«БЕСПОКОЙНЫЕ СОСЕДИ С ПЕТРОВИЧЕМ»

   СОВМЕСТНЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
   ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ КРАЕВОЙ БИБЛИОТЕКИ ИМ. А.С. ПУШКИНА И «ЧИТА.РУ»
     ведущий блога Александр Тарасов
     Китайская торговля
     Забайкалья - 2020
                И что она значит для финансов и жителей края

20-й годовщине подписания

Российско-Китайского договора

о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве

посвящается

В рамках совместного образовательного проекта агентства «Чита.Ру» и Забайкальской краевой библиотекой им. Пушкина давайте поговорим о главном, то есть о деньгах.

В прошлом году объём экспорта Забайкальского края впервые в истории превысил миллиард долларов США: по-стахановски ископаем полезные для Китая металлические руды - почти вся экспортная выручка получилась от вывоза невозобновляемых природных ресурсов в КНР.

Наш очерк о внешней торговле Забайкалья, которая исчисляется в долларах США, с пятью нелирическими отступлениями. О том, как она исчислялась в прошлом 2020 году, давайте и поговорим.
Начнём с в общем-то
хороших новостей
В них последнее время, по-моему, ощущается некоторая нехватка
Внешнеторговый оборот Забайкальского нашего края (экспорт + импорт) согласно внешнеторговой статистике Дальневосточного федерального округа не просто растёт из года в год.
Коллаж А.Тарасов
В прошлом 2020 году его объём в очередной раз достиг исторического максимума 1 516,9 млн. долларов США. То есть, более полутора миллиардов долларов.

Много это или мало?

Для наглядности, - только для наглядности! - консолидированный бюджет Забайкальского нашего края на 1 января 2021 года был исполнен по доходам в сумме 96,6 миллиарда рублей (99,4 % годовых бюджетных назначений). А объём внешней торговли в рублях, - по средневзвешенному курсу 2020 года 72,1464 полновесных рубля всего за 1$, - составляет 109,4 миллиарда рублей. Это на 13,3% больше наших исполненных по бюджетным назначениям доходов.

Думаю, это много.

Достигнутое значение на 505,3 миллионов долларов США (ёлы-палы, это ж на добрых полмиллиарда) больше, чем в позапрошлом 2019 году (почти наполовину - на 49,9%).
При этом, товарищи читатели, минутку внимания!

Экспорт увеличился на 438,2 миллиона долларов США (в 1,7 раза), в то время как импорт подрос всего на 67 миллионов долларов США (или на сравнительно скромненькие 17,7%).

Импорт у нас вообще демонстрирует в целом понижательную тенденцию, сократившись с 548,2 миллиона долларов в 2018 году до 445 миллионов долларов в прошлом 2020-м. О причинах поговорим чуть ниже.

Экспортёры, которые весь год, не покладая рук, «тарахтели, как дизель в Заполярье», вот кто – герои дня.
Это при том, что внешнеторговый товарооборот на Дальнем нашем Востоке демонстрировал совершенно другие далеко не радостные тенденции, сократившись с 37,3 миллиарда долларов в 2019 году до 32,1 миллиарда долларов в 2020-м. И тоже за счёт экспорта, который за год рухнул с 28,8 до 24,1 миллиарда долларов.

Прямо дальневосточный экспортный противотакт какой-то.

Забайкальский край по внешнеторговому обороту превосходит своих соседей по Федерации на западе (Республика Бурятия – 1,2 миллиарда долларов) и на востоке (Амурская область – 0,9 миллиарда долларов). Но уступает соседке на севере - Якутии - с её оборотом в 3,5 миллиарда долларов.

