Р!
25 СЕНТЯБРЯ 2021
23 сентября 2021

«Тайны истории»: Забайкалье Петра Великого. Источники знаний

Вместе с редакцией «Чита.Ру» мы начинаем новый исторический проект – рассказ о людях и событиях нашего края в тот период, когда во главе России был царь, а затем император Пётр I. Оказалось, что и сегодня это один из самых малоосвещённых этапов нашей истории. И вместе с тем именно он — один из самых важных в истории российского Забайкалья. В первом материале хочу рассказать о том, как для себя открывал это удивительное время.

В русле ценных указаний

В 1976 году я поступил на отделение истории историко-филологического отделения ЧГПИ им. Н.Г. Чернышевского. В курсе отечественной истории о петровском периоде говорилось много. Это понятно, ведь именно при Петре I появилась регулярная армия (включая гвардию), которая в конце концов разгромила шведов и основательно побила турок. При Петре I была построена новая столица – Санкт-Петербург, это окно в Европу. При Петре I создана Академия наук и первый музей (Кунсткамера). При нём стала издаваться первая печатная газета «Ведомости». Он одел в европейскую одежду элиту, мужской части которой сбрил бороды.

Этот список можно было продолжать достаточно долго, но в нём тогда не было или почти не было упоминаний о том, что же Пётр Великий сделал для Забайкалья. Было даже как-то обидно за то, что Пётр Великий почему-то обошёл вниманием наш край.

Сразу стоит уточнить тот временной отрезок, о котором пойдёт речь. Дело в том, что формально Пётр I вступил на царство вместе со старшим братом Иваном V после смерти отца царя Алексея Михайловича в 1682 году, когда ему было всего 10 лет. Понятно, что в этот первый период правили не братья, а их сестра Софья, ставшая при них регентшей. Управляла она страной до 1689 года, когда была свергнута и заточена в монастырь, где впоследствии и умерла. Но затем два повзрослевших царя вроде бы правили вместе. Да, лидером был Пётр, но он должен был оглядываться на старшего Ивана.

Вот когда тот скончался в 1696 году, началось единоличное правление Петра I, продолжавшееся до его кончины в 1725 году. Почти 30 лет Пётр Великий перестраивал доставшееся ему государство, и, как выясняется, ему и членам его ближайшей команды дело было до всего, в том числе и до такого медвежьего угла, каковым было тогда Забайкалье (к слову сказать, Дальний Восток – за исключением Якутии и Камчатки — ещё не был присоединён к России).

В конце 1960-х годов в издательстве «Наука» в Ленинграде была издана 5-томная «История Сибири». Во втором томе, появившемся в 1968 году, речь шла частично и о петровском периоде. В 1982 году в том же издании, но уже в Новосибирске был издан том «Рабочий класс Сибири в дооктябрьский период», в который вошла часть тех историй и с тем же посылом. Этими фундаментальными трудами были определены приоритетные направления для советских исследований на десятилетия.

Во-первых, речь в них шла о классовой борьбе (история бунтов, восстаний, заговоров). Поэтому не были обойдены вниманием ни бунт нерчинского казачества в 1695–1698 годах, ни нерчинский заговор 1700 года. Во-вторых, исследовалась история формирования рабочего класса, а значит, промышленного развития и соответственно геологических открытий. Открытие месторождений серебра и золота оказалось в центре внимания.

В-третьих, освещалась история научного изучения Сибири, в том числе и Забайкалья, начатая при Петре I, тем более, что первыми исследователями были учёные из Европы, которые часть своих трудов там же и издавали. Игнорировать их было как-то неудобно. И, в-четвёртых, рассказывалась история присоединения сибирских народов, а также дипломатические отношения с соседними народами и государствами. Тут и комментарии, как говорится, излишни.

А вот роль личностей, будь то те же воеводы или губернаторы, да и сам царь Пётр I, оставалась, так сказать, за кадром. Главным методом фальсификации истории в то время был метод умолчания.

