«Беспокойные соседи»

совместный образовательный проект
Забайкальской краевой библиотеки им. А.С. Пушкина и «Чита.Ру»

ведущий блога Александр Тарасов
Харбинская София

Путешествие с Арсением Несмеловым

в Храм Премудрости Божией

(как памятник дури человеческой)

Как-то отбывал я переводческую каторгу в группе читинских типа предпринимателей. Душой компании был бизнес-публицист по фамилии в китайской транскрипции Цзибилефу. Он славно «окучил» наивных, но решительных седоков японских внедорожников на приятное во всех отношениях путешествие за Хинган.

В общем, привёз их на харбинскую ярмарку как в пещеру Али-Бабы.
А я должен был переводить на путунхуа их простодушные возгласы «Сим-сим, откройся!».
Стихи Арсения Несмелова читает библиограф Пушкинской библиотеки Илья Жарков-Зайончковский.
Я не люблю Харбин
Это скучный огромный город, внебрачный сын некрасивой, но всегда вожделенной Маньчжурии от тупого русского империализма. Здесь время легко отматывается назад.
фото А.Тарасов
В конце позапрошлого века русским приспичило строить чугунку из Читы во Владивосток. Приамурский генерал-губернатор Сергей Михайлович Духовский считал проект Сергея Юльевича Витте по строительству магистрали через Китай опасным для России. Он доказывал очевидные тогда и бесспорные сейчас простые вещи, что железный путь по территории Китая будет более выгоден китайцам, нежели русским. Но царь Николай Александрович его, как водится, не послушал. Царь же сам умный.

Фото Википедия
Китайцы по принципу своей классической дипломатии «以蛮治蛮» - «управлять варварами с помощью варваров» - сталкивали лбами Россию и Японию. Сооружение Китайско-Восточной железной дороги со всеми «приключениями» обошлось по тому времени в более 400 миллионов золотых рублей. Как обычно, с этого «патриотического» начинания пятаков натаскали благовидно. На момент завершения строительства в 1903 году – 117 уже лет тому назад - это была самая дорогая дорога в мире по стоимости одного километра пути. В общем, всё как всегда.
Министр финансов России С.Ю.Витте выходит из временного сооружения харбинского вокзала в сопровождении начальника Заамурского округа Отдельного корпуса пограничной стражи Ивана Яковлевича Дитерихса и главного инженера строительства Китайско-Восточной железной дороги Александра Иосифовича Юговича, фото около 1902 года из альбома 画说哈尔滨, Харбин, 2002 г.
Плюс четыре войны за неё - в 1901-м с китайцами, в 1904-1905-м с японцами, в 1929-м снова с китайцами, в 1945-м снова с японцами. Мы пролили реки крови своей и чужой, чтобы в 1952 году СССР безвозмездно (то есть даром) передал КНР все советские права на дорогу. Зато Духовского не послушали, сами умные, прости, Господи.

А Харбин этот возник в 1898 году всего лишь как рабочий посёлок КВЖД, в том месте надо было строить мост через Сунгари. Это там речка такая, приток Амура.
Фото из альбома 画说哈尔滨, Харбин, 2002 г.
Осенью 1897 года инженер Адам Шидловский нашёл подходящее место для постройки центра будущей КВЖД - в точке пересечения дороги с широкой водной артерией, связывавшей строителей кратчайшим и наиболее удобным путём с русской территорией.
Фото из альбома 画说哈尔滨, Харбин, 2002 г.
Инженер, расстёгнут ворот.
Фляга, карабин.
Здесь построим русский город,
Назовём Харбин.
Арсений Несмелов
поэт
Давешние строчки эмигранта Арсения Несмелова – маньчжурская Аппассионата, гимн русскому техническому гению и политическому головотяпству. И от пролога к эпилогу сегодня давайте будем пробираться в обществе Арсения Ивановича, он выдающийся поэт:
Арсений Несмелов (настоящее имя и фамилия Арсений Иванович Митропольский, 8 (20) июня 1889, Москва — 6 декабря 1945, село Гродеково Приморского края, тюрьма для пересыльных) — русский поэт, прозаик, журналист.
Где-то упомянут - со страницы.
Встану. Выжду. Подниму ресницы.
И как-никак в харбинской эмиграции 20 лет прожил, пока его в 1945 году в пересыльной тюрьме НКВД не замучили. У нас с поэтами часто так, к сожалению. Но вернёмся в Харбин.


