Р!
18 НОЯБРЯ 2019
16 ноября 2019

Министр строительства Гончаров: Приглашали в минсельхоз

Бывший генеральный директор «Читаэнергосбыта» Алексей Гончаров возглавил новое министерство строительства, дорожного хозяйства и транспорта Забайкальского края месяц назад — 21 мая. В своём первом интервью новый министр рассказал, как он перешёл из энергетики в строительство, и чем будет заниматься новое министерство.

Не выбирал как на рынке

— Вы возглавили министерство строительства, дорожного хозяйства и транспорта. Второе министерство, где вакансия министра свободна — ЖКХ, энергетики, цифровизации и связи. Почему, когда логичнее было бы идти в энергетику, вы выбрали минстрой?

— Это не был выбор, не было как на рынке — ходишь и выбираешь, что-то лежит. Я просто думаю, что у меня есть определённый опыт в руководстве предприятием, работе в крупных компаниях. Этот опыт сейчас пригодится в этой сфере. Если говорить честно, то энергетика более или менее отрегулирована на федеральном уровне. Что касается строительства, транспорта, дорожного хозяйства — этот вопрос требует серьёзной организационной работы именно в регионе. Я надеюсь, что смогу применить свой опыт именно в этих отраслях.

— Вам предложили возглавить министерство?

— Я сам говорил, что готов реально потрудиться на благо Забайкальского края. После этого мне поступило предложение. Первый шаг от меня был.

— Вы резко сменили сферу деятельности. Насколько отличается руководство крупной компанией от руководства министерством?

— Думаю, эти вещи несравнимы. И там, и там большая ответственность. Для меня, где бы я ни работал, она всегда была на одном уровне. У каждого разные мотивационные стимулы. Мне всегда было важно, чтобы после не пришлось посыпать голову пеплом.

— Сейчас сложно перестроиться после энергетики на новую сферу?

— Я не только в энергетике до этого работал. Сказать сейчас: «нет, всё просто» — соврать. А для чего врать? Конечно, сложно, но я думаю, что всё сейчас преодолимо. По крайней мере, уже в первые недели работы у меня в голове сложилась определённая структура и понимание.

— Многие говорят о том, что министры сейчас «засиживаются на работе». Какой у вас режим сейчас, почувствовали это на себе?

— Неправда. Министры не засиживаются на работе, они просто работают допоздна. А засиживаются — это когда домой кому-то не хочется и они не идут.

— Вам сейчас нравится в таком режиме работать? Комфортно?

— Я заменю это одним словом — интересно. Просто интересно даже с теми людьми, с которыми работаешь. У всех индивидуальный подход.

Команда с другими принципами

— Вы сказали, что за первые недели у вас уже сложилось впечатление, какое оно?

— Это аналогия. Например, есть у тебя энергетическая компания. В ней тоже есть различные направления, блоки. Здесь интересно то, что каждое направление также по блокам структурируется. Когда условно ты выезжаешь на объекты, то в голове уже есть представление, как проще общаться, как говорить на эти темы и принимать решения. Я считаю, что человек, который не знает с чем работает, не может принимать объективные решения, даже субъективное, но правильное не сможет принять. Поэтому просто нужно знать, с чем работаешь.

— А вы за это время уже приняли такие серьёзные решения?

— Нет. Какие-то решения принимали, но я не могу назвать их грандиозными. Серьёзными, я считаю, это когда ты их принял и всё задвигалось, стало всё возводиться, резко работать в новом режиме. Но за такой срок тяжело такие решения принять. Да и потом, решения в госорганах, это не как в частных компаниях. Там другой принцип. Здесь, чтобы что-то принять, необходимо учесть гораздо больше моментов, проговорить тему с другими профильными министерствами.

— С какими министерствами сейчас работаете плотнее всего?

— Мы сейчас со всеми. Я недавно в правительстве и я вижу, что общение поживее стало с конца прошлого года. Взаимодействие между министерствами стало плотнее. Происходит процесс переформирования команды с другими принципами, с другой основой. За этим очень интересно наблюдать и участвовать в этом.

— А если говорить о вашей команде, будете проводить «кадровую чистку»? Менять принципы работы внутри команды?