Что понятно, алмазов-то у нас пока не нашли.
Вообще в ДФО мы смотримся молодцом, помимо упомянутой Якутии уступая по этому показателю Хабаровскому краю (2,3 миллиарда долларов), Приморью (7,9 миллиарда долларов) и, ясное дело, Сахалинской области (12,2 миллиарда долларов).
Последнее тоже понятно, в недра у нас закопана вся таблица Менделеева, ископай-не-хочу, но нефти и газа днём с огнём.
Чем шире наши объёмы,
тем теснее наши ряды
Прежде чем мы перейдём к другим достижениям, мельком упомянем некоторые досадные шероховатости
Внешнеэкономическая деятельность в 2020 году протекала, очевидно, в непростых условиях, потому что количество участников ВЭД по сравнению с 2019 годом сократилось на 13,2% до 302. Но те, кто остался в этой отрасли, обеспечили её рекордные темпы роста.

Да, Забайкалье – суровый край, местный бизнес-климат международной торговли подходит явно не всем. Для сравнения, в 2019 году участников ВЭД в крае насчитывалось 348, а в 2018 – 355. Торговля «диалектически» растёт по мере того, как редеют ряды её участников.

Соответственно, удельный вес количества участников ВЭД, зарегистрированных на территории Забайкальского края, за год сократился с 6,5% до 5,3% от общего количества участников, зарегистрированных на территории ДФО.
В то же время, если сопоставить данные демографии организаций, то ликвидировалось у нас организаций в относительной величине меньше, нежели в ДФО и, тем более, России-матушке.

Правда, их и возникало меньше, да и число ликвидированных превышает число возникших.

То есть данная тенденция похоже, характерна для экономики в целом.

И видимого влияния пухнущей, особенно по экспорту, внешней торговли на демографию организаций мы не наблюдаем.

Количество стран-контрагентов, с которыми осуществляли внешнеэкономическую деятельность предприятия Забайкальского края, тоже уменьшилось с 69 до 51 (на 26,1%).

Данная величина в настоящее время носит совершенно умозрительный характер, поскольку:
внешнеторговое значение для нас имеет только одна страна – это Китай – 1,4 миллиарда долларов США или 93,5% товарооборота Забайкальского края.
При этом доля Китая продолжает расти.
коллаж А.Тарасов
Остальные 6,5% – на другие 50 стран.

Увеличение стоимости китайской торговли по сравнению с позапрошлым годом - в 1,5 раза или на 501,2 миллиона долларов США.
Так скромно, без лишней помпы, наше Забайкалье встречает 20-ю годовщину подписания российско-китайского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.
Договор, как все наши читатели помнят, был подписан 16 июля 2001 года.

Доля остальных пятидесяти стран на циклограмме выглядит тонюсенькой долькой в огромном пироге доли Китая. И дело здесь, как вы понимаете, не в каком-то там географическом и логистическом проклятии.

Для сравнения мы взяли значения оборота с Монголией: тоже протяжённая граница, тоже традиционные связи, тоже удобное сообщение.

А объёмов торговли – кот наплакал.

И всё почему? Да потому. Потому что монголы - не китайцы. Они - другие. Как и мы.
Вторая по внешнеторговому значению страна – Казахстан – 30,3 миллиона долларов США или 2%. Это почти в 47 раз меньше объёма китайской торговли. Примечательно, что регион туда экспортирует руды и концентраты свинцовые для переработки, но конечным потребителем продукции из этого сырья выступает всё тот же Китай.
Герои
капиталистического труда
Ископаем во все лопатки
Как видно из представленной ниже таблички, нынешняя экспортная торговля почти целиком состоит из вывоза в Китай минеральных продуктов групп 25-26 по кодам товарной номенклатуры ВЭД ЕАЭС.
С 2018 года экспорт минеральных продуктов вырос в 3 раза, а вывоз медного концентрата и вовсе в 4 раза.
Собственно, это и есть тот самый миллиард экспортного рекорда и вообще почти весь экспорт – 95,5%.

Доля минеральных продуктов стабильно растёт, по сравнению с 2018 годом она увеличилась на 13,7 процентного пункта.
Это соответствует структуре промышленного производства в регионе.

По Информации об итогах социально-экономического развития Забайкальского края за январь-декабрь 2020 года, наибольший удельный вес занимает добыча полезных ископаемых – 72,6 %. 
Причем это значение в позапрошлом 2019 году составляло ещё 67,3%, то есть подросло за год на 5,3 процентных пункта. Понятно, за счёт доли обрабатывающих производств (14,6% - в 2019-м и, соответственно, 12,1% - в 2020-м).