Когда информации кот наплакал

В 1972 году в Чите была издана «Хрестоматия по истории Читинской области», это был первый сборник архивных документов по истории Забайкалья. В неё были включены шесть документов (или выдержек из них), имеющих отношение к петровскому периоду: это описание острогов Нерчинского уезда 1704 года, три архивных документа (один из Центрального государственного архива древних актов и два из нашего Читинского архива), датированные, как мы сегодня говорим, нулевыми годами XVIII века.

И выдержка из статьи Ф.Р. Качанова о нерчинских заводах, напечатанная в журнале «Московский телеграф» в 1826 году. Указано, что автор этой статьи в 1710–1715 годах был начальником нерчинских заводов.

И только один – это царский указ (причём не указано, что Петра I). Это документ, подписанный императором (каковым Пётр I стал в 1721 году) 10 апреля 1722 года «О ссылке преступников в Дауры на серебряные заводы и о переводе 300 семейств туда же для поселения на удобных к хлебопашеству землях». То есть указ был императорским, а не царским, но это так, к слову.

В хронологии, помещённой в конце «Хрестоматии», приведена только одна дата: «1704 г. Открылся первый в России Нерчинский сереброплавильный завод».

Уже в ХХI веке после образования Забайкальского края спросил нашего известного историка Владимира Исаковича Василевского, почему в «Хрестоматию» не были включены хотя бы фрагменты из наказов Петра I даурским воеводам. Неужели наши краеведы о них не знали?

— Знали, конечно, — ответил Владимир Исакович, — но они очень не понравились курировавшим это издание работникам обкома партии. Ведь получалось, что как ещё Пётр определил основы политики центра в отношении нашего региона, так они, по сути дела, не изменились и при советской власти. Это была крамола, о которой лучше было промолчать. И историки, и краеведы продолжали работать в стол.

В 1976 году в областной библиотеке им. А.С. Пушкина был издан рекомендательный указатель литературы к 125-летию Читы как областного центра, названный кратко «Чите – 125». Его редактором был замечательный краевед Виктор Фёдорович Балабанов, а ответственной за выпуск — лично директор библиотеки легендарная Нина Степановна Лапенкова. Кроме списка литературы, здесь так же, как и в «Хрестоматии», была помещена хронология основных событий в истории Читы, названная «Летописью событий». В ней было добавлено две даты:

«1715 – Читинский острог имеет гарнизон в 20 казаков. При остроге живут 13 пашенных крестьян, обрабатывают семь десятин земли.

1724, июль – проездом посетил Читу Даниил Готлиб Мессершмидт, командированный Петром I. Дал первые сведения о растительности Забайкалья».

Вот с таким минимумом информации на закате советского периода истории имел дело работавший над книгой «Серебряный капкан» Георгий Рудольфович Граубин. Издана книга была уже в новые времена – в 1993 году. На почти 550 страницах автор попытался по-журналистски ярко и интересно рассказать о нашей истории с момента прихода сюда казаков-землепроходцев до революционного 1917 года.

Рассказ о событиях и людях петровских времён в книге рассыпаны по нескольким главам. Глава «Тринадцать пунктов истории» впервые была посвящена важнейшему документу в истории края – «Наказным статьям Даурским нерчинским воеводам». И всё же и это было только начало рассказа о тех интереснейших и важнейших для будущего края временах. Георгий Рудольфович назвал много новых имён, но кем были эти люди до и после их забайкальского периода, он знал мало, а о некоторых, кроме имён, не знал ничего. Но он их назвал, и это само по себе было уже важно.

И кроме того, писатель подметил главное: «Это время стало водоразделом: кончились романтические и героические страницы истории Забайкалья. Начались драматические, а порой трагические».

Снимаю шляпу…

Сразу скажу, что я не историк, изучающий в архивах документы петровских времён. Помню, что первый раз довелось увидеть редчайшие документы той поры, хранящиеся в нашем архиве, на занятиях по древнерусской словесности, которые вела у нас Галина Алексеевна Христосенко.

Красавица и умница, отличавшаяся какой-то аристократической внешностью, она была просто влюблена в эти красивые «каракули», которыми были покрыты хрустящие листы документов ХVII-ХVIII веков, хранящихся в нашем архиве. Дело в том, что тогда и знаков препинания-то не было. Да и язык был, мягко говоря, несколько иным. Не говорю уж про «красивости» написания. После историка Виктора Григорьевича Изгачёва, основательно изучавшего в архиве историю Забайкалья в этот период, она стала, наверное, первым исследователем скорописных документов нерчинской деловой письменности ХVII-XVIII веков, сделав по этой теме ряд серьёзных публикаций.

