Р!
20 СЕНТЯБРЯ 2019

«Тайны истории»: Странное покушение на генерала Хорвата

100 лет назад, в мае 1919 года во Владивостоке было совершено покушение на одного из самых известных политических деятелей белого движения на Дальнем Востоке генерал-лейтенанта Дмитрия Хорвата.

Сегодня найти биографию это исторического деятеля проблемы не составляет, однако нигде мне не попалась информация о том далёком и весьма странном покушении.

Впервые читинцы прочитали о произошедшем во Владивостоке в газете «Русский Восток», выходившей в Чите (у газеты «Забайкальская Новь» информации в тот день об этом не было).

«1 мая во Владивостоке при возвращении Верховного Уполномоченного генерала Хорвата с церемонии освящения памятника на братской могиле чехо-словаков, в автомобиль его неизвестными злоумышленниками были брошены две бомбы. Бомбы разорвались позади автомобиля, не причинив вреда находившимся в нём. Покушавшиеся на жизнь генерала задержаны».

Временный Правитель

Кем же тогда был этот генерал? Что за странная у него была должность – Верховный Уполномоченный? Почему его судьба так интересовала забайкальцев?

Начну с ответа на последний вопрос. Авторитет Дмитрия Леонидовича на всём Дальнем Востоке (от Байкала до Тихого океана) был колоссальным. И дело не в том, что именно генерал Хорват ещё в июле 1918 года объявил себя Временным Правителем впредь до тех пор, пока не будет восстановлена русская верховная государственная власть. В созданное им тогда во Владивостоке правительство вошёл и бывший член Государственной думы от Забайкальского казачьего войска, соратник атаман Григория Семёнова Сергей Таскин.
Его авторитет был завоёван значительно раньше. Потомственный дворянин (по матери — потомок Михаила Кутузова), он был блестящим военным инженером-путейцем. Одним из первых участвовал в строительстве Транссибирской магистрали. С 1903 года 45-летний полковник Дмитрий Хорват участвовал сначала в строительстве, а затем в руководстве Китайско-Восточной железной дорогой. Во время первой русской революции 1905–1907 годов генерал-майор Хорват сумел удержать ситуацию на КВЖД в рамках законности. Удивительно, но после Февральской революции 1917 года комиссаром Временного правительства на КВЖД был также назначен царский генерал-лейтенант Дмитрий Хорват. Не выпустил он власть из рук и после Октября 1917 года. Его подчинённым вскоре стал прибывший из Великобритании адмирал Александр Колчак.

Интересно, что к верховной власти Дмитрий Леонидович не рвался. Потому в сентябре 1918 года сложил с себя полномочия Верховного, признав власть Временного Сибирского правительства. Тогда-то он и получил странную должность под названием «Верховный Уполномоченный на Дальнем Востоке». Когда же в ноябре 1918 года это правительство было свергнуто адмиралом Колчаком, признал и его, оставшись «Верховным Уполномоченным». А вот атаман Григорий Семёнов предлагал Верховным Правителем России сделать именно Хорвата, которому с большой симпатией относились многие читинцы. А вот генералу пришлось лично участвовать в разрешении конфликта между адмиралом и атаманом. В конце апреля 1919 года во Владивостоке он встретился с Григорием Семёновым, которого уговорил-таки пойти на мировую с Колчаком. И в то самое время, когда шли эти переговоры и произошло покушение.

По данным из читинских газет

Девятого мая 1919 года обе ведущие читинские газеты — и «Русский Восток», и «Забайкальская Новь», подшивки которых хранятся в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова и государственном архиве нашего края — напечатали почти одинаковые подробности произошедшего во Владивостоке покушения на генерала Хорвата. А 21 мая «Русский Восток» напечатал серьёзное дополнение, хотя «Забайкальская Новь» к этой истории больше не возвращалась.

Что же произошло 1 мая?

Около семи часов вечера, когда машина с генералом ехала с ипподрома, на котором проходил канадский спортивный праздник, в машину были брошены гранаты (или, как писали газеты, бомбы).

