Р!
05 АПРЕЛЯ 2020
3°УТРО 0°
 

«Наша история»: Такие разные генералы

В нашей истории часто случались и продолжают происходить ситуации, когда требуется сделать выбор, связанный с гражданской позицией человека. В некоторые периоды это было, ко всему прочему, сопряжено с выбором жизни или смерти.

Немало таких примеров преподнесла Великая Отечественная война. В те годы даже некоторые противники большевиков стали вместе с ними сражаться с общим врагом – фашизмом. Но были и те, кто, либо в увлечении прошлой борьбой, либо ради шкурных интересов, вставал на сторону врага. При этом пытаясь подвести под свою позицию идейную основу, забывая, что предательство всё равно таковым и останется.

Истории героев этой статьи пересеклись лишь однажды. Но это была та самая точка, от которой их пути диаметрально разошлись.

Крестьянские парни – командиры РККА

Судьбы Григория Тхора и Андрея Наумова были в чём-то схожи, особенно в первой половине их жизни.

Андрей Наумов родился 19 ноября 1891 года в деревне Чистопольские Выселки Казанской губернии в крестьянской семье. После окончания сельской школы работал столяром. В 1911 году его призвали в царскую армию. Наумов принимал участие в Первой мировой войне на Северо-Западном фронте, дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен.

25 апреля 1918 года Андрей Наумов добровольно вступил в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию (РККА). Принимал участие в Гражданской войне – в боевых действиях против войск адмирала Александра Колчака. После войны до 1926 года командовал ротой и батальоном. Не исключено, что в этот период он служил в Забайкалье. Хотя точных данных пока нет.

В 1926 году Наумов окончил командную пехотную школу в Москве, затем до 1931 года командовал различными стрелковыми подразделениями. В 1931–1932 годах служил в должности заместителя командира полка. Затем он окончил высшие командные курсы «Выстрел» и до 1938 года командовал стрелковым полком. В тот год он получил свою единственную награду – медаль «ХХ лет РККА».

Григорий Тхор был младше, родился он 28 сентября 1903 года в селе Подлипное (ныне — в Конотопском районе Сумской области) тоже в семье крестьян. Понятно, что в Первой мировой и Гражданской войнах он в силу возраста не участвовал. Но также рано начал трудиться, после окончания пятиклассной школы работал в отцовском хозяйстве. В 1923 году Григорий добровольно вступил в РККА, в 1924 году окончил пехотную школу. После командовал различными стрелковыми подразделениями.

Однако в 1931 году Тхор круто изменил свою судьбу. По призыву наркома обороны Климента Ворошилова он перешёл в авиацию. И в тот же год окончил школу лётчиков-наблюдателей, а в 1935 году — школу пилотов. Командовал звеном, затем эскадрильей.

В годы «Большого террора»

Сталинские репрессии 1936–1938 годов стали периодом, когда многие, в том числе и военные, сложили головы. Но были и те, кто в эти же годы быстро сделал свою карьеру, которая в иных условиях была бы просто невозможна. Были и те, на кого тогда же были возложены сложные, но достаточно благородные задачи.

Андрей Зиновьевич Наумов, ранее ничем не отличившийся, в этот период буквально рванул вверх по карьерной лестнице. В 1938–1939 годах он занимал должность заместителя командира дивизии. Десятого февраля 1939 года Наумову было присвоено звание комбрига, в тот же день он был назначен командиром 13-й стрелковой дивизии Белорусского особого военного округа. К 4 июня 1940 дослужился до звания генерал-майора.

В отличие от этого небоевого генерала, у Григория Тхора этот отрезок жизни был очень ярким. В 1936 году Григорий Илларионович бился в числе добровольцев, воевавших с фашистами в Испании, совершил 102 боевых вылета. По возвращении в СССР был награждён сразу двумя орденами Красного Знамени. В 1937 году Тхора назначили командиром бригады 64-й тяжёлой бомбардировочной авиационной дивизии Забайкальского военного округа.

В апреле 1938 года под его руководством была сформирована лётная группа в составе 40 экипажей для перегонки самолётов из Иркутского авиазавода в Китай, сражающийся с союзницей фашисткой Германии милитаристской Японией. При этом Григорий Тхор успел принять участие в боях в районе реки Халхин-Гол. Затем он стал советником военно-воздушных сил Республики Китай. Его бомбардировщики нанесли серьёзный ущерб японцам (ещё недавно в музее Дома офицеров была фотография этого героического лётчика, но в настоящее время её, к сожалению, нет).