Что касается долей обеспечения электрической энергией и водоснабжения, то ископать полезности без воды и электричества не получится. За эти отрасли я абсолютно спокоен, сгенерируют и снабдят, как надо.
Нелирическое отступление №3
Парадоксальные чудеса региональной статистики
Дальше начинается квест какой-то.

По той же информации добыча полезных ископаемых в крае в прошлом году составила 167,8 миллиарда рублей, вы не поверите, сократившись на 3,5% по сравнению с предыдущим 2019 годом. Эти цифры тютелька в тютельку совпадают с данными сборника «Социально-экономическое положение России», изданного в 2020 году Федеральной службой государственной статистики.

Я несколько раз перечитал фразу: «Добыча металлических руд уменьшилась на 0,9 % к уровню предыдущего года (доля – 80,0 %)». От числа прочтений смысл не менялся.

То есть, вывоз в тоннах и долларах по таможенной статистике растёт, а производство в рублях, отражённое в честных балансах местных производителей, по данным ФСГС России, сокращается. Опять же я не профессиональный экономист.

Наверняка они смогут профессионально пояснить, что никакого противоречия в этом нет.

Хотя Михаил Алексеевич Чуркин безвременно покинул наши пенаты. Такая жалость, как и жить-то теперь, не знаю даже.

И, пока некому пролить свет на данное обстоятельство, я как конченный гуманитарий склонен полагать, что это родной русский капитализм во всю ширь бюджетного человеколюбия к региону присутствия:

«Я вас любил, чего же боле»?

И прошу у взыскательного читателя прощения за небольшое отступление от темы.
Главным образом экспорт сформировала большая тройка: ООО «ГРК Быстринское», которое головокружительными темпами наращивает экспорт медного и железного концентратов, а также ООО «Байкалруд» и ОАО «Ново-Широкинский рудник», которые опережающими темпами экспортируют свинцовый и цинковый концентрат.
Видно, что группа 27 – топливно-энергетические товары или просто уголь, несмотря на синусоидальные скачки объёмов вывоза, сохраняет экспортный потенциал.

Но это тоже невозобновляемый ресурс.
Нелирическое отступление №4
«Учись, студент!»
Да, мы бываем в крупном барыше,

Но роем глубже: голод - ненасытен.

Порой копаться в собственной душе

Мы забываем, роясь в антраците.


В.С.Высоцкий,

русский поэт


Производство угля - важнейшая тема для Забайкалья, потому что у нас его много.

Даже бурые угли могут сравнительно легко найти спрос в растущей экономике Китая при условии их несложного обогащения. Взять, к примеру, посёлок Чжалайнор под Маньчжурией, который просто расцвёл в последнее десятилетие в отличие от посёлка Шерловая Гора под Борзей. Хотя и там и сям те же угли рядом с той же чугункой.

(В то же время, сравнение Чжалайнора и Шерловой Горы нельзя, очевидно, считать 100-процентно уместным. Я, например, на вопрос, почему у них в Китае так, а у нас иначе, всегда уверенно отвечаю: потому что мы - не китайцы. И пока никто не спорил).

Но на рубеже веков в стране вообще и в Забайкалье в частности имела место варварская приватизация. Сюжет о том, как пакеты акций, принадлежащие Читинской области, попадали в собственность частного энергетического монополиста со штаб-квартирой в Москве, ещё ждёт своих авторов.

Для привлечения внимания талантливых публицистов к перспективной теме, думаю, можно написать «энЕРгетического монополиста», такое не должны, вроде, пропустить.

Имена людей, которые принимали эти поистине судьбоносные решения, хорошо известны и неспециалистам, данные персонажи, поверьте, живы-здоровы. Некоторые причастные даже агитировали против поправок к Конституции летом прошлого года, - что, по-моему, совсем не удивительно. А некоторые с по-прежнему важным видом ходят по улицам родной Читы. Прошлое бронзовение с них, правда, в значительной степени слезло уже, но, в целом, грех жаловаться.

