Р!
01 ИЮНЯ 2020
31 мая 2020

Иркутская аллергия на читинские законы

19 марта в Читинском областном суде состоялось второе судебное заседание по иску компании «Иркутск-Нафта», которая требует отмены закона Читинской области №992-ЗЧО «Об организации деятельности пунктов приёма и отгрузки древесины».


Впервые речь о принятии закона, который смог бы как-то узаконить работу пунктов приёма древесины – основных узлов гигантской паутины по хищническому вывозу круглого леса в Китай - зашла в конце июля 2007 года: через несколько месяцев после того, как в регионе начала работу межведомственная комиссия по пресечению незаконного оборота леса. У администрации Читинской области в начале 2000-х годов уже был печальный опыт работы на этом направлении. Не находя реальных рычагов воздействия на лесоприёмные пункты в федеральном законодательстве, власти региона стремились как-то ограничить их деятельность региональными законами. Нормативно-правовой акт, регулирующий деятельность пунктов приёма древесины, был проведён через областной парламент, однако уже через несколько месяцев грамотно подготовленный судебный иск вынудил аннулировать начинание. На приостановке действия закона настаивала региональная прокуратура – закон противоречил федеральному законодательству. Иск, надо полагать, готовили не экологи.

Региональная развязка
В 2007 году ситуация изменилась – все полномочия в лесной отрасли были переданы на региональный уровень. Москвой было рекомендовано проблему незаконного оборота леса как-то решать, а то на федеральном уровне она как-то не решалась. Возникло ощущение, что лесное лобби в московских коридорах власти сдаёт свои позиции.

В мае в Читу прилетал грозный министр природных ресурсов Юрий Трутнев в компании с не менее грозным министром внутренних дел Рашидом Нургалиевым. Мужчины махали московской шашкой и требовали в течение года навести в лесу порядок. Федеральный гнев поднимал в зале многих из тех, кто к резким окрикам не особо и привык. В частности, у представителей Забайкальской железной дороги предметно интересовались, насколько активное участие дорога принимает в незаконном обороте леса. В том плане, что железнодорожные тупики заходят разве что не в огороды, а кто их контролирует – не до конца понятно. Точнее, вообще не понятно.

Региональным властям развязали руки – делайте, что хотите, требуйте от кого угодно чего угодно, но ситуацию с лесом исправляйте. Теперь – сами. На законности действий региональных властей никто особо не акцентировался – ясно, что всё должно быть в рамках федерального законодательства, но не меньше этого понятно, что закон, что дышло … Требования эти касались не только Читинской области – порядок требовали навести и в остальных регионах, где проблемы мало отличаются от наших. Другой вопрос в том, что к Чите после визита Трутнева и Нургалиева было приковано повышенное внимание, которое региональные власти не чувствовать не могли.

Август-декабрь – от подписи до чрезвычайной ситуации
Важность закона, который регулирует работу пунктов приёма и отгрузки древесины, переоценить сложно. Равно как сложно переоценить важность железнодорожных магистралей. Дорога и пункты приёма – основа транспортной инфраструктуры, которая обеспечивает оборот леса в регионе. И если на дорогу влиять при доброй воле ОАО «РЖД» ещё возможно, то пункты приёма функционировали фактически в безвоздушном правовом пространстве.

13 августа губернатор Читинской области Равиль Гениатулин подписал проект закона и направил его на рассмотрение в областную думу. Глава региона сразу и отдельно отметил: администрация области прошла «непростую процедуру согласования с органами юстиции», которые пришли к выводу о том, что проект закона не противоречит никаким положениям федерального законодательства. Администрация области рисковала сразу же после принятия закона напороться на иск о его несоответствии федеральному законодательству, поэтому акцент, поставленный Гениатулиным, выглядел знаковым. Стоит отметить, что обещанные Трутневым и Нургалиевым поправки в уголовный и таможенный кодекс, обещанные в мае 2007 года, не приняты до сих пор. Видимо, лесное лобби сдаёт свои позиции с боями.

17 августа постоянный комитет промышленности, строительства, транспорта и связи Читинской областной думы рекомендовал закон к принятию на внеочередной сессии парламента. В ходе обсуждения депутаты пришли к выводу, что проект закона – сырой и предложили разработчику – Управлению лесами в Читинской области – его доработать. 20 августа депутаты единогласно проголосовали за принятие закона, и он отправился в путешествие ко второму чтению. Народные избранники рекомендовали прописать в ходе этого путешествия ответственность за нарушение закона, потому как в варианте Управления лесами эта ответственность ограничивалась отправляющей в неизвестность фразой об ответственности «в соответствии с действующим законодательством».

19 сентября закон был принят во втором чтении, к которому он пополнился поправками, внесёнными областной прокуратурой и депутатами. Поправки прокуратуры, к слову, были достаточно жёсткими. Участие в разработке закона прокуратуры тоже было знаковым. Как минимум, это означало, что прокуратура, как один из разработчиков, не будет оспаривать закон.

8 октября закон подписал губернатор, а через 10 дней он вступил в силу. К декабрю дума приняла поправки к региональному закону об административных правонарушениях, установившие существенные штрафы за неправильную организацию работы пунктов приёма и отгрузки древесины. Но и это не смогло бы коренным образом изменить ситуацию. К примеру, ЗабЖД продолжала подавать вагоны на пункты приёма и отгрузки древесины, работа которых приостанавливалась по судебным решениям. Для дороги, у которой с собственниками железнодорожных тупиков были заключены договоры, решения судов не являлись основанием для прекращения договорных обязательств в одностороннем порядке.

