НОВОСТИ
24 ФЕВРАЛЯ
23 февраля
22 февраля

«Бритвочка» в бреющем полёте

3 декабря 2008 года исполнилось 90 лет со дня рождения гвардии старшего лейтенанта Екатерины Батухтиной...

...штурмана легендарного женского авиационного 587-го (125-го Гвардейского) полка пикирующих бомбардировщиков имени Марины Расковой.

Когда началась война, читинке Кате Батухтиной было столько же, сколько мне сейчас.

О маме, юной и взрослой, ИА «Чита.Ру» рассказал Виктор Алексеевич Оцабрик. В день рождения, приехав на могилу в Витебск, он поклонился ей от Забайкалья и земляков-читинцев.

Штурман звена грозных машин

В 1935 году Катя окончила школу, расположенную недалеко от нынешнего парка Победы. До 1937-го – работала морзисткой на городском телеграфе. С апреля 1937-го по март 1938-го - техническим секретарём Сталинского райкома партии Иркутска. Потом, переехав в Саратов, окончила аэроклуб и получила квалификацию авиационного штурмана. В январе 1942 года подала заявление на мобилизацию в Красную Армию и была зачислена в 587-й бомбардировочный авиационный полк, созданный в основном из женщин и возглавляемый легендарной лётчицей, Героем Советского Союза, Мариной Михайловной Расковой.

От Волги - с боевого крещения под Сталинградом - до Восточной Пруссии Екатерина Батухтина была штурманом звена грозных машин.

587-й авиационный полк выполнял задачи по прорыву долговременной, сильно укреплённой оборонительной полосы и разрушению узлов сопротивления противника в Белоруссии на участке Богушевск – Орша, в тяжёлых боях за Ельню, Смоленск, Витебск, Борисов. Участвовал в освобождении Белоруссии, Прибалтики и в разгроме немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии.

Более 890 тонн боевых бомб было сброшено на врага девчонками в кирзачах и лётных комбинезонах не по росту, сбито пять немецких истребителей, уничтожено 16 танков, 82 орудия, 45 железнодорожных вагонов, большое количество автотранспорта и живой силы врага.

Летали на «пешках» - боевых пикирующих бомбардировщиках Пе-2 авиационного конструктора Петлякова.

«Пешки» на взлёте

Кабина у Пе-2 маленькая: одно бронированное командирское кресло - для лётчика. Второго - для штурмана, не было (по воспоминаниям лётчиц, считалось, что лучше лишнюю бомбу-сотку взять). Поэтому штурман весь полёт (2-2,5 часа) стоял за спиной лётчика. Такая «компоновка» кабины помогала на взлёте: движки на «пешке» слабые, полоса грунтового аэродрома короткая, а на взлёте главное - хвост самолёта оторвать.

- О войне дома мама вспоминала неохотно, ей было тяжело. Но рассказывала, как девчонкам нелегко было взлетать из-за недостатка физических сил при управлении на взлёте. Приходилось вдвоём лётчику и штурману в узкой кабине отжимать штурвал, при подготовке самолёта к бомбометанию вручную от пупа подвешивать очень тяжёлые бомбы (всю жизнь после этого у мамы болели ноги). Рассказывала, как немецкие пилоты на истребителях пристраивались в крыло параллельным курсом и на пальцах показывали - со скольки заходов тебя сбить, с одного или с двух? А у тебя на самолёте уже нет боеприпасов. Были случаи, когда девчонки возвращались с боя мокрыми (памперсов-то не было), а техники не могли понять, что за жидкость в кабине, и выясняли методом пробы на палец и язык. Это реальность, вспоминать это нелегко.

За характер подруги в полку называли Катю Батухтину «бритвочкой». Так и подписывали фотографии на память.

Клятва о фронтовой дружбе

Боевые заслуги Екатерины Яковлевны Батухтиной отмечены правительственными наградами, которые надевались только 9 Мая - орден «Красная Звезда», полученный в боях за Северный Кавказ, орден «Красное Знамя» за освобождение Белоруссии, орден «Отечественной войны I степени» за освобождение Прибалтики, орден «Отечественной войны I степени», медаль «За оборону Сталинграда», медаль «За оборону Кавказа», медаль «За победу над Германией», медаль «За взятие Кенигсберга».

На один орден Отечественной войны I степени больше было у мужа Екатерины – Алексея Оцабрика, с которым Екатерина познакомилась на фронте, по предположению их сына, в 1944 году. Хоть и первым делом - самолёты, но их авиаполки входили в одну авиационную дивизию, и Катя с Алексеем имели возможность иногда встречаться.

- Как они поженились, и была ли свадьба, я не знаю, они никогда нам, детям, не говорили. Предполагаю, я - сын Дня Победы. Меня и назвали в честь Победы и лучшего друга отца. Мою сестру назвали Любовью в честь погибшей лётчицы, командира экипажа Любови Губиной, подруги мамы, благодаря которой она осталась живой в боях за станцию Орша в Белоруссии. Родители объясняли, что дали такую клятву.

Быть Сибирячкой

Конец войны лётчики встретили в Прибалтике, оттуда летали бомбить крепость Пилау, Кёнигсберг и другие объекты на территории врага. После войны служили в городе Панивежис в Литве. Участник Парада Победы 1945 года в Москве, в январе 1946 года Екатерина Батухтина демобилизовалась из вооружённых сил, до 1949 года жила с семьёй в Литве, затем по месту службы мужа – в белорусском городе Слуцк. Как командир эскадрильи в 1956 году Оцабрик получил отдельную двухкомнатную квартиру в построенном для военных доме в Витебске. Всю оставшуюся жизнь, до 1991 года, они прожили в ней.

- О Чите мама рассказывала в моём раннем детстве, всегда тепло. Она вспоминала, как ушёл в тайгу старателем брат, вернувшийся оборванным, измученным и без желаемого результата. Рассказывала о китайском населении Читы – особенно то, что китайцы были очень трудолюбивы. Я горжусь тем, что моя мама родилась и выросла в Чите. Она была Сибирячкой.

Будучи молодым человеком, я служил срочную службу в Забайкальском военном округе с декабря 1965 по август 1968 годов на станции Ясной, в Хараноре и городе Борзе в стройбате. В военной части не знали о моих родителях - Екатерине Яковлевне Батухтиной и Алексее Кузьмиче Оцабрике, бывших военных лётчиках - и я не считал уместным об этом говорить. Маме после войны на родину попасть не довелось…

Екатерина Шайтанова для ИА «Чита.Ру»

Обсудить на форуме