НОВОСТИ
18 ФЕВРАЛЯ
17 февраля
16 февраля

Пятью двадцать пять

Прогнозы перед выборами в первое Законодательное собрание Забайкальского края были сколь предсказуемы, столь и неинтересны.


От 50 до 60% обещали «Единой России», остальные вынуждены были делить оставшиеся 40-50%. Остальных было четверо – КПРФ, ЛДПР, Аграрная партия и «Справедливая Россия».

Седая несдержанность

Редкие социологические срезы накануне голосования говорили о том, что ЛДПР кампанию провела, мягко говоря, неудачно, а «аграриям» будет крайне сложно справиться с последствиями федерального cлияния с партией власти. Это там, наверху, объединение происходило под фанфары и улыбки ангажированной толпы, а внизу партийцы с трудом скрывали растерянность и непонимание. Позиции стареющей КПРФ выглядели малоперспективными, но стабильными. Агрессивная и от того малосимпатичная предвыборная кампания эсеров вызывала удивление несдержанностью седых уже мужчин.

Оценки сами партии давали как-то вяло. Зампред Госдумы, секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин в начале сентября в Чите сообщил, что его партия в крае должна набрать абсолютное большинство в парламенте. Пока нет устава края, сложно говорить о том, что такое «абсолютное большинство», но абсолютный процент по количеству мест был равен 65. Добраться до этого показателя «Единой России» вряд ли было под силу даже с учётом административного ресурса, про который так много говорили противники партии власти. Набранные на выборах в Госдуму в декабре 2007 года 62,75% голосов избирателей наверняка станут для единороссов историческим максимумом на ближайшие лет двадцать.

«Аграрии» говорили о трёх депутатах и о намерении создать фракцию, остальные просто полыхали готовностью сражаться и с упоением оглядывались на одномандатные округа.

Неубедительный абсолют

В итоге «Единая Россия» набрала законные 54,81% голосов. Безусловно, этот показатель можно назвать успехом, но Володин при этом вряд ли имел под абсолютным большинством такие числительные. Впрочем, к результату «Единой России» можно легко прибавить почти 7% Аграрной партии и 19 одномандатников. Победа «Единой России» по одномандатным округам даже за парой громких ляпов выглядит просто сокрушительной.

И именно эта сокрушительность говорит о том, что никакой многопартийности в крае нет и некоторое время не будет. Не потому что ей кто-то мешает развиваться, а потому что сами партии понятия не имеют, как всё это должно выглядеть. Именно об этой проблеме 18 сентября в Чите говорил зампред Центризбиркома Леонид Ивлев: «Развитие региональных отделений партий - это вопрос будущего».

Первичные ячейки в районах края даже у «Единой России» часто выглядят фикцией, чего уж говорить про другие партии. Все эти политические пузыри вынуждены делегировать на выборы в муниципальные районы деятелей регионального уровня – о местных кандидатах, а уж тем более о местных победителях речь идёт всё реже и реже. Романов - в Красном Чикое, Дибирдеев – в Акше, Ваулин – в Оловянной, Долгов – в Чаре… Для полного счастья надо было отправить приезжавшего в Читу лидера Демпартии Богданова куда-нибудь в Нерчинский Завод.

Политические соперники «Единой России» после выборов обязаны признать, что работа в районах у них пока далека от идеала. Есть счастливые исключения вроде ЛДПР в Александрово-Заводском районе или КПРФ в Петровском Заводе, но всё это так – несистемные пятна. Да и я не уверен, что проценты от 12 октября напрямую связаны с повседневной деятельностью партий.

При этом в крае есть примеры людей, которые могут решать задачи, поставленные перед партией. Работал Наместников в Борзе? Видимо, работал, раз набрал 53,76% по одномандатному округу и 16,17% для своей Аграрной партии при неполных 7% АПР в среднем по краю. На этом фоне постоянные утверждения об использовании административного ресурса выглядят скорее оправданием, чем конструктивной критикой.

Баннеры против листовок

Выборы в одномандатных округах вообще получились гораздо интереснее, чем выборы по партийным спискам. Так оно, видимо, будет всегда – если в стране сохранится мажоритарная выборная система.

Чего стоит хотя бы противостояние Карины Канунниковой и Виктора Останина, Николая Сыроватки и Юрия Андронаки, Светланы Барановой и Владимира Кузьминова, Анатолия Романова и Николая Бородина. Или своего рода «группа смерти» с Коном, Щебеньковым и Куренковым. В последней группе, кстати, поражение Куренкова выглядит разгромом – меньше 12% при 41,42% у Кона – если нет времени и желания участвовать в выборах, быть может лучше не тратить время и деньги вовсе?

Надо отдать должное гендиректору «Альтеса». Что бы про неё ни говорили, а Канунникова пошла на выборы не явочным порядком – в списках, а вполне себе по-боевому – одномандатником. И соперник был из разряда тяжеловесов – Виктор Останин. Но весовые категории в плане ресурсов тут явно оказались несопоставимыми – огромные баннеры в центре города легко победили маленькие складные листовки в подъездах. Жаль, что Останина не будет в новом парламенте. И жаль, что некоторые подчинённые Карины Владиславовны скатились до того, что стали попрекать явно не заслужившего этого Останина всякой ерундой.

Лавры - победителям

Кону надо сказать спасибо за победу над Щебеньковым.

Разрыв в 17 голосов между Николаем Сыроваткой и Юрием Андронаки наверняка предполагает оспаривание результатов проигравшим.

Чуть менее внушительный разрыв в Петровск-Забайкальском районе тоже явно вызовет вопросы у проигравшего Михаила Кузьминова.

Анатолий Романов, за время кампании побывавший в таких сёлах Красночикойского района, где нога руководителей регионального уровня не ступала, наверное, пару десятков лет, вполне заслужил победу. Да и отрыв от «местного» Николая Бородина вызывает уважение.

Самой убедительной среди одномандатников выглядит победа Виктора Дибирдеева в Акшинском районе, где он опередил ближайшего преследователя на 7 тыс. голосов, то есть без малого на 30% избирателей.

Не менее уверенно пришёл к финишу Юрий Шкретов, желавший всем достойной жизни, – 64% против 24% у соперника.

Минимальные разрывы в результатах в Аге демонстрируют, сколь напряжённой была борьба в пятимандатном округе и как сложно было избирателям определиться со своими предпочтениями. Разрыв между пятым Михаилом Изместьевым и шестой Баирой Нимаевой составляет всего 13 голосов. А сам Изместьев отстал от Намсарана Цыдыпова всего на 75 голосов.

Резюмируя, можно отметить, что одномандатные округа дали новому парламенту почти 20 новых имён. Из ветеранов в Заксобрание прошли Игорь Лиханов, Карина Канунникова, Кон Ен Хва, Анатолий Романов, Юрий Шкретов, Сергей Белоногов, Николай Млачнёв.

Несмотря на запрограммированный скепсис, царящий в рядах коллег, не могу отделаться от мысли, что выборы получились интересными. Не в пример кавказским регионам, где явка зашкаливает за фантастические показатели, а партия власти ставит всё новые и новые рекорды, в Забайкалье хотя бы на этом этапе сохраняется подобие «соревновательности».

Особенно это заметно в одномандатных округах, где кандидаты порой вынуждены зубами цепляться за каждый голос. Правдоподобной выглядит и явка, и динамика этой явки по сравнению с предыдущими выборами, и результаты «Единой России».

Можно скрипеть зубами от бесконечных побед партии власти, но у противников просто не было нормальных аргументов. Радиоприёмники и красные флаги – это, конечно, хорошо, но доступа к реальным властным рычагам у карманных оппозиционеров нет, а потому нет и аргументов.

Обсудить на форуме