Р!
27 ЯНВАРЯ 2021

Отчим-папа Ваня — галерея «Героев Забайкалья»

Читинский городской портал продолжает серию публикаций о героях войны воспоминаниями ныне уже покойной Тамары Дмитриевой — ветерана читинского радио и телевидения, заслуженного работника культуры Российской Федерации. В основе этого рассказа лежат радиоочерки и книги Тамары Борисовны.

Отчим

Мама была красива. Когда кончилась война, ей было всего 33 года, мне — уже 16, а сестра на полтора года младше меня. Отца у нас не было уже пять лет.

Однажды в нашем доме появился молодой, статный, красивый капитан-фронтовик. Где они познакомились с мамой — не знаю. Только он сначала просто приходил к нам, а потом, как сказала по-старинному бабушка, «встал к нам на квартиру».

Он был ласков со мной и сестрой, но мы считали, что нас не проведёшь — он моложе мамы на 6 лет, значит, не пара ей, и в отцы нам не годится. Мы едва сдерживали нашу враждебность и дерзость. А тут и из Украины посыпались письма его многочисленной родни, которая стеной встала против брака любимого Ванечки с женщиной, у которой две дочери, уже барышни. Каков же был ужас, когда, пренебрегая нашей с Ритой круговой обороной и запретами родственников с родной Украины, Иван Хрисанфович и мама пошли в ЗАГС.

Мы затаились, обдумывая как вести себя дальше с капитаном, и вдруг всё переменилось — в один вечер.

В те годы свирепствовали банды грабителей «Черная кошка». Однажды мы возвращались из Дома офицеров втроём: Рита с другом Димой, который был музыкантом и играл на трубе в военном оркестре, и я. До дома оставалось метров сто, когда от какого-то дома оторвалась тень. Сестра перепугалась и дунула бежать, я — за ней, а следом — Димка. Очень быстро сестра забежала к соседке на открытую террасу, наш дом рядом, через забор был.

Мы с Димкой отстали, и мужик, который за нами бежал, направил на нас пистолет. Дима стал его уговаривать: «Что ж ты нас пугаешь, что тебе нужно? Тебе нужна моя солдатская шинель? Возьми её. Что ты пугаешь девочек, что с них взять? Плащи на них вон старенькие», — а сам мне шепнул: «Я тебя загорожу, и ты перелезай через забор». Я перевалилась через маленький забор, стала в дверь колотить. Бабушка открыла, а я говорю: «Скорей, скорей, их там убивают!»

Я так кричала, что папа Ваня проснулся, схватил пистолет, выбежал и стал стрелять. Он бежал вдоль улицы и стрелял. Я ему крикнула: «Мы здесь», — и в этот момент бандит поворачивается и направляет пистолет на папу Ваню. А Димка бьет его по рукам трубой.

Папа Ваня с Димой расквасили ему всю рожу, скрутили руки и привели домой, а я спряталась со страха под кровать. Вызвали милицию. И вдруг я увидела, что бандит встаёт, а в руке у него нож. И я крикнула. Папа Ваня не растерялся, нож сразу выбил, тут и милиция подъехала.

Этот случай повлиял на нас, мы к папе стали относиться совершенно по-другому, подружились с ним и полюбили его. А после того страшного вечера, когда Иван Хрисанфович спас нас от верной смерти, нам хотелось все узнать о нём: где жил, где учился, где воевал.

Парторг

Иван Хрисанфович Сытник родился на Украине в семье крестьянина. Техникум окончил с отличием, имел право поступить в институт — и поступил. Но шёл 39-й, пахло порохом. В итоге был призван в армию. Началась война. Сначала оборонял Москву, затем попал на Центральный фронт, где служил в Читинском стрелковом полку (в этот полк влились много военнослужащих из Забайкалья). Старший лейтенант Сытник тогда даже не подозревал, что после войны судьба забросит его в эту самую Читу, где жизнь его круто изменится.

Но это будет позже, а тогда, на просторах Белгородской, Курской и Орловской областей, шла решающая схватка с фашистами. И о том, что в этой схватке насмерть стоял Читинский полк, знает не каждый.

…Шёл очередной тяжёлый бой. Группе гитлеровцев удалось на стыке флангов прорваться в тыл Читинского полка. А тут ещё одна из авиабомб угодила во двор полкового штаба. В это время парторг Сытник вместе с горсткой пехотинцев дрался с первыми, ворвавшимися в деревню, фашистами, и всё-таки увидел, как взрывная волна сорвала крышу штаба, выбила рамы и двери. Увидел и другое — бросившихся к штабу немцев. А там, в штабе, — боевое Красное знамя — святыня Читинского полка.

— За мной! Занять круговую оборону, — закричал парторг.

Шестеро солдат бросились к штабу и стали отстреливаться от наседавших фашистов. Сытник в это время вбежал в разбитый штаб, схватил знамя, обернул его вокруг себя, сверху надел гимнастёрку и выбежал во двор. Отстреливаясь, наши солдаты отошли в лес.

***

Кончились тяжелые бои на Курской дуге. Дивизию отвели в тыл, дали отдых солдатам. Потом ещё были бои за Садомирский плацдарм, бои в Польше, Чехословакии. Потом была Победа. Иван Хрисанфович был среди тех, кто стал 24 июня 1945 года участником парада Победы на Красной площади в Москве — он тогда уже учился в военной академии.

Из воспоминаний Ивана Хрисанфовича Сытника:

— Я политработником был. Год нам засчитали за 1 курс академии. А тут война с Японией и нас, общевойсковой курс весь, направили на войну с Японией. Так что я на одну войну, потом на вторую… Мы воевали на территории Китая, это отроги пустыни Гоби. Там успешно наступали, японцы не знали, что мы можем так быстро двигаться. Оперативность была очень высокая. И первый, кто имел успех, это наш фронт.

Кончил войну с Японией на политработе, был парторг полка и в Чите, получил должность парторга полка связи. А потом перевели в политуправление отдела кадров, заместителем начальника отдела кадров, и с этой должности я уехал сюда, в Белоруссию начальником отделения кадров политического отдела танковой армии. Вот такая судьба.

Я доволен, что исполнял должность партийного работника. Это связано с воспитанием людей. Дисциплина была в амии хорошая, благодаря тому, что политическая, воспитательная, идеологическая работа была поставлена высоко, что не скажешь сейчас.

Папа Ваня

Мы не сразу назвали Ивана Хрисанфовича папой Ваней, но, видимо, пришло время, и назвали, хотя меня, например, он старше всего на 11 лет. Дело совсем не в возрасте, а в том, что всю свою долгую жизнь он делал для нас, для наших детей и внуков больше, чем делают некоторые родные отцы и деды.

В юности мы стеснялись откровенничать с мамой, а ему доверяли все наши секретные девические тайны. По вечерам играли во дворе в футбол, он учил нас петь украинские песни под гитару. Голос у него красивый. Его руки всё умеют: построить дом, сделать электропроводку, починить сантехнику, бытовые приборы, обувь. И когда тяжело заболела мама, его добрым человеческим качествам не стало предела. Он любил, жалел её бесконечно, оберегая от всех житейских забот и тревог. Он помогал ей переносить мучительную болезнь более 10 лет.

Вот какого удивительного по доброте, по верности, по мужеству человека подарила нам судьба. И наша семья благодарит её за это.

НазадВперёд
1 отзыв
На E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо за статью! Рассказ о настоящем. Побольше бы таких.