Р!
25 ОКТЯБРЯ 2021
24 октября 2021
23 октября 2021
ОАО РУС

Огород с футбольное поле, цветы и благодать. Как живёт монастырь под Читой

Лето, 2003 год. Русская православная церковь 29 июня чествовала память Всех святых, в земле Российской просиявших. В этот же день в посёлке Атамановка под Читой освятили вновь созданный женский монастырь. Прошло 18 лет. Сюда приезжают паломники со всего Забайкальского края, из Бурятии, других регионов России. Настоятельница матушка Ольга рассказала «Чита.Ру» о том, как живёт известный, наверное, всем православным Забайкалья монастырь.

Почему — Всехсвятский? И чуть-чуть истории

В трагический для России и её народа 1918 год на Поместном Соборе установили день памяти всех православных святых-молитвенников, заступающихся и молящихся за людей, оберегающих от беззакония и наставляющих на путь тех, кто пойдёт на фронт. С тех пор во вторую неделю после праздника Троицы православные отмечают память Всех святых земли Русской.

А в 1941 году этот день выпал на 22 июня — именно тогда в Россию вторглись фашистские захватчики. Важная для православного сообщества память и стала причиной, почему заложенный под Читой женский монастырь стал носить имя Всех святых земли Русской — чтобы те, кто заступался за русскую землю, встали на духовную защиту и Забайкальского края.

Заложили Всехсвятский монастырь 17 июня 2001 года. В основание легли святые мощи преподобного Сергия Радонежского, а также мощи трёх монахинь: святых Елены, Марфы и Александры, которых считают духовными детьми Серафима Саровского. Через год в ещё строящемся храме монастыря прошла первая Божественная литургия. А в 2003 году епископ Читинский и Забайкальский Евстафий освятил престол и учредил Всехсвятский монастырь.

Первой исполняющей обязанности настоятельницы монастыря стала монахиня Евникия. Она и ещё четыре послушницы въехали в свою новую обитель, сложился устав, установилось общее молитвенное правило.

Сейчас, в 2021 году, говорю я, Всехсвятский монастырь населяют 19 монахинь. И тут же меня поправляет матушка Ольга:

— Не монахини, а сёстры…

…не все, кто живёт и трудится в монастыре, — монахини, правильнее называть их сёстрами. Есть три ступени: послушница, инокиня, монахиня. Когда человек приходит в монастырь, то не сразу принимает постриг. Какое-то время такие люди живут при монастыре как кандидаты в послушники. Шаг посвятить себя служению Богу должен быть осознанным.

Если спустя время женщина понимает, что такой уклад не для неё, она возвращается в мирскую жизнь. Если же и она, и сёстры видят, что, правда, готова — она становится послушницей. Дальше — иночество. Инокиню облачают в тёмную одежду, похожую на монашескую, но обетов она не даёт. Святые обеты принимает уже монахиня и с тех пор становится одной из Божьих воинов, полностью посвящая себя служению.

Уйду в монастырь от горя — так это не работает почти никогда

Матушка Ольга объясняет, почему новые люди появляются в монастыре не так часто.

— В миру бытует мысль, что порой случается горе, женщина теряет детей, мужа, работу, не знает, как дальше жить. И от этого горя уходит в монастырь. Но те, кто пришёл сюда от безысходности, чаще всего насовсем не остаются. Женщина может жить в монастыре, работать и помогать сёстрам, молиться, исповедоваться, получать утешение. Она переосмысливает свою жизнь, напитывается благостью, переживает горе. И дальше может уехать, потому что безысходность отступила.

Навсегда же в монастыре остаются по любви к Богу, по желанию. Человек должен искренне желать этого служения.

Оставить семью и детей, чтобы уйти в монастырь — это безответственный шаг

— Такое церковь не приветствует. Это безответственность, потому что для женщины дети — её крест, через них она служит Богу. Даже если она воспитывает детей одна, церковь говорит, что нужно сначала довести их до совершеннолетия, поставить на ноги. И уже затем ей дозволяется осознанно уйти в монастырь.