4 августа 1939 года Тхору было присвоено звание комбрига. Комбриг Тхор командовал военно-воздушными силами Забайкальского военного округа, там ему было присвоено звание генерал-майора авиации. Четвёртого июня 1940 года за успешные боевые действия в Китае Григорий Илларионович награждён третьим орденом Красного Знамени и орденом Ленина. Перед Великой Отечественной войной он окончил курсы усовершенствования командного состава при Академии Генерального штаба.

Бои и плен 1941 года

Великую Отечественную войну оба генерала встретили на западных рубежах страны и с первых дней вступили в боевые действия. Но какими разными они у них были!

13-я стрелковая дивизия, которой командовал Андрей Наумов, дислоцировалась в районе города Замброво. С боями она начала отходить к Белостоку.

Как рассказывал комдив позже на допросе у немцев, вскоре личный состав был рассеян, управление частями нарушено. Генерал переоделся в гражданскую одежду и стал пробираться в Минск, где у него жила семья. На станции Осиповичи он попал в облаву и был задержан немцами, которые его, как гражданского, отправили в Минский лагерь, а там, как местного жителя, выпустили. Однако 18 октября (донёс, вероятно, кто-то из соседей) Наумова арестовали и доставили в минскую тюрьму, где он находился два месяца, а затем был направлен в минский лагерь для военнопленных.

Григорий Тхор в плен попал иначе. Накануне войны он занимал должность заместителя командира 62-й тяжёлой авиационной дивизии Киевского особого военного округа. Дивизия принимала участие в приграничных боях с немецкими войсками и в Киевской оборонительной операции. Оказавшись в окружении, генерал Тхор вспомнил свою пехотную молодость и возглавил попавшие в окружение части, с которыми предпринял попытку вырваться из котла. В бою при прорыве из окружения 23 сентября 1941 года генерал был дважды ранен, контужен и в бессознательном положении попал в плен к врагу.

Доносчик и подпольщик

Патриот и воин, Григорий Тхор и в плену не прекращал борьбу с врагом. Первоначально его доставили в берлинскую тюрьму, где пытались склонить к сотрудничеству. Когда все попытки провалились, Григория Илларионовича направили в концлагерь Хаммельсбург. Там он создал подпольную организацию, пытаясь и в этих условиях вредить противнику и одновременно поддерживать товарищей.

К 25-й годовщине Великой Октябрьской революции Тхор написал и распространил листовку «Как должен вести себя командир Красной Армии, попавший в плен». Под его руководством была начата подготовка к массовому побегу из лагеря: назначены старшие, скопирована топографическая карта, украденная в немецкой мастерской, заготовлены продукты. Но побег не состоялся. Тхора и его товарищей выдал предатель.

А вот генерал Наумов, оказавшийся в том же лагере, повёл себя по-другому.

В Хаммельсбурге он стал сотрудничать с лагерной администрацией, вступил в фашистскую партию военнопленных, вёл пронемецкую агитацию. Наумов дал показания представителю МИД Германии советнику Хильгеру, рассказав о приёме в Кремле 5 мая 1941 года выпускников военных академий (немцы искали доказательства подготовки СССР к нападению на Германию).

Он же с ещё несколькими предателями стал «трудиться» в «историческом кабинете», в котором «историки» занимались описанием боевых операций подразделений, в которых служили. Советские генералы и офицеры, отказавшиеся быть «историками», считали последних предателями. Наумов, недовольный таким отношением бывших товарищей, 24 сентября 1942 года написал донос в комендатуру лагеря.

«Доношу, — писал Наумов, — что среди русских военнопленных лагеря ведётся сильная советская агитация против тех людей, которые с оружием в руках хотят помогать немецкому командованию в деле освобождения нашей родины от большевистского ига. Эта агитация исходит главным образом от лиц, принадлежащих к генералам, и со стороны русской комендатуры.

Последняя стремится всеми средствами дискредитировать тех военнопленных, которые поступают на службу к немцам в качестве добровольцев, употребляя по отношению к ним слова: "Эти добровольцы всего-навсего продажные души".

Тех, которые работают в Историческом кабинете, также игнорируют и оскорбляют словами, как: "Вы продались за чечевичную похлёбку". При таком положении дел русская комендатура вместо оказания помощи этим людям в поднятии производительности труда совершает обратное. Она находится под влиянием генералов и всячески старается препятствовать работе. Активное участие в этой агитации принимают: генералы Шепетов, Тхор, Тонконогов, полковник Продимов, подполковник Новодаров.

Всё вышеприведённое соответствует действительности, и я надеюсь, что комендатура лагеря благодаря принятию соответствующих мер обеспечит успешное выполнение порученных ей задач».

Меры были приняты — на Родину вернулся только генерал Тонконогов, остальные погибли в концлагерях и тюрьмах.