— Когда слышу слова «кадровая чистка», вспоминаю документальные фильмы про Освенцим, Бухенвальд. Нет, не собираюсь. Во-первых, здесь люди — профессионалы, которые знают своё дело от и до. Они давно здесь работают. Это люди, на которых держится всё, что происходит в Забайкалье. Если бы не они, тут бы не то, что дороги и стройки в таком состоянии, как сейчас были, а ещё хуже. Вообще ничего не было.

— Вы рассчитываете на их помощь сейчас?

— Конечно. Это и есть моя команда министерства. По сути, мы только начали процесс переформатирования отношений или создания этих отношений. Я не то, что надеюсь, я верю, что наша работа будет выстроена достаточно эффективно. Какие-то новые вещи мы, конечно, введём. Скажем так, без укора кому-то не обойдётся. Взгляд же свежий, когда приходишь на новое место. Я по себе знаю, когда долго на одном месте находишься, ты чего-то не видишь. Когда приходит новый человек, он заметит то, чего ты не замечаешь.

— А вы заметили уже что-то за это время?

— Конечно. Есть и минусы, и плюсы какие-то, как и везде.

Министр сельского хозяйства

— Насколько, по вашему мнению, эффективен «Забайкальский призыв» как кадровый проект?

— На самом деле очень интересное мероприятие. Я сам недавно участвовал в подобном, но там цель была разная, но суть одна. Я считаю, что в первую очередь он интересен тем, кто в нём участвует. Если понаблюдать за участниками, то можно увидеть, что они сами принимают вызов. Прийти, реально отработать, посмотреть на что ты способен в работе в команде, в индивидуальной работе. Конечно, это возможность и для госслужбы — найти людей, готовых чем-то пожертвовать, выйти из зоны комфорта, прийти и работать. Для правительства — это возможность найти «звёздочек», которые где-то есть, но их света не видно.

— А сами именно в «Забайкальском призыве» участвовали?

— Да, но не в это министерство. По-моему, меня приглашали на министерство сельского хозяйства, поучаствовать в очном туре, но, к сожалению в силу занятости на прошлой работе не смог туда прибыть. Я был в командировке. А так, конечно, мне было интересно. Когда был очный этап по нашей структуре, я туда ходил и смотрел на участников. Мне было интересно изнутри посмотреть. Я хотел бы сам его до конца пройти. Я, наверное, ходил с целью, подыскать людей в свою команду.

— Какие задачи сегодня минстрой ставит приоритетными для себя?

— Приоритетных задач несколько. В первую очередь — не провалить работу по нацпроектам и планам социального роста. Ещё по максимуму помочь людям, которые к нам обращаются. Мы по четвергам организовываем приёмы. Приходят жители со своими проблемами, есть действительно настолько серьёзные, которые необходимо решать в кратчайшие сроки. Сегодня, например, были с Уральского переулка, 2. Там сгорела квартира и пострадала крыша, другие дома заливало водой. Потому что крыша пострадала настолько, что смотришь вверх и видишь небо, а так не должно быть. Мы постарались им помочь. Сделали крышу, отремонтировали участок, где была течь, сейчас при дожде посмотрим результат.

Нацпроекты

— Что для министерства сейчас значат нацпроекты? Какие сейчас курируете?

— У нас сейчас много программ по нацпроектам. Если говорить о крупных, которые курирует министерство строительства, то их два. Это «Безопасные и качественные автомобильные дороги» — один из самых важных и принципиальных проектов. Потому что мы сами с вами видим состояние дорожной инфраструктуры. Я два года в Чите и сейчас увидел, как серьёзно взялись за эту историю. Работа кипит, мы уже проехали по объектам, посмотрели. Можно видеть новый подход в прокладке полотна. Здесь много денег на это выделено. Раньше такого не было. Второй проект — «Жильё и городская среда». Он требует даже больше внимания, чем дороги. Сейчас мы во все эти моменты вникаем. Решаем, как можно эффективней провести работу с федеральным министерством, в том числе по максимальному получению денег. Эти только по нашим министерствам. Понятно, что мы ещё подключены и к стройкам минобразования, культуры и здравоохранения.

— Как вы оцениваете возможность исполнения нацпроектов с федеральными нормами в Забайкалье?

— Есть показатели. Нам их нужно обязательно достигнуть. Есть одно но — поручение президента, которое говорит о том, что наши показатели по итогам реализации должны быть не ниже среднероссийских. А это в некоторых случаях даже превышает показатели, которые установлены национальным проектом. Нам это тоже необходимо прорабатывать с Федерацией.

