Р!
08 АПРЕЛЯ 2020

Евгений Ярилов: Я расписал себе работу на 5 лет

«Ехал сегодня на работу, такое красивое небо. Солнце ещё не взошло и бьёт в облака, получается как будто подсветка. В середине они серые, а каёмка — ярко-оранжевая. Невозможно налюбоваться», — задёргивает шторы у себя в кабинете глава Читы Евгений Ярилов, чтобы утреннее солнце не било в глаза. — Надо было бы остановиться, сфотографировать. Но торопился на работу», — добавляет он.

В приёмной его кабинета висят три картины — природа Забайкалья. Написал он их сам.

 — Когда успеваете?

— Раньше, когда работал в институте, у меня было чёткое расписание. Позволял себе рисовать в воскресенье. Всегда встаю рано утром в 5.00, даже в выходные. Просыпаюсь ещё раньше. Затем у меня пробежка. Каждое утро пробегаю по 4 километра. По выходным после пробежки готовлю завтрак. Коронное блюдо — яйца в любом виде: глазунья, яичница, всмятку, а можно сначала с одной стороны поджарить, перевернуть — и с другой. Тогда желток остаётся жидкий. Бужу супругу, кормлю завтраком. А потом с 8.00 до 12.00 по воскресеньям писал картины.

 — Заранее решали, что это будет?

— Картина сначала пишется в голове. Продумываю её до мелочей. И когда в голове она написана, сажусь за мольберт. Поэтому и пишу быстро. Четыре часа и картина готова. Только из головы перенести на холст. Легко и просто. Но сейчас график изменился. Очень редко удаётся поработать за мольбертом. Последний раз — месяц назад.

 — Что писали?

— Читинские Дворцы, это там, где камни красивые.

 — Зимой тоже каждый день бегаете?

— Да. У меня дома есть беговая дорожка. На улице, конечно, предпочтительней. Но, когда минус 35, конечно, лучше на беговой дорожке. Уже много лет 1 мая мы с супругой выезжаем на целый сезон на дачу, там у меня много маршрутов для бега. Дача в Железнодорожном районе, как раз в том округе, который я представляю как депутат. Двойная польза. За лето я оббегаю весь свой округ по нескольку раз. И вижу всё, что нужно исправлять. Знаю каждый уголок.

Родная территория. Там родился я, мои мама, бабушка, прабабушка. Там в революцию осели прапрадеды. Теперь у меня там дача. Много крючков, которые привязывают. Там я поставил памятник Железнодорожникам за вклад в Великую Победу (паровоз – авт.). Сделал парк «Железнодорожников». Там ЗабИЖТ. Мой. Родной.

— Сейчас во сколько начинается ваш рабочий день ?

— Он не заканчивается. Из головы работа не уходит никогда. Я проснулся, сразу начинаю думать и планировать, что сегодня нужно сделать. Даже когда бегаю, продолжаю работать. У меня наушники, микрофон. Бегу, возникла мысль, включаю и тут же записываю, чтобы не потерять. Смартфон позволяет сразу превратить это в текст. Отправляю его себе на почту и, когда прихожу на работу, открываю компьютер, а у меня уже там всё есть. Мысль не потерялась.

Дома в квартире оборудован рабочий кабинет, вся оргтехника. Когда что-то срочно необходимо сделать, я могу уже в 5.00 утра работать там.

Также вечером. Поужинал и ушёл в свой кабинет. Рабочий день обычно примерно 12 часов. Но это не значит, что я сижу все эти 12 часов в кабинете. Засыпаю ближе к 12.00. Сплю мало. Часа четыре-пять.

— Хватает?

— Честно, нет. Но такой ритм жизни уже давно и организм привык. Даже если есть возможность поспать, я в 4.00-5.00 всё равно просыпаюсь. В субботу часто приходится выходить на работу. В воскресенье на работу езжу нечасто. Но она продолжается. Не потому что я заставляю себя работать, а потому что она не заканчивается.

— И не закончится никогда

— Я считаю, что это определённого рода счастье. Потому что, оставить меня без работы, это как выбросить рыбу на берег. Задохнусь. Если даже работы нет, я её сам себе найду. Возьму мольберт, продолжу писать книгу или статьи. Я не бросил науку, продолжаю ею заниматься.

— Лучший отдых — какой?

— Пять месяцев мы с супругой живём на даче (с 1 мая и по 30 сентября). Дом, огород, моя любимая мастерская. Я ей горжусь. У меня там всё по полочкам разложено. Люблю руками работать. Да, такой отдых. На даче ведь работа есть всегда.

— Что выращиваете?

— Выращивает жена. Я у неё помощник: вскопать-приколотить. У нас на участке шесть видов яблонь. Не мелкие ранетки, настоящие яблоки. Растёт груша, слива, вишня, жимолость, смородина. Не в огромном количестве — один-два деревца, кустика. Мы вдвоём живём, нам много не надо. Ещё у нас растёт сакура. В июне она зацветает – красота неописуемая. Супруга любит цветы. Их на даче очень много. На даче я построил беседку для приёма гостей. Нам очень повезло, и это огромное счастье – у нас много друзей. Через день точно кто-то да приезжает к нам на дачу. В беседке стоит гитара, чайник, рядом мангал. Жарим мясо, сосиски. Но главное – общение.

— А кто играет на гитаре?

— Друзья играют. Сам играю. Пою. Иногда песни собственного сочинения. Стоит взять гитару в руки, друзья начинают подпевать. Без алкоголя! Я убеждённый трезвенник. И друзья уважают такую позицию. Многие последовали моему примеру. То есть они и раньше не злоупотребляли, а сейчас полностью отказались. Пока не все. Но это вопрос времени.

 — Заядлый – это нигде, никогда и нисколько?

— Почему? Я могу, например, в праздник взять в руки бокал шампанского. Но после этого праздника больше, чем полбокала останется. Мне не нужен алкоголь. Беру его, чтобы просто поддержать традиции. Не вижу в алкоголе смысла. Он разрушает человека. Не только органы, но и психику, и в целом личность. Заставляет от него зависеть и быть привязанным. Он отнимает время. И это страшно. Зачем он нужен? Мне есть куда выплеснуть свою энергию.

— Это картины, музыка, дача — что-то ещё?

— Стихи. Наши вечера порой превращаются в «литературные». Друзья спрашивают: «Виталич, написал что-то новенькое? Давай, читай».

— А стихи как рождаются?

— Стихи — это музыка души. Она играет постоянно, но не всегда её слышишь. Потому что некогда. Но, когда появляется время послушать самого себя, только успевай – записывай. У меня в смартфоне сейчас два готовых сборника стихов. Разные — лирические, событийные, порой даже злые.

— Публикуетесь?

— Небольшими тиражами, которых достаточно для подарка друзьям. Таких публикаций, чтобы запускать в продажу, конечно, нет. Дарю друзьям, знакомым, приятелям.
Вот книга моя про воинскую славу Читы вышла тиражом 1 000 экземпляров. Мне хотелось, чтобы она попала в библиотеки, школы. Это история нашей земли. В ней описаны малоизвестные события из воинской истории Забайкалья. Сейчас мы с моим соавтором Сергеем Лепешкиным подготовили второе издание. Всё враз не уместишь. Планируем и третью часть написать.

— Как всё успеваете?

— Я люблю делать всё быстро. У нас на самом деле времени очень мало. Что такое человеческая жизнь? Мгновение — и нет. Жалко людей, которые эту жизнь расходуют небрежно. Мне так хочется многое успеть. Отсюда два железнодорожных образования, экономическое, а ещё несколько рабочих профессий, наука, статьи, книги, живопись, поэзия, изобретательство (11 патентов – авт.) На рыбалку езжу тоже максимум часов на шесть.

— Ещё и рыбалка?

— Да, это моя отдушина. Чаще всего выезжаю на Арахлейские озёра – Иван, Арахлей, Шакша, Тасей. Изредка доезжаем до Иргени. Я не трофейный рыбак. Мне важен процесс. Чтобы была вода, рыба клевала.

Подготовка к рыбалке — это целая история. С вечера приподнятое настроение. Перебираешь все эти лески и крючки, чтобы всё было правильно, всё под руками. Ночь не спишь. Это всегда так. Полвека на свете прожил, и всегда так. Не сплю. Встаёшь рано и едешь. Внутреннее напряжение растёт, когда приближаешься к озёрам. Приехал. Но всё равно суета, мандраж. Лодку накачал. Выплыл. Первый раз забросил. И… отпускает. Так хорошо. Когда пошёл клёв, забываешь обо всём. Думаешь только о рыбалке. И такая радость. Рыбалка — хорошее мужское развлечение.

 — А рабочие профессии зачем?

— Потому что интересно. Потому что хочу знать и уметь. Это ещё и от папы. Простой могзонский парень, он руками мог сделать абсолютно всё. Я по сравнению с ним – подмастерье. Папа не учился целенаправленно. Ставил задачу и делал. Я и своим детям — сыну и дочери — старался это привить. Сын тоже не боится своими руками всё делать.