Последнее слово

Для истории сохранились последние слова, сказанные перед казнью двумя генералами.

Григорий Тхор, которого после доноса Наумова отправили в Нюрнбергскую тюрьму и после пыток расстреляли в январе 1943 года, по воспоминаниям очевидца Н.С. Батаева, сказал перед казнью: «Сейчас вы расстреляете меня, но весь советский народ вам не расстрелять».

У Наумова последнее слово было иным. В октябре 1942 года за «заслуги» перед Рейхом Наумова записали в немецкую военно-строительную организацию ТОДТ, где назначили начальником строевого отдела лагеря под Берлином (Шляхтензее), а затем он получил назначение на должность коменданта участка работ «Белое болото» под Борисовом.

Однако весной 1943 года из-за того, что группа военнопленных на его участке совершила побег, бывшего генерала сняли с должности и отправили в лагерь для «фольксдойче» в город Лодзь, где находилась его семья. В октябре 1944 года Наумов с семьёй перебрался снова в Берлин, где устроился работать чернорабочим на трикотажную фабрику «Клаус».

В начале мая 1945 года он был освобождён американскими войсками. Через советскую военную миссию по репатриации в Париже Наумов был доставлен в Москву.

Следствие по его делу длилось почти пять лет, но, в конце концов, все точки над i были расставлены. На суде в последнем слове Наумов сказал:

«Я очень виноват и должен понести наказание за совершённые мною преступления. Я не враг Советской власти, а подлец и предатель своей Социалистической Родины. Я променял шкуру свою и семью на Родину. Готов понести любое наказание. Виноват».

Прощать его не стали. Бывший советский генерал-майор Андрей Наумов за добровольную сдачу в плен и сотрудничество с гитлеровцами был приговорён к высшей мере наказания и 19 апреля 1950 года расстрелян.

Интересно, что судьбы двух генералов снова оказались рядом в 90-е годы ХХ века. Тогда была предпринята попытка представить Наумова жертвой сталинских репрессий и реабилитировать. «Фокус» не прошёл. А вот Григорию Илларионовичу Тхору 28 сентября 1991 года посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Так два генерала вошли в историю нашего Отечества — один, как подлинный Герой, а второй, как трус, доносчик и предатель.

НазадВперёд
7 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Был еще один генерал-ушлепок - власов. Сегодня мы живём под его знаменем. Многие наши руководители и их холуи, как и власов, поносят СССР и его руководство. Дело власова по развалу СССР довели до конца.

Может быть я чего-то не допонимаю? Кто враг, а кто и не очень?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Один?)) Чтобы "допонимать", нужно больше знать. А враги все те же)), Белые и Красные.)) Белые знают как, но не могут. Красные могут, но не знают как.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

И мавзолей Ленина  в праздники драпируют. В день парада победы когда к нему бросали фашистские знамена, он тоже был задрапирован? Не отсюда ли бандеровщина на Украине, марши эсэсовцев в Прибалтике и т.д. Умаляя роль верховного главнокомандующего, говорим "а", а остальное уже "б".

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Когда первые лица России сами гадят на СССР и руководителей СССР, им не стоит удивляться тому, что в мире всё меньше друзей по победе!

Это же такой подарок врагам - мы сами плюём на свою историю!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

1. Зря автор про гражданскую позицию, про шкурные интересы, про предательство, сразу же вспомнились его деяния, его позиция, его интересы. Да и давать оценку событиям и персонажам, я думаю, это не дело повествователя истории.

2. "Следствие по его делу длилось почти пять лет, но, в конце концов, все точки над i были расставлены." Пять лет, срок немалый. Наши следователи и допросчики были менее профессиональны чем немецкие и не смогли быстрее расколоть врага? Что-то не так.

3. Попавшие в плен генералы и офицеры Русской императорской армии не сотрудничали с немцами.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Генерала Ротмистрова П.А. командующего 5-й Гв.ТА, которая вела бой под Прохоровкой и понесла значительные потери, Сталин хотел отдать под трибунал. Если бы не генерал Василевский А.М., Ротмистров не стал бы маршалом и Героем Советского Союза и не было бы создано мифа о величайшем танковом сражении. И немцы не тыкали бы нам в лицо фактами, и не предлагали снести памятники.

"Маятник качнётся - сердце замирает.

 Что кому зачтётся - кто ж об этом знает?"(с)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А по моему Наумов герой.Так же как и генерал Семенов боролся с большевичками.Пускай и таким способом.Я его не осуждаю.Просто придет время,я уверен и памятник атаману и генералу Семенову будет стоять на центральной площади нашего города.