Р!
13 ДЕКАБРЯ 2019
12 декабря 2019

Народная память о Гражданской войне в Забайкалье

В ноябре исполнилось 100 лет, как в Забайкалье произошло Ингодинское восстание против семёновщины и японских интервентов.

Уже век назад Гражданская война гремела на просторах России и Забайкалья, но этот феномен продолжает сопровождать наше общество. В умах и сердцах многих людей она будто не прекратилась, к сожалению, до сих пор.

Одни симпатизируют красным, другие выступают сторонниками белого движения. Случается, они спорят друг с другом, иногда весьма ожесточённо, о том, чья же позиция правильная. Это обстоятельство постоянно ставит нас перед лицом нашей собственной истории, определяя, по-видимому, необходимость разумной интерпретации событий прошлого. Эти события всё ещё ждут своего подробного объяснения и реконструкции исторической памяти на основе идеи примирения ради будущего.

Бессмысленность братоубийства


«Когда ты стоишь у голодной стены,
Когда вместо солнца сверкает петля,
Когда ты увидишь в глазах своих ночь,
Когда твои руки готовы к беде,
Когда режутся птицы ранней весной,
Когда над душой вскипает гроза,
Когда о предательстве каркает ложь,
Когда о любви визжат тормоза.

А те, в кого верил, ушли далеко,
И движения их не видны.
И в промозглую рань подзаборная дрянь
Вырезает тебе на груди
Предчувствие гражданской войны»

В нынешнем 2019 году много памятных дат в истории нашего Забайкальского края. Среди них, думаю, особое место занимает 100-летие Ингодинского восстания в ноябре 1919 года против семёновщины и японских интервентов, центром которого было родовое для многих забайкальских Тарасовых село Доронинское. Это, прежде всего, связано с характером и масштабом выступления – в этом акте жестокого гражданского противостояния участвовало крестьянство – большинство населения Забайкальской области.

Забайкальские мужики симпатизировали декретам советской власти и были враждебно настроены к белым. Большевизм сумел овладеть умами значительной части русского народа. Большевики, которые заключили мир, дали землю и поощряли бедноту, были тогда хорошими для малоимущих крестьян, не успевших ещё хлебнуть «радостей» продразвёрсток, мобилизаций, гонений на церковь и жуткой коллективизации.

В то же время мобилизационные повинности, от которых приходилось прятаться по лесам, варварские реквизиции и бесчинства атаманщины подрывали силы забайкальской деревни. Народ, – а это, по разным оценкам, до двух с половиной тысяч повстанцев из забайкальских сёл в верховьях Ингоды – с оружием в руках стихийно восстал против произвола семёновщины, стремившейся подчинить себе многотысячную крестьянскую массу.

Вместе с тем размах и жестокость ответных семёновских репрессий, совершенно не мотивированных военными резонами, – было замучено и расстреляно несколько сот человек – составляет, по-видимому, хрестоматийный пример ужасов Гражданского противостояния в России и Забайкалье.

В России на 1919 год пришлись решающие события войны, определившей дальнейшую судьбу нашей Родины на многие десятилетия. Октябрь 1919 года – это окончательный перелом Гражданской войны. Колчак и Деникин не взяли Москву, Юденич – Петрограда. У нас в Сибири войска Колчака и Семёнова должны были противостоять не только армиям красных, но и партизанскому движению, которое угрожало тылу, в том числе ключевой Транссибирской железной дороге.

В этом смысле вооружённое выступление ингодинцев не является исключительным примером крестьянского восстания против белой государственности в период Гражданской войны. В Сибири к лету 1919 года в партизанских отрядах, выступавших против правительства А.В. Колчака сражалось, по некоторым оценкам, до 40 тысяч человек. Трудно не обратить внимания, что белый Омск пал в ноябре 1919-го – в дни, когда ингодинская драма достигла кульминации и близилась к трагической развязке.

В то же время братоубийственное кровопролитие, когда обе противоборствующие стороны широко использовали друг против друга террор, – совершенно исключительный период в нашем общем прошлом Забайкалья. Сохранение памяти об этом трагическом опыте и его исследование являются важными для понимания истории нашей страны и нашего региона. Это понимание следует сформировать и сохранять для последующих поколений как доказательство бессмысленности братоубийства.

