Р!
25 ФЕВРАЛЯ 2021

Порогами, буреломом и перевалами - к национальному парку

29 апреля в сёлах Захарово и Красный Чикой состоялись общественные слушания по вопросу создания в районе национального парка «Чикой».


Жители единогласно проголосовали за два протокола, предложенных председателем комитета промышленности и природных ресурсов Читинской области Евгением Вишняковым, но единогласность эта была единогласной только в сухих строчках официальных бумаг.

На первый-второй…

Существовало два варианта размещения национального парка. Первый – Чикой-Чикоконский – был предложен областной администрацией и предполагал создание парка в верховьях реки Чикой и Чикокон и в их междуречье. Второй – Буркальский – был предложен администрацией района и предполагал создание парка в границах ныне существующих и фактически не охраняющихся Буркальского и Ацинского заказников. Второй вариант на карте района располагался левее, первый – правее, а на юге оба сливались в районе, где расположены памятники природы вроде Быстринского гольца и озера Шебеты.

Администрация области настаивала на том, что первый вариант – это единственная возможность сохранить уникальную природу этих мест для местных жителей и всех землян, не допустив на заповедные земли ушлых золотоискателей и прочих дельцов, которым нет дела до деревьев и горных речек. Вишняков настаивал на том, что предложенный вариант разработан учёными-экологами, ещё в 2003 году согласован с местным населением и поддерживается всеми, кроме ангажированных группировок и не до конца осведомлённых о преимуществах нацпарка жителей на территории района.

Администрация района настаивала на том, что если увеличить охраняемую площадь с нынешних 260 тыс. га до предлагаемых администрацией области и экологами 500 тыс. га, то на голову бедных чикоян обрушатся неисчислимые напасти. Глава района Андрей Егоров последовательно доказывал, что Чикой-Чикоконский вариант затронет интересы промышленников, которые приносят в казну района немалые деньги, после чего не менее последовательно доказывал, что от первого варианта пострадают неисчислимые промысловые охотники, после чего намекал на грядущее ужесточение федерального законодательства, которое сделает жизнь людей, живущих вблизи от нацпарка, невыносимой.

В начале апреля Вишняков проводил в Красночикойском районе встречи с жителями села Черемхово, села Захарово и с главами сельских поселений. Журналисты, присутствовавшие на этих встречах, могли убедиться в том, что если чаша весов и колеблется, то перевешивает явно второй вариант. Люди сомневались, и сомнения их были вполне ожидаемы – всё-таки национальный парк предусматривает существенное ограничение хозяйственной деятельности, а чикояне, как и всякие люди, живущие тайгой, к ограничениям особо не привыкли. Впрочем, у Вишнякова и поддерживающих его экологов был месяц, чтобы переубедить жителей сёл и посёлков, доказав им преимущества первого варианта. Как показали слушания, работа эта была проведена качественно и эффективно.

Захаровские чтения

Слушания в селе Захарово начались с доклада сотрудницы комитета промышленности Натальи Кочневой. Она кратко рассказала о преимуществах первого варианта и в очередной раз подчеркнула, что границы первого варианта в своё время уже согласовывались с жителями района.

Выступавший вслед за Кочневой Егоров пообещал быть кратким и сообщил, что мысли, которые он собирается высказать, являются мыслями всей районной администрации. Выяснилось, что в Красночикойском районе, куда не посмотри, - везде красиво, а потому охранять можно территорию всего муниципалитета. Но, охраняя, - отметил Егоров, - нельзя забыть и о людях, ведь «промысловая охота и рыбалка на территории национального парка запрещены»: «Нашим охотникам, а их 67 человек, может быть в этом национальном парке не так хорошо». После чего Егоров сообщил, что законы меняются и могут ужесточиться.

После укоров в адрес первого варианта последовали убедительные доказательства необходимости и полезности второго. Основное из этих доказательств заключалось в том, что заказники фактически не охраняются, там нет администрации, и имеются проблемы с лесными пожарами. Немедленно вспомнилось выступление Егорова на заседании администрации 25 декабря 2007 года, где он говорил о том, что лесных пожаров в Красночикойском районе нет, а если они и возникают, то немедленно тушатся усилиями местного населения. Так или иначе, Егоров дал понять, что второй вариант разрешит все проблемы заказников, а охотники по-прежнему смогут заниматься промысловой охотой в верховьях Чикоя и в бассейне Чикокона.

Егоров сел. Зал молчал.

После Егорова слово взял заместитель директора Забайкальского национального парка, который расположен в Баргузинском районе Республики Бурятия, Евгений Овдин. Он заявил, что жителей района «вольно или невольно вводят в заблуждение». Гость рассказал о том, что на территории Забайкальского парка никто не ограничивает пастьбу скота или рыболовство. Отмечено, что при выдаче квот на ловлю рыбы приоритет отдаётся местному населению, а на территории парка работает семь предприятий, специализирующихся на ловле рыбы: «Мы работаем уже больше 20 лет, и люди сначала тоже были против. Но закон об особо охраняемых природных территориях достаточно гибок для того, чтобы грамотно проводить зонирование, не ущемляя интересы местного населения, а помогая ему». Из финансовых показателей работы заповедника в Республике Бурятия отмечены 1,5 млн рублей, которые парк ежегодно в виде налогов даёт в бюджет района, 2 млн рублей ежегодной прибыли, а также построенные на средства парка пекарня, школа, детский сад и четыре двухквартирных жилых дома.

Овдину зал аплодировал.

После выступал заместитель директора национального парка «Алханай» Иван Чимитов, который говорил приблизительно о том же, что и Овдин. Аплодисменты были мельче, но чувствовалось, что зал сопереживает Овдину и Чимитову. Честно говоря, это было неожиданностью, потому что ещё месяц назад глава сельского поселения «Захаровское» и директор школы посёлка на встречах с Вишняковым, выступая от имени своих односельчан, говорили о том, что первый вариант кажется чикоянам сомнительным.

Ощущение того, что голосовать зал будет за первый вариант, усилилось после выступления жителей села Черемхово, население которого, равно как и население Захарово и Семиозёрья якобы категорично выступало против первого варианта. Мужчины в возрасте в довольно резкой форме опровергли заявления о том, что в Черемхово большинство жителей – против первого варианта, призвав голосовать именно за него.

Депутат Читинской областной думы и директор Красночикойского лицея №22 Николай Бородин был эмоционален, как актёр на сцене. Он говорил о своих предках, о XVII веке и взывал к справедливости. Бородин был первым, кто стал последовательно раскрывать тайны работы администрации района, возглавляемой Егоровым. Депутат и педагог заявил, что Егоров поменял своё отношение к национальному парку в мае 2005 года, когда были подписаны некие документы «по урану». Из уст Бородина звучали также слова «золото» и «Транссибирский лес». Широким жестом Николай Семёнович призвал голосовать только за первый вариант.

Глава сельского поселения «Захаровское» Зинаида Моторина в очередной раз сделала акцент на местных жителях, «благодаря усилиям которых и удалось сохранить красночикойскую тайгу». Моторина заметила, что если жители выберут первый вариант, то площадь охраняемых территорий в районе увеличится до 35%. В реплике Моториной перед процентами не было слово «аж», но было понятно, что голосовать она призывает за второй вариант. Не понятно было только, чем огорчает главу поселковой администрации государственная охрана аж трети районных земель.

После этого было знаковое выступление, знаковость которого, наверное, заметил только Евгений Вишняков. Чикоянин, обозначивший себя как Владимир Алексеевич, сообщил, что он занимается пастьбой лошадей по Чикокону и предложил третий вариант национального парка, который позволил бы местным жителям заниматься своеобычными промыслами и делами на исконных территориях. Стороннему наблюдателю было не понятно, о каких территориях говорит мужчина, но ясно было, что предлагается взять второй вариант и присоединить к нему ломоть от первого. Другой ломоть, понятное дело, предлагалось от первого варианта нацпарка отделить и разрешить там централизованный выпас табунов – речь шла именно о табунном коневодстве. Опять же, становилось понятным, что там, где разрешено пасти неисчислимые табуны коней, можно, к примеру, заниматься промысловой охотой. Идею о третьем варианте зал встретил холодно – впервые за пять выступлений выступающему никто не аплодировал.

После этого ораторы предлагали отдать под национальный парк всю территорию района, рассказывали про зашкаливающие дозиметры, костерили золотарей, читали стихи и вопрошали: «При чём тут американцы?» В числе прочего я узнал, что районная администрация ради собственного удовольствия провела нелегитимный опрос населения в 14 сёлах, из которого выяснилось, что за первый вариант готовы голосовать 135 человек из 558 опрошенных, а за второй – 303 человека. По настроению зала расклад ощущался прямо противоположный. Кончилось всё тем, что некий молодой человек высказал сомнения в необходимости создания национального парка по той простой причине, что «туристическая путёвка стоит от 14 до 100 тысяч рублей», в связи с чем чикоян сначала не будут пускать на территорию нацпарка, а потом и вовсе выгонят с насиженных мест.