Однако метавшие эти снаряды не рассчитали скорость машины и не попали в неё. Были легко ранены пять прохожих, которых вскоре доставили в госпиталь.

С кем ехал генерал? Кроме него в машине было ещё три пассажира. Газеты сообщили, что это были «генерал Колобов и Г. Клемм с женою». Кто такой Г. Клемм — пока не известно. А вот генерал-майор Михаил Колобов был одним из ближайших соратников Хорвата.

Военный инженер-путеец, конструктор, он почти одновременно с Дмитрием Леонидовичем прибыл на КВЖД. Участвовал в русско-японской войне 1904–1905 годов. К 1913 году разработал два вида бронепоездов. Бронепоезд №1 «Хунхуз» его разработки поступил 1-му Сибирскому железнодорожному батальону. Именно бронепоезды играли огромную роль в ходе Гражданской войны на всём протяжении Транссибирской магистрали. Звание генерал-майора ему было присвоено в 1914 году. В годы Гражданской войны он возглавлял военный отдел КВЖД. Могли ли охотиться на кого-нибудь из них, а не на Хорвата? Теоретически – да. Но всё же он в качестве главной цели был более предпочтителен.
Водитель не растерялся, и не останавливаясь, рванул от места взрыва. Интересные детали поведала газета «Забайкальская Новь»: «Шоффер (так в тексте – авт.) автомобиля, не растерявшись, поехал дальше, но генерал Хорват велел остановиться. Встретив канадский конный патруль, Верховный Уполномоченный послал его на место происшествий, сам поехав дальше».

Террористы или случайно задержанные?

«Тотчас же по взрыве внимание публики было обращено на возвышение, откуда была брошена бомба, — рассказывалось в «Русском Востоке» 9 мая. — Двое, из стоявших там людей, пустились бежать; за ними погнались русский казак и патрули – чехословацкий и канадский; в виду же того, что убегающие, несмотря на неоднократные оклики, не останавливались и продолжали убегать, по ним была открыта ружейная стрельба, после чего убегающие остановились и были схвачены чехословаками и отведены в чехословацкий штаб».

Чехи же отправили задержанных в местный уголовно-розыскной отдел милиции, где был проведён первый допрос.

Кем же оказались задержанные? Один был просто… мальчик, 15-летний мещанин из города Омска Александр Косырев, у которого был найден «чёрный бумажник без денег». А вот второй задержанный был более интересной персоной. Это 31-летний почётный гражданин города Рига Валериан Семёнович Журавский. У него была обнаружена почти тысяча рублей, но главное – револьвер. На квартиру Журавского отправились сотрудники уголовного розыска, которые провели там обыск.

Ничего компрометирующего найдено не было, но… Кое-что интересное все же сотрудники милиции узнали (у хозяина был целый архив писем, расписок, телеграмм и т. д.). Оказалось, что Валериан Журавский был эсером-боевиком. После окончания Рижской гимназии он поступил в университет, который бросил в связи с начавшейся первой русской революцией. В Риге он стал членом 20-й боевой дружины. Попался он на убийстве «еврея-часовщика (по объяснению Журавского, убийство было совершено с политической целью, для пополнения средств партии) и военно-полевым судом был приговорён к смертной казни, которая, ввиду его несовершеннолетия, была заменена 20-летней каторгой, а та, в свою очередь, заменена была ему ссылкой, где он находился до революции».

Февральская революция 1917 года застала его на Дальнем Востоке. В то время он служил в союзе приамурских кооперативов. Чем он занимался в советский период было неизвестно. А вот в 1919 году Журавский жил во Владивостоке, где «находился…на службе у частного лица».

Казалось бы, всё ясно. Преступники задержаны. Но на самом деле все свидетели видели тех, кто убегал. Тех, кто метал гранаты, не видел никто. И поэтому вопрос – тех ли взяли – оставался до суда открытым.

