НОВОСТИ
22 АВГУСТА
20 августа

С паршивой овцы хоть…

7 июня завершилась V Сибирско-Дальневосточная выставка племенных овец и коз, проходившая в течение трёх дней в Чите. Золотые медали получили бараны внушительных размеров из Республики Алтай, Республики Тыва и Могойтуйского района Забайкальского края.


Работники хозяйств, сопровождавшие блеющих медалистов, были рады не самой награде, а тому, что о них вспомнили, дав возможность свои успехи показать, на итоги работы других посмотреть. Но всё-таки два автомобиля «Волга» были вручены за первое место хозяйству Могойтуйского района «Догой» и алтайскому племзаводу «Степной», а специальный приз президента Республики Тыва – автомобиль ВАЗ – получили (вы не поверите) тувинские животноводы. Также были отмечены овцеводы из Могойтуйского, Приаргунского и Дульдургинского районов.

Сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) «Дружба» работает в Еравнинском районе Бурятии. На выставку чабаны «Дружбы» привезли трёх овец и одного барана. Не без гордости работница СПК Доржохана Цыбикова говорит, что всего на лугах «Дружбы» пасутся около 3,1 тыс. овец, планируется, что в текущем году их будет более 3,3 тыс. С каждой снимают 3,2 кг шерсти, которая, по словам Цыбиковой, неплохого качества. В 2006 году почти 9 центнеров шерсти «Дружба» отправила в Черногорскую фабрику первичной обработки шерсти Республики Хакасии. Половина прошлогоднего настрига пошла на изготовление декоративной юрты, а остатки тоже были проданы в Хакасию. Цибикова считает, что это лучший вариант, хотя цена, колеблющаяся от 25 до 45 рублей за килограмм шерсти, в полной мере не покрывает всех расходов на овцеводство. Раньше «Дружба» сдавала шубы своих барашков на суконный комбинат в Улан-Удэ, но сейчас он не работает. «Шерсть – это ведь дар природы, экологически чистый и лечебный продукт но, несмотря на все свойства, никому не нужный. – Цибикова недоумевает. – На рынке много одежды из китайской ткани, обуви, сделанной с применением зарубежной овчины. Так почему, чтобы продать настриг, мы тратим столько усилий?». Трудности с реализацией шерсти побуждают руководство СПК переходить на выращивание других пород. Работница СПК Доржохана Цыбикова говорит, что одна из овец, привезённых на выставку, имеет самый большой вес среди животных мясной породы. В этом направлении уже сделаны первые шаги, и вероятно, скоро овцы шёрстных пород освободят отары «Дружбы».

С виду суровая женщина Дарима Дондокова руководит дульдургинским колхозом «Родина». Шерсть, полученную от 12,7 тыс. овец, централизованно, всем Агинским Бурятским округом, сдают на ту же Черногорскую фабрику. В прошлом году колхоз отправил туда около 30 тонн по цене 30 рублей за килограмм. Но Дондокова считает эту цену ужасно низкой. Поэтому в ближайшем будущем планирует закупить оборудование и производить свой войлок. Это принесёт больший доход, но на оснащение производства нужно более 300 тыс. рублей, которых у колхоза пока нет.

Приаргунский колхоз «Дружба», «раздев» своих овечек, тоже отправляет шерсть в Хакасию. Цена, по которой фабрика покупает шерсть у приаргунцев, выше – 40 рублей за килограмм. Председатель колхоза Раиса Баженова говорит, что ни о какой выгоде речь идти не может: «Живёт хозяйство только на государственные субсидии, которых тоже не всегда хватает на самое необходимое. Второе повышение цен на горючее вообще выбило из колеи, а засуха лишает всех надежд». Продолжает тему отсутствия дождя чабан «Дружбы» Владимир Голубков: «Очень тяжело в такое время. Хлеб практически не родился, а накошенное сено - непитательное, как бумага. Страдали животные. В этом году немного полегче. 5 июня, когда мы приехали на выставку, в районе прошёл дождь». Семидесятитрёхлетний чабан прижимает к груди тёмные узловатые руки: «Я как узнал – очень обрадовался. Может, теперь трава будет выше и сочней, на радость скоту».

Голубков подходит к загону, в котором меланхолично трёт зубами жвачку овцематка аргунской породы, получившая серебряную медаль. «Добрая овца, – чабан треплет по холке медалистку, – появилась порода у нас в прошлом году. К пище не требовательна, потомство выносливое».

К этому же склоняется и начальник отдела животноводства Комитета сельского хозяйства и продовольствия Читинской области Мунко Митупов. Только многолетний опыт работы зоотехника и председателя племенного хозяйства не позволяет Митупову вычеркнуть шёрстное овцеводство и встать на сторону мясных овец. Анализируя развитие и спад овцеводства, он уверен, что около 40% овец в крае должны быть мясного направления, а остальные 60% - тонкорунных, шёрстных пород. Идеальный вариант - разводить грубошёрстные мясные породы овец в районах с небогатой кормовой базой – Акшинском, Борзинском, Кыринском, Оловянинском и Ононском, так как эти породы овец физиологически приспособлены к скудным кормам. Более требовательных к кормовой базе овец нужно содержать в плодородных, зернопроизводящих районах – Приаргунском, Краснокаменском, Шилкинском, Нерчинском и Калганском. В горно-таёжныё районы (Балейский, Каларский, Сретенский, Красночикойский) уже завезли горно-алтайскую породу – с одинаковым успехом от неё можно получать как мясо, так и шерсть.

«В прежнее время, когда на территории области содержалось более 4,8 млн овец, у сельских тружеников не возникало вопросов с реализацией шерсти. На вырученные деньги можно было обеспечить себя всем необходимым. Позже конъюнктура рынка резко изменилась. После разрухи Читинского камвольно-суконного комбината шерсть перестала интересовать местных текстильщиков. Кроме этого, военные и другие силовые структуры стали использовать в своём обмундировании синтетические материалы, а население - предпочитать более дешёвую одежду. В этой ситуации от овцы стали требовать мясо». Но Митупов уверен, что в северной стране так долго продолжаться не может. Правительство уже начало обращать внимание на ухудшающееся здоровье солдат, одетых в синтетическую форму. По его словам, российским военным потребуется и сукно, и овчина. Поэтому полностью избавляться от тонкорунных пород овец не стоит. «Что имеем - не храним, потерявши – плачем», – вспоминает Митупов старую как мир истину. Но проблема, по его словам, всё-таки не в этом. Для того чтобы крестьяне были заинтересованы в производстве и мяса, и шерсти, нужно увеличить мотивации на производствро субсидии за каждого новорождённого животного, решить проблемы с рынками сбыта сельхозпродукции. Шерсть, по словам Митупова, гораздо выгоднее сдавать в союзе с несколькими хозяйствами, так как большой объём позволит диктовать цены. И самое главное – привлечь в сёла молодёжь, развивающую АПК, создать оптимальные условия для работы и жизни.

Кинувшись изводить шёрстные породы овец, нужно рассмотреть и рынок сбыта для появившейся баранины. Уделяя внимание только мясному направлению, можно наткнуться на преграду - кто, в конечном итоге, это мясо будет принимать? Будут ли приобретать его забайкальские перерабатывающие предприятия, или придётся грузить овечьи тушки в вагоны и гнать их в более развитые регионы? Причём платить за условия, требуемые для перевозки мяса, придётся значительно больше. Мясо в отличие от шерсти может испортиться, и не сможет ждать перекупщиков. И в страхе испортить полученную с трудом баранину крестьяне вряд ли смогут продать её выгодно.

Егор Захаров

Обсудить на форуме