К месту постройки центра будущей КВЖД Шидловский прибыл весной 1898 году с небольшим отрядом - человек 30 (рабочие, техники, фельдшер, метеоролог) - и Кубанской казачьей полусотней охраны для подготовки к прибытию строителей и грузов из Хабаровска, ожидавшемуся в мае 1898 года.
…Коновязи.
Говор казаков.
Нет с былым и робкой связи, —
Русский рок таков.
Место оказалось настолько «удачным», что Харбин, Дальний и Порт-Артур по населению быстро обогнали Читу, Благовещенск и Хабаровск. До постройки КВЖД Северная Маньчжурия, нынче пугающая нас многократным демографическим и экономическим перевесом, была «незаселённой северной пустошью», как её образно называли сами китайцы вплоть до конца 1920-х годов. А сейчас Харбин по населению и разным социально-экономическим «ништякам» едва ли не как Москва. Наделали вы делов, ваше величество Николай Александрович.
Русский рок… Послушал бы царь Духовского, не было бы сейчас там никакого Харбина, а с ним русско-японской войны 1904-1905 годов, а с нею, может, - как знать? - первой и второй русских революций, трагедии изгнания и эмиграции. Но царь послушал Витте, построил КВЖД и послал эскадру в Цусимский пролив. Потом получил пулю в грязном екатеринбургском подвале, а КВЖД сделала маньчжурский край процветающим. За это благодарные читинцы поставили ему памятник?
История нас, понятно, ничему не учит, сейчас по модели КВЖД собираются из России в Китай построить газопровод через Монголию в обход Забайкалья. Чтобы не один Харбин процветал у наших границ, а ещё бы и Улан-Батор разжирел на русском газе. А чё, давайте «сэкономим» на монгольском маршруте три копейки, Бог, конечно, с ним, экономическим развитием российского Забайкалья и транзитными платежами.
Зато на виду у Калмыкии, Тувы и Бурятии поможем Улан-Батору укрепиться в роли панмонгольского лидера. Жадные русские от большого ума сами притянули к границам своего вечно недоосвоенного Дальнего Востока экономическое и демографическое развитие Поднебесной, а чем Монголия-то хуже? Алтаргана и найрамдал, ёлы-палы!
Тем временем, спящий по соседству Китай, с одной стороны, сильно беспокоит нас своим храпом, а с другой, манит на харбинскую ярмарку читинских как бы предпринимателей. В день, про который здесь речь, толмач им, слава Богу, оказался без надобности. Китайцы в необходимых случаях предпочитают говорить по-русски сами, лишая контрагента преимущества знания языка партнёра. Чему русский контрагент бывает только рад, умный же. Особенно, если он любит смешать водку с харбинским пивом, где кадмий для удержания пены. А я был просто счастлив улизнуть до вечера от громких соотечественников, чтобы осмотреть харбинскую Софию.
Фото из книги Крадина Н.П. «Харбин – русская Атлантида», Хабаровск, 2010 г.
Новый Софийский собор в Харбине был заложен 14 октября 1923 года и закончен строительством 25 ноября 1932 года. Это - старый православный храм в честь Премудрости Божией, который вследствие драматической, но по-своему и курьёзной метаморфозы, стал визитной карточкой нового туристического Харбина.
Здесь строфы Арсения Несмелова звучат особенно органично:
Иногда я думаю о том,
На сто лет вперёд перелетая,
Как, раскрыв многоречивый том
"Наша эмиграция в Китае", -
О судьбе изгнанников печальной
Юноша задумается дальний.
Давно уже не юноша, так я оказался один со своим старым фотиком в эмигрантских декорациях харбинского июня, погрузившись в густой и горлопанный маньжурский зной, липкий от выхлопов бесконечных авто.
София
Ассоциация пришла сразу, но некоторое время оставалась неузнанной. Обрывок аморфного образа бессильно, но надоедливо крутился в голове.
Великолепное, массивное старое здание из неоштукатуренного красного кирпича стояло послушно, почти обречённо под чужими новодельными крестами на куполе и шатрах, грубо окрашенных в чужой зелёный цвет.
Шумная музыка и звуки фонтана. На этом фоне ритмы изящного декора, рельефных орнаментов, арок над проёмами и кокошников над окнами звучали приглушённо и отстранённо.