Истории Гражданской войны в Забайкалье посвящено большое количество и научных исследований, и художественной литературы. Тем не менее, нельзя сказать, что эта труднейшая тема достаточно освещена и полностью осознана. Именно поэтому наша Забайкальская краевая универсальная научная библиотека им А.С. Пушкина выступила с инициативой совместно с музеем села Доронинское создать для Президентской библиотеки – общегосударственного электронного хранилища цифровых копий важнейших документов по истории российской государственности, – коллекцию материалов из фондов этого музея, касающихся Ингодинского восстания.

Вследствие своего масштаба и трагического характера события прошлого были в Доронинском не просто не забыты, но стали центральным и самым ярким сюжетом музейной экспозиции. В советский период власти прибегали и к политике сохранения памяти о жертвах семёновского террора, в том числе возводили соответствующие монументы. В то же время, памятники партизанам, построенные практически во всех сёлах, пострадавших от репрессий атаманщины, как правило, довольно просты и представляют собой дело рук неравнодушных местных жителей и частных энтузиастов.

Понятно, что нарративы минувшего, особенно в периодической печати, были до распада СССР тесно связаны с доминирующими политическими установками и выполняли функцию узаконивания советского строя. Но параллельно с этим существовала и продолжает передаваться свободная от идеологии общая память об ужасах прошлого.

Скромный, но бережно сохраняемый сельский музей и памятники жертвам семёновского террора в окрестных сёлах стали, пожалуй, важнейшим средством конструирования коллективной памяти местного сообщества о Гражданской войне. Думаю, село Доронинское Улётовского района и его окрестности – это физическое и символическое пространство, где осязаемо сосуществуют память и история, где память черпает силы из прошлого для настоящего.

Девятого ноября этого года в ознаменование 100-летия Ингодинского восстания в Доронинском по народной инициативе местных жителей был организован комплекс мемориальных мероприятий. То, какое активное и самое искреннее участие в нём приняли жители сел бывших Николаевской и Татауровской волостей Читинского уезда Забайкальской области, где особенно зверствовали семёновцы, прекрасно иллюстрирует тезис, что коллективная память жива и через репрезентацию событий Гражданской войны формирует дискурс инаковости. Что наделяет жителей современного Улётовского района идентичностью потомков героев и жертв Гражданского противостояния.

Без осмысления этого события, пожалуй, невозможно познание всего происходившего в Забайкальской области в годы Гражданской войны. Думаю, войну белых и красных в Забайкалье невозможно понять и без учёта нашей локальной особенности – наличия в структуре населения казачества, которое до сих пор не смогло изжить в своей среде серьёзные противоречия.

При этом следует вообще исключить идеологические и эмоциональные компоненты – героизацию участников той или иной стороны, обоснование патриотизма их целей, латентную или открытую романтизацию самопожертвования и отваги. Они в зависимости от ситуации и аудитории приобретают легитимирующий смысл. Поэтому должны уступить место историческому анализу — знанию фактов и представлению самых суровых деталей человеческих конфликтов.

Что, в свою очередь, требует принять перспективу признания ужасов преступлений, совершённых обеими противоборствующими сторонами, почитания жертв террора с обеих сторон. Также следует справедливо отдать должное всем тем, кто противостоял бесчинствам и самосудам, утверждая гуманистические ценности.

Дело не в том, что мы тут сейчас, наконец, всю правду расскажем и всем глаза откроем. И немедленно все поменяется. Это очень важно, и задача в том, чтобы всё-таки начать об этом говорить в наших Палестинах. Процесс этот длительный, сложный, и вовсе даже не обещает быть победным маршем. Тринадцатого ноября я читал этот текст в Военно-историческом музее Дома офицеров, куда были приглашены члены городского клуба краеведов.

На словах «принять перспективу признания ужасов преступлений, совершённых обеими противоборствующими сторонами, почитания жертв террора с обеих сторон» руководитель городской ветеранской организации Читы Геннадий Леонидович Щукин, молча, но совершенно недвусмысленно отрицательно мотал головой. А он человек достойнейший, не за паркетные баталии боевые награды имеет. В 1982-84 гг. тянул солдатскую лямку в опергруппе в Афганистане. И, насколько мне известно, не разрешал штабным героям наносить ракетно-бомбовые удары, если могли пострадать мирные жители. Попробуйте его переубедить. У меня пока, видно, не получается.