— А если говорить о сроках выполнения?

— Да, у нас довольно короткий строительный сезон. Это один из основных моментов, который нужно чётко просчитать и выполнить все процедуры: проектные работы, торги, заключить контракты. Чтобы выйти на конкретную дату начала строительства. Для этого необходимо чётко контролировать выполнение графика.

— Есть риски срывов работ?

— Есть. Высокие риски.

— На каком этапе сегодня находятся эти работы?

— Если откровенно говорить, то это как взять трубу одного диаметра, а запустить через неё поток, который должен идти по трубе гораздо большего диаметра. Сегодня такая ситуация в Забайкалье. Долгое время не было финансирования, сейчас оно идёт, но инфраструктура оказалась не готова к такому. Поэтому в авральном режиме всё началось, и министры так работают, потому что оказались не готовы на такую интенсивность. Попасть во все сроки сложно, есть много рисков, их надо все хеджировать, заранее продумывать с самого начального этапа. Заранее придумать, как каждый риск покрыть, тогда мы всё успеем в срок, чем мы сейчас и занимаемся.

Поставили задачу закончить раньше

— Есть у министерства крупные проекты, которые планируете завершить уже до конца 2019 года?

— Это школа в Большой Туре, там у нас всё по графикам. Подъезд к селу Беклемишево. Там 10 километров дороги, достаточно сложный участок и даже взрывные работы ведут. По «безопасным дорогам» практически всё, что на этот год запланировано, завершим. Много у нас проектов таких.

А вот на будущее если смотреть, то есть интересный проект реконструкции улицы Новобульварной в Чите. Там конкретное расширение будет с выносом всех инженерных сетей с дороги. Ещё Нагорная — там будет с ливневыми канализациями, с очистными и выводом в реку. Будут обустроены тротуары, озеленение, газоны, скамейки, остановки.

— Минстрой занимается строительством для погорельцев. Здесь тоже есть сроки. Как обстоят дела в этом направлении?

— Сроки у нас достаточно сжатые, до 15 октября. Мы себе поставили задачу закончить раньше. К сентябрю должны уже всё сделать. Стройка сейчас ведётся в двух населённых пунктах. Это села Тасырхой Борзинского района и Горда Приаргунского района. Строители уже провели подготовительные работы, устанавливают фундамент. На прошлой неделе я был в Тасырхое, всё посмотрел. Проблем, конечно, много: начиная от технологического присоединения, заканчивая материалами. Я думаю, что все проблемы эти решаемы и мы максимально подключены к вопросу. Это одна из наших приоритетных задач. Там ещё много есть моментов помимо строительства домов, например, скважины — они сейчас на проработке.

Два года на Каштакский мост

— Есть у нас в регионе проблема, которая сохраняется с прошлого года — последствия наводнения.

— Да, сейчас этому тоже уделяется огромное внимание. Задача была — ускорить все темпы по восстановлению, обеспечению жильём. Самый волнующий всех вопрос — Каштакский мост. Надо понимать, что это довольно проблемный мост. Сложность заключается в том, что пока у нас делают проектно-изыскательные работы, проект идёт неотрывно от минприроды края с проектом по укреплению берегов. Эти две вещи сильно взаимосвязаны. Из-за этого при госэкспертизе возникла проблема, но я думаю, что в кратчайшие сроки мы дожмём эту историю и эти два проекта будут совмещены. Мы будем чётко понимать, что можем делать так мост, а так — укрепления.

Ещё проблема в том, что бурения скважин ведутся тогда, когда уже стоит лёд. Чтобы объект могли бурить машины и люди. В общем, чтобы этот мост отремонтировать нужно два года.

— Насколько я помню, обещали временный мост.

— Временный мост будет. Он необходим и для ремонтных работ — это первое. Второе — там будет сквозной проезд.

— А когда он появится?

— В этом году уже будут его делать. Примерные сроки прямо сейчас назвать не могу.

— Строительством дамб вы занимаетесь?

— Нет. Это уже к минприроды. Но если скажут надо, будем строить. Пока коллеги справляются.

— Сейчас продолжается строительство Каштакской развязки. Есть у вас понимание, что там происходит?

