НОВОСТИ
24 ФЕВРАЛЯ
22 февраля

Районная цензура: в глубинке Забайкальского края журналисты зависят от власти

4 июля в Каларском районе вышел первый номер частной газеты «Свежий номер», учредителем которой не являются властные структуры. Главный редактор этого издания Анжелика Месхи раньше работала в газете «Северная правда». Уйти с поста редактора центральной районной газеты и открыть своё издание её заставили действия администрации района.


Когда бывшего главу администрации Каларского района Петра Сергеева перевели на работу в Читу, были назначены досрочные выборы нового главы, на пост которого претендовали пять кандидатов. На выборах победил Евгений Иващенко. Бывший редактор газеты «Северная правда» Анжелика Месхи рассказывает, какую политику в отношении прессы стал вести новый глава: «Дело в том, что до этих выборов Евгений Иванович руководил районом в течение 15 лет и ушёл со своего поста с намерением больше не возвращаться, но за те 2 года, которые он был не у дел, многое, по его мнению, в районе изменилось, в том числе и районная газета. Она, по его словам, стала закрытой (публикации своего письма он добился через суд). На торжественном вступлении в должность он произнёс речь, в которой призвал журналистов «Северной правды» сделать газету открытой для всех желающих. Пожелал видеть в ней объективную критику в свой адрес, а также замечания и пожелания граждан. В течение тех 15 лет, когда Евгений Иванович руководил районом, отношения с газетой были довольно интересные – он даже закрывал её. Но обещанной дружбы не получилось. Во-первых, сразу же был отменён (уже обещанный предыдущей властью) переезд редакции в современное помещение, отвечающее современным требованиям. И «Северная правда» осталась в сгнившем бревенчатом здании, которое на 80% занимают магазины. Во-вторых, в уставе редакции газеты «Северная правда» прописано, что учредитель имеет право на публикацию в каждом номере собственных материалов в размере трёх машинописных листов. Но размещались на этих пресловутых трёх листах не положенные нормативные акты и не отчёты работ отделов администрации, а материалы руководства района околожурналистского плана: «Доработались», «Доигрались» «Допрыгались». Кроме того, регулярно подавались материалы, которые изначально влекли за собой судебное разбирательство. Сразу было ясно, что если мы это опубликуем, то не обойдётся без суда. Естественно, люди, о которых шла речь, подавали на главу в суд, а я, как редактор газеты, шла на суд соответчиком. Ситуация такая: не опубликуешь – получишь выговор, опубликуешь – пойдёшь в суд соответчиком, третьего не дано. Получалось, что эти материалы выставляли в печать не сотрудники газеты, а работники администрации».

Был в работе Анжелики Месхи ещё один интересный случай - во время одной из предвыборных кампаний на выборах главы посёлка Новая Чара, у кандидатов уже закончилось платное и бесплатное полосное пространство для агитационных призывов: «Тогда глава, пользуясь своим положением учредителя, направил в печать материал автора, который даже не является сотрудником администрации. А статья несла ярко выраженный агитационный характер за этого кандидата. Что это, если не превышение полномочий? Я ожидала, что остальные кандидаты подадут на нас в суд за нарушение принципа равенства, но этого, к сожалению, не произошло».

Дальше – больше. За неопубликование материалов, поступивших из администрации с различными нарушениями, Месхи объявляют два выговора. Первый в день её рождения, второй в канун 8 Марта. Один из этих материалов, по словам Месхи, представлял собой решение районного суда о направлении некоторых материалов на опубликование. Не судья Евгений Иванович, чтобы самостоятельно принимать решение о публикации. Второй материал не нёс никакой важной информации (отчёт о работе комиссии по делам несовершеннолетних) и был предоставлен с нарушением сроков, то есть в тот момент, когда газета была уже свёрстана. В начале февраля 2008 года от районой администрации в редакцию предоставляется новый трудовой договор на подпись редактору – Анжелике Месхи: «Это договор представлял собой симбиоз договоров для муниципального служащего и технички. Должностная инструкция подразумевала собой не уровень редактора рядовой районной газеты, а руководителя крупного типографского холдинга. Мои убеждения, что договор и инструкция не соответствуют нормам трудового законодательства, не были услышаны, хотя областная инспекция по труду подтвердила мою правоту. Мне было выдано предупреждение, что если я не подпишу договор до апреля, то меня уволят. Такого удовольствия администрации я не могла доставить и, опередив увольнение, ушла сама. Надо отметить, что после моего заявления об уходе глава района был готов на изменение трудового договора и формы собственности редакции (отпустить в автономное управление, чего раньше и слушать не желали). Но ушла я, конечно, не по своей воле – невозможно было терпеть публичные унижения на еженедельных планёрных заседаниях и попыток приручить газету. К самому же Евгению Ивановичу я отношусь неплохо. Мне импонирует его чувство юмора, и я прекрасно понимаю, что в нынешних условиях районам возможно только выживать. Будь на его месте другой, ему тоже пришлось бы несладко. Но есть и человеческая сторона отношений, которую никто не отменял. Боюсь, что неумение главы разбираться в людях однажды подведёт и его самого».

Глава администрации Каларского района Евгений Иващенко на вопрос о своих отношениях с прессой отвечает кратко: «Да какая у нас цензура, вы что! У нас в районе есть три газеты, и публикуют они абсолютно всё, что им захочется. Я же, наоборот, на каждой планёрке говорю редакторам, чтобы они старались размещать в газетах больше писем читателей, даже если там есть какая-то критика или жалобы, всё равно – публикуйте, пожалуйста! Я всегда настоятельно рекомендую редакторам, чтобы они помещали в газетах больше статейного материала, не замыкаясь на каких-то нормативных актах. Были, конечно, в своё время проблемы с прессой. В 2006 году я добился, чтобы мою заметку опубликовали, только через суд - редактор отказывалась публиковать мои материалы. Были столкновения с журналистом Месхи, но отнюдь не из-за характера её материалов, а из-за того, что она по поручению «Единой России» любила ездить в командировки, а оплачивали мы их из районного бюджета, что нас не особенно устраивало».

Известный журналист Анатолий Снегур, долгое время проживающий в Каларском районе и во времена строительства БАМа занимавший пост редактора «Северной правды», видит ситуацию с другой стороны: «Что точно произошло между Месхи и Иващенко, я не знаю, но судились они много раз и, в основном, с подачи самой редакции. Газета публиковала непроверенную информацию, которая и влекла за собой все эти иски. Но, видимо, урок бывшие сотрудники «Северной правды» извлекли, судя по материалам новой газеты «Свежий номер», которая мне очень нравится. Насчёт главы администрации Евгения Иващенко я не могу сказать, что сейчас он оказывает какое-то давление на прессу в районе. Думаю, он объективно относится к средствам массовой информации. Новой газетой «Свежий номер» я интересуюсь, она мне нравится. Направленность у неё - информационно-аналитическая. Что будет дальше - покажет время, но пока они с поставленной задачей справляются».

Вот такие информационные войны районного масштаба. Кстати, похожая ситуация была в Петровск-Забайкальском районе, только воевали там журналисты не с властью, а между собой. Около года назад в районном центре открылось независимое издание – газета «Наперекорка», журналисты которой, по словам работников газеты «Петровск-Забайкальский вестник», принялись остро критиковать издание: «Я не знаю, выпускается сейчас «Наперекорка» или нет, поскольку к этой газете у меня нет никакого интереса. Работа «Наперекорки» нередко сводилась к критике моего издания. Женщина, которая выпускает газету «Наперекорка», раньше работала в нашем штате, но после того, как принялась за выпуск собственной газеты, она почему-то забыла о бывших коллегах и начала обильно поливать нас грязью на своих страницах. Мы не считаем нужным поддерживать перепалку с этим изданием, поэтому просто игнорируем их нападки».

Об отношениях «Петровск-Забайкальского вестника» с районной администрацией в редакции рассказывают следующее: «Администрация - наш учредитель, и, конечно, в финансовом плане издание зависит от власти. Но, тем не менее, мы можем себе позволить критику в их адрес, а письма недовольных жителей публикуем без опаски, что нас закроют или лишат зарплат. Естественно, возникают и спорные моменты, но в данном случае обе стороны понимают, что ссориться нам невыгодно. Отношения же с районной администрацией у нас позитивные».

К сожалению, не все редакторы районных газет могут похвастаться позитивными отношениями с администрацией. В июне корреспонденты ИА «Чита.Ру» проводили опрос – респонденты рассуждали о свободе слова и зависимости прессы от властей. В опросе приняли участие два редактора районных изданий, которые говорили о давлении местной администрации на информационную политику газет. При этом редакторы согласились участвовать в опросе только в том случае, если не будут оглашаться их имена, названия газет и районы, где они работают. Думаю, сказать тут больше нечего – люди, призванные вскрывать общественные проблемы и сообщать интригующие факты, боятся это делать. Многие из районных журналистов вынуждены писать про юбилеи уважаемых в районах людей, детские утренники и заседания районных администраций, где, конечно же, работают самые лучшие люди – учредители.

Юлия Ляхова

Обсудить на форуме