Р!
20 СЕНТЯБРЯ 2021

«Тайны истории»: Гибель подполковника Ушакова, или Роковая попытка обмана

В Гражданскую войну и у красных, и у белых были свои трагически погибшие герои. Но если герои первых на протяжении десятилетий советского периода нашей истории прославлялись (о них писали стихи и романы, пели песни и снимали фильмы), то о белых вспоминали разве что в эмиграции. Хотя каждый из тех, кто пал в той братоубийственной войне, – часть нашей общей истории. Одним из таких белых героев был погибший в августе 1918 года подполковник русской армии Борис Фёдорович Ушаков.

Как сообщается в наше время в электронной энциклопедии Приангарья Иркипедия.ru, 17 августа 1919 года в годовщину смерти Ушакова в Иркутске отметили «чествованием его памяти» в 1-м Общественном собрании.

А в Чите 24 августа того же года на страницах газеты «Забайкальская новь» (с подшивкой газеты удалось познакомиться в Государственном архиве Забайкальского края и в Забайкальском краевом краеведческом музее им. А.К. Кузнецова) напечатали небольшую статью «Б.Ф. Ушаков», посвящённую памяти этого офицера. Начиналась она констатирующим предложением: «17 августа исполнилась годовщина геройской смерти полковника Б.Ф. Ушакова, сыгравшего видную роль в разгроме большевиков в Забайкалье».

Как теперь ясно, современники многого о нём не знали, да и подробности его гибели не были тогда известны.

Офицер Генерального штаба

«В конце февраля 1918 года молодой русский офицер, подполковник Генерального штаба Борис Фёдорович Ушаков впервые встретился с частями 1-й чехословацкой дивизии в городе Житомире, — рассказывалось о нём в читинской газете. — Тогда чехословацкий корпус ввиду Брест-Литовского мира по приказанию проф. Массарика был готов к отправке из Украины во Францию. Одинаковая судьба (эвакуация перед нажимом немцев на Украину) сблизила подполковника Ушакова с чехословаками. И с этого момента подполковник Ушаков, хотя не был ещё официально принят в чехословацкую армию, сопутствовал ей как верный соработник, работая в штабе 4-го полка».

Сегодня известно, что в 1918 году Ушакову было 29 лет. Родился он 2 мая 1889 года. Начальное образование получил в Псковском кадетском корпусе, после окончания которого был зачислен в Павловское военное училище.

15 июня 1908 года 19-летний подпоручик был направлен в лейб-гвардии Финляндский полк. В 1912 году Борис Ушаков получил звание поручика и поступил в Николаевскую императорскую академию Генерального штаба. Через 2 года он успешно сдал экзамены и был причислен к Генеральному штабу. В июне 1914 года штабс-капитана Генштаба направили в штаб Виленского военного округа, а через несколько дней началась Первая мировая война.

Служил он в подразделениях военной разведки и контрразведки, именовавшейся тогда отделениями генерал-квартирмейстера. Был награждён орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. В 1917 году стал подполковником русской армии. Но армия к тому времени уже стремительно разваливалась. По-настоящему боеспособных частей оставалось немного. Одной из них был сформированный из перешедших на сторону русских чехов и словаков, дезертировавших из армии Австро-Венгрии, Чехословацкий корпус. Подполковник Борис Ушаков по его личной просьбе был принят в состав 1-й Чешской дивизии и назначен в штаб 4-го имени Прокопа Великого Чешского полка.

С этим корпусом, который после Октябрьской революции 1917 года было решено перебросить из России во Францию, где он бы продолжил сражаться с Германией и Австро-Венгрией, он и отправился на Дальний Восток. Предполагалось все части корпуса морским путём перебросить из Владивостока во Францию.

Уже в Пензе русского подполковника назначили временным начальником штаба 2-й Чехословацкой дивизии. Части корпуса, отправлявшиеся по Транссибирской магистрали, растянулись от Поволжья до Тихого океана. Дальнейшее известно. 25 мая народный комиссар по военным и военно-морским делам Лев Троцкий направил телеграмму всем Советам с приказом разоружить чехословаков. 25–27 мая на ряде станций Транссиба произошли первые стычки красногвардейцев и легионеров, как называли себя бойцы чехословацкого корпуса. Ситуацией воспользовались созданные во многих городах подпольные белогвардейские организации, оказавшие поддержку легионерам.