— Я как раз живу там рядом. Я просто не видел как там было до её строительства, но могу сказать, что она довольно удобная. Работы продолжаются, там осталось 600 метров этого «бутылочного горлышка». Один из самых нагруженных потоков. Сейчас сделали объездную дорогу там же, где и в прошлом году была. Я думаю, что когда её доведут до конца, это место разгрузят. По-моему, Каштакская развязка нормально сделана. Есть там, конечно, моменты, на которые я обратил внимание. Я возьму их на контроль и хочу проговорить с подрядчиками. Я эту историю не оставлю, проработаю, что мне не нравится.

Какой смысл маршруткам оставаться?

— Приобретением автобусов для Читы тоже занимается ваше министерство. Когда начнут закупать?

— Первые 5 автобусов у нас будут уже в августе, а может даже в июле. В общем, я думаю, что мы успеем всё в ближайшее время сделать.

— А кто дальше будет ими заниматься? Город или край?

— Этот вопрос мы прорабатываем. Есть у нас пока несколько вариантов и кто будет заниматься, и где размещать. Не буду озвучивать их до окончательного решения. Там объём работ немаленький. Если будем брать какую-то территорию, то её тоже нужно привести в порядок, подготовить. Там будет штат водителей, штат ремонтников, я думаю, должна быть серьёзная работа проведена.

— А вообще вы видите в городе проблему маршруток? И насколько автобусы помогут её решить?

— Честно, проблему вижу. Так как сам автомобилист. Если говорить об эффективности, я думаю, что в автобус у нас сразу много людей помещается, больше чем в маршрутку. Поэтому их не так много надо, сколько маршрутных такси на тот же самый пассажиропоток.

— Вы думаете, что частники откажутся от перевозок?

— А какой им смысл будет оставаться? Тем более что сейчас вводится новая система Глонасс и многие перевозчики просто не потянут её, но и без неё нельзя, так как должен быть сегодня определённый контроль. Какие-то, конечно, будут ездить. Совсем без маршруток мы не останемся.

— Есть у нас ещё один вид общественного транспорта — троллейбусы. Какие пути решения для убыточного депо вы видите на уровне края? Может к вам уже обращались с этой проблемой?

— Лично ко мне ещё никто не обращался. Честно говоря, из всех проблем, эта у нас 137-я, но мы до неё точно доберёмся. Я просто сейчас этим ещё не занимался. Но сниму картинку для себя с 5-й недели работы, честное слово, и будем думать, мозгов у нас много.

Дорожный контроль

— Какие ещё транспортные проблемы в городе вы видите, которые можно было бы взять сейчас и решить?

— Здесь много моментов. Я бы сделал автоматизированную систему управления дорожным движением, но на это нужны дополнительные деньги. Эта такая система, которая постоянно рассчитывает грузопоток и распределяет нагрузку на дороги. Это и светофоры — где и как они правильно должны гореть красным или зелёным, это организация временных стоянок. Сегодня едешь по улице, вроде можно две полосы использовать, а она одна, потому что вторая заставлена. Кстати, я обратил внимание, что даже там, где запрещающие знаки стоят.

Я видел, как в Москве эту проблему постепенно и плавно решили. Сначала знаки, потом стали эвакуировать, а затем в центре города сделали платные парковки. Это вполне приемлемо в центре. Нужно эту задачу рассмотреть и добраться до этой проблемы. Те же многоуровневые парковки. Стоит здание, ему много лет, а они придумали как это сделать. Я думаю, у нас тоже вполне это реально.

Что касается ремонта дорог, тут нужно уделить большое внимание содержанию. Это тоже обеспечивает нормальное движение. Мы уже договорились с городом, что мы сядем вместе и будем прорабатывать этот вопрос.

— Сейчас вы работаете со многими подрядчиками. Глава региона уже высказывал опасение, что проблемы часто могут возникать именно из-за них. У вас нет таких опасений?

— Я уже говорил, что наша инфраструктура не была рассчитана на столько проектов сразу из-за отсутствия финансирования. В том числе это коснулось подрядных организаций. Многие обанкротились, ушли в другие регионы и у нас их осталось мало. Те, кто остались, они не самые мощные, которые могли бы как в Москве или Новосибирске с привлечением максимума техники строить. Но наша задача, чтобы это становилось так. Эта работа ещё не структурирована, но будет. Есть у нас инструменты, направленные на такую работу. Один из них — создание совета, на котором предварительно будут рассматриваться проекты вместе с подрядными организациями. Чтобы не было такого, что мы разместили аукцион, а на него никто не вышел, просто потому, что там какая-то ошибка или не так проект рассчитали. А надо было просто вместо свай обычный фундамент заливать. Мы хотим это сделать, чтобы всё было в рамках законодательства и, чтобы все эти работы реально можно было выполнить.

