Р!
17 СЕНТЯБРЯ 2019
16 сентября 2019
Мир за Байкалом

Сокровища генерала Семёнова

Мы с фотографом Ксенией Зиминой не знали, на что подписались, отправляясь в двухдневную командировку к границе России и Китая. Выдохнув в первый день после двухчасового спуска в Соктуй-Милозанскую пещеру, утром второго дня мы не подозревали, что впереди — десятки километров по просёлочным дорогам, единственная в Забайкалье старообрядческая церковь со стенами из потемневшего тёса и… ещё одна пещера.

«Чита.Ру» совместно с правительством Забайкальского края представляет новый познавательный проект «Мир за Байкалом», в котором будет рассказывать о самых красивых местах региона. Мы объедем весь край, чтобы показать — мир за Байкалом стоит, чтобы увидеть его, и достоин того, чтобы полюбить.

В 8 утра выдвигаемся из города, мелкий дождь идёт уже несколько дней, на улице холодно, и спасти могут только тёплые жилетки, да и то не совсем. Но пока в машине тепло. Заезжаем на заправку — только тут становится понятно, какой маршрут нам придумал руководитель туристического клуба «Чиндачи» Владимир Стрельников.

Конечная точка нашего маршрута — село Доно Калганского района, до которого от равнин с невысокими, в основном пологими сопками близ Краснокаменска ехать и ехать.

Место, где был Чернышевский

История села Доно начинается в первой половине XVIII века. В исторических хрониках говорится, что здесь осели бежавшие от церковной реформы староверы и ссыльные участники восстания Емельяна Пугачёва.

В 1745 году здесь открыли Донинский (или, как его ещё называли, Никольский) прииск, а в нескольких километрах от них, за горой, было поселение тунгусов. Со временем село разрослось до 500 домов, 19 мельниц на речках, двух школ и пяти купеческих лавок. Построили здесь и две церкви — по одной на каждую веру. В сентябре 1866 года из Кадаи в Александровский Завод везли ссыльного писателя, учёного и философа Николая Чернышевского. Короткая остановка этого обоза была в Донинской станице.

Сопки по пути становятся как будто крупнее, шире, с глубокими падями и крутыми оврагами. То и дело на лобовое стекло нахлёстывает дождь, мы иногда дремлем, иногда смотрим по сторонам, но в основном слушаем Владимира Ивановича — кажется, столько, сколько про эти места знает он, не знают в музеях. С улыбкой отмахивается: родные ж места, с детства.

Доно начинается тогда, когда кажется, что дорога будет бесконечной. Чуть в стороне — одно из кладбищ, которых в селе несколько. Это — староверов. Ещё одно кладбище — по левую сторону от дороги, где хоронят членов семей нескольких донинских фамилий. Есть и общее.

Поворачиваем, не доехав, кажется, до середины села. Дорога превратилась в хлябь, пробираться по которой нужно медленно и осторожно. Сливаясь с иссиня-серым, нависшим над степью небом, упираются в брюхо тучам шпили Никольского храма — одной из трёх в России сохранившихся с тех времён старообрядческих церквей.

Церквушка с сердцем

Эти стены, где-то свежевыкрашенные, а где и затёртые резные наличники, окна, запечатанные деревянными ставни и замки видели многое: звенящее лёгкостью человеческое счастье, горечь прощания навечно с любимыми, предательства Гражданской войны и десятки замученных семёновцами в те времена.

Во дворе церкви есть могила первого её настоятеля-старообрядца отца Козьмы и его сына Агафангела, которых семёновцы расстреляли за помощь красным во время Гражданской.

— Крестный ход вокруг православной церкви обычно идёт как: против или по часовой стрелке? А вокруг старообрядческой? — прищуривается Владимир Иванович.

Идём по стрелке. Ледяной ветер забирается под кофту, но всё равно останавливаемся, чтобы рассмотреть шершавые ступени на крыльце, поднять голову к куполам, увидеть жмущихся к крыше голубей, которые, как и мы, продрогли.

Это место, где история слилась с безвременьем и ты чувствуешь это каждой клеточкой себя. Это земля и огромная, необъятная жизнь, в которой ты — её закономерная частица, особенная и в то же время повторяющая поколения до тебя.

Безголовый пьяница

— А тут, — машет Владимир Стрельников, — какой-то дурак заехал и памятник снёс.

Мы уехали от церкви и поднялись к старообрядческому кладбищу, за оградой которого — старинный памятник хорунжему Аргунского полка Владимиру Колчину, родившемуся в 1883-м, кажется, году и скончавшемуся в 1909-м.

И было бы понятно, если бы памятник установили революционеру, а какой-нибудь антикоммунист в 90-х не сдержал копившийся гнев, так просто — саданул техникой в монумент, на котором товарищи погибшего задолго до революции выбивали надпись руками, и был таков.

Донинские галереи

Недалеко от села Доно почти на вершине одной из сопок находится пещера, которую местные зовут Донинскими галереями и про которую сложено немало легенд, среди которых — тайный ход, закрытый еле приметной дверью и сокровища царской России, которые якобы спрятал здесь генерал Семёнов перед тем, как бежать в Китай.

Впервые в 1898 году статью «О донинских подземных галереях» в «Известиях Русского географического общества» написал статью сотник 2-го Забайкальского казачьего батальона А.Мещерский. По свидетельствам конца XIX — начала XX века, пещера уходит глубоко внутрь сопки и состоит примерно из 8–12 помещений. Всего этого мы, прошедшие порядка 7–8 гротов в Соктуй-Милозанской накануне, не знали.

Владимир Иванович ставит машину у подножия сопки: дальше ехать не имеет смысла, по мокрой траве и булыжникам автомобиль вести опасно.

Ксюша надевает высокие, припасённые Стрельниковым сапоги и куртку, мне дают ботинки с протекторами почти как у трактора. Первую половину пути мы идём сносно, хоть и тащимся в хвосте группы, но как только каменистый склон начинает резко подниматься, а ветер спихивать вниз, почти останавливаемся.

Глядя под ноги, думаешь, что нам очень не повезло с погодой, но стоит поднять глаза, открывается вид, при взгляде на который забываешь про ветер и дождь.

Саму пещеру те, кто оказался здесь впервые, вполне могут не заметить, но нам повезло с проводниками.

Сегодня Донинские галереи — это большой грот, в который проходишь, как в комнату, по небольшому тоннелю и грот с более узким тоннелем параллельно ему. И если в первом на стенах можно найти крохотные, размером в миллиметр — два капли воды на стенах, то во втором у стены слева иней, а в углу под ногами — лёд.

— Все годы, сколько мы сюда детьми не бегали и после, этот колодец был подо льдом,— рассказывает Владимир Стрельников, — а сейчас начал отступать.

Уходящий лёд начал открывать круглое отверстие в полу, очень похожее на каменный лаз. И кто знает, что скрывает эта ледяная пробка: по свидетельствам обследовавших больше 100 лет назад эту пещеру казаков, они спускались вниз как раз по такому лазу, и как раз тогда не смогли добраться до самого дна пещеры и всех её гротов, потому что она казалась бездонной. Такой же, как тайны Донинских галерей.

НазадВперёд
3 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

сегодня реально узнал много нового. спасибо

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Интересно. Но концовки не хватает,Рассказ резко заканчивается

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень не хватает подобных статей. Спасибо авторам! А всё выборы да Осипов итд. А тут о крае о его просторах и загадках. Читать интересно.