«Под руководством Ушакова, — рассказывалось в «Забайкальской нови», — ударный батальон в ночь на 29 мая занял станцию и город Канск-Енисейский. С этого момента Ушаков командовал целым участком Канск – Нижнеудинск. Угрожающее положение трёх чехословацких эшелонов, стоящих в Канске и в Нижнеудинске под угрозой двух больших центров сибирского большевизма — Красноярска и Иркутска, подполковник Ушаков устранил, заключив временное, выгодное для своей группы перемирие с «Центросибирью» до 16 июня».

Но основные бои, принёсшие ему славу и… гибель, развернулись по обе стороны Байкала. Первая попытка обмана красных у него удалась.

В сражениях на Байкальском фронте

11 июля 1918 года красные без боя оставили Иркутск. Тогда и был сформирован красный Прибайкальский фронт. Его состав был у красных достаточно пёстрым, даже в политическом отношении. Тут, кроме большевиков и левых эсеров, были эсеры-максималисты и анархисты. Наиболее боеспособными частями были отряды интернационалистов, состоявшие из военнопленных немцев и венгров, а также китайцев. В штабе царил хаос, только командующего фронтом заменили раза три — четыре. Красным не удалось даже взорвать Кругобайкальские туннели, чтобы задержать продвижение противника.

Белые этот фронт называли Байкальским, и их более однородные и дисциплинированные части действовали более слаженно и решительно. Вновь обратимся к читинской газете 1919 года: «Наступила последняя, самая важная и рискованная операция у Танхой – Посольской, которая привела к окончательному разгрому большевиков в Забайкалье и к соединению группы войск полковника Гайда с дальневосточной группой чехословацких войск.

Самая трудная и опасная часть этой операции возложена была на обходной десант под личным командованием подполковника Ушакова. Десант подполковника Ушакова численностью в 1 тысячу человек благополучно переправился на другой берег Байкальского озера в глубокий тыл противника и занял 16 августа исходное положение у станции Посольской, оттуда рискованно начал Ушаков военные действия против большевиков, разбитых одновременно ночью на 16 августа у станции Танхой и стремящихся отступать через Посольскую к Верхнеудинску».

Современным историкам удалось почти детально восстановить картину тех событий. Известно, что в 5 часов утра 16 августа 1918 года десантная группа подполковника Ушакова высадилась с пароходов «Феодосий», «Сибиряк» и «Бурят» возле Посольского монастыря. В состав группы входили пять чешских рот, а также Барнаульский полк и сотня 1-го Енисейского казачьего полка. Всего 1,1 тысячи человек при шести орудиях. После высадки этот отряд двинулся к станции Посольская.

Когда они заняли эту станцию, то на железной дороге образовалась пробка из поездов отступавших на восток красных. Выдавая себя за командира отряда венгров-интернационалистов, Борис Ушаков по телеграфу вызвал из Верхнеудинска (ныне Улан-Удэ) подкрепление оружием и взрывчаткой, что позволило белым сохранить мост через Селенгу. И в этот раз ему удался обман красных.

А вот дальше удача покинула подполковника.

Роковая случайность

Именно так назвали то, что произошло 17 августа 1918 года в публикации 1919 года: «Но роковая случайность погубила смелого героя. После первого удачного боя перед Посольской утром 17 августа подполковник Ушаков приказал группе чехословацких ударников наступать на Верхнеудинск и сам в сопровождении только нескольких чехословацких солдат поспешил на соединение с отрядом Барнаульского полка к разъезду Боярская. Не доезжая к блокпосту №19, вместо барнаульцев, принуждённых накануне под натиском неприятеля оставить свои позиции, он встретил красноармейцев.

В последний момент, когда Ушаков ясно увидел, что попал в руки большевиков, не потеряв присутствия духа, назвал себя и провожающего его чехословацкого прапорщика Станичича парламентёрами, которые якобы пришли требовать от большевиков сдачи. Командир советского корпуса Сенотрусов-Морозов вступил с ними в переговоры. Когда предложение Ушакова о сдаче было митингом красноармейцев отклонено, оба офицера были высланы под караулом обратно к станции Посольской.

Что дальше случилось, как понимали большевистские солдаты неприкосновенность парламентёров, о том свидетельствуют только зверски изуродованные трупы подполковника Ушакова и прапорщика Станичича, найденные 19 августа с прибытием фронтальной группы полковника Гайды».