Я Осипова знал, а вот знал ли он меня?

— Вы работали в Министерстве России по развитию Дальнего Востока. Сейчас мы входим в состав Дальневосточного Федерального округа. Вы, теперь уже как министр, какие плюсы и минусы от вхождения можете назвать?

— Минусов я в принципе не вижу. Климат вот у нас не поменялся, ближе или дальше от моря мы не стали. А с точки зрения возможностей, то только плюсы. Эти программы, которые действовали в ДФО, теперь ещё и на нас распространяются. Понятно, что процесс распространения довольно трудоёмкий, но минусов в этом не вижу.

— Вы работали в том министерстве в одно время с врио губернатора Забайкалья Александром Осиповым. Пересекались ли вы в тот момент как-то?

— Период пересечения был лишь 3 месяца, но у меня был другой курирующий заместитель министра по правовым вопросам. Там работало более 250 человек. Я знал Александра Михайловича, а вот, знал ли меня он, нужно у него спрашивать.

— Вы приехали в наш регион два года назад. Вам нравится в Забайкалье?

— Честно, я вообще люблю нашу страну. В Забайкальском крае у меня много тёплых моментов произошло в жизни. У меня здесь дочка родилась младшая в январе. Когда работал в «Читаэнергосбыте», увидел потенциал забайкальцев, узнал, что они могут, что им нужно.

Когда мне начинают говорить: «Вот, у нас менталитет другой», да такой же, как у всех, просто в других условиях создан. Людям же нужны определённые условия. Нужно понимать как они живут, что их окружает. А в регионах всё одинаково. Есть, конечно, особенности какие-то, но главное смотреть на условия жизни.

НазадВперёд
12 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Дааааа, почитаешь таких "кадров" и понимаешь почему ничего не меняется к лучшему. Специалист "широкого профиля", готов и могу управлять всем. А вот результат не важен.

Ну а дальше общие фразы - будем рассматривать, проходит согласование, эту проблему мы не оставим.

Аж читать тошно. Каков Осипов такова и команда - балаболов и показушников! 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Так и не читай. Расчитался тут. новая команда - это новая команда. Понятно и ежу, что прежде чем работать, надо все изучить

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Учиться надо на производстве шаг за шагом, а не в кабинетах разбираться что, по чём. Поэтому катим квадратное, несём круглое.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Изучать надо в школе географию, а здесь нужно пахать.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да проходили 2 раза, этот уже третий - пока новая команда катается по территориям, доказывая свою серьезность - лицемерным обозначением виновных исполнителей и свою компетентность - обсуждая очевидные проблемы. В структуру внедряется очередная степень бюрократизации процессов, которая служит для обучения и обеспечения контроля для новых руководителей и определяет выживших исполнителей из старой структуры. Но наступает осень или очередные выборы, в общем очередной п-ц. Меняется команда и организовывается новый набор "опытных специалистов широкого профиля", которые опираясь на полученный токсичный опыт продолжают "традиции лидерства и управления" новой структурой предназначенной для решения  старых проблем.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

 Раньше диктором завода становился рабочий прошедший и знавший все стадии производства и болеющий душой за свой завод, теперь главное залезть в политику и иметь образование менеджера 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

человек, никогда ничего не построивший, а про транспорт знающий только как автомобилист, становится министром. Жалко выглядят суждения практически по любому из заданных вопросов . Хоть замов профильных надо срочно искать.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Не выбирал? Посмотрите на бюджеты министерства ЖКХ и строительства. И бюджеты нац. проектов где деньги можно поднять, в ЖКХ или на стройке 

 Да и в центральном ЖКХ министром(Мовсква), ещё тот спец работает.. Если бы на местах были профи своего дела, то новый асфальт напротив "Октябрьского" был бы не "лопатами" утрамбован. К стати мэр новый тоже спец по благоустройству городской среды.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Знаю Алексея Николаевича лично, гарантирую, руководитель что надо!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А можно поконкретнее, откуда и в чем? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

похудел, осунулся, на долго ли хватит?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Для начала собрался Лёш

ПОПУЛЯРНОЕ