Р!
11 АВГУСТА 2020
10 августа 2020

Сражение в Шурфовой

В этом году, когда празднуется 75-летие Великой Победы в мировой антифашистской войне, Россия и Китай отмечают общую Победу над японским милитаризмом. Она завершила Вторую мировую войну на Дальнем Востоке и войну Сопротивления китайского народа японским захватчикам.

После разгрома гитлеровской Германии вступление в августе 1945 года Советского Союза в войну против Японии и победоносная кампания на Дальнем Востоке имели важнейшее военно-политическое значение. Прежде всего, был смыт позор поражения в русско-японской войне 1905 г., тяжёлым грузом лежавший на сознании народа нашей страны.

«Беспокойные соседи» — совместный образовательный проект Забайкальской краевой библиотеки им. А.С. Пушкина и «Чита.Ру».

Слушать подкаст-версию:

России были возвращены Южный Сахалин и Курильские острова, за короткий срок разгромлена Квантунская армия, что ускорило капитуляцию Японии. Хотя от обстоятельств Второй мировой войны нас отделяют уже семь с половиной десятилетий, современные отношения России и Китая опираются на исторический опыт, а историю не читают с конца. Поэтому обращение к событиям того периода, которые привели наши страны к великой Победе, сохраняет актуальность, некоторые вопросы требуют нового взгляда.

Забайкалье и Хулун-Буир, — сопредельные регионы, — именно здесь в XVII в. встретились распространявшиеся навстречу друг другу китайская цивилизация и русский мир. Победа над японским милитаризмом имеет для нас особое значение. Маньчжурская стратегическая операция проводилась войсками трёх фронтов, силами флота и Монгольской армии. Действия Забайкальского фронта в этой не имевшей аналогов операции потребовали громадного напряжения сил, самоотверженности и героизма от забайкальских тружеников тыла и непосредственных участников сражений, в их числе и забайкальских воинов-пограничников.

Накануне 75-летия Великой Победы вклад простого солдата — стража границы в нашу Победу в Маньчжурии, его индивидуальный и коллективный подвиг, мужество и отвага, — особенно, когда пограничники оказывались в окружении и отстреливались до последнего патрона, — представляется одной из самых ярких, но, к сожалению, не слишком известных страниц в истории Забайкалья.

Думаю, забайкальскому и российскому читателю будет интересно на конкретном историческом материале небольшого сражения в п. Шурфовая в соседнем Китае познакомиться с участием пограничных войск Забайкалья в освободительных боевых операциях совместно с Красной Армией за пределами государственных границ Советского Союза, действиями наших пограничников в передовых отрядах, в штурмовых группах, боевой работой пограничной авиации и разведки.

Пограничники переходят границу

Главным командованием советских войск на Дальнем Востоке перед пограничниками были поставлены следующие задачи: в короткое время ликвидировать пограничные полицейские посты и небольшие японские гарнизоны, расположенные на границе, обеспечить охрану тыла действующих войск.

Указанием командующего Забайкальским фронтом Родиона Яковлевича Малиновского пограничные части были переданы в оперативное подчинение командующим армий, в зоне действий которых они несли службу. Соответственно, забайкальские пограничники в августе воевали под началом командующего 36-й армией (штаб — первоначально — 79-й разъезд Забайкальской железной дороги (Шерловая Гора), затем — г. Борзя Читинской области) тогда генерал-лейтенанта Александра Александровича Лучинского.

Пограничные войска впервые за всю историю участвовали в наступательной операции на территории соседней страны, они оказали Красной армии неоценимую помощь.

Боевые действия на Забайкальском фронте начались в ночь на 9 августа 1945 г., в 00 часов 10 минут по местному времени броском на хинганском направлении передовых отрядов, в основном из пограничников. При этом некоторые бойцы переходили границу поодиночке, а затем собирались в назначенных местах.

Всего в Забайкальском пограничном округе было создано свыше 100 атакующих отрядов. Они направлялись на самые сложные участки, когда ликвидация вражеских кордонов должна была обеспечиваться в короткие сроки и с минимальными потерями. Отряды форсировали пограничную Аргунь, вышли к опорным пунктам и гарнизонам противника, а затем внезапным ударом ликвидировали их, обеспечив наступление наших войск.

