати на центральной площади Читы. Дирекция должна его компании «Брутто групп» чуть более миллиона рублей.

Другие 33 миллиона — задолженность дирекции перед краевыми властями в лице минобразования и Фонда поддержки малого предпринимательства, а также Федеральной налоговой службой. Происхождение долга не уточняется в документах суда: возможно, это так и не возвращённые краю нецелевые расходы за покупки под студвесну и штрафы, наложенные за эти незаконные траты.

Весь 2015 год в Забайкалье кризис — задерживаются зарплаты бюджетникам, срывается строительство социального жилья. Вероятно, поэтому правительство решает отложить долги на потом — 20 февраля 2016-го минкультуры Забайкальского края и дирекция заключают соглашение «о компенсации расходов» на проведение мероприятий к 70-летию Победы. Всего тремя днями ранее в регионе сменился губернатор — место Ильковского заняла Наталья Жданова, которая, вероятно, решит отгородиться от тех долгов предшественника, с которыми так можно поступить. Задолженность дирекции как раз такая — по закону край не несёт никакой ответственности, а всё имущество АНО к тому моменту уже роздано десяткам новых собственников.

В 2016 году край переведёт дирекции меньше половины от обещанных 22,3 миллиона рублей. Региональный минфин сошлётся на дефицит средств в казне, и оказавшаяся в предбанкротном состоянии организация безропотно это проглотит. Кредиторы включат счётчик — кажется, без особой надежды на успешный исход.

Многомиллионную дыру в бюджете исполнительной дирекции заметит только конкурсный управляющий Яньков, который в феврале 2018 года потребует от края заплатить за празднование юбилея Победы в 2015-м.

«Бюджетное обязательство по выплате субсидии не может быть прекращено в одностороннем порядке со ссылкой на отсутствие бюджетного финансирования. <…> Взыскать с Забайкальского края в лице министерства финансов задолженность в сумме 12 миллионов рублей», — решит Арбитражный суд в январе 2019 года.

Решение суда вступило в законную силу в начале апреля.

Часть 5. Последствия

Несмотря на все спорные решения, выявленные финансовые нарушения, едва не возбуждённое уголовное дело и очевидный по прошествии лет урон Забайкальскому краю от многочисленных займов для пополнения бюджета в 2013—2015 годах, причастные к организации «Студенческой весны стран ШОС» не разделили печальную судьбу участников других масштабных проектов периода Ильковского.

Министр Чумилин оставил пост в 2016 году, уйдя на заслуженную пенсию. Предприниматель Степанов позволил постепенно угаснуть своим некогда популярным информационным ресурсам — сайту «ЗабИнфо», «Популярному радио», газетам «Эффект» и «Ваша реклама», — но бизнес сохранил.

Руководитель оргкомитета фестиваля Антон Тутов в 2015 году стал руководителем департамента туризма Забайкальского края, созданного Ильковским незадолго до отставки и упразднённого Ждановой. С 2016 года возглавлял организацию «Безопасный город», обслуживающую систему уличного видеонаблюдения в Чите. В конце 2018 года едва не стал региональным представителем Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций.

Заместитель руководителя дирекции Юрий Волков в 2016 году сменил забайкальское Законодательное собрание на Государственную думу, избравшись по списку ЛДПР. Получил известность и доверие благодаря открытой борьбе с непопулярным правительством Ждановой. Единственный из фракции ЛДПР поддержал пенсионную реформу, за что формально и был из неё исключён.

Министр финансов Андрей Кефер пережил уголовное преследование за нецелевое расходование 1,2 миллиарда рублей, ушёл в отставку, но вскоре вернулся в профессию, заняв пост замруководителя администрации Читы по финансовой части.

Губернатор Константин Ильковский был отправлен в отставку в феврале 2016 года. По официальной версии, за срыв программы переселения из ветхого и аварийного жилья. Остался свидетелем в деле о коррупции в краевой «Службе единого заказчика», осуждённых руководителей которой лично привёз с собой после назначения в Забайкалье. Выбрал мирную жизнь вдалеке от фестивалей и политики.

Десятки менее заметных чиновников остались работать в краевых министерствах и ведомствах, к 2019 году пережив отставки двух губернаторов.

Банкротство «Исполнительной дирекции социально-значимых проектов» продолжается. Остатки имущества уже ушли с молотка, теперь пришла очередь раздать кредиторам 12 миллионов, отсуженных по иску к минкультуры, и средства, которые можно выручить за продажу возвращённого «Забузорами» автобуса.

По мнению источника «Чита.Ру» в сфере образования, в некоторых бюджетных учреждениях, получивших оборудование после студвесны, всерьёз опасаются, что его передачу могут признать незаконной.

Забытая сказка рискует получить продолжение.

НазадВперёд
7 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хорошо повеселились, как говорится, пили-ели, веселились, СОШ прошел и прослезились.Добавить больше нечего.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Косы дыбом встают! В кулуарах такими деньжищами ворочают, такие серьезные нарушения законности допускают- и все на свободе, да ещё и при теплых местах!  А в массы: " денег нет, но вы держитесь".

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Печалька, в этой стране для того чтобы обеспечить бюджетные организации транспортом, студентов общагой  предпринимателей заказами других вариантов как масштаьное межлународное мероприяттие -нет! Если влуматься в суть - ведь ничего плохого не было- праздник был, общаги построены, автоьусы куплены, артистрв на гастроли свозили! Ноиглядишь ты все не по закону! А каждый год в столице плитку перекладывать - по закону! 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Подумаешь, наворовали  и провели и не отчитались. Все нормалек по твоему!?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Безнаказанность в таких масштабах и приводит к краху и распаду общества. Жуть, просто! И все эти факты известны компетентным правоохранительным органам, но. где  их реакция? Конечно, проще ИПэшника "прихватить".

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

КОГДА САДИТЬ БУДЕТЕ ! Или все нормалек , так и нужно!? Прокуратура все глаза закрывает, позвонили и закрыли.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Константин Константинович смотрит на забайкальцев