Р!
21 ИЮНЯ 2021
19 июня 2021

Чита. Истоки названия города

В преддверии 170-летия придания Чите статуса города, которое празднуется, напомню, в последнее воскресенье мая. Я, как и многие читинцы, хотел бы тоже сделать любимому городу подарок. Подарок этот несколько необычный, но, что называется, от всей души.

Текст был опубликован в блоге автора Игоря Толмачёва на «Яндекс Дзен». В оригинальном материале есть биографическая справка об авторе, а также описание использованной литературы.

Ну а начнём мы это новое наше исследование с обобщения имеющейся на настоящее время информации об истории возникновения названия Чита. Первым упоминанием реки Чита считается запись в дневнике молдавского боярина Николая Гавриловича Спафария, (1636—1708) состоявшего на службе в русском государстве и возглавившего русское дипломатическое посольство в Пекин по поручению царя Алексея Михайловича Романова. Путешествие это началось из города Тобольска 2 мая 1675 года.

О путешествии написано немало статей. В целом путевые заметки не подвергаются сомнению, но для дотошного исследователя данное произведение оставляет немало вопросов. Во-первых, почему-то совершенно не осталось никаких следов оригинального текста дневника. Во-вторых, дневник опубликован только в 1882 году, через 200 лет после поездки Спафария, и в нём упоминаются названия, которые никак не могли существовать в XVII веке. Например, названия рек Микишиха (современная Никишиха — авт.) , Кручина.

Эти названия совершенно русские и появились, скорее всего, во времена широкого освоения местных земель. Но никак не во времена Петра Бекетова, пусть даже и на 20 лет позже его здесь появления. В-третьих, приведённые расстояния никак не соответствуют действительности. От реки Читы, а конкретно от места где отряд перевалил через Яблоновый хребет, до реки Никишихи никак не может быть 25 вёрст (1 верста равнялась примерно 1 067 метров — авт.) , даже по прямой.

Складывается впечатление, что дневник этот написан много позже, как бы по мотивам путешествия. И подвергся сильной редакторской правке в части использования современных к 1882 году названий.

Спафарий пишет, что стояли у озерка, который отстоит от речки Кручина на 15 вёрст, то есть примерно в 16 км. А согласно современным картам это где-то на подъезде к селу Маккавеево. Никаких озерков там нет.

В общем и целом я не стал бы полагаться на точную историческую и географическую достоверность данного источника.

Далее известно, что в 1693 году в наших краях побывал Эвент Идес Избрант (1657—1708), немецко-голландский купец из Глюкштадта, обосновавшийся в России, входивший в немногочисленную группу «московских торговых иноземцев». В 1692-95 годах возглавлял московское посольство в Пекине для выяснения положения дел с ратификацией «Нерчинского договора об отношениях и границах», заключённого в 1689 году у Нерчинска.

Избрант, так же как и Спафарий, вёл путевые заметки во время своего длительного путешествия. Но, в отличие от Спафария, вёл более обзорную запись, то есть записывал подробное описание мест, где останавливался отряд, описание народов, обычаев, легенд и прочего.

Нам удалось отыскать фотокопию издания записок Избранта 1707 года на оригинальном верхненемецком диалекте, выполненное старым немецким печатным готическим шрифтом. Вот та самая страница, на которой упоминаются речки Чита, Ингода и Шилка.

А здесь представлен почти дословный перевод, выполненный с оригинальных рукописей Избранта русско-немецким историографом Герхардом Миллером (1705—1783) и изданный членом Вольного Российского собрания при Императорском Московском университете Николаем Ивановичем Новиковым (1744—1818) в сборнике «Древняя российская ВИВЛИОФИКА» издания 1789 года.

Как видим, в оригинальных заметках название реки Чита написано как Цета. Это очень важный момент, потому как достаточно образованный Избрант, совершенно не связанный обязательствами об установленных правильных написаниях названий географических объектов, как слышал от местных проводников и аборигенов, так и записывал эти самые названия.

В то время как более поздние переводчики его записок уже вовсю вносили редакторские правки в оригинальные тексты, добавляли литературно-художественные отступления, гравюры и прочее. Искажая тем самым очень важные для истории факты. Последнее издание записок Избранта от 1967 года вообще можно считать отдельным художественным произведением.

Но пойдём далее. Следующее упоминание названия Чита датируется 1687 годом. Это письмо боярина Фёдора Алексеевича Головина (1650—1706), главы внешнеполитического ведомства при Петре I. На фотокопии мы специально выделили фрагмент, где написано название Чита. Потому как при таком витиеватом почерке боярина разобрать что-либо весьма затруднительно.

Письмо содержит указание нерчинскому воеводе Ивану Остафьевичу Власову (1628—1710):

«Г[о]с[по]д[и]ну Ивану Остафьевичю Фёдор Головин челом бьёт. В н[ы]нешнем во 196 м году в розных м[е]с[е]цех и числех подрядилися поставить для прокормления великих г[о]с[у]д[а]рей ратных людей на плотбище на усть Читы реки хлебных запасов из казны великих г[о]с[у]д[а]рей служилые и промышленые люди на своих подводах две тысячи девятьсот пуд на сроки с пор[у]чными записьми.

И по указу великих г[о]с[у]д[а]рей велети б тебе, г[о]с[по]д[и]не те хлебные запасы на плотбище у тех подрятчиков принимать, и с мешками прикащику или служилым людем, кому пригож, с росписками, привешивая против верега мешка, каков послан с мукою с подрятчиком с Максимком Бурдуковским запечатан весом в пять пуд, а кто имяны подрятчиков и на которые сроки подрядились поставить хлебных запасов, и тому под сею отпискою послана роспись».

Текст документа передан буквами гражданского алфавита с заменой вышедших из употребления букв современными, обозначающими те же звуки. Сокращённо написанные слова («под титлом») раскрыты. Выносные буквы внесены в строку без выделения, при этом мягкий и твёрдый знак употреблены согласно современному правописанию. Мягкий и твёрдый знак не употреблялись, если они отсутствовали в слове без выносных букв. Буквенная цифирь, обозначающая числа в документах, передана арабскими цифрами.

В. Трухин, 2016

Как видим, государственный чиновник в 1687 году, пишет название реки Чита в ныне действующем варианте, через букву Ч. Но вот немец Избрант через 6 лет после этого пишет название через Ц. Что же это за звук такой, который русские воспринимали и записывали как «ч», а немцы как «ц»?

И главное, почему стоит обратить внимание именно на первую букву названия — эта путаница со звуками привела к тому, что мы до сих пор не можем определиться со значением названия Чита, потому как ни в одном из исконно-местных языков — монгольском, эвенкийском, даурском, тунгусском и маньчжурском, старых описательных слов, начинающихся с «ч» и «ц» и похожих на звучание «чита» — нет. Ну или почти нет.

Здесь сделаем небольшое отступление. Конечно, поиском смысла названия Чита занималось уже довольно много известных историков, краеведов, людей учёных и профессиональных. Например, есть мнение, упомянутое в известном труде Виктора Фёдоровича Балабанова (1925—1997) «В дебрях названий», что название Чита переводится как «берестяной коврик». В том смысле, что кора берёзы распускалась особым образом для получения берестяной ленты, для покрытия чумов от дождя.

Действительно, такое слово присутствует в эвенкийском языке. Вот это место в словаре Глафиры Макарьевны Василевич (1895—1971).

Но есть небольшое но. Дело в том, что указанное слово присутствует только в вилюйском говоре и илимпийском диалекте эвенкийского языка, которые, согласно этнографическим исследованиям Василевич, присутствовали только на севере нынешнего Красноярского края, а также в районе реки Нижняя Тунгуска. И, собственно, никак не пересекались с диалектом забайкальских эвенков. Упомянутый также диалект «Нан» — это нанайский язык, то есть язык плёмен амурских нанайцев, наших восточных соседей, тоже весьма неблизких к Забайкалью и нашим местным речкам.

Тоже самое относится и к другому толкованию слова «чита» как глина, грязь и так далее. Это всё северные диалекты эвенкийского языка. Вот тому подтверждение:

То есть тунгирский (Тнг), урмийский (Урм), верхне-алданский (Алд), учуро-зейский (Учр), подкаменно-тунгусский (П-Т) и другие диалекты, не имеющие к нам никакого отношения. Хотя, как мы поймём далее, смысловое содержание необходимого нам понятия в данной словарной статье присутствует.

Но вернёмся к нашим звукам – «ч» и «ц». Здесь нам необходимо погрузиться в глубокий и волнующий мир фонетики — мир транскрипций, фонем, спирант, дрожащих, шипящих и прочих свистящих звуков.

Изучая данную тему, в приложении к нашей задаче, пришлось многое перечитать и осмыслить с исторической точки зрения. Например, такой важный момент — в верхненемецком диалекте, который был родным языком для Избранта, буква Z (в готическом алфавите она больше похожа на русскую «З»), написанная им при упоминании реки Чита, читалась не точно как немецкое современное «ц», а скорее походила на звук «тс».

В международной фонетике этот звук носит название «Глухая альвеолярная аффриката». Русские же землепроходцы слышали нечто другое, что они вполне определённо считали за звук «ч». Это тоже глухая аффриката, только более мягкая, так называемая палатализованная.

В современном русском языке эту аффрикату легче всего услышать в слове «лучше». Та же буква «ч», только слышится звукосочетание «тс». Только при таком варианте звучания первоначальной буквы получается исключить противоречие между свидетельствами Избранта и Головина.

В современном Международном фонетическом алфавите (МФА) данный звук пишется как č (читается как «си с гачеком») и называется «Глухая палатоальвеолярная аффриката». В современном польском алфавите, а ранее и в голландском этот звук обозначали двухбуквенным написанием CZ, подобное написание называется диграфом. Свидетельством этого служит карта Даурии, составленная русским картографом Семёном Ремезовым в Тобольске со слов первых наших забайкальских землепроходцев и опубликованная в «Чертёжной книги Сибири».

Иностранные надписи названий рек и селений добавлены позднее голландскими переводчиками. Поскольку с этих русских карт западные картографы составляли свои знаменитые карты мира. Обратите внимание, что название Читинской слободы и реки Читы на голландском начинается с диграфа Cz, а перед названием реки стоит литера R:, что обозначает голландское слово rivier, то есть река.

* * *

Чтобы пойти далее, дорогой мой читатель, придётся приоткрыть завесу тайны, которую мы вместе тут разгадываем. А именно — искомое слово, являющееся смыслом названия Чита, было найдено в даурском языке, то есть языке народности даур (или в более употребительном научном варианте дагур — авт.). Эти племена, наравне с эвенками, маньчжурами и монгольскими племенами, издревле населяли нашу забайкальскую землю, задолго до появления здесь казаков Петра Бекетова.

Остатки этих племён в виде родовых поселений и сейчас существуют на территории северного Китая, Монголии. Язык даур не имел письменности, поэтому каких-то строго фиксированных правил и словарей никогда не существовало. Язык был и остаётся живым, не скованный никакими формальностями, подверженный всем веяниям времён.

Одним из таких веяний, которому подверглись все без исключения языки мира, в том числе и монгольская ветвь языков, частью которой является даурский, явилась так называемая спирантизация аффрикат или по другому — деаффрикация . В общем случае — это процесс постепенного ухода носителей языка от резких звуков к более мягким, шипящим.

Об этом процессе в даурском языке найдены минимум три профессиональных свидетельства учёных, изучавших даурский язык в XX веке, вполне заслуживающих всяческого доверия. Приведём эти свидетельства:

1. Фрагмент книги о даурском языке Буляш Тодаевой — заслуженного деятеля науки Республики Калмыкия, известного калмыцкого учёного-монголоведа, почетного члена Общества монголоведов Российской академии наук, 1986 год.

2. Фрагмент книги «Дагурское наречие» Николая Поппе — русского лингвиста и этнографа. В 1920–1930 годах он работал в Ленинградском университете, Азиатском музее, Институте востоковедения АН СССР. С 1926 года — профессор, с 1932 — член-корреспондент АН СССР, почётный доктор наук Боннского университета.

3. Научная статья «Аффриката č в монгольских языках» Николая Бадгаева — кандидата филологических наук, старшего научного сотрудника отдела языкознания Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН.

Данные свидетельства говорят нам о том, что искомый нами звук č в относительно современном варианте превратился в звук š («с» с гачеком), называемый «Глухой палатоальвеолярный спирант». И который соответствует современной букве «ш».

Здесь, собственно, мы и подошли к цели нашего повествования. Надеюсь, доказательной базы достаточно, чтобы признать, что значением старинного слова чита, будет значение относительно современного даурского слова шита.

Таким образом, значение слова чита здесь — гореть, сгорать. А применительно к реке — горящая. И речь шла, скорее всего, не о натуральном горении воды от пожарищ или ещё чего-то, а об отражении Солнца в реке, так называемая солнечная дорожка. И связано это, опять же, скорее всего с тем, что течение реки Читинки ориентировано в основном на запад, юго-запад, юг, то есть почти всегда — на солнце. И, во время движения вдоль реки, путнику всегда отсвечивало его отражение.

Это слово перекликается с эвенкийским словом чатэ — горящие угли, зола.

НазадВперёд
7 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот это я понимаю историк, а не исторщик Баринов насобиравший статей из интернета. Спасибо!

1. Двадцать лет это много. Это половина сознательной жизни. Было бы удивительно, что за двадцать лет таким значимым, для данной местности, рекам не дали названия.

2. "От реки Читы, а конкретно от места где отряд перевалил через Яблоновый хребет." - это как? Так то по прямой от устья р.Чита до р. Никишиха - 9 км. А по кривой или не от устья, запросто 25 верст.

3. "А согласно современным картам это где-то на подъезде к селу Маккавеево. Никаких озерков там нет." Да ладно нет, у меня есть.

4. Нихрена себе, немецкий язык уже тогда был "современным" немецким языком.

5. 2900х16=46 400 кг муки. Однако.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Про Баринова.надо заметить,что из сети он не берет заметки,а работает с разными архивными  источниками ,в том числе со старыми газетами.И пишет интересно,его статьи написаны нескучным языком 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Да ну, сам лично несколько раз ловил. Например про генералов в немецком плену. Конечно редактировано, но близко к тексту.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Про двадцать лет добавлю. Чтобы географический объект обрел название, вовсе не обязательно, чтобы в его окрестностях был "зарегистрирован" населенный пункт или "прошел" известный путешественник присвоивший ему имя. И до казаков Бекетова, наверняка, здесь были русскоговорящие люди.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чита хороший город ❤

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Хорошая статья, интересная.Не знал о таком варианте.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

    Прочел мельком - но хотелось бы заметить, что мне говорили о Чите в Башкирии- а в Казани на автовокзале я собственными глазами видел отправление автобуса Казань-Чита.  Как это все сочетается с версией Игоря Толмачева? И я не исключаю , что на территории  России кроме этих трех "Чит" (шуткой) -есть еще не одна Чита.

    Баринов, конечно не очень яркий беллетрист, но другого пока не видно и очень неудачный подбор тем - как будто на "безрыбье" с его ,как он утверждает свободным входом во все архивы области ( даже недоступным простым смертным) -хватается за всякую чушь типа" еврейского кардинала" и "бурятской короны". Кому это интересно?