Последнее слово и приговор

Вечером 10 мая во Владивостоке прошло заседание так называемого прифронтового военно-полевого суда. Было рассмотрено дело о покушении на генерал-лейтенанта Д.Л. Хорвата. Казалось, что уже само название суда говорит о том, что задержанным на мягкий приговор рассчитывать не стоит.

Но тут начинались странности. Первая. Обычно заседания такого суда были скорыми и закрытыми. Но не в этом случае. «Зал суда, — писала 21 мая газета «Русский Восток», — к моменту слушания дела был переполнен публикой. Слушание дела началось в 6 часов 50 мин. вечера и закончилось в 1 ч. 15 мин. ночи».

Военно-полевой суд в казалось бы абсолютно ясном деле разбирается (причём публично) больше шести часов! Каков же итог? «Оба подсудимые виновными себя не признают и отрицают своё участие в покушении, заявляя, что находились в районе преступления случайно, — сообщает газета. — Журавский держит себя спокойно, ответы даёт обдуманно. В последнем своём слове Журавский настаивает на полной своей неприкосновенности к преступному акту и заявляет, что его невиновность рано или поздно выяснится.

Суд признал Журавского виновным, а Косырева, за недоказанностью обвинения, невиновным и постановил: Журавского лишить всех прав состояния и подвергнуть смертной казни, Косырева считать по суду оправданным.

После провозглашения приговора Журавский заявляет: «Пусть будет проклят тот человек, который совершил это преступление. Он убил 6 человек и меня, 7-го».

Казалось бы точка в этой истории поставлена.

Главная загадка

Но, оказалось, что вроде бы бывший эсер-боевик подал два прошения о смягчении приговора.

Одно на имя председателя военно-полевого суда. А вот второе на имя… «Верховного Уполномоченного», то есть на имя самого Дмитрия Хорвата.

И уже 22 мая «Русский Восток» поместил малюсенькую новость: «Бросивший бомбу в ген. — лейт. Хорвата Журавский, приговорённый к смертной казни в своё время, подал прошение о помиловании. Смертный приговор ему ныне заменён».

Итак, главный обвиняемый по сути дела прощён. И тогда стало ясно, что ничего с этим покушением не ясно. Кто же его организовал? Белые или красные, монархисты или эсеры, американцы, японцы, китайцы…? А может, это был фиктивный акт (правда, пять человек были ранены, но ведь никто не был убит) со стороны самого Хорвата? Нет ответов на эти вопросы.

Атамана Семёнова убедить в необходимость помириться с Александром Колчаком ему убедить-таки удалось. И 3 мая атаман из Владивостока отправился назад в Читу. И в конце мая конфликт адмирала с атаманом был разрешён. А в августе того же года Дмитрий Хорват покинул негостеприимный Владивосток и перебрался в свой родной (сам строил) Харбин.

***
Почти год он продолжал оставаться управляющим огромной территорией полосы отчуждения КВЖД. В 1920 году Советская Россия официально объявила об отказе на какие-либо права на КВЖД. К власти на дороге пришли китайцы, но тысячи русских продолжали трудиться на дороге, без них она просто бы встала. А Дмитрий Хорват с 1921 по 1924 год был советником Общества КВЖД. С 1924 года Дмитрий Леонидович Хорват – председатель отдела Русского общевоинского союза (РОВС) в Китае. До своей кончины в 1937 году он оставался признанным главой русской эмиграции в Китае.

НазадВперёд
4 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Речь, скорее всего, идет о Василии Оскаровиче фон Клемм. Это бывший генконсул России в Бомбее, потом в Мешхеде (Иран). После революции был дипломатическим представителем А.В.Колчака во Владивостоке. После разгрома Колчака и образования ДВР эмигрировал в Китай, в начале 1930-х перебрался в Германию. Умер 16 сентября 1938 года в Берлине.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот ведь были времена: честь имели, слово держали.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В иркутской газете "Наше дело" от 20.05.1919 - 

смертный приговор Журавскому заменен на 20 лет каторжных работ

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Коллеги а "бронепоезды" - это от какого слова? "Поезды"?

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