Образ, наконец, выпал из подсознания, нехотя назвавшись словами: конечно, это Гулливер, пленённый лилипутами.
А в деревнях у детворы
Раскосой с ленточками в косах,
Вновь по-весеннему остры
Глаза, кусающие осы.
Вокруг неподвижного великана суетливое многолюдье. Поодиночке и группами, молодожёны парами, старички с внуками перекликались, перекрикивая друг дружку, фотографировались и фотографировали на фоне его стен.

И его стены не ограждали от пространств китайского хаоса. Дрессированный инопланетянин среди харбинских колхозников.
И скоро бык, маньчжурский бык,
Сбирая вороньё и галочь,
Опустит смоляной кадык
Над пашней, чавкающей алчно.
Наделали вы делов, ваше величество Николай Александрович. У нас Харбин известен, прежде всего, как центр русской эмиграции. «Россия, которую мы потеряли» и другие ностальгические сопли. Несмелов отступал до Читы с войсками Каппеля:
Позабыли Татарск и Ачинск, -
Городишки одной межи, -
Как от взятия и до сдачи
Проползала сквозь сутки жизнь.
Генерал Каппель в лютый мороз промочил ноги, отморозил их и умер от гангрены. Каппель – это «Россия, которую мы потеряли», генерал, который отбил золотой запас России у красных, чтобы его растащили белые. И погиб оттого, что не смог поменять мокрые портянки.
Фото: А.Тарасов
Уже рвануло вихрями борьбы
В народ бесправный, к силам непочатым,
Но цепи исторической судьбы
Не по плечу мечтательным барчатам.
Эта Россия так сильно пополнила русскую эмиграцию в Харбине, что пришлось строить новый более вместительный храм. В 1923 году архитектор Михаил Матвеевич Осколков начал возводить Софию:
И Вера – восхитительный «Обрыв», -
Бескрылая, утратившая силу.
И, может быть, ребёнком полюбив,
Ещё я вспомню дьякона Ахиллу.
фото А.Тарасов
Думаю, русская эмиграция в Китае, оторвавшись от родной почвы, могла хранить традицию, но развивать её ей было не по силам. Эта ветвь нашего зарубежного рассеяния культурно вторична, и пример тому – Софийский собор. Храм является копией-повторением Троицкой церкви в Благовещенске, построенной тем же Осколковым.

Исследователь архитектуры Харбина Николай Петрович Крадин, правда, отмечает: «Символичным оказалось и то, что строилась Софийская церковь как раз в то время, когда Троицкую церковь в Благовещенске ломали. Разрушенная, она как бы вновь возродилась в эмиграции». Да, возродилась в эмиграции, чтобы из дома русского Бога стать музеем архитектуры китайского Харбина, но это к слову.