Позже в архиве «переводили» эти тексты архивист Татьяна Андреевна Константинова, Людмила Мусалимовна Корчанова, краевед Анатолий Константинович Халецкий. Сотрудники архива по праву гордятся изданными в 2003 и 2008 году сборниками архивных документов «Нерчинское Забайкалье» и «Край, устремлённый в будущее».

Уже в наши дни специалистами в этом непростом деле стали молодые исследователи — историк Алексей Мясников и филолог Юлия Бигтимирова. Их публикации документов петровского времени сделали многое для его изучения и освещения.

Начатый в конце 90-х годов проект «Энциклопедия Забайкалья» стал своего рода краеведческой революцией или революцией в краеведении Забайкалья. Он не только обобщил то, что было известно о событиях и сколько-нибудь заметных людях нашего края, но и чётко определил белые пятна нашей истории. Более того, он вызвал интерес к прошлому и возврат в нашу историю работ, казалось, навсегда забытых или вычеркнутых из нашей коллективной памяти.

Были предприняты и первые попытки обобщить новую информацию. Это очень неплохо получилось в изданной в Чите в 2002 году книге супругов Александра Васильевича и Натальи Николаевны Константиновых «История Забайкалья (с древнейших времён до 1917 года)». И очень неважно – в появившихся в 2007 году 2-томных «Очерках истории Восточного Забайкалья». Но в обоих изданиях по чуть-чуть появилось и что-то новенькое по петровскому периоду.

Огромный вклад внесли и сотрудники Российского государственного архива древних актов, находящегося в Москве. Ими расшифровано и размещено на сайте архива большое количество документов, имеющих непосредственное отношение к освещению петровского периода в Нерчинском Забайкалье.

Внесли свою лепту и историки и краеведы соседних территорий, прежде всего Бурятии и Иркутской области, с которыми Забайкалье в то время было наиболее тесно связано.

Вместе с тем, не секрет, что и в годы Гражданской войны, и в период Великой Отечественной архивы понесли большие потери. А если к этому добавить то, что документы далеко не всегда хранились в условиях, которые были для этого необходимы, то ясно, что количество потерь просто огромно.

Вот что об этом писал первый историк Забайкалья генерал-майор Владимир Константинович (Каллистратович) Андриевич (1838–1898): «Пожар в Иркутске – бывшем центре управления всей Восточной Сибирью – уничтожил архив Главного управления, и потому дельных и вполне достоверных сведений о прошлом Забайкалья, обстоятельно характеризующих жизнь этой области, в Иркутске теперь добыть нельзя.

Нельзя добыть этих сведений и в Забайкалье, так как Селенгинский и Кяхтинский архивы пересланы в Москву, а Нерчинский – исчез вследствие отсутствия заботы о нём. Архив областного штаба содержит дела сравнительно недавнего времени, и архив войскового хозяйственного правления, тоже недавно учредившийся, далеко не полон».

Однако позже исчезло и то, с чем знакомился тот же Андриевич.

Возвращённые имена и… труды

В 2003 году родные (супруга и дочь) собрали воедино все работы нашего известного краеведа Виктора Фёдоровича Балабанова и издали их отдельной книгой «История земли Даурской», многие его статьи, написанные им на основе архивных данных, касались и петровского времени.

Затем в Читинской области в министерстве культуры был задуман один интересный проект – предполагалось издать серию хрестоматий под единым заголовком «Забайкалье – сокровищница веков». К сожалению, в Новосибирске в 2007 году был издан только первый (он же оказался последним) том «Записки путешественников и исследователей (вторая половина XVII–XVIII вв.)». Для нашей темы это очень хорошо. Плохо, что на этом проект и оборвался, как, впрочем, и проект «Энциклопедия Забайкалья».