В древности был обычай, когда супруги, вырастив детей, расходились каждый в свой монастырь. Сейчас такого, конечно, уже не встречается, и бросать семью — нет, это церковь не одобрит.

Сюда можно просто приехать в гости

Вовсе не обязательно впадать в безысходность или переживать жизненный кризис, чтобы посетить обитель в Атамановке. Матушка Ольга рассказывает, что у некоторых жителей нашего края сложилась традиция своим трудом и присутствием отдавать своеобразную «десятину» Господу.

— У них, к примеру, отпуск на месяц. Прежде чем уехать отдыхать, они три дня живут у нас, работают, помогают, молятся. Для этих людей — доброе напутствие, что всё пройдёт хорошо. А вообще, наши ворота открыты с 6 утра до 8 вечера минимум (зависит от длительности вечерней службы). Можно приехать, погулять по дорожкам, помолиться в храме, на скамеечках посидеть и подышать воздухом. Или пожить несколько дней, для паломников есть специальная гостиница.

Огород размером с футбольное поле, дуб, боярышник и сливы

По словам матушки Ольги, не все из сестёр заняты на хозяйстве, у каждой своё дело. А хозяйство требует внимания: огромный огород, на котором растут картофель, морковь, кабачки, капуста. Есть теплицы с помидорами, огурцами и перцами. И много-много цветов. Ещё в монастыре прижились дубы, клёны, боярышник, сливы, яблони, формирующие настоящую аллею. Всё очень ухоженное, сёстры сами обрезают деревья, пропалывают, обустраивают цветники. Есть и курятник, и четыре молочные коровки. Собаки, кошки — котят постоянно подкидывают в монастырь, даже пришлось повесить объявление с просьбой, чтобы не подкидывали.

— Когда огород зарастает, конечно, все выходим на прополку, вместе делаем рывок. А так, кто занят в трапезной, кто печёт просфоры, другие сёстры шьют, работают в вышивальной, пишут иконы.

Три послушницы монастыря по благословению епископа Евстафия обучались в иконописной школе Ростова Великого, благодаря этому при монастыре есть своя иконописная мастерская.

Кто-то из сестёр уже обладал навыками, одна из них в миру была педагогом-технологом и умела шить. Но даже если нет умений, в монастыре у человека есть все возможности развиваться.

Не всё только для себя

Всехсвятский монастырь в Атамановке — не замкнутый на себе мир, он снабжает храмы, причём не только поблизости.

— Просфоры у нас заказывают почти все храмы Читы, а также — из Улётовского, Карымского районов, из других уголков Забайкалья. Поступают заказы на вышитые облачения для священнослужителей, пишем мы и иконы для храмов. Порой приезжают люди, чтобы мы вышили для них крестильные комплекты на младенцев или рушники на свадьбу.

Грузовик, котельная и скважина

Я сразу предупреждаю, что задам глупый вопрос.

— Можно ли сёстрам выезжать в город за продуктами?

— Конечно (смеётся). Раз в месяц сестра садится в грузовик и едет, закупает всё нужное оптом, хозяйственные товары, семена.

Тут я вспоминаю, как однажды во дворе транспортной компании встретила грузовик, а в нём — женщину в чёрном облачении.

— Монахиня на грузовике? Да, это вы нашу видели.

Матушка Ольга рассказывает, что отапливается монастырь татауровским углём, в котельной работают наёмные кочегары. Вода — из скважины, а с электричеством, как в любой деревне, случаются перебои.

— Да, у нас работают мужчины: кочегары, трактористы, пастух. Некоторые сёстры преклонного возраста, сами мы всю ночь махать лопатой не сможем. Самой молодой из сестёр — 28 лет. А самой старшей исполнилось 87.

С чьей помощью?

— Нет, от государства специальной помощи не бывает. Всё сами, ну и люди помогают. Справляемся!

Следить за жизнью Всехсвятского монастыря можно в instagram-аккаунте.

НазадВперёд