В 1957 году в Иркутске была издана книга «В пламени революции (1917—1920)» немецкого интернационалиста, участвовавшего в боях на Прибайкальском фронте Арманда Мюллера, который и рассказал о том, что же произошло в августе 1918 года: «По дороге между эшелонами столкнулся с Морозовым, и мы вместе пришли на позиции. Помощник командира отряда интернационалистов Дейч и командир первой роты Фехер указали нам на двух убитых военных, лежавших в кустах. Это были русские белогвардейцы.

Дейч рассказал, что после моего ухода, когда перестрелка совсем утихла, они заметили двух военных, приближавшихся к нашему расположению. Те, прячась то за кусты, то за деревья, махали белыми платками.

— Мы их подпустили, — рассказывал Дейч.— Подойдя на расстояние в 10 шагов, они подняли руки с возгласами: «Не стреляйте! Мы парламентёры». Наши бойцы видели их приближение и взвели винтовки. Мы с Фехером на всякий случай связали им руки и обыскали, но, кроме личных документов в бумажниках, ничего не обнаружили. На мой вопрос, кто они, откуда и с какой целью появились, один из них заявил, что поскольку они парламентёры, то просят развязать им руки, тем более что они безоружны.

Это было правильное требование и мы им развязали руки. Получив свободу, старший из парламентёров сказал: «Вы сами видите, что окружены, и потому продолжать сопротивление вам нет смысла. Командир десантных частей полковник Ушаков советует вам сложить оружие и гарантирует сохранить всем не только жизнь, но и полную свободу».

После этого заговорил тот, который был помоложе (вероятно, прапорщик Станичич – авт.).

Он сказал: «Я заметил по выговору, что вы мадьяры, не так ли? Лично я считаю, что вы плохо сделали, связавшись с Советами. И зачем вам было вмешиваться в наши русские внутренние дела. Сидели бы в своих лагерях для военнопленных, куда было бы разумнее. Вам недолго осталось ждать возвращения на родину в Венгрию. Не пройдёт и полгода, как будет восстановлен прежний нормальный порядок в России, и правительство сможет быстро отправить вас на родину, а то поддались агитации и решили драться за такую утопию, как мировая революция. Вы храбрые мадьяры, но зачем же вам оставлять свои кости в Сибири на берегах Байкала?»

— Больше я их слушать не мог, — взволнованно продолжал Дейч. — «Я вижу, вы явились сюда не в качестве парламентёров, говорю им, а с целью агитации; агитация же в такой обстановке — тоже один из видов борьбы. Вас выдают неуклюжие аргументы. Мятеж чехов вы не считаете вмешательством в русские дела, а наша пролетарская солидарность с русскими рабочими оказывается таким «вмешательством». Вы просчитались и на пощаду не рассчитывайте, ибо на поле битвы существуют определённые нравы и законы для врагов революции».

Дейч продолжал быстро говорить, словно опасаясь, что его могут прервать.

— Я позвал ближайших пять бойцов-интернационалистов, среди них были Шоош, Кираль, Фуварош. Перевёл на венгерский язык разговор с белогвардейскими посланцами и спросил их: «Коммунары! Что прикажете делать с ними?» Все пятеро интернационалистов, — продолжал Дейч, — с гневом в глазах молча вскинули винтовки и залпом уложили обоих. «Собаке собачья смерть»,— сказали с презрением по-венгерски и ушли».

Дважды Ушакову удавалось вводить красных в заблуждение, но третья попытка оказалась для него действительно роковой.

***

Тело Ушакова было привезено в Иркутск и выставлено в железнодорожной гимназии. Временное Сибирское правительство произвело Бориса Ушакова посмертно в полковники и назначило пенсию его семье. Позже прах офицера был перевезён в Канск и торжественно погребён в ограде Свято-Троицкого собора.

В 1919 году уже верховный правитель адмирал Александр Колчак велел установить памятник Ушакову в районе станции Посольской у Байкала. Но вскоре и его режим пал. Памятник у Байкала так и не появился, а тот, что был установлен на его могиле в Канске, уничтожили красные, которые саму могилу Ушакова сровняли с землёй. А имя этого белого героя братоубийственной войны попытались навсегда вычеркнуть из отечественной истории.

НазадВперёд
2 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Человек воевавший со своим народом на стороне иностранцев - герой?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Такой же коллаборационист, как и Колчак, Семенов, Краснов, Власов, Бандера, Шухевич и многие другие, которых сейчас возводят в герои 

ПОПУЛЯРНОЕ