11 декабря Гениатулин ввёл на территории семи «лесных» районов и в городе Петровск-Забайкальский режим чрезвычайной ситуации, связанный с масштабными незаконными рубками леса. Группы по борьбе с незаконным оборотом древесины в течение пяти дней с момента введения режима ЧС должны были провести проверки пунктов приёма и отгрузки древесины и приостановить деятельность тех из них, которые не соблюдают требования закона «Об организации деятельности пунктов приема и отгрузки древесины». Уже 12 декабря в городе Петровск-Забайкальский была приостановлена деятельность пункта приёма леса, принадлежащего ООО «Иркутск-Нафта».

Ратничкин подал в суд, потребовав отмены закона, который, по его мнению, нарушает конституцию страны, гражданский кодекс и свободу его предпринимательской деятельности. 11 марта состоялось первое заседание суда, 19 марта – второе, 25 марта состоится третье.

Ружейные приклады, отказные материалы и иркутская прописка
О личности Ратничкина и особенностях работы его предприятия в Петровск-Забайкальском до поры до времени не было ничего известно. 18 марта ИА REGNUM со ссылкой на мэра Петровск-Забайкальского Геннадия Щукина опубликовало некоторые подробности деятельности Ратничкина. Выяснилось, что на Ратничкина возбуждён ряд уголовных дел, по некоторым из них составлены отказные материалы: «В 2004 году возбуждалось уголовное дело по факту того, что Ратничкин разбил прикладом ружья окно в кабинет, расположенный в здании железнодорожного цеха и произвёл несколько выстрелов. Дело прекращено. В этом же году возбуждалось уголовное дело по факту распространения ложных сведений в отношении Щукина. Дело направлено в суд в конце 2004 года. В 2005 году возбуждалось уголовное дело по факту того, что Ратничкин якобы угрожал физической расправой начальнику охраны ООО «РС Компани» из Москвы Кобзеву. В материалах уголовного дела речь идёт о том, что Ратничкин пытался наехать на Кобзева на тракторе. Дело находится в производстве. По ряду эпизодов в возбуждении уголовных дел отказано».

Из неопубликованной в ленте REGNUM информации удалось выяснить, что ООО «Иркутск-Нафта» зарегистрировано в Иркутске, Ратничкин прописан там же. Компания работает в Петровск-Забайкальском с 1 июля 2002 года. Все три отказных материала, о которых идёт речь в заметке REGNUM, относятся к 2005 году и все они так или иначе связаны с якобы имевшим место самоуправством или попытками вывоза оборудования с территории ОАО «Петровск-Забайкальский металлургический комбинат». Известно, что по одному из эпизодов в возбуждении уголовного дела отказано по причине отсутствия в деянии состава преступления.

Из всей этой информации видно, что между администрацией города и предпринимателем Сергеем Александровичем Ратничкиным из города Иркутск существует вялотекущий конфликт. Администрация города в числе прочего недовольна тем, как Ратничкин платит налоги, по поводу чего в арбитражный суд, кстати, подавалось исковое заявление. Щукин говорит о том, что компания Ратничкина за все годы работы в городе заплатила всего 1,5 млн рублей налогов, отгрузив при этом более полутора тысяч вагонов с лесом. Администрация города имеет и другие претензии к работе иркутян, связанные, как видно по отказным материалам, с деятельностью «Иркутск-Нафта» на территории бывшего металлургического завода. Очевидно, что №992-ЗЧО и режим чрезвычайной ситуации был использован администрацией города для того, чтобы ограничить многоплановую деятельность Ратничкина в Петровск-Забайкальском. В ответ Ратничкин подал в суд на областной закон.

Непростое отношение к несложным правилам
Откровенно говоря, подобного иска ждали сразу же после принятия закона. К тому же подобный опыт в Читинской области уже был. Но позиция областной прокуратуры и демонстративно-уверенная позиция областной администрации, судя по всему, сделали своё дело. Закон работал, давая определённые результаты. Так, по данным пресс-службы Читинской областной думы после проверок выяснилось, что требованиям областного закона не соответствуют 156 из 344 действующих на территории края лесоприёмных пунктов. 109 пунктов были закрыты, остальные же, после устранения нарушений, продолжили свою работу.

Не было бы ничего удивительного в том, если бы Ратничкин потребовал не отмены закона, а отмены совместного решения Петровск-Забайкальской муниципальной и городской комиссий по ЧС, приостановивших деятельность его пункта приёма древесины. Ведь в законе нет каких-то драконовских требований к участникам этого рынка – там всего лишь прописаны простейшие правила относительно цивилизованного ведения бизнеса - вроде журналов приёма и отгрузки древесины, распорядка работы пункта пропуска и наличия на пункте всей разрешительной документации. Если верить пресс-релизам областной думы и регионального комитета промышленности, хозяева существенной части пунктов приёма леса достаточно быстро устраняли нарушения и продолжали работать. Возможно, Ратничкин не может сделать даже этих простейших действий, а потому опротестовывает сам областной закон.

По большому счёту, Ратничкин подал в суд на региональную администрацию, краевую прокуратуру и Читинскую областную думы - именно эти организации разрабатывали и принимали закон. И всё бы ничего – органы исполнительной или законодательной власти не застрахованы от принятия спорных решений – да только, если говорить образно, Ратничкин подал в суд на забайкальский лес, Забайкальский край и жителей Забайкальского края. №992-ЗЧО в настоящий момент – единственный нормативно-правовой акт, позволяющий регулировать деятельность пунктов приёма и отгрузки древесины. Пункты приёма, в свою очередь, - узловые точки как законного, так и незаконного оборота леса. Не будет закона – не будет препятствий для планомерного законного и незаконного вывоза стратегического ресурса, каковым, без сомнения, является лес.

Максим Дружинин

Обсудить на форуме

НазадВперёд