После этого Вишняков неожиданно для всего зала предложил голосовать за третий вариант. Сразу вспомнились табуны лошадей. Третий вариант в интерпретации вице-губернатора представлял смесь второго и первого варианта. При этом предлагалось часть территории первого варианта сделать буферной зоной, в которой будет запрещена всякая хозяйственная деятельность, но разрешена промысловая охота, рыбалка, сбор ореха, опять же - табунное коневодство. Таким образом, говорил Вишняков, мы учтём интересы всех и вся – защитим природу, сохраним традиционные промыслы и дадим охотникам заниматься их охотничьими делами. Зал был против. Кто-то кричал, что ничего не понятно: «Говорили про первый и второй, а теперь какой-то третий – ничего не понятно!!!» Кто-то требовал сказать всю правду про уран: «Скажите точно – будут добывать уран в непосредственной близости от национального парка или нет?» Кто-то требовал голосовать исключительно за первый вариант: «Я за первый вариант и хоть вы меня убейте!» Глава района Андрей Егоров спокойно поддержал третий вариант. Депутат Читинской областной думы Николай Бородин, в котором явно умер актёр, картинным жестом предлагал поддержать вариант Вишнякова. Депутату и иже с ним вняли – за протокол, озвученный Вишняковым, проголосовали все, кто смог поднять руку. «Против» была учительница биологии захаровской школы, которая задавала вопрос про уран, но она так сомневалась и так быстро опустила руку, что её протестующий голос в протоколе не был учтён.

Чикойский котёл

В Чикое, где слушания проходили через два часа после Захарово, все уже были в курсе существования загадочного третьего варианта. Забитый до предела сельский дом культуры бурлил и готовился к схватке. Говорили много и чаще не по теме. «А, по-моему, у нашей власти совсем нет совести», «Здесь правит бал его величество золотой делец», «Чего стоит только один Буркальский порог, где не один буржуй может утонуть», «Ложь должна быть чудовищной, чтобы в неё поверили», «Долой», «Канай отсюда», «Дело пахнет жареным», - вот неполный список реплик, рождавшихся в зале. Чувствовалось, что Вишняков с трудом справляется с людьми, которые никак не реагировали на призывы к тишине и порядку.

Мужчины, стоявшие рядом со мной, размеренно повторяли одну и ту же фразу: «Так он же и так охраняется (имея в виду Буркальский и Ацинский заказники – С.К.), зачем же его ещё охранять?» - «Тут же говорят, что заказники толком не охраняются, почему не включить их в национальный парк», - пытался я разобраться в ситуации. «Так они же охраняются уже», - отвечали мне мужчины, и диалог, не начавшись, заходил в тупик. Многие люди в зале – это было совершенно очевидно с галёрки, - пришли в зал для того, чтобы поорать. Некоторые женщины кричали, не переставая. Стоял беспрестанный гул и гам. Ситуация усугублялась тем, что два раза на 10 минут выключали свет. Я думал, что все разбегутся, но ушли единицы. В свете экранов сотовых телефонов ругань затихала, но не прекращалась.

Интересно было наблюдать за тем, как сильно поменялись точки зрения людей – у кого за месяц, а у кого и за несколько часов. Некоторые главы посёлков, ещё в начале апреля говорившие Вишнякову о том, что нужен только второй вариант, теперь из зала кричали о том, что о втором не может быть речи даже в составе третьего. Депутат Читинской областной думы, директор красночикойского лицея, несостоявшийся актёр, законотворец и коренной чикоянин Николай Бородин, несколько часов назад в Захарово с увлечением предлагавший поддержать третий вариант, теперь с не меньшим увлечением предлагал голосовать исключительно за первый.

Надо отдать должное Вишнякову. В сложнейшей ситуации, когда зал практически не контролируется и ничего не хочет слушать, председателю комитета удалось убедить людей в том, что третий вариант, по сути объединяющий первый и второй, достоин поддержки. За протокол, в котором разработчикам проекта предлагалось взять за основу первый вариант размещения национального парка, присоединив к нему второй вариант и рассмотрев возможность сохранения условий для традиционных видов природопользования, участники общественных слушаний проголосовали единогласно.

Сергей Колыванов

Обсудить на форуме

НазадВперёд