Бои по всей линии границы носили ожесточённый и скоротечный характер. Японцы были ошеломлены внезапностью и силой обрушенных на них ударов пограничников. Пограничники в короткий срок уничтожили японские пограничные заставы и, углубившись на 1–2 км, закрепились на территории противника. Все отряды выполнили поставленные перед ними задачи в полном объёме. За ними в 4 часа 30 минут одновременно на всех оперативных направлениях перешли границу главные силы фронта.

Сергей Анатольевич Жданов в книге «Пограничники Забайкалья накануне и в годы Великой Отечественной войны» ввёл в научный и общественный оборот архивные документы и материалы, в том числе закрытые, опубликовал ранее недоступные широкому кругу читателей документальные свидетельства. Он, в частности, приводит данные из сводки штаба Забайкальского пограничного округа от 11 сентября 1945 г. «О боевой деятельности частей по ликвидации японо-маньчжурских кордонов и гарнизонов с 9 августа по 10 сентября 1945 г.».

Там отмечено, что «за время боевых действий на Дальнем Востоке частями Забайкальского пограничного округа в пограничной полосе Маньчжурии ликвидировано: 5 пограничных полицейских отрядов, 4 опорных пункта маньчжуро-чжалайнорского укрепрайона, 6 районных пограничных полицейских отрядов, 38 малых пограничных полицейских отрядов, 3 пограничных поста, 27 вооружённых войсковых групп японо-маньчжуров. В результате проведённых операций частями округа уничтожено 592 солдата и офицера противника, взят в плен 541 человек. За этими сухими цифрами – опасная и тяжёлая боевая работа простых солдат под огнём противника».

В то же время уже в начале военных действий против Японии для работы по розыску и задержанию сотрудников японских разведывательных и контрразведывательных органов и активных участников антисоветских белоэмигрантских организаций, действовавших в Маньчжурии, было создано 35 оперативно-розыскных групп управления «Смерш» и пограничной разведки Забайкальского фронта.

Вместе с десантными подразделениями и передовыми отрядами они направлялись в занимаемые города и крупные населённые пункты, где, по имеющимся данным, находились разведывательные и контрразведывательные органы противника. Всего за период пребывания на территории Маньчжурии оперативно-розыскными группами было задержано и арестовано:

812 кадровых сотрудников и агентов японских военных миссий, кадровых сотрудников, агентов жандармерии и полиции – 1037, изменников Родины – 129, террористов и диверсантов – 122, членов антисоветских белоэмигрантских организаций – 204. Как было установлено следствием, все они проводили активную подрывную работу против СССР, готовили для вооружённой борьбы против нашей страны кадры, а во время военных действий оказывали сопротивление наступающим частям Красной Армии, планировали организацию шпионажа и диверсии в её тылу.

Действуя в зоне, прилегающей к границе маньчжурской территории общей протяжённостью 1500 км и глубиной до 200 км, в боевых операциях по разгрому японо-маньчжурских кордонов и гарнизонов участвовали пограничные отряды: Даурский краснознамённый (начальник — полковник Аканин), Нерчинско-Заводский (начальник — полковник Турков), Шилкинский (начальник — полковник Телятов), Джалиндинский (начальник — полковник Попов) и 3-й легкобомбардировочный авиаполк (командир полка — майор Шестов).

Авиаполк в период подготовки к боевым действиям в течение июля и восьми дней августа совершил, не нарушая государственной границы, 214 вылетов, по заданию командования 36-й армии всеми самолётами нёс разведывательную службу на маньчжурском и хайларском направлениях. Забайкальские лётчики-пограничники успешно выполнили аэросъёмку всех объектов противника.

Забайкальцы сражаются в китайском Трехречье

Ниже мы попытаемся остановиться на совместной боевой работе Нерчинско-Заводского пограничного отряда и 3-го авиаполка. Бойцы отряда ликвидировали 4 гарнизона противника, 12 малых полицейских отрядов, 11 войсковых групп японцев в тылу Красной Армии. Этот отряд занял 31 населённый пункт сопредельной с тогдашним Забайкальем Северо-Хинганской провинции, в том числе девять крупных (среди них Драгоценку, Шивэй и Джурганхэ).

Противник в ожесточённых боях потерял 277 человек убитыми и 95 пленными. Перед фронтом отряда была полностью очищена от противника территория на 380 км по фронту и до 150 км в глубину. Оперативная группа Нерчинско-Заводского погранотряда в 50 км от границы в Трёхречье обнаружила и разгромила в несколько раз численно превосходящую группу японцев (до 500 человек), которая оказалась не ликвидированной наступающими частями Красной Армии.

