НОВОСТИ
21 АВГУСТА
20 августа

Кризис восприятия

9 декабря депутаты Законодательного собрания Забайкальского края приняли во втором чтении бюджет региона на 2009 год.

В первом чтении главный финансовый документ региона был утверждён полторы недели назад. Почти все выступавшие депутаты были недовольны тем, что и как разработали специалисты краевого Минфина. Народные избранники требовали увеличить дефицит, привлекая дополнительные финансовые ресурсы, возмущались урезанием социальных программ, негодовали по поводу поспешности принятия столь важных для региона документов. В конце концов, бюджет в первом чтении приняли, но потребовали от правительства ко второму чтению разработать пакет антикризисных мер.

Антикризисную программу правительство разработало и ждало визы губернатора, который две недели находился в рабочей командировке. На пресс-конференции в минувшую среду глава региона лишь штрихами обозначил планы правительства по минимизации последствий кризиса. Судя по всему, программа попала в парламент лишь во второй половине недели, и депутаты рассматривали её в спешном порядке чуть ли не в субботу.

Во вторничной повестке проект бюджета во втором чтении стоял следом за рассмотрением антикризисной программы.

Доклад министра экономического развития Забайкальского края Баира Галсанова в фойе на восьмом этаже слушали многочисленные молодые люди. Я первый раз был на заседании парламента края и с интересом наблюдал за засыпающими подростками. Они спали около окошка, упирая думающие затылки в неудобные стены, на стульях посреди фойе, около телевизора, вяло водя ручками в девственно чистых блокнотах.

В это время Баир Галсанов сообщал депутатам, что программа краевого правительства разбита на три блока. Первый блок предполагает мониторинг экономической ситуации в разных отраслях. Судя по всему, правительство намерено отслеживать ситуацию на конкретных предприятиях, а наиболее значимым помогать – если возникнет такая необходимость.

Второй блок – это нормативно-правовая база, предполагающая разработку законов, облегчающих направление бюджетных средств на поддержку коммерческих предприятий.

В третьем блоке правительство прописало конкретные суммы из бюджета, направляемые правительством на те или иные цели. Имеется в виду субсидирование части процентной ставки, госгарантии при выдаче кредитов и так далее. Ну и плюс самый ожидаемый всеми, судя по высказываниям, депутатами пункт – сокращение региональных чиновников.

После выступления Галсанова депутаты показали зубы. В числе акул был директор Дарасунского завода горного оборудования Сергей Белоногов, коммунисты Сергей Сутурин и Михаил Матафонов, директор силикатного завода Андрей Никонов. Судя по репликам моих коллег, которые в отличие от студентов не спали, эти четверо являются едва ли не единственными выступающими на пленарных заседаниях парламента депутатами. Остальные, видимо, все свои эмоции и знания выплёскивают на заседаниях профильных комитетов, во время кропотливой ежедневной работы.

Белоногова вообще страшно слушать. Я не был на предыдущем заседании парламента и на общественных слушаниях по бюджету, которые проходили днём ранее, но слушал аудиозапись этих выступлений. Белоногов говорит, что никто ещё толком не понял, насколько всё плохо и насколько будет хуже дальше. При этом он говорит достаточно аргументированно, и становится не по себе.

Белоногов не стесняется в выборе выражений. «Это программа? Я вообще не пойму, что это за документ! Здесь процентов 80 невыполнимо. Я не знаю, зачем здесь это написано». Потом Белоногов успокоился: «Это некачественный документ. Хотелось бы его более реальным видеть. Поконкретнее надо».

Старейший депутат парламента Михаил Матафонов возмущался, что антикризисную программу депутатам выдали слишком поздно, и он ничего не успел толком проанализировать. Сама программа была названа не программой, а протоколом намерений. «Здесь многое связано с бюджетным процессом, которым мы будем заниматься и без этого плана», - говорил Матафонов Галсанову и губернатору Равилю Гениатулину, который также присутствовал на заседании парламента.

Директор силикатного завода Андрей Никонов жаловался на высокие процентные ставки в банках и требовал от правительства вмешаться в банковскую политику. Гениатулин в ответ предложил писать на его имя докладные записки по факту процентных ставок, которые превышают установленные, видимо, где-то в Москве 16%. Кроме этого, депутатам предложили ввести институт комиссаров при банках, которые будут контролировать процесс вливания ликвидных ресурсов, выделенных банкам государством, в сектор реальной экономики. На это достаточно громогласное предложение депутаты так ничего и не ответили.

Кроме этого, депутаты удивились, почему это правительство края сокращает всего 10% своих сотрудников, а не 30%, как в Амурской области. Сразу почувствовалось волнение за народ и глубокий анализ штатного расписания краевого правительства. Понятно, что чиновники - не люди, и в условиях финансового кризиса их, как шелуху, можно вышвырнуть на улицу, спасая тем самым промышленность и экономику, но интересно, кто будет выполнять полномочия региона, если начать резать каждого третьего государственного гражданского служащего.

Но предложение в любом случае прогрессивное. Я бы даже вынес его на заседание какого-нибудь думского комитета. С цифрами, аналитикой и камерами, в которые можно говорить.

Высказался ещё всегда высказывающийся Сергей Сутурин. Остальные народные избранники предпочли многозначительно промолчать. Видимо – повторюсь – всё было обсуждено в комитетах на предварительной стадии.

Пакет антикризисных мер приняли к сведению, после чего достаточно быстро утвердили бюджет. Студенты, сонно оглядываясь по сторонам, утекали с восьмого этажа – народным представителям, в отличие от народных избранников, на бюджет было плевать с высокой колокольни.

Удивляет позиция депутатов Законодательного собрания Забайкальского края. Это какой-то странный подход к организации процесса – как будто мы избирали этих людей за тем, чтобы они формировали спрос, как зрители перед театральными кассами, а потом пожинали предложения – как зрители в партере.

У меня складывается впечатление, что парламент имеет полномочия по выработке собственных идей. Есть же у Законодательного собрания право законодательной инициативы? Есть. Так неужели нет права антикризисной инициативы? Почему парламент не может написать антикризисную программу, которая устраивает всех депутатов, включает все их предложения и соответствует их представлениям об экономической политике региона? Написать, принять в виде, допустим, закона, и заставить правительство его выполнять. Или я всё же чего-то не понимаю?

В Законодательном собрании собраны 50 опытных мужчин и женщин. Тут тебе и директора заводов, и опытнейшие врачи, и успешные предприниматели, железнодорожники, преподаватели, вчерашние заместители губернатора. Безо всякого сарказма можно предположить, что правительство края должно завидовать такому кадровому потенциалу. Почему депутаты, представляющие наши с вами интересы, имеющие огромный опыт и, судя по предвыборным обещаниям, огромное желание работать, постоянно требуют чего-то от правительства края и ничего не предлагают взамен?

Нужна антикризисная программа? Получите. Не нравится? Разрабатывайте свою. Всем будет любопытно, что имеет в виду под детализацией Белоногов. Или Матафонов. Или Никонов. А то фразы «мне кажется» и «я не пойму», повторяющиеся на каждой сессии парламента, уже через два месяца после выборов начинают надоедать.

Обсудить на форуме