Фото из книги Крадина Н.П. «Харбин – русская Атлантида», Хабаровск, 2010 г.
Не удивительно ли: страна –
В песках пустыни, что легли за нами, -
Как скользкая игла обронена,
Потеряна, как драгоценный камень!
Я точно не помню, какой это был год. Первая Харбинская ярмарка была в 1990 году, а я на первой не был. Значит, 1991-й или 1992-й. Радушный харбинский товарищ Ли, который строил жильё в Забайкальске, в зимние сумерки привёз русских коллег к тёмному без единого огонька мрачному зданию Софии, которое будто спрятали в запустении за примитивными многоэтажками.
Уже печаль и та едва живёт,
Отчалил в синь её безмолвный облак,
И от страны, меня отвергшей, вот –
Один пустой литературный облик.
Но чисто восточная техника - достичь максимального эффекта при минимальных усилиях, используя силу оппонента. Когда приспели сроки, Харбин решительно двинулся в направлении русской культурной атаки, прибавляя свою силу к силе противника.
Вместо того чтобы продолжать упираться, пряча навсегда русскую красоту Софии в банальной застройке китайского урбанизма, Харбин добавил силу своего движения к мощной кинетике русской культуры: с ноября 1996 года собор был включен в список памятников КНР.
Фото А.Тарасов
Да, китайцы показали нам блестящий образец своей гуманитарной техники. Они построили поединок на слиянии с культурным усилием противника, перенаправлении энергии атакующего с последующим захватом. Как сообщает Крадин, «жители Харбина откликнулись на призыв местных властей принять участие в реставрации этого уникального памятника архитектуры. Они собрали 10 миллионов юаней и всего за 80 дней выполнили необходимые реставрационные работы… Даже снесли несколько крупных зданий, закрывавших церковь со всех сторон. В результате сноса площадь стала открытой, а сама Софийская церковь превратилась в её важнейшую композиционную доминанту».
За счёт этого Китай на перекрёстке культурных контактов привёл бывшего русского противника под контроль, в гармонию со своим миром. «Восток – дело тонкое!», извините за банальность. Он победил не в результате силового единоборства, а используя стихию русской культуры.
Китайцы превратили недействующий храм Харбинской и Маньчжурской епархии Китайской православной церкви в коммерческий образ светского Харбина в наступающем веке многоконфессионального Китая. Вот тут вы оказались несколько не правы, Арсений Иванович, когда писали:
Милый город, горд и строен,
Будет день такой,
Что не вспомнят, что построен
Русской ты рукой.
Вспомнили, только по-своему, на китайский лад. Теперь София - достопримечательность китайской туристической индустрии, которая бойко торгует прошлой русскостью, продуктом недорогим, но экзотическим и качественным.
Каждый за себя, один Бог за всех
Сразу за дверями Софии – сувенирная лавка с открытками, матрёшками и прочей псевдорусской ерундой. Правда, пара приличных фотоальбомов со снимками старого Харбина встали в полтысячи юаней, но это невеликие по тем временам деньги за простое человеческое счастье провинциального коллекционера и великая экономия в сравнении с российскими ценами. Тётка-продавщица попыталась мне всучить и альбом «Евреи в Харбине». Но на евреев юаней уже не было, и разочарованная китаянка не пустила меня подняться по лестнице на хоры, чтобы оттуда сделать снимки.
Пространство церкви заполняет мягкий свет из 16 окон, расчленяющих световой барабан под куполом. Стены скрыты скучными музейными стендами с фотографиями исторических зданий Харбина. Но главным экспонатом является, конечно, сама София.
Процитирую ещё раз Николая Крадина, поскольку сам лучше не скажу:
«Не сохранилось внутреннее убранство храма… Лишь отдельные фрагменты орнаментов и стенных росписей просматриваются кое-где на стенах, центральных опорах, и арках сводов. Представляется, что китайцы правильно поступили, оставив стены в интерьере нетронутыми, и не стали их обдирать. Это придаёт музею историческую правдивость».
Хотя внутренний интерьер у меня, по крайней мере, оставил противоречивые впечатления. Подсвеченный напоказ аляпистый новодел картин-икон и абсурдная репродукция «Тайной вечери» смотрятся особенно вульгарно рядом с изяществом линий и чудесными цветовыми сочетаниями тонких оригинальных орнаментов подлинной росписи русского художника Анастасьева.
Прах Каппеля, белого генерала, который погиб от гангрены, отморозив ноги в мокрых портянках, перенесли из Харбина обратно в Россию. При этом, помнится, какой-то попик на полном серьёзе убеждал, что «генерал Владимир Оскарович Каппель – драгоценная личность для России, это человек из плеяды таких деятелей, как святой князь Александр Невский, Александр Суворов, Михаил Кутузов».

Бедный Каппель!
А китайцам досталась фантастическая роскошь нетленной красоты Софийского собора. «Хороша Маша, но не наша». Ладно это мы поменялись. Наделали вы делов, ваше величество Николай Александрович.
Русские Помпеи
На другой день, когда стемнело, я поехал попрощаться с Софией. И по дороге к ней провести вечер на Центральном проспекте (он же Китайская улица на Пристани), застроенном в прошлом веке русскими зодчими. Это — архитектурный заповедник.
За нынешнюю пешеходность его ещё называют харбинским Арбатом: то же потребительство дорогущих магазинов днём, а по вечерам атмосфера праздных прогулок по булыжной мостовой.
Нагруженный сумкой с камерой и штативом, выбираюсь из махонького такси в густой жаркий воздух центра мегаполиса.
И сразу попадаю в сказочные декорации — китайцы не только тщательно отреставрировали старинные русские здания, но и искусно подсветили их изящные фасады.
От фонаря до фонаря – верста.
Как вымершая, улица пуста.
И я по ней, не верящий в зарю,
Иду и сам с собою говорю –
Да говорю, пожалуй, пустяки,
Но всё же получаются стихи.
Центральный проспект в Харбине, несмотря на подчеркнутый отказ от прежней кириллицы на рекламе и вывесках, остаётся русской улицей по своей архитектурной сути.
Сейчас эти памятники привлекают к себе многочисленных разноплеменных туристов, приезжающих сюда развлечься русской экзотикой.
Мемуаристы вспоминают эту главную торговую улицу Пристани как некое подобие Кузнецкого Моста в Москве или Невского в Петербурге. Красивейшие здания дальневосточного русского зарубежья были возведены с использованием элементов рококо и барокко: большое количество лепных украшений и яркие силуэты за счёт объёмно-пространственной композиции самих домов, которые в качестве основного выразительного элемента имеют купол, венчающий угловую часть.
Именно таким остаётся здание по адресу Центральный проспект, 120, – одна из целей этой прогулки. Здесь на верхнем этаже жил наш невольный спутник - Арсений Митропольский, он же русский поэт Несмелов. Вроде, как и свиделись, Арсений Иванович.
Русский клуб в Харбине, пишут в интернетах, не так давно выступил с инициативой установить на этом доме мемориальную доску в память о ярком литераторе русской эмиграции. Интересный человек Несмелов, сложный. Воевал, был ранен. С Первой мировой вернулся подпоручиком с четырьмя орденами. После Февральской революции находился под следствием как секретный сотрудник охранного отделения. У нас в России всегда позапутанно.

Я связался с Русским клубом, нет, говорят, доску изготовили, а китайские власти размещать не разрешают. И, думаю, напрасные хлопоты. Несмелов при очевидных литературных талантах был членом Всероссийской фашистской партии. Писал для неё публицистические стишки вроде поэмы «Георгий Семена»:
Слово моё — не мольба к врагу,
Жизнь молодую не берегу,
Но и в смертельной моей судьбе
Миг, как фашист, отдаю борьбе!
23 июня 1941 года, на следующий день после нападения фашисткой Германии, харбинский фюрер Константин Родзаевский - лидер созданной эмигрантами Всероссийской фашистской партии и основоположник русского фашизма - выступил за начало Японией военных действий против СССР. А Несмелов далеко не случайно, думаю, именно в 1941 году пошёл курсантом на курсы при разведывательной школе в Харбине. Учился хорошо: по окончании официально поступил на службу в Японскую военную миссию. Это очень серьёзная разведывательная организация, очень. Учил там пропагандистов предмету «Литературно-художественная агитация», поэт же.
Японская военная миссия в Харбине. Коллаж: А.Тарасов
У СМЕРШа были все основания в августе 1945-го забрать его в СССР. И китайцы, полагаю, никогда не согласятся с установкой мемориальной доски в память о русском фашисте и японском шпионе. И правильно, думаю, сделают. В этом месте невесёлых размышлений «о судьбе изгнанников печальной» Арсений Иванович мог бы меня упрекнуть:
Лишь дотла наш корень истребя,
Грозные отцы твои и деды
Сами отказались от себя,
И тогда поднялся ты, последыш!
Вырос ты без тюрем и без стен,
Чей кирпич свинцом исковыряли,
В наше ж время не сдавались в плен,
Потому что в плен тогда не брали!
Нет, Арсений Иванович, в известных случаях для нас важно не то, что поэт вы замечательный, - а поэт вы замечательный. А на какие баррикады вас определила история. Победа над фашизмом – основа современной русской идентичности. Неполитическая лирика – это, пожалуйста, можно даже под Вагнера. А от мемориала в городе, который наши деды у ваших японцев с потерями отвоевали – увольте.
Спутник слушал, возражать готовый.
Рассветало. Колокол заныл.
И китайский ветер непутёвый
По пустому городу бродил.
Родзаевский тоже был литератором, его тоже вывезли, осудили и казнили за измену. Я категорически против каких бы то ни было казней, хоть бы и сотрудников 6-го отдела Японской военной миссии. Но отказ Военной коллегии Верховного Суда России в реабилитации Родзаевского, сотоварищи, искренне одобряю.
Мы, конечно, сильно поглупели. Вот, и газопроводы через Монголию проектируем, не без этого. Но фашистов не реабилитируем. Поэтому пошёл я, поднявшийся «последыш», дальше в направлении русского храма, где вы, Арсений Иванович, наверняка с Родзаевским этим регулярно бывали.
Не поняв друг в друге ни аза,
Холодно разъединим глаза.
И опять — года, года, года,
До трубы Последнего суда!
Да, там точно с нами разберутся. Со всеми. А пока мы на Центральном проспекте в харбинском районе Даоли, он же Китайская улица на Пристани. Это место прошлого обитания россиян в харбинском зарубежье хочется сопоставить с Помпеями.
Средоточие всего, что объединяло и способствовало сохранению национального облика, сначала было накрыто безжалостной лавой времени, а сейчас археологически извлечено, отреставрировано и преподносится заезжим в качестве туристических завлекалок.
Я прохожу и думаю о тех,
Сложивших здесь и гордость и печали,
Что знаками первоначальных вех
На улицы пустыню размечали.
Я читал как-то, что в застывшей лаве тех Помпей, которые итальянские, находят характерные пустоты, образовавшиеся на месте испепеленных человеческих тел. Когда их заполняют гипсом, получаются удивительные скульптуры, передающие позы и даже мимику жертв извержения. Китайцы тоже по проспекту расставили скульптуры — русский художник на пленэре, Ваня-гармонист и так далее.
Судя по довольно невесёлой физиономии бронзового русского извозчика, международные зеваки не устают таскать его за не по-китайски длинный нос и грустную бороденку.

В конце путешествия от набережной Сунгари выхожу к прекрасной Софии. Она особенно эффектна в это время с кокетливой подсветкой.
Попытки запечатлеть эту роскошь на камеру вызывают регулярные столпотворения, восклицания, что мой Olympus таки Made in China, и тыкание пальцами в видоискатель.
Опять многолюдная суета вокруг молчаливой глыбы. Давешний образ вернулся более точным: мумия русского Гулливера.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного.
Я думаю, что София – не только неудачная попытка поселить своего Бога на чужбине в здании по приспособленному проекту. Храм, повторив судьбу КВЖД, стал прекрасным памятником неудобного прошлого, роковой ошибки, гибельной глупости.
Памятником империалистической паранойе царского правительства, когда в Маньчжурии по соседству с малозаселённым и экономически слабым Дальним Востоком с помощью русского капитала и труда русских людей росли города и создавались первоклассные коммуникации.
фото А.Тарасов
Наделали вы делов, ваше величество Николай Александрович, и дело ваше, похоже, продолжает жить.
Прекрасная София – вечное напоминание о КВЖД – символе всех азиатских неудач и недоумия России со времен Ермака. Правда, сейчас в ХХI веке в этом смысле с КВЖД может посоперничать, думаю, газопровод из России в Китай через Монголию. Жизнь ведь не стоит на месте.

«Нет с былым и робкой связи»?
«Русский рок таков»? Не знаю.
В одиннадцатом часу вечера — Харбин по провинциальной привычке ложится рано — китайцы, выключив вечернюю иллюминацию, решительно прерывают мои размышления о превратностях судьбы русских Помпей и эволюции со штативом. Разноцветная сказка превращается в плоские сумерки: ночь, улица, фонарь, Харбин.
И через сколько-то летящих лет
Ни россиян, ни дач, ни храма – нет,
И только память обо всем об этом
Да двадцать строк, оставленных поэтом.
В подслеповатом переулке нахожу сонного таксиста, у отеля на счетчике — 18 юаней, а у меня десятка, пятерка и сотня. Водитель великодушно берет 15 юаней, и я иду дальше греметь переводческими кандалами.
PS

В гостинице не успел стащить с себя рюкзак с камерой, как ввалился кривой как китайская сабля Цзибилефу. Пивной кадмий не подавил у него до конца выработку мужских гормонов. Он стал тыкать мне в нос мобилой и орать, чтобы я по-китайски испросил благодати, вызвав ему в номер проституток. М-да, «Сим-сим, откройся!» «уместно» сменился на «Гюльчатай, открой личико».

Потом, отлетев от собственных толчков, бухнулся, расшиперившись, на задницу. Сопровождающие его лица поволокли публицистическое тело прочь. Вечер был безнадёжно испорчен.

Не бухайте, мужики, не надо.
Источники:
Аблова Н.Е.
История КВЖД и российской эмиграции в Китае (первая половина ХХ в.). - Мн.: БГУ, 1999.
Арсений Несмелов (наст. Арсений Иванович Митропольский)
Сайт Электронная библиотека Александра Белоусенко URL: http://www.belousenko.com/wr_Nesmelov.htm (дата обращения: 14.08.2020).
Крадин Н.П.

Харбин – русская Атлантида. - Хабаровск, 2010.
Несмелов, Арсений Иванович
Сайт Википедия. URL: https://ru.wikipedia.org/ (дата обращения: 14.08.2020).

Русская поэзия Китая: Антология
Сост. В.П. Крейд, О.М. Бакич. – М.: Время, 2001.
5 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Живой памятник дури человеческой это г-н Тарасов, неспособный осознать ту важную историческую роль, которую играло продвижение России на Дальний восток, освоение сначала Внутренней, а потом и Внешней Манчжурии. С.Ю.Витте это понимал, а Тарасов - нет. Поэтому Витте останется навсегда в российской истории, а кто такой Тарасов не знает никто

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Материал хороший, но в данном изложении, лишенном истинного русского духа читать очень неприятно. жаль автора за такие зублудшие суждения. Зачем брать тему от которой так далек!? За фото спасибо! Прекрасный, величественный Собор.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Смешно, где тарасов и где русский дух, он вообще прокитайски настроеный товарисч и головка у него бо-бо

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Полный сюр. Зачем столько ёрничества и перевирания истории!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Много раз бывал в Харбине, это прекрасный город, в котором хорошо представлен памятники архитекутуры сваязанные с российской историей. Только весьма недалекий (и видимо на что-то озлобленный человек) может написать подобную чушь - "это скучный огромный город, внебрачный сын некрасивой, но всегда вожделенной Маньчжурии от тупого русского империализма".