Поэтому, есть ещё темы, да.

Это была подлинная драма - регион за полушку, грош медный и ломанный, уступил важнейший инструмент экономического управления. И никто не вякнул даже. И уже 20 лет для нужд жилкомхоза покупает у ловкого частника свой в недавнем прошлом собственный уголь по коммерческим, - мама, не горюй, - ценам. И будет покупать ещё лет 100, экономя на социальных программах. И 100 лет от того у нас и тарифы на тепло и электроэнергию, на которых только ленивые журы по сто раз, - ай! уй! ой! - не оттоптались, будут соответствующие. В них же цена угля сидит.

После принятия решения о строительстве газопровода «Сила Сибири-2» в Китай транзитом через территорию Монголии, думаю, не видать нам трубопроводного газа и прелестей газификаии энергетики и коммунальной сферы как своих ушей. Газ как теплоноситель в обозримой исторической перспективе не заменит в регионе уголь. При ныне живущих поколениях забайкальцев - точно, думаю, не заменит.

И зачем, скажите на милость, таким «эффективным собственникам» «париться» с обогащением угля до экспортных кондиций, если местные энергетики и местный жилкомхоз так берут и до морковкиного заговенья будут брать?

Или, как говорил тёзке Шурику амбал Федя: «Кто не работает, тот ест. Учись, студент!».

И прошу у взыскательного читателя прощения за небольшое отступление от темы.
Думаю, рефлексируя на экспортную тему имеет смысл на время отвлечься от флагманов русского капитализма, которые добывают в Забайкальском крае и вывозят невозобновляемые минеральные продукты.
Один из практических вариантов развития данной экономической модели представлен в социальной реальности города Балей, там особенно комментировать нечего.

Надеюсь, современное Забайкалье избежит такого развития событий в местах интенсивной добычи металлических руд, и на месте посёлка Газимурский Завод и, тем более, Новой Чары, мы увидим города-сады.

Ну, кто доживёт. Я, по крайней мере, надеюсь, а то очень любопытно.

По оценкам экспертов Goldman Sachs, мощности Быстринского месторождения составляют 10 миллионов тонн медного концентрата в год (в прошлом 2020-м смогли добыть и вывести всего 265,6 тысячи тонн, всё ещё впереди, ребята).

Продолжительность жизни месторождения, по оценкам тех же Goldman Sachs-ов, более 30 лет.

За тридцать-то лет, думаю, Газимурский Завод далеко сможет шагнуть.
Возобновлять
и экспортировать
Разумнее, по-видимому, было бы организовать в максимально широких масштабах производство и экспорт возобновляемых ресурсов.
Земли у нас много и родит она в ответ на терпеливые усилия работающих на ней людей довольно щедро.

Во-первых, это конечно, древесина. И физические объёмы, и доля древесины в экспорте Забайкальского края из года в год падает, смотри таблицу выше. В прошлом году доля древесины составила смехотворные 2,67%, хотя еще в 2018 году она составляла вполне приличные 9,57%.
Вместе с чёрными лесорубами была уничтожена отрасль, где были производственные мощности и рабочие места.
фото А.Тарасов
Китайские импортёры ушли на другие рынки.

Это так по-русски, - некому полено заломати, - что захотелось уже обнять какую-нибудь берёзку.

У нас ежегодно лесосечный фонд не менее 10 миллионов кубометров, леса перезрелые, но мы их не рубим. Леса много, нельзя рубить возле населённых пунктов и рядом с водоёмами. А организовать в настоящее время его рациональное использование – срубили там, где можно и нужно, переработали, взамен срубленной посадили новый лес, лет через 70 пришли и повторили цикл – не по силам.

Я не хочу и не буду вести дискуссию с «экологическими» активистами, у нас и в хорошее время сгорало больше леса, чем заготавливалось.

А на горельниках лес никогда не восстановится без участия человека.