Разными путями приходили в мою библиотеку эти книги. О каждой можно рассказывать отдельно. Но ценность их в том, что авторы не просто рассказывали в том числе и о петровском времени в Забайкалье, они делали это на основе документов, которых сегодня может уже не быть.

В 2007 году в Москве была переиздана «История Сибири. От Ермака до Екатерины II» Петра Андреевича Словцова (1767–1843), ушедшего из жизни ещё до образования в 1851 году Забайкальской области со столицей в деревянной деревне Чите, объявленной столичным городом. В Москве её и купил во время одной из командировок, когда работал главным редактором «Забайкальского рабочего».

А во время одной из поездок в Благовещенск, когда уже работал в управлении Забайкальской железной дороги, приобрёл 3-томник «Забайкальские казаки», написанный нашим земляком, казачьим офицером Афиногеном Прокопьевичем Васильевым (1872–1942), создавшим этот труд в начале ХХ века (последний том был издан в грозном 1918 году). Предприниматель и краевед Анатолий Васильевич Тевлюк (ушедший из жизни в 2020 году) смог в Благовещенске переиздать эту уникальную книгу, а вот в Забайкальском крае это так никто и не сделал…

Наконец, в одном из книжных магазинов Читы приобрёл книгу уже упоминавшегося Владимира Константиновича Андриевича (1838–1898) «Краткий очерк истории Забайкалья от древнейших времён до 1762 г.», изданную в Москве в 2013 году. Книга произвела на меня просто неизгладимое впечатление, вызвав радость открытия и возмущение от того, что сведения, приводимые в ней, так долго скрывались.

А уже в этом году бесценный подарок мне сделал мой старый друг, сенатор Баир Баясхаланович Жамсуев, с которым дружим со студенческой скамьи. Он привёз репринтное издание 6-томной («упакованной» теперь в три книги) «Истории Сибири» всё того же В.К. Андриевича.

Понятно, что при этом каждый автор уделял внимание не только петровскому периоду, а потому в них были рассыпаны «пазлы», которые ещё предстояло собрать в единую картину. Понятно и то, что в предлагаемом цикле статей полностью это сделано не будет. Но это будет первая попытка обобщить всё самое интересное о событиях и людях Забайкалья времён Петра Великого, который, как теперь известно, не просто уделял много внимания Забайкалью, но и внимательно следил за тем, что здесь происходило, а также принимал судьбоносные для нашего края решения.

НазадВперёд
5 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ждем

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Основанный в 1789-м году при Петре I 

 - Петровск-Забайкалъский чугуноплавильный и железоделательный завод -

.испустил дух.

 - И накрылся медным тазом -

.аккурат под одно из первых выступлений нынешнего в 1999-м году:

 -  У нас нет времени на раскачку -

P.S. Официально завод был остановлен с июня 2001 года, в сентябре 2002 года признано банкротом.

 Историческая справка:

 - «Нет ни минуты на раскачку»

. Путин повторил эту фразу 14-й раз за 20 лет

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Нужна рубрика тайны настоящего времени. Про прошлое вранья предостаточно. Придворные историки написали как надо и про кого угодно.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень интересное вступление и обзор. Надо знать свою историю. Которая началась задолго до 1917 года.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Если бы меня спросили: «Нужно ли публиковать библиографический обзор на страницах печати?», то я бы ответил: «Шаг не просто опрометчивый, но он заведомо обречен на неудачу. Читатель электронного издания настроен на волну оперативных новостей, обзор литературы – удел кабинетных специалистов». Но Баринов рискнул. Статья получилась. И вот почему. Прежде всего, у каждой из книги оказалась своя история, история полная загадок и тайн. Затем, книга – это автор, он либо участник исторического действа, либо – кладоискатель неизведанных тайн. И, наконец, в обзоре возникла перекличка времен: свидетельства прошлого и настоящего создали объемную картину прошлого.

На мой взгляд, статья не просто поучительна,  она построена на увлекательном, визуально ярком сюжете. История – это не только цепь событий, но и жизнеописание повествований. У каждой книги свое неповторимое лицо и своя уникальная судьба. Александр Баринов подтвердил свой класс историка-мастера. Удачи автору. Жду новых публикаций.

Валерий Зарубин, профессор РГПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург)