Чита.ру
Быстринский ГОК: Набирая обороты
«Мы сейчас как настройщик рояля, который точно подбирает, как должно работать оборудование и фабрика», – рассказывает о режиме пусконаладки на ГОКе руководитель проектного офиса ГРК «Быстринское» Сергей Королёв. Но ГОК – не один инструмент, а целый оркестр, в котором за инструменты садятся лучшие кадры, и инструменты отбирают лучшие.

Измельчительное и дробильное оборудование финской Outotec, шведская дробилка Sandwick, изготовленная на японском заводе Kawasaki, техника из Южной Африки, Канады, Китая, Индии, Германии. Больше года этот оркестр творит грандиозное произведение, больше года в Забайкалье работает уникальный производственный комплекс.
Пусть практика скажет «ДА»
«Что такое настройка производства? Превращение теории в практику, проекта – в результат. Как говорили мои преподаватели в институте, когда теория в 100 случаях говорит «да», практика «да» говорит один раз. В моей истории нет ни одного проекта, который бы прошёл процесс запуска без сучка и задоринки. Были бессонные ночи, месяцами не выезжали с площадки, но обогатительную фабрику мы отдали в пусконаладку чётко в тот срок, который обещали и декларировали государству», – говорит Королёв.
самосвалов от 90 до 180 тонн
Сколько техники работает на Быстринском ГОКе
экскаваторов
бульдозеров
автогрейдера
Сейчас на фабрике отлаживают процессы обогащения, оптимизируют горное производство, операционная команда ГОКа оттачивает мастерство. Серьёзных форс-мажоров не было. Да, возникали вопросы по оборудованию, но поставщики и специалисты из головного офиса «Норникеля» их быстро решали. Хоть иногда и приходилось не спать ночами, чтобы связаться с производителем в Солт Лейк Сити – оборудование-то со всего мира. Вопрос коммуникации становился самым важным.
Чёткая и понятная минерально-сырьевая модель месторождения построена геологами «Востокгеологии» после эксплуатационной разведки на ближайшие 3 года.

«Руда не однородна. Нельзя в любом месте очищать забой, подавать в зев дробилки и надеяться, что мы на выходе получим проектные показатели. Руду надо сортировать, как хорошая хозяйка строго по рецепту и граммовке готовит борщ. Руда не залегает сплошным телом, на тонну руды приходится 3 тонны вскрыши. Но природой созданная уникальность ГОКа в том, что максимальное плечо с горы (карьера) до дробилки – 4 километра, это очень помогает экономить», – утверждает руководитель проектного офиса.
Нерукотворной экономии помогает автоматизированная система управления горными работами. Она позволяет точно позиционировать технику, каждого работника, находящегося в карьере, оптимально разделять потоки массы как руды, так и вскрыши, автоматизировать и управлять буровзрывными работами, очистными, работами на отвалах и складах. Это серьёзно экономит ресурсы – исключает лишние телодвижения, выстраивает потоки максимально понятно, в том числе для обслуживания горной техники. Под него уже существует база, она включает цех ремонтно-механических мастерских для обслуживания вспомогательной техники и центральные ремонтные мастерские под технику горную – самосвалы, бульдозеры, погрузчики.