Как отмечает С.А. Жданов, в докладной записке командования Нерчинско-Заводского пограничного отряда «Об оперативно-служебной деятельности оперативных групп с 9 по 12 августа 1945 г.» сообщалось, что «9 августа 1945 г. отрядом был получен приказ начальника пограничных войск Забайкальского округа на ликвидацию японо-маньчжурских кордонов, находящихся против участка отряда. В ночь на 10 августа 1945 г. отряд провёл операцию по ликвидации японо-маньчжурских кордонов, которая была полностью закончена к 10-00 10 августа 1945 г».

Японцы после ухода из населённых пунктов оставляли законспирированную агентуру, которая могла проводить диверсионную работу в тылу частей Красной Армии. Для надлежащей охраны общественного порядка в занятых отрядом населённых пунктах были выставлены военные комендатуры: 10 августа в посёлках Шивэй и Джурганхэ, 12 августа — в стц. Драгоценка. Драгоценка была административным центром Южно-Аргуньского хошуна Северо-Хинганской провинции Маньчжоу-Го, который в тогдашней белоэмигрантской прессе именовали Южно-Аргуньской губернией.

Наступление советских войск в августе 1945 г. было настолько стремительным, что отдельные гарнизоны Квантунской армии оказались в глубоком тылу наступающих, не сделав ни единого выстрела. В Хингано-Мукденской операции 36-я армия наступала из района Старого Цурухайтуя, а также вдоль линии КВЖД.

Таким образом японская военная миссия в Драгоценке (в настоящее время – п. Саньхэ), сотни солдат и офицеров Квантунской армии и армии Маньчжоу-Го в приграничной полосе напротив нашего Приаргунского и Нарчинско-Заводского районов оказались в тылу Забайкальского фронта. Поэтому командование фронта поставило перед пограничниками задачу — ликвидировать остаточные группы врага в двухсоткилометровой зоне маньчжурской территории, прилегающей к границе.

Опергруппа подполковника Карзонова

10 августа 1945 г. по приказу начальника войск округа для ликвидации японо-маньчжурской охраны, уклонившейся от боя и ушедшей в тыл Маньчжурии, из личного состава семи пограничных застав Нерчинского кавалерийского погранотряда войск НКВД СССР была сформирована оперативная группа в 100 сабель под командованием заместителя начальника отряда подполковника Ефрема Васильевича Карзонова.

Сейчас для современного читателя словосочетание «группа в 100 сабель» звучит, может, и не слишком убедительно, но в конкретных военно-географических обстоятельствах того времени и места пограничная кавалерия была грозной и маневренной силой для преследования и уничтожения противника. В 2.00 часа 11 августа 1945 года группа тремя отрядами переправилась через реку Аргунь в районе китайского населённого пункта Шивэй примерно напротив забайкальского села Олочи на нашем левом берегу пограничной реки.

В поселке Шивэй советские военные взяли в качестве проводников и коноводов четырёх местных жителей из числа метисов – многочисленных в этом районе детей русских матерей от китайских отцов, они хорошо говорили по-русски и прекрасно ориентировались в этой местности. Один из них — Ян Юнгуй — оставил воспоминания о своём участии в данной операции советских военных, опубликованные в КНР в 2007 году.

Пройдя в юго-восточном направлении несколько десятков километров через Эньхэ (Караванную), Шанхулинь (Дубовую) и Сяхулинь (Ключевую), оперативная группа остановилась в районе Драгоценки, так и не обнаружив противника. Военнослужащие японского погранполицейского отряда успели отступить, получив к тому времени известие о наступлении советских войск.

Трёхречье занимало особое место в организации японской разведки и контрразведки против СССР. Оно было выделено в отдельный район, подчинённый специальному аппарату: Японской военной миссии и Основному погранполицейскому отряду, дислоцированным в Драгоценке.

Поэтому этот посёлок и его японский гарнизон был важной целью советских пограничников. Перед лицом неминуемого поражения правительство Японии 14 августа 1945 г. приняло решение о капитуляции, однако оно не распространялось на размещённые в Маньчжурии японские вооружённые силы. По сообщениям местных жителей, японский драгоценский гарнизон вышел в восточном направлении.

В воспоминаниях Ян Юнгуя говорится, что в Драгоценке советские военные получили сведения от русских эмигрантов, что около 20 японских военных направились в небольшой эмигрантский посёлок Шурфовая в предгорьях большого Хингана (современное название — Гуцзымяо) в 130 км юго-восточнее Нерчинского завода, расположенный на берегу маньчжурской речки Ган.

Вместе с отступившей из Драгоценки японской частью в тыл Красной армии ушло большое количество казаков и белогвардейцев, состоявших на службе у японцев. Наряду с организацией преследования японцев, были предприняты меры к тому, чтобы отколоть русских белогвардейцев от японцев. В результате большая часть их добровольно сдалась пограничникам.

По воспоминаниям местных русских, советские военные были предупреждены о возможности вражеской контратаки. Подполковник Карзонов решил часть своих людей оставить в Драгоценке, а сам с группой в 50 сабель, 3 ручными и 1 станковым пулемётом организовал поиск противника.

Бой в Шурфовой

Достигнув Шурфовой, Е.В. Карзонов организовал разведку японского лагеря, направив туда пятерых разведчиков. Им не удалось обнаружить противника, который значительно превосходил пограничников в численности и организовал засаду. Когда авангард советских военных входил в японский лагерь, японцы открыли кинжальный ружейно-пулемётный огонь. Хотя пограничников было всего 50 человек, они не дрогнули. Наши бойцы предприняли атаку, чтобы овладеть японским укреплением с ходу, но успеха она не принесла.

Тогда советский командир перестроил подразделение. Первый взвод старшего лейтенанта Багрова Владимира Корнеевича (начальник заставы Средняя Борзя), уничтожив мелкие группы противника, прикрывавшие посёлок с северо-западной стороны, овладел несколькими домами, тесня японцев к центру населённого пункта. При этом сам Багров, командуя взводом, вынес из боя двух раненых бойцов.

Взвод лейтенанта Фролова Александра Артемьевича (начальник заставы Бура) смял охранение на западной окраине и ворвался в посёлок. Бой на этом рубеже длился около часа. С обеих сторон в ход пошли ручные гранаты. Дважды пограничники сходились с врагом врукопашную. В этом бою погиб ефрейтор Владимир Григорьевич Радченко (застава Бура).

Отважно сражался ефрейтор Яков Перфишин (застава Булдуруй). Когда группа японцев окружила нашего офицера, боец решительно открыл точный огонь и спас жизнь командиру. Затем он занял позицию у переправы через Ган и удерживал её в течение трёх часов, не давая врагам переправиться на другой берег реки. По свидетельству боевых товарищей, когда кончились патроны, чтобы не сдаваться врагам, он гранатой подорвал себя и окруживших его японцев.

Третий взвод — лейтенанта Степанова Фёдора Степановича (начальник заставы Байцикан) — зашёл с юго-восточной окраины и, уничтожив две группы японцев, поспешил на помощь своим. Завязался уличный бой. Расчёт станкового пулемёта, заняв позицию в восточной части посёлка, парализовал прицельными очередями огневую точку противника. Бой затянулся до поздней ночи, у пограничников явно не хватало огневых возможностей против укрепившегося противника.

Израсходовав почти все боеприпасы, наши воины были вынуждены временно отойти. К тому же наступили сумерки, продолжать бой в темноте на малознакомой местности было слишком рискованно, и подполковник Карзонов принял решение до утра оторваться от противника. Прикрывать этот манёвр осталось отделение во главе с ефрейтором Калыком Джунушевым (застава Бура).

Когда основные силы пограничников отошли и заняли оборону, отделение Джунушева всё ещё вело бой. Командир поручил пограничнику Виталию Козлову передать Джунушеву приказ об отходе. К товарищам Козлов добрался в то время, когда их уже стали окружать. Последними отходили Калык Джунушев, Виталий Козлов и Николай Пузанов. Японцы решили взять пограничников в плен живыми. Завязалась рукопашная схватка, в которой погибли Николай Пузанов и Калык Джунушев. Раненный Виталий Козлов попал в плен и был замучен японцами пытками на допросах.

Очевидно, подполковник Карзонов не стал напрасно губить своих людей в атаках на укреплённый лагерь, а вызвал поддержку с воздуха 3-го отдельного легкобомбардировочного авиационного полка. Пограничный авиаполк в пределах Забайкальского фронта во взаимодействии со штурмовыми отрядами выполнял боевые задачи по преследованию и уничтожению отходящих разрозненных групп противника.

В то же время утром 15 августа, по приказу начальника погранотряда на усиление к месту боя на левый берег Гана вышла вторая группа пограничников во главе со старшим лейтенантом Климиным. Одновременно японский лагерь был атакован самолётами пограничного авиаполка, лёгкими штурмовиками У-2. Пограничные асы младший лейтенант Пашенов и штурман Сероштан прямым попаданием бомбы подожгли помещение гарнизона.

Когда пограничники перешли в атаку, японцы стали разбегаться. Заметив это, младший лейтенант Пашенов посадил самолёт и, сняв с него пулемёт, открыл огонь по бегущему противнику. Затем смелый лётчик ворвался в горящее здание японского штаба и, захватив документы, возвратился к самолёту. Так воюют настоящие герои. После боя экипаж благополучно возвратился на свой аэродром.

Натиск объединённых сил пограничников решил участь группировки японцев. На поле боя остался 91 труп японских военнослужащих и ещё более 200 сдались в плен. В памятные дни 14 и 15 августа в битве в Шурфовой наши пограничники в тяжёлом бою одолели грозного и коварного противника, но понесли при этом потери.

Виталий Козлов был посмертно награждён орденом Отечественной войны I-й степени и зачислен навечно в списки пограничного отряда. Яков Перфишин посмертно был награждён медалью «За боевые заслуги». В 1945 году заставам Краснознамённого Забайкальского пограничного округа, на которых служили В.Козлов и Я.Перфишин, были присвоены их имена.

Именем В.Ф. Козлова также названы Покровская сельская библиотека, улицы города Лузы и посёлка Христофорово Кировской области. Улицу Кооперативную в рабочем посёлке Белоярске, где родился пограничник Перфишин, впоследствии переименовали в улицу Якова Перфишина, а на здании школы, в которой он учился, установили мемориальную доску. В 1970 году на родине Виталия Козлова, в селе Яковлевском, был открыт памятник герою.

Что в именах нам их?

12 пограничников в бою с японцами в Шурфовой пали смертью храбрых. Церемония их захоронения состоялась 15 августа в Драгоценке, которая теперь называется Саньхэ. Советские военные поставили в Драгоценке небольшой монумент высотой 3,15 метра, всего мемориал занимал площадь около 60 кв. м. В 1983 году китайские власти перенесли захоронение и памятник на 200 метров от прежнего места расположения на вершину сопки, где он и находится в настоящее время.

В августе 2005 года к 60-летней годовщине освобождения Китая памятник был снова перестроен, в частности сооружена стела высотой 4,5 метра, на стеле установлено острие высотой 3 метра, представляющее непреклонный воинский дух. Острие украшено венком, символизирующим мир. Конструкция увенчана красноармейской звездой. К вершине сопки, где расположено захоронение, ведёт каменная лестница. С того времени участок занимал площадь 400 кв. метров, я впервые побывал там летом 2006 года.

Китайцы, — что бы между нами не случалось, а случалось многое, — чтут память своих освободителей. Они заботятся о мемориале, в апреле в традиционный китайский праздник поминовения усопших Цинмин и годовщину Победы здесь проводятся памятные мероприятия с местной учащейся молодёжью, посвящённые освобождению Китая от японского милитаризма. Сравнение снимков саньхэского мемориала 2006 и 2012 годов показывает, что за это время памятник был облицован каменной плиткой. Грунтовая поверхность участка также была покрыта каменными плитами.

Мемориал находится в стороне от традиционных маршрутов наших официальных делегаций и туристов через Маньчжурию и Хайлар. В период редкого пребывания российских граждан в Саньхэ Канцелярия иностранных дел китайского города Эргуна также проводит поминальные акции. Такое мероприятие было организовано в ноябре 2012 года в рамках международной научной конференции «Приграничное сотрудничество и внешнеэкономическая деятельность. Исторический ракурс и современные оценки».

Китайцы привезли и раздали российским участникам тюльпаны, тут же для поминального обряда и по стаканчику налили. Тогда я обратил внимание, что таблички с именами захороненных на памятнике нет.

В городах Маньчжурия и Хайлар на памятниках бойцам Красной армии обязательно указаны их имена и воинские звания со словами «Ваш подвиг никогда не забудет Отчизна».

Здесь же к обелиску был прикреплён приличного вида новодел, видно, что российский, может, жители нашего Приаргунского района постарались. Надпись на двух языках лаконичная: «Вечная память советским воинам, погибшим за освобождение Китая в 1945 г.». Каллиграфия китайского текста наша, по-читински доморощенная, явно не китаец писал.

Безымянная могила, нет имён на солдатском обелиске. Сложили солдатики свои головы за Родину, её честь и победу, а через много лет их даже по имени помянуть нельзя, беда. Это задело меня, царапнуло как-то… Тогда в сенаторах у нас ходил Степан Михайлович Жиряков. Нормальный мужик из местных, всегда беспокоился о краеведческой осведомлённости молодёжи. Он организовал проект по изучению не какого-то ключевого события прошлой войны, а небольшого рядового сражения, после которого и осталось эта безымянная могила.

И что вы думаете? В ходе опроса местных жителей, по воспоминаниям ветеранов пограничных войск, проживающих в Забайкальском крае, по данным краеведческих музеев средних школ сел Бура, Средняя Борзя и Зоргол были уточнены данные на погибших пограничников. Всех двенадцати:

ФИО

Год рожденияВоинское званиеЗастава
Гудков Михаил Петрович1920неизвестноСреднеаргунск
Джунушуев Калык1921ефрейторБура
Зюлин Май Михайлович1924ефрейторЗоргол
Кобазев Владимир Степанович1924старший сержантБура
Козлов Виталий Федорович1924ефрейторЗоргол
Куликов Борис Николаевич1924ефрейторКарабон
Перфишин Яков Васильевич1921ефрейторБулдуруй
Платонов Василий Иванович1919младший сержантКарабон
Пузанов Иван Николаевич1919рядовойБайцикан
Радченко Владимир Григорьевич1924ефрейторБура
Речилов Николай Никитович1924младший сержантЗоргол
Уваров Иван Сергеевич1918старший сержантКарабон

 

Мы изготовили мемориальную доску с именами павших, на русском и китайском языках. Канцелярия иностранных дел сопредельного с Забайкальским краем китайского городского округа Хулун-Буир согласилась на её установку.

В канун 70-летия Победы на Дальнем Востоке состоялась церемония её открытия. Маленькому мемориалу в приграничье были возвращены имена отважных воинов, упокоившихся в китайской земле, которой они принесли свободу на шёлке своих знамён. И я счастлив, что участвовал в этом замечательном проекте.

Китайцы выстроили у памятника большую часть личного состава местных воинских частей и органов, связанных с охраной общественного порядка на границе, школьников. По всему было видно, что для них дань уважения памяти освободителей – не пустые слова. А любовь к отеческим гробам есть необходимое условие не только существования нации и родины, но и уважения к ним со стороны соседних народов. А это очень важно в нашем большом и противоречивом мире — самоуважение и уважение соседей.

В завершение этого небольшого очерка необходимо напомнить, какую высокую оценку боевым действиям пограничников Забайкалья дал главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке, маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский:


«Огромную помощь войскам Дальнего Востока на протяжении всей кампании оказывали пограничники. В первые же дни маньчжурской операции они вместе с полевыми войсками атаковали и ликвидировали многочисленные опорные пункты врага и его укреплённые районы. В процессе дальнейших боёв погранвойска принимали активное участие в преследовании противника, охраняли коммуникации, штабы, важные объекты полевых войск».


Источники:

Жданов С.А. «Пограничники Забайкалья накануне и в годы Великой Отечественной войны». Иркутск: Изд-во «Оттиск», 2015.

Краснознаменному Приаргунскому пограничному отряду 80 лет. Авторский коллектив под руководством полковника Алдашкина И.В. Краснокаменск: ЗАО «Полюс», 2004.

Эргуна Юци чжи (Летопись Правоаргунского хошуна). Хайлар, 1993.

Элосыцзу байнянь шилу [Подлинные записи ста лет русской национальности]/ Сборник статей. – Пекин: Изд-во Культура и история Китая, 2007.

НазадВперёд
3 отзыва

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Пограничные войска впервые за всю историю участвовали в наступательной операции на территории соседней страны, они оказали Красной армии неоценимую помощь." Да неужели? А как же Дунайский десант в июне 1941 года в котором участвовали и морские пограничники и сухопутные?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

спасибо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо, Александр Тарасов!