Но человек начнёт работать в лесу, только если это будет экономически выгодно.
Просто сейчас лесная отрасль пока не так привлекательна для инвестиций, как медь, железо, свинец и цинк. Но, по мере того, как всё металлическое добудут и вывезут, - а это рано или поздно произойдёт, - Быстринская карета превратится в тыкву лет уже через 30, как это случилось с россыпным золотом, хотим мы этого или нет. Но не оскудеет талантами земля русская, и в лесном деле появятся свои Алишеры Бурхановичи Усмановы.

Помимо и наряду с «Удоканской медью», глядишь, и появятся «Урюмканская доска» и, может, даже «Амазарская целлюлоза».

Насколько рациональным будет лесопользование?

Говорят, «каков поп, таков и приход». Я считаю, что в равной степени справедлива и перестановка: «Каков приход, таков и поп».

Поэтому к «попам» у меня лично никаких претензий, чего с них взять, они полностью соответствуют. И уровень рациональности лесопользования будет соответствующим.
Во-вторых, и, может, в-главных, необходимо, думаю, развивать экспорт сельскохозяйственной продукции и продовольствия. У нас по-прежнему треть жителей проживает в сельских районах. Нельзя возродить забайкальское село до тех пор, пока не заработает сельская экономика, пока в деревню не начнут поступать реальные деньги за реальную продукцию.

Только китайский спрос на продовольственное сырьё сможет потянуть за собой производство у нас на селе. Мы живём в бескрайних полях по соседству со страной, где катастрофически не хватает пашни, но почти полтора миллиарда жителей хотят кушать по три раза в день и каждый день. Не воспользоваться этим – верх глупости, не воспользоваться этим в интересах забайкальского села – аморально.

Другого пути нет, а с учётом масштабов голосования селян ногами может в будущем и не представиться.
коллаж А.Тарасов
Мы отметили динамику экспорта муки, масла и мороженного. До пандемического закрытия границы часть данных товаров вывозили через Приграничный торговый комплекс «Маньчжурия». Какие-то незначительные объёмы присутствуют пока, потенциал сохраняется.

К 2022 году, Бог даст, одолеем заразу, повезём эти позиции дальше. Они пусть и не местного производства, но для забайкальской торговли и российской экономики имеют известное значение.

Зато динамика рапса, как видно из графика выше, в хорошей форме. Но пионеров агроэкспорта у нас раз, два и обчёлся. Это АО «Племенной завод «Комсомолец» и ООО «Мангазея Агро».

Они тоже капиталисты, но их бизнес – совсем другой природы, чем добыча невозобновляемых металлов, после которой потомкам щедро остаются экологически опасные хвостохранилища. Это благородная миссия - возрождение экономической инфраструктуры воспроизводства на забайкальском селе, не помогать этим людям – безответственность, мешать им – преступление.

Забайкалью позарез надо много «комсомольцев» и «мангазей», или, на худой конец, пару-тройку действительно больших сельхозкомпаний, специализирующихся на экспортном производстве.
фото specagro.ru
«Комсомолец» базируется в Чернышевском районе, там случаются противоречия, это естественно. Но с 2016 года по 2020-й численность работников по группе сельскохозяйственной компании выросла с 221 до 512 человек. Полтысячи местного народу получили работу. Средняя зарплата при этом поднялась с 13 до 55 тысяч рублей. Эти трудовые целковые работают в секторе торговли и услуг там в районе.

Я иногда бываю в родовом селе Доронинское Улётовского района, прежнее руководство которого, слышно, не захотело умерить «хотелки», договориться с «комсомольцами» о работе в муниципалитете. Село нищает, поля зарастают молодым леском.

И кому кто и что доказал, дорогие товарищи улётовские начальники, дай вам Бог здоровья и благополучия?
Импорт -
на службе у экспорта
Ввозим из Китая, чтобы добывать,
добываем, чтобы вывозить в Китай
В одном из прошлых обзоров мы отмечали уже, что в структуре импорта произошли тектонические сдвиги. В последниюю пару лет объём импорта инвестиционной машиностроительной продукции - товаров групп по ТН ВЭД ЕАЭС 84-90 - рос в геометрической прогрессии, ежегодно увеличиваясь в три с лишним раза.
Доля машиностроительной продукции выросла с 25,0% до 44,3% - ещё не половина импорта, но уже близко.

Соответственно, сокращалась доля импорта товаров, предназначенных для нужд частных лиц -- продовольственных и потребительских. Доля продовольствия за пару лет стремительно сократилась в 2,3 раза с 41,4% до 18,3%. Внешняя торговля развивается явно не для того, чтобы мы больше ели.
В этой таблице мы попытались чуть подробнее отразить кокретную номенклатуру ввоза из Китая. Тут всё довольно очевидно. В составе машиностроительной продукции преобладают инвестиционные бульдозеры, а также инвестиционное оборудование для операций с грунтом. Модернизация такая промышленного производства: сначала грунт бульдозерами сгребаем, потом сепарируем полезные ископаемые.

Таким образом, импорт отражает растущие потребности добычи ископаемой полезности и её последующего обогащения в целях доведения до экспортных кондиций и повышения рентабельности экспорта. Больше ввозим оборудования, чтобы добывать. А добыв, больше вывозим добытое туда же.
И оно всё бы ничего. У нас в Забайкалье об инвестициях пусть и в проекты горной добычи принято говорить в эсхатологических тонах, как о втором пришествии.

Кажется, стоит произнести простое слово «инвестиции», даже вне конкретного социально-экономического контекста, и на душе у людей становится как-то светлее.

(В последнее время ещё появилось эсхатологическое словечко «туризм», но пока не так «штырит»).
рис. Е.Кран
Это почти местная религия, формально прогрессистская, которая проповедует совершенствование на пути от первобытной залежности к победе добывающего производства над природой. В свою очередь, добыча в форме ископания посредством бульдозеров самоходных, импортированных из Китая, самим фактом своего существования будто бы делает местный социум здоровее и счастливее.

Но есть, как упоминалось выше, одно «но». И это «но» касается вещей простых и важных, то есть еды. До недавнего времени ведь наша торговля с Китаем носила совершенно колониальный характер - мы обменивали древесину необработанную, то есть брёвна, на фрукты и овощи, то есть еду.

Ситуацию с брёвнами мы попытались описать выше.

Что касается еды, то тут всё непросто.
коллаж А.Тарасов
Во-первых, на протяжении последних шести лет в 2015-2020 годах сократилась доля овощей. Буду настаивать на том, что импорт овощей - вещь таинственная. С одной стороны, мы никогда не съедали всех овощей, которые импортировали, поскольку львиная их часть всегда шла транзитом в другие регионы нашей необъятной страны вечнозелёных помидоров. Просто в Чите импортёрам овощей и фруктов удобнее растаможиваться. Поэтому формальные объёмы импорта были ого-го. И пока остаются на известном уровне.
Нелирическое отступление №5
Да, мы - не китайцы, но...
С другой стороны, нас с китайцами разделяет река Аргунь, через которую мы строим мосты дружбы без пунктов пропуска. Какая ж это дружба, если мы, не приведи Господь, начнём ещё в гости друг к другу ездить? Отсутствие инфраструктуры пропуска сохраняет дружбу на расстоянии.

Так вот. Правый берег - китайский, левый - наш, между ними последние 400 лет течёт река дружбы. В районе пограничных городков Забайкальск и Маньчжурия на китайском берегу в госхозе Эрка производится большая часть поедаемых нами и соседними регионами помидоров и огурцов. Напротив Эрки на левом берегу - российский поселок Абагайтуй. Там природно-климатические почвенные условия совпадают с Эркой один в один. И не производится ничего.

Да, мы - не китайцы, говорю это с полной ответственностью. Но моему отцу 85 лет, и у него на огороде всё растёт. С производством овощей, картофеля, капусты, моркови и даже экзотических помидоров с огурцами, думаю, можно что-то делать.

И прошу у взыскательного читателя прощения за небольшое отступление от темы.
С фруктами, которые не растут ни у русских в Абагайтуе, ни у китайцев в Эрке, всё ещё сложнее.

