Варвара лебедева, олег фёдоров
Из уборщицы в инженера теплосетей: Оксана Сергеева о силе, людях и карьере
История о женщине, которая даёт людям тепло и руками, и сердцем.
«Мой труд — Забайкалью» — совместный проект «Чита.Ру» и регионального отделения партии «Единая Россия». Мы рассказываем о людях рабочих профессий, чей труд уважаем, почётен, незаменим. А сами они довольны дорогой, которую выбрали, и твёрдо стоят на забайкальской земле
Оксану я знаю ещё по прошлому месту работы: провожала её в теплоузел компании на приёмку и опрессовку. Каждый раз она называет меня «Варварушкой» и улыбается так, что происходит чудо: ты стоишь в подвале, а настроение взмывает куда-то высоко.

Рядом с Оксаной не знаешь, чему восхищаться сначала: ласковому голосу или ярким глазам? Энергии, которая лучится на три метра? Профессионализму и такту, с которыми она держится и по отношению к клиенту, и со своими сотрудниками? Всему разом.

Давайте я расскажу вам об Оксане побольше, чтобы вы все тоже погрелись, восхитились и влюбились.

На этот раз мы встречаемся на парковке перед торговым центром «Фортуна». Для Оксаны — плановый осмотр теплоузла, для нас — экскурсия. Быстро ныряем куда-то за заборчик сбоку, проходим под каплями конденсата из кондиционера. «Аккуратненько, ноги!» — страхует Оксана.

— Как часто вы делаете вот такие осмотры?
— Если нет заявок от клиента, то плановый — раз в месяц. А когда поступает заявка, я обязана её отработать максимум за четыре часа.

— Из-за чего может поступить заявка?
— Отсутствие тепла, горячей воды, или манометры показывают низкое давление. Если сломалась задвижка, клиенты этого сами не поймут, это уже мне разбираться.
— Вот, собственно, тепловой узел — здесь он чистенький, красивый. Моя работа — принимать его, готовить к отопительному сезону. Этот узел готов к сдаче, мы этим сегодня занимались: прессовали его. Сначала были гидравлические испытания: то есть ребята прессовали на трассе, а я находилась здесь и смотрела на входные манометры и держала температуру.

Если трасса наша выдержала, ничего нигде не побежало — значит, всё хорошо. После этого в узел заходит физическое или юридическое лицо, готовит изоляцию, покраску, очищает и меняет грязевики, болты.

Оксана рассказывает, что без обучения и самообучения на такой работе — никуда.

— У нас на предприятии много обучающих программ. Причём ты сам можешь прийти в отдел кадров и попросить — хочу обучиться тому-то или тому-то.
«Раз в неделю я точно попадаю под дождь из кипятка», — говорит Оксана.
— Этим занимается собственник?
— Да, или сам, или нанимает подрядную организацию. Работа ответственная и трудоёмкая. Одну пластину не так заденешь — придётся покупать за 1,5 миллиона новую деталь.

А в течение зимы наша работа — это не просто прийти и посмотреть. Нужно знать расход, должен быть баланс между температурой подачи и обраткой. Чтобы и клиент был доволен, и чтобы моя любимая организация не пострадала. Здесь — юрлицо, а представьте пятиэтажный дом, где 120 жильцов? И у каждого своё мнение. Каждому нужно улыбнуться. Чтобы и честь ТГК-14 не пострадала, и подзадорить управляющую компанию, чтобы они перед жильцами плохо не выглядели.
«Баланс — моя работа», — смеётся Оксана.
— Сложная работа физически? Или скорее ответственность большая?

— Как вам сказать. Это здесь задвижки хорошие, а бывают ещё штурвальные, крутишь их сам. Здесь водоподогреватель, видите, какой красивый — маленький, удобный. А когда приходишь на дом, там крутишь, вертишь, открываешь... отойдите, пожалуйста...

Оксана открывает задвижку, приговаривая: «Сейчас пойдёт, наверное, кипяток...» Я радуюсь, что послушалась и отошла подальше. Вверх бьёт струя воды.

...вот так он идёт, и вся вода на тебя. А ты должна проверить, не забился ли воздух. Мы должны его выдавить, иначе ничего не будет работать. Как правило, раз в неделю я под дождь попадаю. Здесь почти кипяток, 70 градусов, можете проверить.
— Как поддерживаете форму?

— Зарядкой, мне же работать хочется. К тому же на предприятии много соревнований, на лыжах вместе с директором катаемся, волейболом занимаемся. Спортзалы есть, можно посещать, мы даже со школами договариваемся и можем ходить, когда нет коронавирусных ограничений. Вообще мне нравится стабильность нашей компании. Поэтому я здесь более 20 лет работаю. Начинала с уборщицы, между прочим.

— С уборщицы? Серьёзно?

— Да, пришла уборщицей, у меня тогда было двое детей. Потом поступила в институт, но по баллам прошла только на психолога. Перешла работать в теплосбыт, там раньше немного другая была работа, ходили по квартирам, делали перерасчёты. И после шла-шла по иерархии вверх.
«У меня трое детей, внук. Времени свободного мало. Люблю путешествовать, пешком очень много ходим, не сидим на месте. Живём в своём доме, там тоже работы хватает».
— Много приходится ездить во время рабочего дня?

— Ходить. Мой участок начинается от Малой и заканчивается улицей Пограничной, где база. Если надо очень далеко, то беру машину. А ближе — нерентабельно тратить бензин, поэтому я иду пешком. Тысяч 10 километров в день получается (смеётся).
— Все здороваются, все улыбаются. Я не боюсь ходить в форме, я люблю свою работу. Улыбнусь даже в ответ на негатив, и они поймут, что неправы.

— Женщин много среди вас?

— К сожалению. Это же тяжёлая работа, техническая. Не секрет, я в отдел кадров захожу и говорю: «Девочки, нам в инспекторах мальчиков очень не хватает». Это мужская работа. Это то же самое — я сама вожу машину. Но машина — это мужское. Мы должны заниматься детьми, бытом. А мы вынуждены делать эту работу. Это техника, мальчишки лучше соображают. Но, несмотря на это, я люблю свою работу и постоянно учусь.

— Бывало, что мужчины-потребители предвзято относились?

— Не припомню. Наверное, у меня слишком серьёзное лицо (снова смеётся).

Партнёрский материал.