Р!
12 ИЮНЯ 2021
11 июня 2021

«Тайны истории»: Губернатор-рекордсмен Забайкалья, Или «правящая пара»

После череды губернаторов-временщиков или тех, кто служил с приставкой «и. д.» (исполняющий должность), посты военного губернатора Забайкальской области и наказного атамана Забайкальского казачьего войска на целые 10 лет занял Николай Петрович Дитмар.

По этому показателю он стал своего рода рекордсменом – ни один военный губернатор Забайкалья с момента образования области в 1851 году и вплоть до 1917 года не служил в этой должности так долго. Это был один из немногих губернаторов, при котором, как отмечали современники, большую роль играла его супруга – Александра Романовна Дитмар (в девичестве баронесса Розен). Так что время его правления стоит оценивать как деятельность именно их семейного тандема.

Из пажей в генералы

Родился Николай в 1820 (или в 1821) году в семье прибалтийских дворян фон Дитмаров в Эстляндской губернии. Высшее военное образование он получил в Петербурге в элитном Пажеском корпусе. Учреждённое в 1759 году именным указом императрицы Елизаветы Петровны как исключительно придворное учебное заведение, оно в 1802 году при Александре I было преобразовано в военно-учебное заведение, готовившее офицерские кадры для лейб-гвардии.

В августе 1841 года Николай Дитмар был произведён в прапорщики лейб-гвардии Семёновского полка. В 1845 году в этом же полку начал свою службу прапорщик Михаил Корсаков, ставший в 1861 году генерал-губернатором Восточной Сибири, в подчинении которого находились и военные губернаторы Забайкальской области.

В дальнейшем фон Дитмара перевели в лейб-гвардии Преображенского полка, в котором он через некоторое время стал командиром одного из батальонов. 15 лет он служил в лейб-гвардии, добросовестно выполняя свои служебные обязанности.

В 1847 году он счастливо женился на баронессе Александре Розен, которая была его младше на пять лет. 1 января 1848 года он получил от супруги первый «новогодний подарок» — дочь Наталью. Через год у них родился Пётр, в 1855 году – Варвара, в 1856 году – Ольга.

В 1856 году Николая фон Дитмара произвели в полковники и вручили первый орден – Святого Владимира 4-й степени. В 1858 году он получил свой второй орден – Святого Станислава 2-й степени.

В 1862 году полковника Дитмара назначили «состоять по Министерству внутренних дел». И присвоив ему в начале 1864 году звание генерал-майора, отправили служить в далёкое от столицы Забайкалье. Понятно, что на жителей Петербурга Чита поначалу произвела, мягко говоря, не лучшее впечатление.

Отступление №1

О том, насколько удивителен край, в который направились супруги Дитмар с детьми, поведал всей России замечательный писатель Александр Черкасов. Первый отрывок из его замечательных — и ныне с интересом читаемых — «Записок охотника Восточной Сибири» был напечатан в журнале «Современник» в 1866 году, а в 1867 году вышло первое издание этой книги.

С любовью он описал и забайкальскую тайгу, и наши степи, не говоря о животном мире Забайкалья.

«…у нас в Забайкалье, — делился опытом этот охотник, — заблудиться трудно: частые горы, увалы, пригорки, пересекаемые узкими долинами, резко остаются в памяти; стоит взобраться повыше на сопку (отдельную гору), и увидишь всё как на ладони, живо припомнишь местность. А если вы неопытны, но отправились в тайгу с настоящим сибирским промышленником, то вам тоже бояться нечего: хотя бы вы даже потеряли своего ментора, заблудились, остановитесь только на месте и дожидайтесь — он вас непременно отыщет.

…Прозрачность воздуха в здешнем крае удивительна. В степных местах она ещё замечательнее. В самом деле, в хорошую, ясную погоду за несколько десятков вёрст простым, невооружённым глазом можно с ясностью различить не только отдельные или сгруппированные горы, но и одиноко стоящие деревья…

Зеркальность воздуха, чуть ли не общая принадлежность всех степей, здесь так же весьма замечательна. Часто в хорошую, ясную погоду кажутся на степи озёра, тогда как знаешь, что их поблизости нет; пасущийся скот или небольшие степные кустики издали показываются обширным раскинутым селением или улусом кочевых туземцев, а подъезжая иногда к действительному селению, видишь обыкновенные постройки огромными зданиями, как-то особенно удлинёнными в воздухе, или же видишь всю деревню, как бы окружённую водою или стоящую на обширном озере и т. п.»