И ещё примечательно, что потом никто вопросов не задавал.

Надо также сказать, что при подготовке этого текста доброжелательные, но взыскательные читатели беспощадно порицали меня за употребление слов «семёновщина» и «атаманщина». Эти термины им представляются штампами советского времени с очевидными негативными коннотациями. Мол, ратуешь за исключение идеологических и эмоциональных компонентов, и сам тут же этим и грешишь.

Не могу, братцы, согласиться. Мы, — советские люди, «травмированные» советским прошлым, — легко находим советские штампы там, где их нет. На мой взгляд, «семёновщина» или, взять чуть шире, «атаманщина» — кроме Семёнова были ведь и другие негодяи вроде Калмыкова — режим личной неограниченной власти, основанный на самосудном терроре и казачьем сепаратизме.

Поэтому не обессудьте, пожалуйста.

Культурно-исторический код выживания


«Когда облака ниже колен,
Когда на зубах куски языка,
Когда национальность голосует за кровь,
Когда одиночество выжжет дотла,
Когда слово Вера похоже на нож,
Когда плавятся книги да колокола,
Когда самоубийство честнее всего,
Когда вместо ритма нервная дрожь.

И в сияющем храме лики святых
Тебе говорят, что церковь — не ты.
Что ты поёшь, когда у тебя
Вместо смерти похабные сны?
Предчувствие Гражданской войны»

В то же время опыт Доронинского – замечательный пример живой народной памяти. На протяжении десятилетий в небольшом сельском музее забайкальские энтузиасты бережно и бескорыстно собирали фото из семейных архивов, опубликованные документы, статьи периодической печати, письма и воспоминания современников.

Возник своеобразный массив источников о восприятии населением Забайкалья событий Гражданской войны и крестьянского повстанческого движения в крае как взаимосвязанных явлений. По нашему мнению, он имеет значение не только для изучения региональных событий, но и для осмысления этого феномена в общероссийском масштабе. Документы из фондов музея села Доронинское могут и должны дополнить ранее выпущенную литературу, послужить подспорьем работе серьёзных и вдумчивых исследователей.

Другой, не менее важной стороной нашего совместного проекта краевой библиотеки им А.С. Пушкина и музея села Доронинское является обеспечение общедоступности к уникальному собранию доронинцев. Сейчас компьютерные технологии стали важным элементом не только системы образования, но и образа жизни многих людей. Интернет формирует основные информационные потоки, стереотипы мышления, вообще картину восприятия мира основной массы российской молодёжи, и с этим нельзя не считаться.

Для нас Гражданская война – это уже отдалённое событие, хотя оно то и дело политически актуализируется по тем или иным причинам. Гражданская война в России и в Забайкалье остаётся одной из самых востребованных тем, что постоянно присутствуют в сети. И её популярность связана, думается, не только и даже не столько с обязательным изучением в школе или вузе, сколько с определяющей ролью этой темы в истории страны и края. Не далее как в октябре подготовленный Александром Бариновым сюжет, касающийся атамана Семёнова и его жестокости, стал одним из самых читаемых материалов на основном интернет-ресурсе Забайкальского края — «Чита.Ру».

Следует, по-видимому, согласиться с мнением, что интерес к данной проблематике связан, возможно, и с постоянно существующей угрозой повторения гражданского конфликта. Кризисы рано или поздно происходят, можно предположить, что существенный политический кризис ожидает и нашу Россию. Такая опасность, — осознанно или подсознательно, — но фиксируется людьми.

«Предчувствие гражданской войны» было написано современным русским поэтом Юрием Шевчуком в течение одной бессонной ночи: «…Не было никакого предчувствия. <…> Это была песня о том, что существовало и существует во всех нас. Гражданская война в каждом из нас». Предчувствие гражданской войны находится в исторической памяти русского этноса и жителей Забайкальского края на уровне некоего культурно-исторического кода, без которого выживание самого этноса было бы, очевидно, невозможно.

Забайкальский «Пакт Монклоа»?


«Когда чёрный ветер рвёт паруса,
Свет в прожекторах плюётся болью в лицо.
Революция без жертв — ничтожная ложь.
Слышишь, блеют сердца у тех, кто вошь.
Когда лопнет природа и кипящая дрянь
Зажжёт небеса, летящие вниз,
А антиутопия на ржавом коне
Скроет могилы уставших ждать,
Когда слово музыка это…

Предчувствие! Гражданской войны»

Нельзя не согласиться с историком Борисом Колоницким, что любая революция – это зародыш гражданской войны. Сейчас на основе идеи – хватит революций! – думаю, у нас действительно существует определённый антиреволюционный консенсус. И это не конъюнктурные настроения банального пропутинского лоялизма и самоцензуры: трагический опыт прохождения через конфликт Гражданской войны побуждает россиян и забайкальцев придерживаться стандартных способов осуществления власти. Мы готовы на многое, чтобы избежать состояния революции и опять не вляпаться в смуту.

Гражданская война – это ситуация кризиса и развала страны, период упадка нравственной ответственности воинов. Учитывая, что сеть всегда была и остаётся чутким индикатором общественных настроений, можно сказать, что российское общество сегодня осознаёт особую важность так или иначе связанных с этим тем. Именно поэтому наша будущая коллекция предназначена для интернет-платформы Президентской библиотеки как мультимедийного, культурно-просветительского, научно-образовательного и информационно-аналитического центра, имеющего статус национальной библиотеки России.

Мы уверены, что коллекция документов и архивных фото из фондов музея села Доронинское представляет интерес для широкого сетевого читателя, а также позволяет насытить историю реальными людьми, действующими в экстремальных условиях междоусобной борьбы. Читатель найдёт в этой коллекции яркие факты из нашего общего — сложного, противоречивого и трагического — прошлого, а также живые образы наших земляков – участников Гражданской войны в Забайкалье.

В то же время обращение к публичной памяти о Гражданской войне, прежде всего, должно вести к постепенному решению сложнейшей задачи — примирению старых противников. Проект Забайкальской краевой научной библиотеки им. А.С. Пушкина представляет в том числе попытку создать предпосылки для нашего своеобразного «Пакта Монклоа» – назидания всем политикам, что есть предел, за который не могут выходить никакие политические дискуссии.

Сто лет спустя, по-видимому, уже пора перевернуть эту трагическую страницу в книге нашей истории. Пора внятно артикулировать компромисс между различными оценками прошлого. Компромисс на основе общезабайкальского примирения для реализации подлинных задач развития региона в настоящем и будущем.

Сейчас ведётся работа по подготовке вводной обзорно-аналитической справки и самих материалов коллекции. Цифровые материалы в основном сформированы, они структурируются и описываются в соответствии с требованиями современного библиотечного дела в России.

Мы пользуемся случаем выразить признательность главе Улетовского района Александру Иннокентьевичу Синкевичу за внимание и поддержку этой работы. Большое спасибо коллегам и землякам-доронинцам: бывшему руководителю музея, энтузиасту-краеведу Людмиле Петровне Воложаниной, чьи советы и комментарии очень нам помогли, а также сотрудникам музея Надежде Алексеевне Шемякиной и Марии Алексеевне Роговой за доброжелательную помощь.

Нельзя не сказать слова признательности моему наставнику Екатерине Ойдуповне Дашиевой. Она терпеливо ободряет меня в пути по лабиринтам библиоведения. И спасибо сотрудникам Музея военной истории Дома офицеров Забайкальского края, которые с июля этого года являются нашими искренними и великодушными товарищами по одиссее исследования Ингодинского восстания 1919 года.

Надеемся совместными усилиями представить научной и образовательной общественности коллекцию материалов для Президентской библиотеки из фондов музея села Доронинского, касающихся Ингодинского восстания, в качестве законченного продукта культурно-исторического исследования не позднее весны будущего года. Года, когда в ноябре исполнится 100 лет, как семёновцы отошли в Китай, и в нашем Забайкалье окончилась Гражданская война.

Хочется надеяться, что навсегда.

Литература

Василевский В.И. Забайкальское казачье войско в годы революции и Гражданской войны. Чита, Читинская региональная организация Российского общества историков-архивистов, 2007 г.

Гражданских войн будет больше. 1919: воспоминания о будущем? // Сайт Радио Свобода, дата обращения: 14.11.2019.

Коротаев А.М. Революция и Гражданская война в России. 1917–1922 гг. Москва, «Достоинство», 2016 г.

Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. Москва, «Центрполиграф», 2005

Предчувствие гражданской войны (песня) // Wikipedia, дата обращения: 14.11.2019.

Роиже Хавьер. Музеология и память о прошлом: образы Гражданской войны в экспозициях испанских музеев // КиберЛенинка, дата обращения: 14.11.2019.

Сибиряков И.В. Образ Гражданской войны в сети Интернет // Гражданская война на Востоке России: новые подходы, открытия, находки (Материалы научной конференции в Челябинске 19–20 апреля 2002 г.). Москва, «Посев», 2003 г. С. 23–28.

Шеберстов Н.А. Иллюстрации к роману В.И. Балябина «Забайкальцы». Москва, «Советский писатель», 1974.

Robert L. Eichelberger papers. Americans in the Land of Lenin: Documentary Photographs of Early Soviet Russia // the Duke University Libraries Digital Collections and the Duke Digital Repository, 14.11.2019.

Описание событий Ингодинского восстания против семёновщины и японских интервентов можно найти на страницах юбилейных выпусков районной улётовской газеты «Ленинское знамя» (из фондов Забайкальской краевой научной библиотеки им. А.С. Пушкина):

НазадВперёд
20 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Смешно, человек, весьма и весьма далекий от исторической науки, поднахватавшийся новомодных словечек пытается с рассуждать о столь сложной теме. Вы только вслушайтесь в это - "через репрезентацию событий гражданской войны формирует дискурс инаковости, что наделяет жителей современного Улётовского района идентичностью потомков героев и жертв гражданского противостояния". Не случайно слегка офигевшие от "дискурса инаковости" улетовские жители слабо реагируют на псевдонаучные изыски вчерашнего пропагандиста "Единой России" г-на Тарасова. Давненько не видели его, пнули его из администрации - решил переквалифицироваться в управдомы?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот до Тарасова мне ровно. По крайней мере в курсах кто таков он есть. А вот вашу фаилию интересно было бы узнать, прям заинтриговали. Столько злости, такая информированность) В соседних кабинетах чтоль сидели? Или конкурент ваш по должности в партии? Не хотите личико открыть? 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Саня, не злись. Лучше анекдотик травани. Тебя по другому сложно воспринимать. 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Партизанское движение в Забайкалье носило ярко выраженный антиокуппационный характер. Большинством населения семеновцы воспринимались как коллаборационисты и пособники иностранных оккупантов. Массовость партизанского движения в Забайкалье вытекает именно из этого. Большевики лишь смогли оседлать эту волну. К сожалению, в отечественной истории вопрос японской оккупации Дальнего Востока и Забайкалья освещается крайне незначительно. Большинство граждан России даже не понимают, что Япония в начале двадцатого века оккупировала большую часть территории России, чем Гитлер в 1941 году. Зверства японцев на оккупированной территории также практически неизвестны большинству россиян, даже многие забайкальцы имеют об этом смутное представление. А ведь только в моем родном Петровск-Забайкальском районе японцы сожгли дотла три деревни (Старую и Новую Зардаму, Пески), не считая сожженных отдельных домов в других селах.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А кто призвал иностранные армии в Россию . Большевики к сожалению.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Большевики японцев в Россию позвали? Поколение ЕГЭ детектед.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Когда люди рассуждают о том,чего не знают, это профанация и невежество. Но это к большому несчастью, это написано сейчас в школьных учебниках. 

