Екатерина Шайтанова, Анастасия Журавлёва
«Моя задача — повысить престиж сотрудника полиции»
ИНТЕРВЬЮ С НАЧАЛЬНИКОМ ОТДЕЛА ИНФОРМАЦИИ И ОБЩЕСТВЕННЫХ СВЯЗЕЙ УМВД РОССИИ ПО ЗАБАЙКАЛЬСКОМУ КРАЮ ЛАРИСОЙ ИВАНОВОЙ
10 июня ежегодно отмечается день пресс-служб и подразделений общественных связей органов внутренних дел России
Редакция «Чита.Ру» в этот день говорит с человеком, который первый отвечает журналистам на вопросы обо всех происшествиях в регионе, начальником пресс-службы УМВД России по Забайкальскому краю Ларисой Ивановой.
Встречаемся рядом с фонтаном напротив здания УМВД. Мы в летних платьишках, которые даже вместе не производят такой эффект, как форма с полковничьими погонами.
— Как устроен ваш рабочий день?

— Встаю в 5.20, мне нужно привести себя в порядок, обязательно каждый день делаю макияж и укладываю волосы. А на работе я с 7.45, официально рабочий день с 8.30. Но с журналистами могу общаться с 6.00.

То есть если журналист позвонит вам в 6 утра, вы будете в прекрасном расположении духа?

— Да. Возможно, я не смогу ответить оперативно на запрос, но трубку возьму.
В чём заключается ваша работа?

— Моя задача — повысить имидж сотрудников органов внутренних дел, в первую очередь, и не навредить ему. Ну и, конечно, захватить информационное пространство.

— Как вы это делаете?

— Сотрудники пресс-службы готовят информацию о раскрытии преступлений, в том числе резонансных, о героических и самоотверженных поступках полицейских. Важно, что все преступления раскрываются сотрудниками полиции, если даже их расследует Следственный комитет. И поэтому именно мы говорим первое предложение об установлении подозреваемых.

— В силовых ведомствах существует практика ведения мониторинга СМИ для руководства. Что в него попадает у вас?

— В мониторинг входят данные о тех событиях в крае, которые могут содержать признаки преступлений и правонарушений, и по которым требуется реакция полиции: например, повредили фонтан или сломали ёлочные украшения, или же новости на экономические темы — ЗабТЭК, например (вокруг коммунального предприятия ЗабТЭК идёт вялотекущий скандал - ред.).

В целом, информационная политика ведомства ранее была более открытой, и регионы под влиянием центра писали обо всех происшествиях, даже мелких, с участием полицейских. Сейчас мы инициативно об этом не пишем, но и не скрываем. А пресс-служба информирует о принимаемых к таким сотрудникам мерах реагирования. Когда в МВД только появилась пресс-служба, политика ведомства была не такой открытой, чуть позже — чересчур открытой, сейчас — что-то среднее.

«Новости согласовываем с Москвой»
А как сейчас с инфоповодами, которые не поднимают рейтинг сотрудника полиции? Например, пьяный гаишник врезался куда-то?

— Это негатив и ЧП по личному составу. Информационную политику органов внутренних дел определяет МВД. При этом все резонансные информационные поводы должны выходить под контролем МВД. Поэтому МВД согласовывает все пресс-релизы, и иногда для согласования требуется определённое время.

Такая же ситуация с протестными акциями: это была общая политика МВД — выдавать информацию дозированно. Считать количество участников - не задача сотрудников полиции. Мы должны обеспечивать охрану общественного порядка. Но когда журналисты у нас спрашивали о количестве лиц, нарушивших законодательство, мы, конечно, готовили информацию, но она тоже шла через согласование.
Лариса Иванова
Как всё же быть со сроками, если какая-то срочная новость, условно, замгубернатора застрелили на крыльце Чайковского, 8? Вам звонят журналисты за комментарием, что вы им говорите?

— Вопрос принимается в работу. Действия пресс-службы будут такими же. Журналистам объясняем, что пока не можем прокомментировать, и будем стараться как можно быстрее согласовать.

Как-то это не очень сочетается с тем, что вам нужно первыми сказать первое предложение? Пока согласовывают, Следственный комитет уже выдаст всю информацию.

— Да. В таких случаях я в пролёте. Если комитет выдал, а нам ещё не согласовали - приходится молчать. По возможности можем выдать ту информацию, которой нет у СК, а у нас есть.

Безусловно, в этом плане у нас с СК негласное соревнование, но иногда мы ждём друг друга, пока руководство согласует, и выдаём информацию одновременно. Иногда эта договорённость не срабатывает.

— А правда, что ещё у вас договорённость не освещать суициды? Исходя якобы из той теории, что если говорить о суицидах, то их будет становиться больше.

— Нет, таких договорённостей нет. Но факты, подтверждающие эту теорию, действительно есть: давайте даже посмотрим, например, на взрывы или стрельбу в школах, как недавно произошло в Казани. Сразу появляются другие такие же случаи, у нас, например, в Краснокаменске, о чём все СМИ писали. Сейчас СМИ имеют сильное влияние на поведение людей.

«Благодарность министра»
— Могут ли вас снять за нарушение этой логики работы с МВД?

— Снять вряд ли, но накажут точно. Если привлекут к дисциплинарной ответственности, буду лишена поощрений в течение года. Но, кстати говоря, у меня за 28 лет службы в ОВД единственная благодарность министра, которую я получила в этом году. Как-то предыдущие руководители не придавали такой значимости пресс-службе.

— А как вы вообще балансируете между своим начальством здесь и МВД?

— Тяжело. Конечно, мы подчиняемся непосредственному руководителю, а у каждого руководителя своё видение подачи информации, но и не можем не выполнить требование МВД России.
«Долгая дорога в пресс-службу»
— Вы сказали, что на службе уже более 20 лет. Девять здесь. Где работали раньше?

— Вообще у меня историческое образование, потом окончила юридический заочно. Честно говоря, я сбежала в милицию от шестиклашек - вела историю в школе и вообще не могла с ними справиться. Пришла в Ингодинский отдел в Сосновом Бору, думала, возьмут хотя бы секретарем. Меня отправили к начальнику, он служебную машину мыл на улице. Подошла к нему, тихонечко говорю: «Мне бы к вам на работу, хотя бы секретарем». А он говорит: «А чего секретарем, следователем пойдёте?»

— А что, так можно было?

— Тогда был период, когда милиционерам отменяли льготы, раньше можно было и работать, и получать пенсию, а в этот момент система менялась. В результате люди просто уходили, и тогда можно было вот так устроиться. Помню первое происшествие — кража из киоска «Союзпечати».

— Не скучаете по той работе?

— Очень скучаю. Это было лучшее время в моей карьере, но это было безумно тяжело. Это адская работа, но настолько интересная. Живые судьбы, работа с людьми, которые преступили закон. Я к преступникам отношусь как ко всем другим людям.

С тех времён у меня остался и девиз: «Не открывают дверь, стучись в окно». Это значит, что надо найти любые возможности раскрыть дело, сделать всё, что от тебя зависит, проявить упорство и настойчивость. Я это и своим сотрудникам сейчас говорю.
— Некоторые происшествия мне очень запомнились, например, был человек, которого привезли из изолятора временного содержания - он украл козлёнка в Песчанке, у него дома нашли рога. И так вышло, что он был голодный. Я вышла из отделения, дошла до магазина, купила ему булочку и молоко - просто, как человеку. После этого он дал мне признательные показания. В дальнейшем был арестован, поскольку был неоднократно судим, это рецидив.

— А как в пресс-службу попали?

— Потом мне предложили уйти в управление, но не на эту должность, а следователем по раскрытию экономических преступлений в следственное управление УМВД.

Можно умереть от скуки.

— Я и умерла от скуки. Экономические дела очень долгие, но постепенно втянулась. Потом предложили очередное повышение, я ушла в аппарат дознания. Дальше назначили начальником инспекции по работе с личным составом - это подразделение, которое проводит проверки в отношении сотрудников по фактам, которые не содержат признаки преступления. И в этот момент поступило предложение, от которого нельзя было отказаться.

Вообще нельзя отказаться?

— Ну, в реальности можно, но мы люди в погонах всё-таки, нам обычно говорят, что предложение делают один раз в жизни. На раздумье мне дали 30 минут. Я пошла к непосредственному начальнику, он сказал, что всегда нужно брать чистый лист бумаги и ставить «+» и «-». Мы с ним вдвоём начали обсуждать. Минусы были в том, что это неизвестная работа, проблемный отдел, к тому моменту всех сотрудников вывели за штаты. Плюсы я не помню, но я приняла положительное решение. Меня назначили 1 марта 2012 года, освободили маленький кабинетик, я в него зашла, он был совершенно пустой, но на столе стояла ваза, а в ней один цветочек (смеётся). Так началась моя работа в пресс-службе.
Зачем вам три телефона?

— Первый для связи с вами и со всем миром, второй — прямая связь с начальником, третий — прямая связь с заместителем.
«Журналисты не бесят»
— Что вас бесит в работе журналистов?

— Ничего не бесит, даже если журналисты что-то напутали, я просто позвоню и скажу, чтоб поправили.

— Как должен действовать идеальный журналист, чтобы адекватно с вами отработать?


— Мне кажется, журналисты не должны быть идеальными или неидеальными, просто надо позвонить, запросить информацию и изложить её так, как тебе прокомментировали. Ничего сверхъестественного.

— Имеет значение время звонка?

— Да. Иногда звонят ночью с нелепыми вопросами - а вот стоят много машин там-то, что случилось? Откуда я знаю, что случилось?

— А что делать в таком случае журналисту?

— Ждать утра.

— А вдруг убили замгубернатора?

— Железно для журналистов я на связи с 6 до 22 часов. Ночью я больше работаю для руководства, однако, если преступление резонансное - буду и давать комментарии. Я всегда на связи, телефон всегда со мной. Бывало, что меня будили три раза за ночь. Но это моя работа.
— Четыре кубка, за что они?

— За первые места на соревнованиях по стрельбе. Новый начальник много внимания уделяет спорту, с его приходом начали проводить соревнования по стрельбе среди руководителей. Раньше таких соревнований никогда не было.

— То есть вы приходите, собираете все кубки и уходите?

— Просто оказалось, что из женщин-руководителей я лучше всех стреляла (смеётся).

— Значит у вас есть оружие?

— Да.

— В сейфе?

— Нет, оружие хранится в оружейной комнате в дежурной части, получаю его перед соревнованиями. Раньше получала только на время сдачи зачётов для подтверждения квалификации: по огневой, теоретической подготовке и приёмам самбо. А в сейфе у меня документы.
«На работу иду с удовольствием»
— Что не любите в своей работе?

— Я люблю свою работу. Сейчас не всегда вижу такой очевидный результат, как это было во времена, когда я работала следователем. Но на работу каждый раз иду с удовольствием. Если не любить свою работу, то зачем на неё ходить?
4 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если не любить свою работу, то зачем на неё ходить? - Поддерживаю!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

С интересом прочитал интервью. Эта тема мне близка. Ларису Владимировну всегда уважал и у нас с ней выстраивались хорошие рабочие отношения. Ее должность хлопотная и ответственная. Благодаря ей местные СМИ оперативно получают нужную информацию и компетентные комментарии. Желаю ей успехов в службе! 

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Мда. Сложная профессия, особенно когда в полиции сидят оборотни в погонах. Я знаю, когда раскроешь преступления, знаешь кто виновный, а там сверху его друзья сидят, и по голове тебя бьют чтобы этих преступников прикрыть. Но там вступается ФСБ и всё фиксирует, помогают поймать преступников, и все сразу становится на свои правильные места.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Невыполнимая задача, утопия. М в этом убеждаюсь,