Некоторые его советы актуально звучат и сегодня: «При охоте за хищными зверями никогда не следует придавать себя куражу и смелости посредством горячих напитков, потому что от этого зрение теряет свою остроту и правильность, что в особенности важно при стрельбе из винтовок; в этом случае нужна уверенность в самом себе, в ружье, в счастливом окончании дела — отнюдь не должно унывать и падать духом, надо забыть все несчастные случаи и думать только о поражении зверя!»

Бурное начало и скромный финал

Как многие поначалу Николай Дитмар рьяно взялся за дело. Объехал вверенную ему область. По поручению генерал-губернатора Восточной Сибири Михаила Корсакова он наметил ряд «стратегических проектов», на которых предполагалось использовать политических заключённых.

О некоторых из них в своём дневнике написал польский ссыльный Бенедикт Дыбовский:

«1) строительство дороги через Яблоневый хребет;
2) строительство канала со шлюзами от озера Кенон до реки Читы;
3) строительство дороги через город Читу до Нерчинска;
4) организация большого невозделанного участка в городе и создание на этом пространстве прогулочного сада;
5) выполнение посадок деревьев вокруг площади перед атаманским дворцом;
6) строительство бассейна для купания на минеральных водах в Дарасуне, около реки Туры, впадающей в Ингоду».

Были и другие проекты. Большинство из них, к сожалению, в тот период так и остались на бумаге. Реализованы были лишь те, за которые брались частные лица, а не чиновники. Политическое искусство губернатора Дитмара состояло в том, что он их поддерживал или не мешал их реализации.

В 1865 году у Дитмаров в Чите родился сын Андрей, и в тот же год губернатор помог собрать пожертвования для учреждения в Чите частного мужского пансиона, в котором по программе реальной гимназии обучались мальчики всех сословий и вероисповеданий. Правда, в 1869 году из-за отсутствия средств и так и не полученного официального разрешения (явный минус губернатора) пансионат пришлось закрыть. В 1866 году опять же на попечительские деньги при поддержке губернатора в Чите было открыто женское училище, которое в 1871 году было преобразовано в женскую прогимназию.

Поддержал Дитмар и многолетние усилия педагога Петра Савенко по созданию областной газеты. После получения официального разрешения из Петербурга 1 октября 1865 года вышел №1 газеты «Забайкальские областные ведомости». И читинцы поначалу высоко оценили усилия нового губернатора.

«Николай Петрович Дитмар единственный из Военных губернаторов, кто служил Забайкалью десять лет, — писала в книге «Губернаторы Забайкалья. 1851—1817 гг.» архивист Татьяна Константинова. — Уже через три года своей деятельности этот столичный преуспевающий генерал стал Почётным гражданином нашего города и навсегда вошёл в историю Забайкалья как выдающийся политик и администратор».

Он дальше продолжал поддерживать частную инициативу, всё реже выступая с инициативами собственными. Так, в 1872 году после многих лет обращения за разрешением в столицу читинский купец 2-й гильдии Матвей Иванович Немеров получил наконец разрешение на открытие в столице Забайкальской области частной библиотеки.

Отступление №2

Описание столицы Забайкальской области Читы того времени, когда сюда прибыл служить Николай Дитмар с семьёй, оставил сосланный в наш край участник польского восстания 1863—1864 годов врач и учёный Бенедикт Дыбовский. Его дневник был издан в 2020 году в Иркутске Институтом географии имени В.Б. Сочавы.

«Однажды прекрасным весенним утром, — писал этот поляк, — мы выехали в Читу… ехали мы быстро и прибыли в столицу Забайкалья достаточно рано; переехав мост через Читу, оказались в пределах города, показавшегося нам очень жалким. В стороне от остальных зданий на огромной пустой площади располагался большой каменный дом — «дворец» атамана; здание казарменного типа не могло даже представляться дворцом.

По диагонали справа от дороги перед пустым пространством находился деревянный дом охраны или сторожка, за ним шла дорога почти под прямым углом к главной улице, называемая Нерчинской (перепутал с Амурской — авт.), которая являлась началом Нерчинского тракта; по левую руку на этой же улице был деревянный одноэтажный дом с шестью окнами на улицу, на окнах были закрыты ставни, когда мы проходили мимо него, а по правой стороне находилось здание, предназначенное для приёма партий политических заключённых, куда мы и прибыли для своего пребывания…

Улица Нерчинская (Амурская — авт.) поднималась постепенно вверх, по левой стороне шёл глубокий овраг с крутыми склонами, который служил жителям местом для выбрасывания мусора, а ещё дальше по левой стороне начиналась большая площадь, окружённая просторными домами, причём некоторые были двухэтажными, в середине площади размещались лавки, так называемые ряды. К рынку отворачивала улица, параллельная Нерчинской. Улицы немощёные, как и сам рынок – грязный и заброшенный, без единого дерева – каждый порыв ветра поднимал облако пыли над жалким городом».

С «новой метлой» отношения не сложились

В 1871 году Михаила Корсакова на посту генерал-губернатора Восточной Сибири сменил Николай Синельников, человек совершенно иной биографии и характера. Достаточно сказать, что ещё молодым офицером тот участвовал в подавлении польского восстания в 1830 году, а затем, уже будучи генералом, подавлял восстание в Польше в 1863 году.

Понятно, что у него была информация о «шашнях» четы Дитмар с польскими ссыльными. При этом Синельников был очень деятельным человеком. Доктор исторических наук Наталья Петровна Матханова приводила в отношении этого генерал-губернатора свидетельства некоторых из его современников:

«Преданный Синельникову его подчинённый писал, что этот генерал-губернатор «сделал распоряжение, что он принимает просителей во всякие часы дня и ночи». Другой сибирский чиновник вспоминал, что Синельников каждое утро принимал просьбы, большую часть которых решал тут же… Синельников составлял и публиковал «циркуляры о своих распоряжениях в крае», рассылал их «по начальствующим лицам», включая «сельские и станичные правления».

В них он оглашал «беспорядки и злоупотребления», открытые командированными им чиновниками. Особенно он прославился и запомнился борьбой с «тёмными поборами». Неслучайно в этот период Дитмар всерьёз озаботился улучшением обеспечения Нерчинской каторги.

Интересно, что если в бытность генерал-губернатором Корсакова Дитмар был четыре раза награждён орденами (в 1866 году Святого Владимира 3-й степени, в 1867 году – Святого Станислава 1-й степени, в 1869 году – Святой Анны 1-й степени и в 1871 году — Святого Владимира 2-й степени), то при Синельникове не был награждён ни разу.

Отступление №3

Создание газеты «Забайкальские областные ведомости» стало чуть ли не самым главным достижением военного губернатора Николая Дитмара. Как отмечал первый исследователь истории забайкальской периодической печати Лев Коптелов, первые официальные газеты в шести губерниях России появились ещё в 1830 году.

«С 1938 года официальные газеты разрешалось издавать повсеместно, — писал этот историк, — и они выходили в 43 областях и губерниях. Из сибирских городов официальные газеты имели Томск, Красноярск, Тобольск и Иркутск. О создании подобной газеты и хлопочет Савенко. …Как и все другие подобные газеты «Забайкальские областные ведомости» делились на два отдела и на официальную, и неофициальную часть и выходили под наблюдением губернатора. Официальная часть наряду с редактором подписывалась губернатором, а неофициальная ещё раз подписывалась редактором».

Интересно, что самой первой новостью в первом номере этой газеты было следующее сообщение: «19 сентября н. г. Генерал-Губернатор Восточной Сибири прибыл из города Иркутска в Читу и 22 сентября предпринял поездку по Забайкальской области. По маршруту Его Высокопревосходительство должен быть обратно в г. Чите 11 октября и пробудет здесь три дня».

Петр Савенко был редактором 19 номеров газеты, затем его сменил некто Бессонов, официальную часть, как правило, подписывал в печать вице-губернатор Александр Мордвинов.