Но моя творческая часть натуры – от мамы. Она всегда хотела рисовать, но жизнь была сложной. Не до этого было. Она сирота, родилась во время войны. Желания не совпадали с возможностями. Там бы поесть что-то. У неё тем более ещё малокровие было. Вышла замуж, родила детей. Богато никогда не жили: от получки до аванса, и то занимали. Родители всегда были и остаются для меня примером и авторитетом. Хотя и нет их теперь со мной.

«Я бы пешком туда ушёл»

— Скучаете по ЗабИЖТУ?

— Это не то слово. Моё назначение было неожиданным. Я очень комфортно себя чувствовал, когда работал депутатом в своём округе. Потому что это моя родная земля. Я практически всю сознательную жизнь отдал ЗабИЖТу. Поднялся. Вырос. Я знаю там каждый сантиметр. Многое там сделано с моим участием.

Коллектив порядка 500 человек. Знаю всех, у кого и что. В судьбе многих принимал участие. Это моя семья. Большая. Разнородная. Неоднозначная. Но это моя семья. Я с ними на одной волне. Там сложилась обстановка взаимопонимания. Конечно, были определённые моменты и сложности, но в целом мы всегда побеждали.

— А на этой должности всё по-другому, руки не опускаются?

— Если бы не железнодорожная закалка, опустились бы. Я на своём посту понимаю, что сегодня в городе очень много проблем. Чтобы их решить, нужны деньги, а денег катастрофически не хватает. Бюджет наш социальный, так принято говорить. На самом деле, бюджет наш остродефицитный.

Но надо продолжать жить в этих реалиях. У нас есть серьёзный потенциал, но он не используется в полной мере. Я свою работу начал с того, что оценил этот потенциал.
Каждый комитет и управление я проанализировал с целью выявления сильных и слабых сторон, рисков и возможностей. Проработал все проблемные стороны. Выстроил планы. Определил приоритеты.

— Масштабная работа

— Конечно. Я работу себе расписал на 5 лет. И уже сейчас знаю, что за 5 лет не всё это успею сделать. Потому что проблем накопилось очень много. Но если не взяться сегодня, то завтра их будет ещё больше, начинать надо было раньше. Но что имеем, то имеем. В оперативном порядке за два месяца сделал обследование администрации. Посмотрел кадровое обеспечение.

— И как оно?

— Люди не хотят идти работать во власть. Потому что зарплаты среднего звена небольшие, а работы больше, чем на 8 часов и 5 дней в неделю. И по выходным сидят, и вечерами. Ещё же национальные проекты, реализация которых на городе. Это почти в два раза увеличивает объём работы.

И масса других сложностей. Повторюсь, если бы не железнодорожная закалка, я бы сказал: «Здесь сделать ничего нельзя». Но меня система учила, что нерешаемых проблем нет. Есть легко решаемые, есть тяжело решаемые, и очень тяжело решаемые.

— У нас третий вариант, да?

— Второй с третьим вперемежку. Решать их надо. Сегодня я занимаюсь проработкой их решений. Предложил, и меня дума поддержала, применить проектный подход. Не хвататься за всё сразу. Разделить. Первоочерёдные, которые нужно сделать сейчас. Второочередные и так далее. Отработать 5 лет максимально эффективно. Чтобы через 5 лет, людям, которые нас избрали, мы могли сказать, что успели сделать. Но при этом надо осваивать федеральные деньги, увеличивать доходы нашего бюджета, которого не хватает, чтобы даже дыры заткнуть.

Лично занимаюсь разработкой проектов. Ресурсов мало. Я и руководитель проекта, и разработчик. Отдаю их в администрацию. Понимаю, что мэрии сегодня надо помогать.

За 5 месяцев удалось подготовить порядка 20 проектов. Это серьёзная работа. Мой труд будет виден завтра, когда их будут реализовывать. Результат в любом случае достанется администрации. Но мне неважно, кого будут награждать. Мне моих имеющихся наград хватает. На днях, к примеру, стал ветераном труда федерального значения по совокупности наград. Мне важно, чтобы город жил.

— Часто к вам обращаются обычные люди?

— Если судить по тому, что в течение рабочего дня мне удаётся с документами поработать максимум 15 минут, то и так всё понятно. Поток людей огромный. Но ко мне обращаются не только граждане, но и представители общественных организаций, религиозных. Круг вопросов очень широкий. Руководитель администрации отвечает за сегодняшний день. А моя задача, как главы города, видеть завтрашний. Смотреть, чтобы, во-первых, он наступил, а во-вторых, чтобы он был лучше сегодняшнего.

— Будет?

— Я всё для этого делаю.

— Никогда не хотели уехать из Читы?

Нет. Никогда.

НазадВперёд