Р!
01 ИЮНЯ 2020
31 мая 2020

Кавказское гостеприимство Союза журналистов России

Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров на прошлой неделе чуть было не стал членом Союза журналистов России. До красных корочек, международных карточек и буфета Дома журналистов ему не хватило самой малости - быть журналистом. Со стороны это действо выглядело не то как «приняли и исключили», не то как «недоприняли». У нас в городе в таком унизительно подвешенном состоянии не держат даже вчерашних и сегодняшних студентов отделения журналистики.


Рамзан Кадыров восстановил в республике Дом печати, создал типографскую базу, оснастил современным оборудованием телеканалы, установил мемориал памяти убитых журналистов. В соответствии с уставом Союза журналистов приём могут осуществлять региональные отделения, поэтому «за заслуги в деле становления чеченской журналистики», а также за создание «идеальных условий для работы местным СМИ» чеченское отделение СЖР Рамзана Кадырова в свои ряды приняло. Торжественно. Вручили ему удостоверение. Он в ответ вручил двум журналисткам ключи от новых квартир в Грозном, ветеранам журналистики - денежные вознаграждения, а также присвоил по такому случаю почётное звание «Заслуженный журналист Чеченской республики» мэру Грозного Муслиму Хучиеву.

В то время как многие читинские журналисты не подозревают о миновавшей их перспективе профессиональной общности с Рамзаном Кадыровым до сих пор, в Москве забеспокоились в следующие же сутки. О своём намерении выйти из Союза журналистов заявили, в частности, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов и обозреватель «Московского комсомольца» Александр Минкин, который призвал к этим действиям и коллег: «Надеюсь, все настоящие журналисты покинут организацию, в которую принят Рамзан Кадыров. Мы знаем о нём достаточно много, чтобы не допускать и мысли, что с ним можно находиться в союзе. Кроме того, нет никаких сведений о том, что он умеет писать. А это необходимое условие для журналистики».

6 марта 2008 года секретариат СЖР единогласно проголосовал за исключение Кадырова. Представители секретариата заявили, что в ходе проверки доказательств журналистской деятельности президента Чечни обнаружено не было, а действия чеченского филиала СЖР были названы ошибочными.

7 марта Союз журналистов Чечни засобирался демонстративно выйти из Союза журналистов России, назвав исключение Кадырова «проявлением двойных стандартов». Выйти, тем не менее, помешала формальность - в уставе чеченского отделения не написано, что они являются региональной организацией Союза журналистов России. Кадыров остался Героем России, дважды почётным академиком, почётным профессором, почетным гражданином Чеченской Республики, заслуженным работником физической культуры, заслуженным строителем, заслуженным защитником прав человека, а также почетным мэром города Грозного, и, скорее всего, расстроился меньше, чем задетая и оскорблённая пишущая братия страны.

Между тем, членство в СЖР руководителей регионов - не нонсенс. В частности, действующими членами Союза журналистов являются губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский, спикер Новосибирского облсовета Алексей Беспаликов, представитель в Совете Федерации от новосибирского парламента Виктор Леонов.

Лариса Калгина, возглавлявшая Читинскую организацию общественной организации «Союз журналистов России» с 1999 по 2007 год, отмечает, что в уставе организации специально оговаривается, кто имеет право состоять в творческом союзе журналистов – это профессиональные журналисты или преподаватели журналистских дисциплин в вузах, или те, кто занимается научными исследованиями: «В последние годы Союз журналистов стал достаточно либеральным по отношению к вступающим: принимают и тех, кто активно сотрудничает со средствами массовой информации внештатно, и тех, кто участвует в выпуске. Кроме того, в регионе есть огромная армия пресс-секретарей, которые, строго говоря, не журналисты, но члены творческого союза.

Принятие властного лица противоречит самой сути журналистского сообщества».

Столь серьёзный отпор, который дал Союз журналистов представителю власти, склонны связывать с проблемами, свалившимися на СЖР. В последнее время отношения союза с властью складываются крайне напряженно. Так, руководство СЖР неоднократно и настойчиво просили освободить офис на Зубовском бульваре, которое журналисты занимают на основе договора о бессрочном безвозмездном пользовании от 20 марта 1998 года, подписанного президентом Ельциным. Несмотря на это, Росимущество утверждало, что союз занимает помещение незаконно. Примерно такая же история возникла с еще одним объектом СЖР – зданием московского Дома журналиста на Никитском бульваре.

«Председатель СЖР Богданов находится в личной конфронтации с действующей властью, - считает член СЖР, главный редактор газеты «Забайкальский Рабочий» Александр Баринов. - Богданов был соратником Ельцина, и его всё устраивало. При Ельцине за СЖР закрепили здание, которое начали сдавать в аренду. Стоило современному государству поинтересоваться, не желает ли союз жить на взносы своих членов и сделать вывод, что площади, которые сдаются – лишние, они сразу начали заявлять, что власть рубит Союз журналистов».

Александр Баринов считает, что «принятие Кадырова в члены Союза журналистов – это откровенный «прогиб» перед ним региональной организации: «Сегодня Союз журналистов максимально упростил правила приёма. В советские времена членство в нём предполагало получение определённого пакета льгот – начиная с буфета Дома журналистов, заканчивая санаториями в Подмосковье и на Чёрном море. Для вступления было необходимо длительное время проработать в СМИ, издать одну, а то и не одну книгу… Сейчас студенты второго курса отделения журналистики опубликуют две-три заметки – и уже бегут писать заявление в Союз журналистов. Это неправильно, но во многом делается с одной только целью – хотя бы у них собрать членские взносы. И если правила одинаковы для всех, то я не вижу причин, почему запретить Кадырову. С точки зрения права - это нонсенс, но из тысяч нынешних студентов, принятых в Союз, через 20 лет могут вырасти люди страшнее Кадырова, который не был под судом. Так, например, журналистом и социалистом был один из создателей фашизма Бенито Муссолини».

Нельзя не учитывать и разницы менталитетов сторон властно-журналисткого конфликта. По мнению Александра Баринова, москвичи не воспринимают Кадырова ментально, но те, чью жизнь в республике он изменил, относятся совершенно по-другому. И если нам чего и не хватает – то терпимости.

О национальных особенностях говорит и Лариса Калгина: «Нужно учитывать менталитет коллег-журналистов… Года три-четыре назад коллега из Чечни в беседе делился опытом работы – в их республиканском сообществе всё очень и очень непросто, оно далеко не самостоятельно, немалую роль играют вековые традиции. Поэтому к оценке ситуации надо относиться с пониманием».

Чем с большим пониманием относишься к оценке ситуации, тем яснее видится либеральность Союза журналистов, растерянность его отделений в регионах и неприглядность и бесполезность идеи творческого объединения.

Весь советский период Союз журналистов был инструментом государственного управления, «приводным ремнём» партии к обществу, потом - ринулся в другую крайность, защищая демократию и Ельцина. Новый режим сегодня требует новых журналистов в новом союзе. И неизвестно, сколько инцидентов, подобных истории с Кадыровым, должно получить огласку, прежде чем творческий беспорядок в Союзе журналистов сменится творческим порядком.

Или прежде чем маленький Союз журналистов признается рудиментом большого Союза Советских Социалистических Республик.
Екатерина Шайтанова для ИА «Чита.Ру»

Обсудить на форуме

НазадВперёд