Первыми корреспондентами газеты были журналисты. Так в Российской империи в то время называли чиновников, в обязанности которых входило ведение журналов, в которые заносились какие-либо факты и события, связанные с деятельностью того или иного ведомства.

К примеру, 3 февраля 1867 года в «Забайкальских областных ведомостях» (с подшивками газет познакомился в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова и Государственном архиве Забайкальского края — авт.) было помещено такое распоряжение военного губернатора области:

«Журналиста Забайкальского Областного Правления канцелярского служителя Гавриила Гантимурова вследствие просьбы его увольняю с 1 февраля по домашним обстоятельствам в 29-дневный отпуск по Забайкальской Области, а на время отпуска его командирую к отнесению обязанности журналиста Коллежского Регистратора Голышевского».

С первых номеров в газете появилась и традиция публикации краеведческих материалов.

Издавались «Забайкальские областные ведомости» до 1917 года.

По просьбе супруги…

Сведения о главной супружеской паре Забайкалья того десятилетия удалось найти в дневнике Бенедикта Дыбовского.

«Высшие власти в Чите в лице генерала Дитмара, последователя генерала Кукеля…, должны были быть весьма добры к ссыльным полякам, особенно его жена, принадлежавшая к дому фон Розена, говорившая по-польски, озабоченная приложением усилий по облегчению участи изгнанников», — писал он ещё до знакомства с ними.

Эта информация подтвердилась при личной встрече.

«Генерал атаман Дитмар был весьма доброжелателен к польским заключённым, — писал человек, участвовавший в антирусском восстании и первоначально приговорённый к смертной казни, — его супруга Александра Романовна понимала говорящих на польском, и сама неплохо говорила на нём».

Через некоторое время он же открыл главную причину такого отношения к узникам: «У меня сложилось впечатление, что Александра Романовна – сердечный человек, искренний и чувствующий все страдания политзаключённых; в тот момент я ещё не знал, что её родной зять, полковник Красуцкий, муж сестры, был сослан на каторгу и заключён в Нерчинские исправительные учреждения».

Надо отдать должное медику Дыбовскому, он сыграл большую роль в том, что уже в 1869 году при поддержке губернатора на самом знаменитом забайкальском курорте Дарасун были построены четыре помещения для ванн.

Правда, в отношении к другим политическим узникам не всё было так однозначно.

Об одном таком случае в своих дневниках написала хозяйка популярно в те годы в Петербурге литературного салона Елена Штакенштейдер, хорошо знавшая Александру Дитмар.

Когда был арестован и сослан из столицы преподаватель Константиновского военного училища Пётр Лавров, позже ставший одним из идеологов российского народничества, за него хлопотала в том числе и Елена Штакенштейдер. О супруге забайкальского губернатора она писала: «Александра Романовна — добрейшая женщина и слишком способная увлекаться».

Так было и в случае с Лавровым. «Однажды она приезжает ко мне и радостно спрашивает: «Леля, хочешь сделать что-нибудь для Лаврова? У меня есть случай», — писала хозяйка салона. — Случай заключался в том, что муж её, товарищ по Пажескому корпусу графа Шувалова, шефа жандармов, как губернатор Восточной Сибири находится с ним в сношениях и теперь».

Но, вероятно, что в итоге её супруг получил такой нагоняй от графа Петра Шувалова, что, когда через Читу в 1866 году в Нерчинский Завод проезжал заболевший Николай Гаврилович Чернышевский, и сопровождавшие его попросили, чтобы писателя на некоторое время для лечения оставили в Чите, Дитмар не дал разрешения даже на одни сутки.

30 августа 1873 года Николай Дитмар был произведён в генерал-лейтенанты. Это был своего рода сигнал, что вскоре последует его перевод.

19 апреля 1874 года Дитмар был отчислен от губернаторской должности и с «сохранением состоять по армейской пехоте и по Министерству внутренних дел» покинул Забайкалье. В запас генерал-лейтенант Николай Дитмар был зачислен в 1885 году.

Генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Петрович Синельников также в 1874 году был освобождён от этого поста и возвращён в Европейскую Россию.

Не стало Николая Дитмара в 1894 году. Супруга пережила его более чем на 10 лет, умерла Александра Дитмар в 1905 году.

НазадВперёд
Добавить отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Правила