«БЕСПОКОЙНЫЕ СОСЕДИ С ПЕТРОВИЧЕМ»

СОВМЕСТНЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОЕКТ
ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ КРАЕВОЙ БИБЛИОТЕКИ ИМ. А.С. ПУШКИНА И «ЧИТА.РУ»

ведущий блога Александр Тарасов
Советско-японская война
1945 года
Взгляд доктора Дацышена на события и проблемы
Беседа тринадцатая:
Десанты в Харбин, Чанчунь, Мукден и Порт-Артур
К 80-летию Забайкальского фронта, войска которого в августе 1945 года приняли участие в Маньчжурской стратегической наступательной операции, завершившейся победой над японским милитаризмом, мы продолжаем серию публикаций «Беседы с доктором Дацышеном» о сохранении исторической картины Советско-японской войны.

Корр.: Несмотря на сопротивление отдельных японских отрядов, с 18 августа начался процесс организованной передачи гарнизонов, аэродромов, военных складов и прочих японских военных объектов под контроль советского командования?

Владимир Дацышен: Для скорейшего занятия главных центров Маньчжурии в большие города были направлены небольшие воздушные десанты.

18 августа маршал А.М. Василевский отдал приказ:

«В связи с тем, что сопротивление японцев сломлено, а тяжелое состояние дорог препятствует быстрому продвижению главных сил..., необходимо для немедленного захвата городов Чанчунь, Мукден, Гирин и Харбин перейти к действиям специально сформированных... отрядов...»
Офицеры оперативного отдела штаба 10-й воздушной армии за работой

Фото waralbum.ru
Корр.: Первые десанты вылетели в занятые японцами города уже накануне?

В.Д.: Командующий 25-й армией 1-го Дальневосточного фронта И.М. Чистяков 17 августа вылетел на самолёте в пограничный с Кореей город Яньцзи. Город был еще занят японскими войсками, но советский генерал с небольшим сопровождением проехал к командующему 3-й японской армии генералу Мураками, который знал русский, так как прежде работал военным атташе в Москве.

Русский район в Харбине 1940-х гг.
Фото из открытых источников
Переговоры прошли успешно, и японские войска организованно сдались.
Аэрофотосъемка японского аэродрома Харбин, выполненная самолётом-разведчиком советской 10-й воздушной армии.



Фото: Описание боевых действий 10-й воздушной армии, ЦАМО РФ
Корр.: Одним из первых городов, где власть перешла в русские руки, был Харбин?

В.Д.: Еще до прибытия советских войск город фактически перешёл под контроль местных русских жителей и китайцев. После 15 августа был создан Штаб обороны Харбина (ШОХ) во главе с советским гражданином автомехаником В.Д. Пановым.

Существует версия, что штаб был организован и управлялся советским генеральным консулом Г.И. Павлычевым.

Исследователи отмечают: «В самом начале войны с СССР в здании бывшей советской школы под руководством вице-консула А.Н. Логинова (псевдоним) начали складировать оружие, боеприпасы и военную форму, которыми потом

Георгий Иванович Павлычев
Генеральный консул СССР в Харбине в 1945 г.
Фото sapporo.mid.ru
воспользовался Штаб обороны Харбина (ШОХ), взявший на себя охрану важнейших объектов города до прихода Красной армии.

По свидетельству А.П. Каткова, в штабе состояли 3,6 тысячи русских, 500 поляков, 1,5 тысячи корейцев и 6 тысяч китайцев. Среди русских ополченцев наряду с советскими гражданами было много эмигрантов, в том числе и служащих БРЭМ (Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии — ред.)».
Строй советских десантников на аэродроме города Харбин

Автор: Федор Левшин

Источник: waralbum.ru
«Штаб обороны Харбина... оказал Красной армии серьёзную помощь, сохранив от разрушения и разворовывания оборудование заводов, склады...»
Жители Маньчжурии приветствуют советские войска, высаживающиеся с кораблей Краснознамённой Амурской флотилии. Справа виден один из мониторов флотилии

Фото предоставлено А. Тарасовым
Корр.: Рискну предположить, до передачи Харбина советскому командованию порядок в городе главным образом охраняли сами японские войска...

В.Д.: В первом описании после прибытия в Харбин советского десанта говорилось: «18 августа на исходе. Советский консульский особняк за железной оградой... Японские солдаты плотной цепочкой несут охрану по внешнему обводу ограды».
На это указывают и воспоминания харбинцев: «15 августа после обращения императора Японии Хирохито... японцы разоружили войска и полицию Маньчжоу-го и стали сами патрулировать город».

Вечером 18 августа в Харбин прибыл первый советский десантный отряд, 120 человек под командованием подполковника Забелина из состава 20-й мотоштурмовой инженерной сапёрной бригады, сопровождавший уполномоченного для переговоров генерал-майора Г.А. Шелахова. Затем советский представитель вызвал дополнительный десант численностью в 370 человек.

И лишь 20 августа к Харбину подошли корабли Краснознамённой Амурской флотилии во главе с контр-адмиралом Н.В. Антоновым. К середине дня 20 августа в город вошел и передовой отряд 1-й Краснознамённой армии.

Командующий Краснознамённой Амурской флотилией контр-адмирал Неон Васильевич Антонов, Герой Советского Союза
Фото предоставлено А. Тарасовым
Корр.: И начался процесс капитуляции японских войск в Харбине...

В.Д.: Примечательно, что именно здесь был задержан и начальник штаба Квантунской армии.

Маршал А.М. Василевский в своих воспоминаниях написал: «18 августа в Харбине воздушный десант под командованием заместителя начальника штаба 1-го Дальневосточного фронта генерал-майора Г.А. Шелахова неожиданно

Советские войска входят в Харбин
Автор фото Евгений Ананьевич Халдей
встретил на аэродроме начальника штаба Квантунской армии генерал-лейтенанта С. Хата».

В историко-мемуарном очерке «Финал» говорится: «Через полчаса на аэродроме в служебном помещении произошла встреча с группой японских генералов, возглавляемых начальником штаба Квантунской армии генерал-лейтенантом Хата».
В Советском Союзе были опубликованы воспоминания бывшего особоуполномоченного Военного совета 1-го Дальневосточного фронта генерал-майора Г.А. Шелахова, который с десантом прибыл 18 августа принимать Харбин от японского командования. Генерал пишет:

«Десантники быстро очистили аэродром от японских солдат... Впрочем, настоящая встреча с японцами была ещё впереди... Вскоре на аэродром прибыла группа японских генералов и офицеров, возглавляемая начальником штаба Квантунской армии генерал-лейтенантом Хата.


Георгий Акимович Шелахов
В 1945 году заместитель начальника штаба 1-го Дальневосточного фронта, командовал воздушным десантом, взявшим аэропорт Харбина
Фото предоставлено А.Тарасовым
Около 20 часов в одном из зданий аэродрома начались переговоры с японцами. Мы предъявили японцам ультиматум о безоговорочной капитуляции...

Генералам и офицерам разрешалось иметь при себе холодное оружие и оставаться на своих квартирах до особого распоряжения командования советских войск.

Для согласования вопросов, связанных с капитуляцией и разоружением Квантунской армии на территории Маньчжурии, начальнику штаба Квантунской армии генерал-лейтенанту Хата, японскому консулу в Харбине Миякава и всем генералам – участникам переговоров в 7 часов 19 августа надлежало отправиться на нашем самолёте на командный пункт командующего 1-м Дальневосточным фронтом, где находился тогда и Маршал Советского Союза А.М. Василевский».

Несколько прояснить вопрос, каким образом советский генерал

Советские солдаты с китайскими жителями Харбина
Фото russiainphoto.ru, автор Евгений Ананьевич Халдей
«неожиданно встретил» начальника штаба Квантунской армии или как «на аэродром прибыла группа японских генералов», помогают воспоминания К.А. Мерецкова. В работе командующего 1-м Дальневосточным фронтом говорится:

«Замечу, что серьёзное содействие оказали нам русские жители этих городов. Например, в Харбине они наводили наших десантников на вражеские штабы и казармы, захватывали узлы связи, пленных и т.п. ... Благодаря этому нежданно-негаданно для себя оказались внезапно в советском плену некоторые высшие чины Квантунской армии».
Жители Харбина приветствуют советских воинов

Фотохроника ТАСС
Корр.: Забайкалье было прифронтовым регионом, о занятии советскими войсками Харбина, очевидно, не могла не писать местная пресса?

В.Д.: Газета «Забайкальский рабочий» писала: «Никогда ещё жители Харбина не переживали такой радости, как 19 августа 1945 года... Все с нетерпением ждали, когда настанет светлый день избавления от японского рабства. И вот над городом появилось несколько многоместных самолётов с десантниками...

Моряки Амурской военной флотилии среди жителей Маньчжурии
Фото nationaalarchief.nl.
Ещё до прихода наших войск в Харбин в городе был создан комитет самообороны... С первых же минут прихода советских войск они стали оказывать им помощь в выполнении боевого задания... 20 августа по Сунгари прибыл морской десант под командованием офицера Кравцова, а ещё позже – два эшелона пехотинцев».

В газете «Тихоокеанская звезда» была опубликована статья прибывшего с военной флотилией военного корреспондента А. Бирюкова — «Харбин в эти дни». В ней говорилось: «20 августа – в день капитуляции японских вооружённых сил перед моряками Амурской военной флотилии, поднимающимися вверх по Сунгари, открылась панорама большого города... Харбин! – сообщили вахтенные...
Когда первый бронекатер, на котором находилось командование флотилии, приблизился к городу, его встретила на капитулировавшем японском бронекатере депутация городского самоуправления. Депутация сопровождала моряков дальше в город.

Катер подходит к пристани китайского пригорода Харбина – Фудзяцзин. Многолюдная толпа китайцев с флагами Китайской Республики восторженно встречает вступающих в

Бронекатер Краснознамённой Амурской флотилии
Фото из открытых источников
город моряков... Такую же тёплую встречу оказало советским воинам и русское население города, когда они вступили в русскую часть Харбина. Волнующая сцена произошла у здания управления КВЖД. Тысячи жителей буквально забросали наших бойцов цветами».
Советские танки Т-34 на улице китайского города Харбин

Фотохроника ТАСС, автор: Израиль Озерский
Корр.: Харбинский сюжет — очень яркое событие, очевидцам есть, что рассказать...

В.Д.: События в районе Харбина были описаны в сообщении майора П. Макрушенко, опубликованном в газете «Амурская правда». Очевидец и участник событий писал: «В период переговоров по радио советского командования на Дальнем Востоке с командованием японской Квантунской армии произошла встреча Маршала Советского Союза Василевского с представителями командования Квантунской армии.
Встреча состоялась 19 августа. В ставку Маршала Советского Союза Мерецкова на самолете прилетели начальник штаба Квантунской армии генерал-лейтенант Хата, японский консул в Харбине Миякава и группа старших офицеров японского штаба. Встреча состоялась в лесном домике неподалёку от советско-маньчжурской границы в 15 часов 30 минут по дальневосточному времени... Сняв головные уборы, японцы низко поклонились представителям советского командования.

С маршалом Василевским находились маршал Мерецков, главный маршал авиации Новиков, член Военного совета генерал-

Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Александр Михайлович Василевский (1895-1977), командующий 1-м Дальневосточным фронтом Кирилл Афанасьевич Мерецков (1897-1968, крайний справа) и командующий 1-й Краснознамённой армией 1-го Дальневосточного фронта генерал-полковник Афанасий Павлантьевич Белобородов (1903-1990, второй слева) на аэродроме Харбин
Фото commanders.mil.ru
полковник Штыков и другие. Переговоры велись несколько часов. Японцы заявили, что они согласны на безоговорочную капитуляцию. Были уточнены места разоружения и сдачи в плен советскому командованию каждой дивизии и армии в отдельности, порядок передачи складов с вооружением и стратегическим сырьем. В этот день на большей части фронта японцы прекратили вооружённое сопротивление, однако при встрече с нашими передовыми отрядами оружия не сдавали, заявляя, что ожидают приказа.

Исключение составляли войска 3-й японской армии, которые начали организованно разоружаться. Вслед за 3-й японской армией приступила к разоружению 5-я японская армия. Здесь первым сдался в плен начальник штаба армии генерал-майор Ковагоя... Прибывший вскоре командующий 5-й армией генерал-лейтенант Семидзу довёл до сведения советского командования, где какая дивизия складывает оружие.

Судя по надписи на здании за нашим бойцом, снимок сделан на Харбинском аэродроме
Фото russiainphoto.ru. Автор Евгений Ананьевич Халдей
Вместе со своими частями сдались в плен командир 124-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Сина, командир 126-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Комидзо, командир 135-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Хитоми... Таким образом, в течение первого дня капитуляции войсками 1-го Дальневосточного фронта были взяты в плен 55 тысяч японских солдат и офицеров».
На набережной реки Сунгари в Харбине. В центре — кавалер Ордена Славы трёх степеней, командир взвода 2-го гвардейского отдельного моторизованного штурмового инженерно-сапёрного батальона младший лейтенант Сакип Бакубович Кизилов (15.03.1914-07.10.1980).

Фото РГАКФД, арх. № 0-256162.
Автор Евгений Ананьевич Халдей,
фотохроника ТАСС
Корр.: Что вспоминают об этих событиях бывшие русские харбинцы?

В.Д.: Л.П. Маркизов писал: «15 августа после обращения императора Японии Хирохито... японцы разоружили войска и полицию Маньчжоу-го... Одновременно... русские молодые люди – как граждане СССР, так и эмигранты — начали патрулировать город группами в несколько человек под руководством сотрудников Генерального консульства СССР...

18 августа 1945 года в Харбин на самолёте прибыл советский десант...

Днем 18 августа пять бойцов ШОХа во главе с Валентином Георгиевичем Широколобовым пленили начальника штаба Квантунской армии ген. Х. Хата и его штаб, а также генерального консула Японии в Харбине г-на Миякава.

Они сразу же были доставлены в ШОХ и переданы только что прибывшему с десантом генерал-майору Г.А. Шелохову – особоуполномоченному по организации порядка в городе Харбине».
Корр.: По воспоминаниям В.Г. Широколобова, пленение высшего японского начальства было организовано Штабом обороны Харбина (ШОХ) во главе с советским гражданином автомехаником В.Д. Пановым, объединявшем 1,2 тысячи русских?

В.Д.: Согласно воспоминаниям, небольшой русский отряд на машине догнал две арбы с шестью японцами, и, дав пулеметную очередь, заставил этих японцев сдаться.

Русские жительницы Харбина встречают советские войска
Автор фото Евгений Ананьевич Халдей
В других воспоминаниях русских эмигрантов мы читаем: «Войска в Харбин входили без боя, по цветам. Первыми показались канонерки на Сунгари... На другой день входили войска Белобородова, и не знаю почему, все говорили и о Рокоссовском – называли так: «Идут уголовники Рокоссовского».

По главной улице Китайской шла Красная армия через коридор русских по ковру живых цветов».
Корр.: Таким образом, в середине августа японское военное командование и дипломаты, выполняя указ своего императора, стали готовиться к сдаче Харбина?

В.Д.: Порядок в городе поддерживался японскими, русскими и китайскими отрядами.

Вероятно, русский отряд самообороны задержал высшее японское руководство и доставил его к советскому уполномоченному, прибывшему в Харбин на самолёте.

Советский уполномоченный в Харбине при помощи русских эмигрантов и сотрудников советского генконсульства договорился о пленении или интернировании 4-й отдельной армии, всего более 43 тысяч человек (8 генералов, 1 850 офицеров, 4,5 тысячи унтер-офицеров и 37 тысяч солдат), а также и о самой процедуре разоружения на Харбинском ипподроме.
Пленные японцы под конвоем советских солдат на улицах Харбина

Фотохроника ТАСС
Корр.: Говоря о переходе Харбина под власть советского командования, необходимо отметить, что в опубликованных в постсоветское время воспоминаниях харбинцев приводится много примеров репрессий по отношению к русским эмигрантам со стороны советских войск...

В.Д.: Бывший эмигрант-харбинец Л.П. Маркизов вспоминал: «25 августа 1945 года командующий 1-й Краснознамённой армией генерал-полковник А.П. Белобородов дал банкет в харбинском «Ямато-отеле» по случаю победы над Японией. В этом здании когда-то размещалось правление КВЖД. На банкет были приглашены лучшие артисты города, и в их числе Виктор Дмитриевич Лавров (Турчанинов). Генерал поблагодарил их за чудесные выступления... Это оказалось началом «крестного пути».
Жена Виктора Лаврова Маргарита Артуровна рассказала со слов Виктора: «Счастье так полно охватило наших артистов, что в приглашении после банкета в Советское консульство они и не заметили, как их всё ниже и ниже опускали и уже прикладами подгоняли и как оказались они в подвале, где срезали пуговицы с их фраков...» Виктор Лавров вместе с другими репрессированными харбинцами был отправлен сначала в Востураллаг в Тавду... Через 10 лет после ареста

Советские корабли стоят на реке Сунгари
Фото РИА Новости, автор Израиль Абрамович Озерский
В. Лавров был реабилитирован...»

Другой бывший эмигрант написал: «Наехавшими сотрудниками НКВД были в одном только Харбине арестованы и подвергнуты насильственной репатриации более 15 тысяч человек. Людей везли в Хабаровск, где было устроено нечто вроде суда».
Восстановление железнодорожного моста, разрушенного японцами при отступлении

Автор фотографии Савенко С.
Российский государственный архив кинофотодокументов,
арх. № 0-164241
Корр.: Это явное преувеличение. В период Маньчжоу-го множество русских эмигрантов находилось на японской службе, где занималось антисоветской деятельностью. Думаю, каждый такой случай заслуживает отдельного рассмотрения.

В.Д.: В книге протоиерея Павла Патрина говорится: «Вот как описывают обстановку тех лет харбинцы... Последние годы японской оккупации для русских

Японские пленные
Фото russiainphoto.ru, автор Евгений Ананьевич Халдей
харбинцев были столь тяжелы и невыносимы, что приход в Маньчжурию советских войск был воспринят подавляющим большинством жителей положительно. Однако вскоре эти чувства сменились удивлением, разочарованием и страхом.

Вслед за армейскими частями в город вошли и подразделения НКВД СМЕРШ. Ещё продолжались торжественные митинги, приёмы, концерты и другие официальные

Мемориальное кладбище советских воинов в Харбине
Фото "Российская Газета", автор Надежда Ермолаева
мероприятия, а в городе уже начались массовые аресты... У очевидцев этих событий складывалось впечатление, что у чекистов была пресловутая советская разнарядка: надо было арестовать определённое количество людей, всё равно кого».
Корр.: К 25 сентября 1945 года оперативными группами СМЕРШ в Китае были арестованы 3 227 кадровых сотрудников и агентов японской разведки и контрразведки, а также 1 619 руководителей белоэмигрантских организаций, проводивших работу против СССР.

В.Д.: Харбинец Н. Заерко в статье о профессоре Николае Ивановиче Никифорове писал: «В середине 1945 года он передал нам объёмистую брошюру на историческую тему. К сожалению, я так и не успел с ней ознакомиться, потому что вскоре грянул «час Х», и мы уничтожали, жгли наши архивы... Жаль было сожжённой брошюры... А в эти самые дни сгорали наши судьбы... И Николая Ивановича вместе с другими... в ночь на 23 августа 1945 года за мной приехали лейтенанты из ОКР (отдел контрразведки — ред.) СМЕРШ...»

Корр.: Учитель и ученик вскоре оказались в одном лагере?

В.Д.: Да, под городом Канском, и

Генерал-лейтенант Иван Тимофеевич Салоимский
Начальник Управления контрразведки СМЕРШ Забайкальского фронта
Фото из открытых источников
профессор Н.И. Никифоров так и умер в заключении в начале 1950-х годов.

Судьба другого русского учёного была менее трагична: «К сожалению, в то время когда мы с мамой находились на станции Ялу, началась война СССР с Японией. В Маньчжурию, где жила наша семья, вступила Красная армия, и все бумаги, принадлежавшие отцу, вся его переписка, все его научные труды были на всякий случай брошены бабушкой в печку».

Таким образом,

свержение японской власти и освобождение советскими войсками города Харбина было осуществлено силами двух Дальневосточных фронтов при помощи местного русского и китайского населения.
Население Харбина приветствует советских воинов

Автор фотографии Евгений Ананьевич Халдей,
Российский государственный архив кинофотодокументов,
арх. № 4-29999
Харбинский гарнизон принял условия капитуляции и не оказал советским войскам вооружённого сопротивления.

Корр.: Одновременно с занятием Харбина советские войска приступили к приёму столицы Маньчжоу-го – Синьцзина (Чанчуня)?

В.Д.: Уже в августе 1945 года в газетах была опубликована статья спецкора ТАСС К. Пухова «Подробности капитуляции Чанчуня». В ней, в частности, говорилось: «Несколько дней назад «столица» марионеточного государства была объята паникой... В этот напряжённый момент над Чанчунем проплыли самолёты с красными звездами на плоскостях.

Направившийся прямо к военному аэродрому «Дуглас» эскортировали шесть истребителей Як-9. Один из них, пилотируемый старший лейтенантом Нещеред, рванулся навстречу двум внезапно появившимся в воздухе японским самолётам. Те не приняли боя и поспешно покинули зону аэродрома. Нещеред описал над аэродромом, где замерли несколько десятков вражеских истребителей, бомбардировщиков и транспортных машин, большой круг и решительно приземлился на бетонированной полосе. Вслед за ним сел «Дуглас», пилотируемый капитаном Барышевым, и советский истребитель.

Из Дугласа высадились несколько советских офицеров во главе с полковником Артеменко, которых сопровождала группа автоматчиков. Прибывшие направились в помещение коменданта аэродрома, а четвёрка советских истребителей продолжала барражировать в воздухе.
Китайские жители встречают советских танкистов

Автор фотографии: Самсонов Г.
Российский государственный архив кинофотодокументов,
арх. № 0-252012
Вскоре по вызову наших офицеров на нескольких машинах прибыли на аэродром представители штаба японской Квантунской армии: заместитель начальника штаба армии генерал-майор Мацуока, полковник Осада из оперативного отдела штаба и другие.

В ответ на предложение представителей советского командования о немедленной капитуляции, разоружении и сдаче в плен гарнизона Чанчуня японское командование решило завести долгие дипломатические переговоры. Японцы пытались уклониться от вопроса о безоговорочной капитуляции. Тогда полковник Артеменко вызвал через рацию «Дугласа» заранее подготовленный на одном из фронтовых аэродромов авиадесант.

На военный аэродром Чанчуня один за другим стали опускаться наши транспортные самолёты с автоматчиками».
Заместитель командира 47-го истребительного авиаполка 32-й истребительной авиадивизии майор Иван Алексеевич Вишняков (1917-1992) после боевого вылета возле истребителя Як-9
Фото ЦАМО РФ, ЖБД 47-го ИАП
Корр.: После этого японцы вынуждены были подчиниться?

В.Д.: Началось разоружение 12-тысячного гарнизона.

К исходу вторых суток с момента приземления первых советских самолётов в город начали вступать передовые подразделения наземных войск Красной армии под командованием подполковника Миничева.
Корр.: После войны, несколько десятилетий спустя, были опубликованы воспоминания самого И.Т. Артеменко?

В.Д.: Бывший советский уполномоченный писал: «Я был назначен уполномоченным командования и главным парламентёром для вылета в столицу Маньчжурии Чанчунь, чтобы вручить ультиматум советского командования лично главнокомандующему японскими войсками в Маньчжурии генералу Ямада Отодзо. Мне были вручены удостоверение и текст ультиматума. Подлинник удостоверения в настоящее время находится в Музее истории войск Забайкальского ордена Ленина военного округа...

Утром 18 августа мы вылетели с одного из монгольских аэродромов и взяли курс на восток. Со мною летели надёжные, проверенные в боях люди: майор В. Моисеенко, капитан И. Беззубый, Н. Гарякин – ассистенты

Иван Тимофеевич Артёменко
В 1945 году был отобран командующим Забайкальским фронтом маршалом Р.Я. Малиновским для парламентёрской поездки в Чанчунь с целью предъявить ультиматум и принять капитуляцию Квантунской армии
Фото ru.wikipedia.org
парламентёра, П. Титаренко – мой переводчик. Отважных бойцов охраны возглавлял кавалер трёх Орденов Славы старшина И. Никонов.

Самолёт... опустился на маньчжурскую землю, у города Тунляо, на окраине которого ещё шли бои... Утром 19 августа вылетели в Чанчунь. Более 300 километров летели над вражеской территорией, поэтому нас сопровождали истребители.

Тем временем... генералу Ямада Отодзо была направлена за подписью... Малиновского радиотелеграмма следующего содержания: «Сегодня, 19 августа, в 8.00 по местному времени парламентёрская группа в составе пяти офицеров и шести рядовых, возглавляемая уполномоченным командующего Забайкальским фронтом полковником Артеменко И.Т., самолетом Си-47 в сопровождении девяти истребителей отправлена в штаб Квантунской армии с ультиматумом о безоговорочной капитуляции и прекращении сопротивления...

Три истребителя приземлились на японском аэродроме. Вскоре вслед за истребителями приземлился и наш Си-47, который вёл капитан Н. Барышев. У самолёта нас встретили представители командования японских войск. Через 25-30 минут произошла встреча с... Ямада... Наши требования... Ямада не хотел принимать. Он старался различными дипломатическими уловками свести результаты переговоров не к капитуляции, а к перемирию. Развязка настала неожиданно.
В кабинет вошёл дежурный японский офицер и доложил, что к городу приближается армада русских самолётов-бомбардировщиков под сильным прикрытием истребителей... Несколько минут Ямада стоял словно в оцепенении. Затем резко выхватил свой самурайский «меч духа», несколько раз поцеловал его и, подав его мне через стол, склонил голову со словами:

«Теперь я ваш пленник. Диктуйте свою волю».

Его примеру последовали все присутствующие в кабинете японские генералы и офицеры, познавая себя пленными.
Переговоры с представителями штаба Квантунской армии об условиях капитуляции японских войск. Второй справа — командующий армией Оцудзо Ямада, третий справа — начальник штаба Хата Хикосабуро

Автор: Георгий Хомзор
Источник: waralbum.ru
Вскоре прибыл премьер-министр марионеточного государства Маньчжоу-го Чжан Цзинхуэй. Он объявил по радио народу Маньчжурии о том, что японские войска капитулировали и сложили оружие, что война прекращена и Красная армия вступает в страну как освободительница маньчжурского народа от японских оккупантов.

Тут же в 14.10 Ямада подписал акт о безоговорочной капитуляции...

Выполнив парламентскую миссию, я стал первым военным комендантом столицы Маньчжурии Чанчуня».

Чжан Цзинхуэй
Премьер-министр Маньчжоу-го
Фото Википедия
Допрос начальника штаба Квантунской армии Хата Хикосабуро. Слева направо: Кирилл Афанасьевич Мерецков, командующий 1-м Дальневосточным фронтом, Александр Михайлович Василевский, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке

Фото russiainphoto.ru, автор Евгений Ананьевич Халдей
Корр.: 19 августа начался переход под советское управление Мукдена (Шеньяна)?

В.Д.: В советских газетах уже в августе 1945 года были опубликованы заметки о занятии крупнейшего города Маньчжурии. Например, в хабаровской газете «Тихоокеанская звезда» была напечатана статья старшего лейтенанта Ф. Коновалова «В Мукдене (Заметки участника авиадесанта)». Военный корреспондент писал:

Фото из открытых источников
«Транспортный самолёт отрывается от аэродрома в Тунляо. Этот город только накануне взят нашими войсками. От Тунляо до Мукдена по прямой 235 километров... На борту самолёта – представители советского командования из штаба войск маршала Малиновского. Воздушными кораблями командует гвардии старший лейтенант Лялькин. Курс рассчитали штурманы Ростовщиков и Хомяков... Выше нас баржирует четвёрка истребителей прикрытия, возглавляемая старшим лейтенантом Ильиным.

Истёк час. Впереди замаячил заводскими трубами индустриальный Мукден – промышленное сердце Маньчжурии. 10 минут спустя наш самолет пошёл на посадку и приземлился на центральном аэродроме Мукдена. Вокруг сотни японских самолётов. Возле них лётчики, технический состав. Первых представителей советского командования здесь явно не ждали... Генерал-майор Притуло выходит из самолета, за ним – трое офицеров, группа автоматчиков. Японские солдаты низко кланяются, но на вопросы переводчика не отвечают.

Через 10 минут на аэродроме появляется японский генерал-лейтенант Исиока. Внешне он чрезвычайно любезен, но говорит, что не имеет полномочий на переговоры о принятии капитуляции. Генерал-майор Притуло отправляет наряды автоматчиков на вокзал, радиостанцию, телеграф, к мостам, к стартовой площадке самолётов, а сам в сопровождении Исиока едет к начальнику гарнизона Мукдена. Улицы города переполнены противотанковыми рвами, загорожены баррикадами...
В коридоре второго этажа здания японского штаба советских командиров встречает командующий 3-м фронтом Квантунской армии Усироку. Ознакомившись с письменными полномочиями генерала Притуло, Усироку торжественным тоном говорит: «Выполняя волю императора, сдаюсь на милость победителя».
Усироку сообщает, что в Мукдене расквартированы штаб 3-го фронта, штаб и части 44-й армии, две пехотные дивизии, пехотная и танковая бригады, смешанная авиагруппа... Уже в темноте наши офицеры разъезжаются по японским полкам... Всю ночь по городу громыхают вереницы грузовиков, пушек, 50-тысячный гарнизон Мукдена разоружается и сдаётся в плен. Утром Мукден начинает жить обычной жизнью...»

Дзюн Усироку
Командующий японским 3-м фронтом в Маньчжурии
Фото ru.wikipedia.org
Корр.: В советское время были опубликованы воспоминания главных действующих лиц тех событий?

В.Д.: А.И. Ковтун-Станкевич в своей статье «Комендант Мукдена» писал: «Утром 20 августа я, мой заместитель подполковник И.Н. Кравченко и батальон мотоциклистов вылетели с аэродрома Тамцаг-Булак в Мукден...

Садимся. В это время два японских истребителя взмывают в воздух. Кто дал им права на взлёт? Это ведь нарушение условий капитуляции...

Пилот Квантунской армии за штурвалом
Фото предоставлено А. Тарасовым
Пока мы разбирались, они сделали несколько кругов над аэродромом, набирая высоту, а затем, войдя в штопор, врезались в землю в метрах 200 от наших самолётов. Раздался взрыв... Чуть-чуть ближе – и от наших самолётов могло остаться лишь одно воспоминание. По лицам японских солдат и офицеров видно, что они восхищены поступком своих летчиков...

Итак, мы в Мукдене...»

Корр.: Современные российские историки по-прежнему испытывают интерес к этому сюжету?

В.Д.: Китаист В.Н. Усов пишет, что десант состоял из 225 солдат и офицеров из состава 6-й гвардейской танковой армии и других частей. Возглавляли десант начальник политотдела штаба Забайкальского фронта генерал-майор А.Д. Притула. Воздушная эскадра во главе с командующим 12-й воздушной армией Худяковым из-за грозы вынуждена была делать остановку в Ванемяо, а затем проследовали до Мукдена. На аэродроме в описании В.Н. Усова взлетели и разбились одновременно четыре японских самолёта.

Здесь же представлено воспоминание А.Д. Притула о пленении Пу И: «Взяв с собой несколько бойцов и переводчика, я бросился к зданию аэропорта. Нам навстречу вышел дородный седой человек в форме японского военнослужащего. Как выяснилось позже, он до Октябрьской революции носил форму царского полковника. Увидев в моей руке пистолет, он поднял руки и заговорил на чистом русском языке: «Господин генерал, я русский эмигрант, ныне начальник охраны аэродрома»... Я приказал ему опустить руки и вести туда, где скрывается Пу И».
Корр.: На аэродроме в Мукдене были арестованы командующий 3-м фронтом генерал Усироку Дзюн, император Пу И и министры Маньчжоу-го?

В.Д.: На следующий день Пу И с родственниками и свитой были отправлены на самолёте в Читу. Прибывший 21 августа в Мукден 9-й гвардейский механизированный корпус был здесь расквартирован. Однако понадобились активные действия для разоружения гарнизона самого большого города Маньчжурии.

Кадр из кинохроники о прибытии Пу И в Читу
Фото hab.mk.ru
В воспоминаниях советских офицеров нашли освещение и эти события: «Через 2 часа нахождения в Мукдене батальон был поднят по тревоге. Мы получили приказ разоружить японскую танковую часть в близлежащем секторе города. Пятикилометровый марш-бросок... Нам было приказано открывать огонь по гарнизону при малейшем признаке сопротивления... Группа с белым флагом направилась в расположение неприятеля.

Прошло около 30 томительных минут. Парламентёры, наконец, показались в воротах. С ними вышагивал японский офицер. Подойдя ко мне, он с холодной ненавистью в голосе на чистом русском языке сообщил, что бригада получила приказ от их командования о сдаче оружия».
Корр.: Таким образом, 18-20 августа 1945 года в главные города Маньчжурии на самолётах были направлены советские уполномоченные в сопровождении небольших десантных отрядов, которые и приняли капитуляцию высшего командования расквартированных там частей и всей Квантунской армии?

Автор фото Халдей Евгений, фотохроника ТАСС
В.Д.: Вскоре эти города заняли части Красной армии.

В изданной в сентябре 1945 года в «Блокноте агитатора Красной армии» справке «Боевые действия Красной армии на Дальнем Востоке» говорилось:

«20 августа. Войсками Красной армии освобождены крупнейшие города Маньчжурии – Харбин, Чанчунь, Мукден, Гирин и другие».

Танки Т-34-85 6-й Советской гвардейской танковой армии на побережье Ляодунского залива
Фото из открытых источников
Корр.: После занятия главных центров Маньчжурии активизировался процесс сдачи японских войск?

В.Д.: В оперативной сводке за 20 августа говорилось: «В течение 20 августа в Маньчжурии наши войска продвигались вперёд по заданным направлениям... В южной части Сахалина японские войска прекратили сопротивление».
В следующей оперативной сводке было добавлено: «За 20 августа нашими войсками в Маньчжурии взяты в плен 52 тысячи японских солдат и офицеров. В том числе командующий 1-м фронтом Квантунской армии генерал Китая Сэйтти, командующий 3-м фронтом Квантунской армии генерал Усироку Сцюн, командующий 3-й армией Квантунской армии генерал-лейтенант Муроками Кэйсаку, командующий 5-й армией Квантунской армии генерал-лейтенант Симидзу Норицуне».
Советские офицеры в Порт-Артуре. Фотохроника ТАСС
Если добавить к этому тот факт, что уже были взяты советскими войсками начальник штаба генерал-лейтенант Хата Хикосабуро, а также командующий Квантунской армией Ямада Отодзо, то можно констатировать, что всё высшее военное руководство японских вооружённых сил в Маньчжурии было уже в плену.


Советские солдаты смотрят на Восточный бассейн в захваченном Порт-Артуре (ныне китайский город Люйшунь). Автор фото Анатолий Егоров
Корр.: 22 августа 1945 года советский воздушный десант под командованием заместителя командующего Забайкальским фронтом генерал-лейтенанта В.Д. Иванова прибыл в Порт-Артур?

В.Д.: Генерал принял капитуляцию японского гарнизона, а 23 августа над Порт-Артуром был спущен японский флаг. 23 августа в Дальний и Порт-Артур прибыл 7-й механизированный корпус ген.-лейт. Ф.Г. Каткова, 25 августа в Порт-Артуре появились моряки-десантники, а через несколько дней в порту встали корабли Тихоокеанского флота.
Одновременно с Маньчжурией советские войска завершали прием капитуляции японцев в Северной Корее. В конце августа состоялось разоружение 30-тысячного японского гарнизона в районе Пхеньяна. В современной литературе и даже в передачах телеканала «Россия» утверждается, что советские войска заняли Сеул, но затем отошли на север, за линию разграничения зон оккупации советских и американских войск.
В книге командующего 39-й армией И.И. Людникова «Через Большой Хинган» говорится: «На заключительном этапе Хингано-Мукденской операции передовые отряды 39-й армии вышли на рубеж Инкоу... – Гайпин... – Аньдун – на границе с Кореей.
Моряки-десантники Тихоокеанского флота водружают флаг над Порт-Артуром
Автор фото Евгений Ананьевич Халдей. РИА Новости
31 августа командующий Забайкальским фронтом поставил новую задачу: войскам 39-й армии в составе 5-го гвардейского и 113-го стрелкового корпусов... к 12 сентября полностью сосредоточиться в районе Порт-Артур – Дальний – Цзин-Чжоу. Остальные части выводились в резерв фронта...
Командование 39-й армии в Порт-Артуре. Слева направо: командующий артиллерией армии генерал-лейтенант Ю.П. Бажанов, Герой Советскогого Союза, член Военного совета армии генерал-лейтенант В.Р. Бойко, Герой Советского Союза, командующий 39-й армией генерал-полковник И.И. Людников, член Военного совета армии по тылу генерал-майор Д.А. Зорин
Фото wikimedia.org
Штаб армии должен был не позднее 7 сентября передислоцироваться в Порт-Артур. А его оперативная группа должна там быть 2 сентября...

В тот же день, 31 августа, войска армии приступили к выполнению этого приказа. Оперативная группа штаба во главе с командующим армией 1 сентября 1945 года прибыла в Порт-Артур».

Корр.: Таким образом, к концу августа вся территория Маньчжурии и Северной Кореи, а также большая часть Внутренней Монголии были заняты советскими войсками, завершавшими процесс принятия капитуляции Квантунской армии?

В.Д.: Бывшая японская колония Квантун (Порт-Артур и Далянь) на юге Маньчжурии, получившая по советско-китайскому соглашению особый статус, также к 1 сентября 1945 года перешла под советское управление.

Главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал А.М. Василевский (1895-1977) в Порт-Артуре (ныне район Люйшунькоу города Далянь) в Китае
Фото waralbum.ru
Продолжение следует
Предыдущие материалы проекта:


Беседа первая: Можно ли включать советско-японскую войну 1945 года
в войну Великую Отечественную?

Беседа вторая: Советско-монгольское братство по оружию

Беседа третья: Противоречия как источник развития научных представлений

Беседа четвёртая: Предыстория Советско-японской войны 1945 года

Беседа пятая: О денонсации советско-японского пакта о нейтралитете

Беседа шестая: Эшелоны идут на Восток

Беседа седьмая: Разработка советским военным командованием плана кампании

Беседа восьмая: «Разрешается перейти госграницу и приступить к выполнению задачи»

Беседа девятая: Наступление войск Забайкальского фронта

Беседа десятая: Советское наступление по всем фронтам

Беседа одиннадцатая: Война и население Маньчжурии

Беседа двенадцатая: «Не обращать внимания на радиосообщения о возможной капитуляции Японии, а продолжать выполнение поставленных задач»

Дацышен Владимир Григорьевич

— один из крупнейших российских историков, эксперт по истории взаимоотношений России, Монголии, Китая и Японии в XIX — первой половине XX в., китайской и японской миграции в России.

Доктор исторических наук, профессор.

В.Г. Дацышен на Мемориале павших героев Красной армии в г. Маньчжурия, КНР
Фото А. Тарасов
Книга «Советско-японская война 1945 года. Взгляд на события и проблемы через 70 лет» стала итогом многолетней работы В.Г. Дацышена по изучению истории взаимоотношений России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Труд был издан в Чите в 2015 году к 70-летию Победы в Великой Отечественной и Второй мировой войнах. Книга была впервые представлена на международной научной конференции «Забайкальский фронт. 70 лет Победы» в Чите и в Маньчжурии в конце августа — начале сентября 2015 года, а с 2 по 5 сентября прошла серия презентаций книги в городах Китая.
Автор предлагает читателям познакомиться с оценкой Советско-японской войны в отечественной исторической литературе, подробно останавливается на событиях военного периода на территории Маньчжурии, Южного Сахалина и Курильских островов, освещает вопросы советско-китайского взаимодействия.

Книга есть в фондах Забайкальской краевой универсальной научной библиотеки им. А. С. Пушкина, где с ней можно подробно ознакомиться.
В 2020 году в Чите по инициативе специализированной библиотеки для слабовидящих и незрячих Забайкальского края при поддержке кафедры истории историко-филологического факультета ЗабГУ и отделения Российского исторического общества был реализован замечательный проект – издание звуковой книги для слабовидящих «Советско-японская война 1945 года. Взгляд на события и проблемы через 70 лет».

Подписывайтесь на наших информационных спонсоров — телеграм-каналы «Чита.Ру» и «Читинский телеграф».
1 отзыв
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

У  меня 2  деда там воевали, оба пришли живые. Слава победителям!