Гражданская война началась из-за иностранной интервенции в 1917 и 1918 годах. Их сюда никто не звал, они сами вероломно вторглись в Россию. Точно такая же ситуация складывается сейчас, - китайские танки в степях Забайкалья, американская военная база в Ульяновске. Мы уже 28 лет под интервенцией доллара, т.е. USA.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вся эта вонь о братоубийстве появилась из уст помещиков, буржуев и других паразитов-кровососов сразу после октября 1917 года, как их сбросили. Разве они думали в свое время о братстве и любви к народу. Сотни лет геноцида и рабства, а вы хотели чтобы их любили. В то время у всех был выбор, как сейчас. Но меньшинство выбрало забвение и позор.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Действительно, разговоры о братоубийстве и примерении в сегодняшних условиях выглядят бледновато. За что боролись земляки Тарасова и за что Семенов? Семенов за царя и буржуев, однозначно. Сегодня буржуи снова гнетут народ, прикрываясь словоблудием о равенстве и братстве. Доже праздничек придумали - день народного единства. При этом убиты все достижения для народа. Балом правят деньги и буржуи. Я против Семенова, против новых буржуев, против распродажи России, против сопливого единения, как и против гражданской войны. Но те кто у власти и у кого, как бы, сила должны понимать все опасности игрищ с народом.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А Щукин подумал: кто же этого пустобола выпустил перед народом выступать.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Фотография "На Увале" смотрится некорректно, в тарасовском стиле!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Предчувствие Гражданской войны. Точно сказано. Предчувствие. Да, на фоне развала экономики, промышленности, безработицы, вымирания народа, уничтожения сел и деревень, навязывания народу так сказать "бусурманских" ценностей, возможно. Народ изнемогает. А если честно, мы куда идем? Ясно одно, не туда и не так. Сколько пролито крови во время революции, Гражданской войны, коллективизации, в годы политических репрессий. А затем строительство заводов, фабрик, предприятий. Потом Отечественная война, разруха. Великая ПОБЕДА.И сновала Русь возродилась, отстроилась. И. к чему пришли?! Опять разруха, нищета. Трещат про национальную идею? Какую? Праздник Великой октябрьской революции отменили. А 4 ноября День единства не приживается ( с кем мы едины- с олигархами, ворами ит.д.). Милиция стала полицией. Народ едко называет полицаями. Скоро институт старост создадут. А как же историческая память. Скоро будем праздновать 75 лет Победы. Или кому-то для полноты картины нужны партизаны?!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ввели  7 ноября праздник-День согласия и примирения. А как к нему относят молодежь, старшее поколение и власть? Что делается для того, чтобы этот день именно таким и стал-СОГЛАСИЯ и ПРИМИРЕНИЯ!? Мы же видим как охаивается все советское, как разрушается все , что было создано  огромной ценой (каторжный труд народа- наших дедов, бабушек, родителей,деньги и т.д.) как надсмехаются над коммунистами. И кеми? Перевертышами!!(Теми кто трусливо рвал и прятал партбилет, а потом стал членом ЕР)

Да, в советский период было открыто много памятников, названы улицы героям Красной Армии. А где такие же памятники Белой Армии? Они ведь тоже сражались за Россию. Вот у меня есть и красные (позже репрессированы и расстреляны) и белые. И что? Атаманщина и семёновщина, слова-то какие. Уже после таких слов мы не сможем  согласиться и помириться. А Григорий Михайлович Семенов личность уникальная, если столько лет не дает никому покоя.Казачий атаман,кадровый военный, человек владеющий несколькими языками.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А еще душитель, вешатель, садист одни словом

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

И пособник оккупантов, живший на полном содержании японцев вплоть до 1945 года

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

 Никто не задавался таким вопросом- почему красные входя в населенные пункты не пороли и не убивали родственников семеновцев, а семеновцы это делали.   Свидетельств  масса. У моего прадеда Леднева  семеновцы убили первую жену и его сестру. У его однополчанина Перебоева убили отца и запороли 15- летнего  брата.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В селе моего прадеда семеновцы сожгли несколько домов и выпороли стариков, чьи семь были заподозрены в сотрудничестве с партизанами. Все, кто помоложе, ушли в лес при подходе карателей, в селе оставались только немощные старики. Это село Новоникольское нынешнего Петровск-Забайкальского района. Рассказывали люди, жившие в то время

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

В этом и суть. Что Гражданская война это трагедия. Когда казаки и их семьи ушли в Трехречье, были созданы карательные отряды, которые нарушаю границу, вырезали, расстреливали казачьи семьи женщин, детей,стариков (Танхэ). Все "хорошие"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"по делам Вашим да воздастся Вам"

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

. "Карательные отряды" никем не создавались, более того, советская власть с этой "инициативой на местах" боролась жестко и достаточно успешно. Просто слишком уж много в Забайкалье осталось тех, кому было что спросить с семеновцев за сожженные дома, убитых стариков и детей, опозоренных жен, сестер и матерей. Вот и ходили "за речку" взыскать должок. А семеновцы и их современные приспешники теперь по-хохляцки орут: "А нас за що??"