В начале XXI века Россия в очередной раз стала поворачивать на Восток, отчасти переориентируясь на страны Азии. Чтобы занять должное место в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где мы с вами, дорогие земляки-забайкальцы и проживаем, и откуда повороты эти смотрятся особеннно выразительно. По мере развития стратегического партнерства с Китаем, Россия 10 августа 2019 года ограничила ввоз семечковых и косточковых культур из этой страны. Косточковые - это сливы, нектарины, абрикосы, персики, алыча, вишня и черешня, семечковые - яблоки, груши и айва. Явно не стратегические товары, не то, что бульдозеры.

И вот уже скоро два года мы, - ладно, живём без кисло-сладких яблок «Гогуан», - но местные оптовики отмечают рост цен на данную номенклатуру. А рост цен на продовольствие - это не тот вариант социально-экономического развития Дальнего Востока, на который рассчитывали мы и президент России В.В.Путин.

«Нас должна интересовать ситуация в нашей стране. Рост цен съедает сбережения граждан», - подчеркнул российский лидер в недавнем послании Федеральному Собранию. Он отметил, что правительство, дай ему Бог здоровья, должно регулировать ситуацию с ценами в России с помощью рыночных механизмов. В Манеже президента слушало много народу, надеюсь, призыв использовать рыночные механизмы будет услышан. И те, кому это по службе положено, урегулируют, наконец, с китайцами условия ввоза фруктов для стабилизации цен на эти товары на рынке у нас в регионе.

Опять же китайцы с яблоками - это думаю, не совсем то, что турки с помидорами и чехи с пивом. Глава государства в послании подчеркнул: «Последовательно и в приоритетном порядке расширяем контакты с ближайшими партнёрами по Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС».

Шанхай, кажется, не в Турции находится.
А нам-то что?
Краевые финансы и уровень жизни забайкальцев
в прошлом году экспортных рекордов.
Теперь, думаю, надо поразмышлять, как отразились вышеперечисленные внешнеэкономические победы на нашей любимой казне, не говоря о кошельках.

Начнём с краевых финансов. В целом они, думаю, в очень приличном состоянии.
рис. А.Тарасов
Исполнение консолидированного бюджета по доходам выше предшествующего периода на почти семь миллиардов рублей. На 1,6 миллиарда целковых выросли налоговые и неналоговые доходы.

Но этим трудно всё-таки ограничиться.

Рост исполнения консолидированного бюджета по доходам – вполне себе приличные 7,7%. Но нельзя не видеть, рост этого показателя изрядно замедлился, как в абсолютных цифрах – с 18,9 миллиарда до 6,9 миллиарда целковых, так и в относительных – с 26,7% до вышеупомянутых 7,7% в год.

Та же картина и с ростом налоговых и неналоговых доходов: трёхкратное снижение, как в абсолютных величинах - с 5,1 млрд до 1,6 млрд, так и относительных – с 11,5% до 3,3%.

Но это – ещё полдела.

Если взять структуру доходов, то доля налога на доходы физических лиц, то есть то, что мы с вами платим в казну, сохраняется на уровне 23,7%. Зато доли налогов на прибыль организаций и имущество, - то, что буржуазия платит, сократилась с 11,4 до 9,0% и с 7,2 до 6,6% соответственно.

Как-то и не сказать, что у нас от экспортных рекордов русского капитализма казна лопается.

Если кто и принимает реальное участие в росте доходов приграничного региона, так это сама Российская наша Федерация. С одной стороны, объём безвозмездных поступлений вырос с 40,4 до 45,7 миллиарда. рублей, соответственно подросла и доля в структуре доходов.

И это не то, что в мультике про Винни-Пуха Сова Ослику безвозмездно его же хвост подарила.
рис. А.Тарасов
В прошлом году доходы федерального бюджета на территории края определялись отрицательной величиной – 3009,8 миллиона рублей. Россия оставила Забайкалью на 3 миллиарда рублей больше, чем собрала здесь доходов.

И вообще по ДФО в бюджеты субъектов поступает в 3 раза больше средств, нежели в федеральный.