«Год назад мы стартовали с 50-процентной загрузкой и одной действующей линией. Сейчас запущены уже обе производственные линии производительностью по 600 тысяч тонн руды в час, а уровень загрузки достигает 70%. Пуско-наладочные работы планируем закончить до конца 2019 года», – рассказывает Сергей Королёв.
Объёмы производства Быстринского ГОКа
Текущий этап развития ГОКа реализуется на двух основных карьерах – Верхне-Ильдиканский и Быстринский-2. Первый даёт основную медь и золото, на втором сосредоточена магнетитовая руда. Разрабатывать их компания планирует весь период жизни комбината – это 39 лет. По мере снижения добычи на основных карьерах, введут ещё два малых – Южно-Родственный и Малый медный чайник.
«Это не означает конец жизни больших карьеров – они исследованы в глубину только до 500-го горизонта, или на 500 метров. Пока лицензия «Быстринского» ограничена этой цифрой. Но опыт подсказывает, что руда не заканчивается. На сколько ниже она залегает и сколько её там – вопрос будущего: работа геологов, разведки, подсчёт запасов, постановка на государственный баланс и разработка в случае рентабельности», – рассказывает Сергей Королёв.
Больше года Быстринский ГОК производит все три вида продукции – золотосодержащий, медный и магнетитовый концентраты. Золото отправляется в заполярный филиал «Норникеля», а всё остальное – в Китай и ещё несколько стран. На вопрос, можно ли у нас производить из сырья более высокомаржинальные продукты, Сергей Королёв отвечает, что сейчас ведутся научно-изыскательные работы. Возможно, в будущем на «Быстринском» будут выпускать сплав серебра и золота, так называемый слиток Доре, который потом пойдёт на аффинажные фабрики.
Штатная численность Быстринского ГОКа
на 1 апреля 2019 года
Забайкальцы
средняя заработная плата работника
Важно, что основной коллектив комбината собран, люди срабатываются и оттачивают мастерство. Его можно сравнить с командой подводной лодки – каждый должен знать своё дело, а умения довести до автоматизма на реальном производстве.
«У нас тут очень хорошо», – улыбается Королёв. «На хвостохранилище ГОКа живут уточки – уровень кислотности воды максимально близок к естественному, в 200 метрах от вахтового посёлка гуляют лисы и косули – охота запрещена. Мы используем абсолютно зелёные технологии, о чём говорили на встрече с представителями Всемирного фонда дикой природы. Мы вообще – всегда на передовой отрасли».
SPIN-OFF, ИЛИ САМОСТОЯТЕЛЬНОЕ ПЛАВАНИЕ
Выход на эту передовую был труден. Проект строительства Быстринского ГОКа создавался в непростое время – 2008 год, финансовый кризис. Разумеется, всё это влияло на конъюнктуру, в особенности, сырьевых рынков. Цены на металлы падали, деловая активность в стране и за её пределами сворачивалась. Да и сам «Быстринский» должен был располагаться далеко от традиционных промышленных центров, в неведомом Забайкалье на окраине России. Чтобы воплотить планы в жизнь, требовалось постоянно доказывать жизнеспособность, эффективность идеи. У истоков этой непростой работы стоял заместитель генерального директора по экономике и финансам «Быстринского» Сергей Озорнов, который прошёл все стадии реализации проекта.
Из-за этого команда, в которой работал Озорнов, на протяжении 2008-2010 года максимально старалась обособить, показать целесообразность строительства «Быстринского» – даже несмотря на проблемы с рынком и внешним финансированием. Важный этап был пройден в 2009 году: строительство поддержали президент «Норникеля» Владимир Потанин и президент России Владимир Путин: проект для отрасли в целом был исключительным. И очень нужным экономике края.
«Умение вести такой проект – это вызов для менеджмента, так как 30 лет ничего настолько большого не строили с использованием огромного количества разнообразных инструментов – финансовых, проектных решений, государственно-частного партнёрства. Всё в комбинации дало возможность жить этому проекту», – делится Сергей Озорнов

Главным инвестором выступила горно-металлургическая компания «Норильский никель». Ещё один источник инвестиций – проектное финансирование в виде безрегрессного кредита в 800 миллионов долларов от Сбербанка – это своего рода строительство предприятия в ипотеку. В 2015 году подключились китайские акционеры.
Инвестиции в Быстринский ГОК
Инвесторам же важно получить прибыль от их вложений, поэтому прибыльность проекта имеет для них первостепенное значение. И в этом плане «Быстринский» привлекателен. В качестве такой оценки используют показатель EBITDA (earnings before interest, taxes, depreciation and amortization). В переводе это означает прибыль до вычета из неё процентов, налогов, износа средств производства и амортизации. В «Быстринском» такая доналоговая прибыль составляет 50% от выручки, что вкупе с другими факторами делает предприятие весьма привлекательным для инвесторов.

Но даже этого было недостаточно для китайской стороны. Чтобы убедить китайцев участвовать, потребовалась помощь десятков специалистов. Всё дело в том, что они очень неохотно идут на зарубежные сделки, и изменить это смогло только высокое качество проекта. А уж если китайцев удалось убедить, то это сигнал для всего рынка – надо участвовать.
«У нас как бы «мультивалютная корзина» с точки зрения металлов, это позволяет нам диверсифицировать риски. Обычно, когда медь растёт, это значит, что промышленность идёт вперёд. Золото, как правило, имеет тенденцию держаться на достаточно стабильном уровне – 1 100 – 1 200 долларов за тройскую унцию. И наоборот. Когда неспокойная ситуация, медь идёт вниз, и начинает расти золото, потому что люди вкладываются в драгоценные металлы. Это позволяет нам балансировать. Соотношений меди и золота в структуре доходов – 50 на 50, а в общем их концентраты составляют 80% от реализации», – поясняет Сергей Озорнов

Основные рынки сбыта Быстринского ГОКа – Китай и другие азиатские страны. Но, как рассказывает Сергей Озорнов, компания ищет и потребителей внутри страны, тем более что российские предприятия предлагают неплохие условия для торговли. Например, золотосодержащий концентрат уже сейчас отправляется на завод «Норникеля» в Норильске, а далее на аффинаж, и получается готовый продукт – слиток золота.
Основные рынки сбыта Быстринского ГОКа
Всё это в конечном итоге не только приносит прибыль, но и делает богаче Забайкальский край. Система уплаты налогов максимально прозрачна, сколько «Быстринский» ни заработает – заплатит полагающееся. К примеру, компания с 2018 года начала платить налог на имущество, которое не стоит ещё на балансе – а это более 500 миллионов рублей.

«Помимо налогов, группа компаний занимается вложениями в социальную жизнь региона. Мы считаем, что это важно, никакая зарплата не может удержать специалиста, если здесь не будут созданы условия для нормальной жизни. Мы эту культуру несём и в будущем будем нести дальше как один из флагманских проектов в Забайкалье», – говорит директор по экономике и финансам.

Сергей Озорнов на себе почувствовал необходимость создания комфортной среды – он сам 2 года назад приехал в Читу из Москвы. По его мнению, даже самые высокие зарплаты не удержат специалиста, если для него не созданы комфортные условия не только для работы, но и для жизни. Социальная программа компании и мероприятия внутри неё подобраны таким образом, чтобы забайкальцы смогли и начали менять мир вокруг себя.
Укладка экотропы во время Экомарафона
Обновлённая площадь Декабристов в Чите
Детский конкурс изобретателей I Make
Летний пикник
Забайкальский международный кинофестиваль
Фестиваль Золотая маска
И как работодатель «Норникель» уже на стадии проектировании позаботился о внедрении перспективных цифровых систем, чтобы быть в авангарде современных технологий. Они применяются повсеместно.

«Любой аудитор может зайти и проверить нас, все документы находятся в системе. И это наша только первая серьёзная победа. Мы движемся по пути цифровизации, занимаемся глубокой интеграцией производственных информационных систем, которые позволят нам гораздо быстрее получать точную информацию, считать себестоимость, управлять затратами на уровне технологических операций», – Сергей Озорнов

Предприятие только стартовало, но уже поднимается вопрос об его обособлении от «Норникеля» и проведении IPO (initial public offering) – публичной продаже акций, например, на бирже. Зачем это нужно? Прежде всего, для оптимизации управления и повышения эффективности комбината. «Быстринский» почти не связан с технологической цепочкой других подразделений «Норникеля», это отдельно стоящий актив. И из-за фокуса на крупном предприятии, комбинат становится как бы менее значимым. А любое почкование бизнеса даёт новые возможности и повышает капитализацию отделившейся части. Так было с «Полюс Золотом» – крупнейшим производителем золота в России – и так будет с Быстринским ГОКом. Поэтому для выстраивания диалога с инвесторами и, самое главное, для проведения IPO все информационные системы предприятия изначально задумывались максимально прозрачными – рынок будет доверять компании и повышать её стоимость.
Проект строительства Быстринского ГОКа прошёл через кризис и застой, создавался и благодаря, и вопреки. Команде «Норникеля» пришлось не один раз доказывать, что это нужно России и Забайкальскому краю. Даже сейчас, спустя год после запуска, остаётся ещё много – наладить стабильную работу, выйти на плановые показатели. А ещё быть примером для всей отрасли.
«Проект, который мы сделали и который может развиваться – один из лучших. Нам важно воспитывать менеджеров, управленцев и работников, которые могут решать большие задачи. Мы считаем, что главный ресурс – это человек. От того, какие люди у нас работают, зависит наш успех».
В материале использованы фото пресс-службы ГРК "Быстринское", Ксении Зиминой, Сергея Бумагина

 
ГРК Быстринское, ул. Лермонтова, 2
  • 8 (3022) 219-800