Буквально несколько слов о состоянии кошельков.
рис. А.Тарасов
Рост реальной зарплаты топчется вокруг значений 102,9% - 102,7% в год.

При этом среднемесячная зарплата в отрасли добычи полезных ископаемых почти в два раза выше среднекраевого уровня.

То есть выгоды от экспортных рекордов получают только те, кто в данной отрасли работает.

Остальные люди, которые учат, лечат, культуру по мере сил поддерживают, от вывоза на экспорт содержимого недр пока получают не-скажу-что на блюде.

Это хорошо видно по динамике оборота розничной торговли.
рис. А.Тарасов
Он у нас упал так, как и везде по стране, и экспортные рекорды на него никакого видимого влияния не оказали.

Пострадал ритейл, - бизнес-сообщество, которое продаёт нам продукты питания и товары первой и всех остальных необходимостей. Он ориентирован на спрос со стороны населения, которое 1) маленькое, 2) сокращается, 3) бедное - доля нищих с доходами ниже прожиточного минимума - под четверть, 4) остаётся бедным, несмотря на экспортные рекорды.

Некоторое число работников добывающей отрасли, которые оказались при деньгах, погоды не делают.
коллаж А.Тарасов
Торговая буржуазия по этому поводу громко страдает и зовёт государство на помощь. Торговой буржуазии и всем нам может помочь только рост внутреннего спроса, то есть рост доходов населения. А он, похоже, с масштабами внешней торговли в том виде, в котором она развивается, напрямую не связан.

Тут, понятно, и пандемия с её локдаунами изрядно поднагадила, поэтому выводы делать, думаю, очень преждевременно.

Но тенденции не обнадёживают ни разу.

Повторюсь, Забайкальский край, так получилось, сам по себе не является субъектом российско-китайских отношений.


Китайская торговля растёт за счет вывоза невозобновляемых полезных ископаемых. Она выгодна только большой тройке экспортёров, широкие массы населения и местное бизнес-сообщество не получают от неё ощутимых выгод.
Экспортная торговля превратилась в Забайкалье в по-настоящему большой бизнес.
Но вся выручка и вообще все деньги крупнейших участников этого рынка, а также, соответственно, те средства, которые они по разным основаниям передают на социальные нужды, фонды, грантовые программы и т.д. и т.п. имеют

КИТАЙСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ.

Данное обстоятельство, его серьёзные долгосрочные последствия в настоящеев время никак не отрефлексированы.
Те не менее, учитывая вышеизложенные обстоятельства, российско-китайские связи слишком для нас важны, чтобы на них не обращать внимания, и от них слишком многое сейчас зависит, чтобы их неправильно истолковывать.

Позволим себе привести слова директора Центра комплексного китаеведения и региональных проектов МГИМО, профессора Алексея Дмитриевича Воскресенского, его книги есть в нашей библиотеке.
фото
mgimo
/
youtube.com
«Китай продолжит и дальше вписываться в глобальную систему отношений, которая будет изменяться вместе с ним и в соответствии с тем, насколько приемлемой новая китайская внешняя политика окажется для других стран.

Если Китай действительно сможет претендовать на лидерство, то он теперь должен показать партнёрам, что развиваться можно не только за счёт других, но в действительно равноправном сотрудничестве совместно добиваться сравнимой скорости развития и высокого взаимного качества связей партнёров.

Ну а если этого не будет происходить, тогда можно будет ограничиваться выборочными сферами, сотрудничество в которых позволяет добиваться взаимовыгодности».
Трудно что-то добавить к словам Алексея Дмитриевича, учитывая реальное состояние и трансформации китайской торговли Забайкалья.


Надеемся, наш очерк по случаю 20-й годовщины подписания Российско-Китайского договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве даёт читателям материал для размышлений и дискуссии по этому поводу .


Берегите себя и своих близких, подписывайтесь на наших информационных спонсоров - телеграмм-каналы «Чита.Ру» и «Читинский телеграф», и до новых встреч с «Беспокойными соседями» в ленте агентства «Чита.Ру» и на сайте Пушкинки.
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила