НОВОСТИ
22 АВГУСТА
21 августа

Сок из камня - депутаты попытались понять, нужна ли краю новая система оплаты труда

Два с половиной, 2,9 или 8,3 миллиарда рублей? Сколько именно денег не хватает на реализацию закона о новой системе оплаты труда, 30 марта на совете краевого парламента пытались выяснить депутаты и руководители краевого правительства.

18 марта Законодательное собрание Забайкальского края приняло в первом чтении закон о новой системе оплаты труда. Парламентарии исключили из законопроекта норму о доплатах до МРОТ для низкооплачиваемых категорий бюджетников. Тогда же они попросили правительство произвести расчёты и сказать точно, действительно ли на реализацию закона в исходной редакции не потребуется дополнительных расходов из краевого бюджета.

30 марта на совете Законодательного собрания члены правительства края огласили стоимость законопроекта, который до сих пор был бесплатным: от 2,9 до 8,3 миллиардов рублей.

Овальный зал правительства края едва вместил в себя всех участников совета, на который явились главы и представители всех министерств социальной сферы, а также два заместителя председателя правительства - Наталья Жданова и Алексей Кошелев.

Кошелев начал с сообщения о том, что правительство в течение всей прошлой недели проводило расчёты. Это выглядело странным, поскольку 18 марта на пленарном заседании тот же Алексей Геннадьевич заявлял, что расходы на реализацию закона подсчитаны и в редакции, принятой депутатами, составят 2,5 миллиарда рублей. Теперь выяснилось, что на внедрение НСОТ надо уже 2,9 миллиарда рублей – но в редакции правительства, то есть при условии, что самый низкий размер оклада для бюджетников составит 1 601 рубль. Если же действовать по варианту, предложенному депутатами - отмена доплаты до МРОТ и, соответственно, минимальный оклад на уровне 2 547 рублей, то потребуется уже 8,3 миллиарда рублей. На увеличение расходов, по словам Алексея Кошелева, правительство пойти в нынешней финансовой ситуации не может, поэтому реформу намерено проводить в пределах существующего фонда оплаты труда.

Тем не менее, исполнительная власть согласилась пойти на другие уступки. Во-первых, отодвинулись сроки полного перехода на НСОТ. Ранее правительство настаивало на том, что все краевые бюджетные учреждения должны перейти на отраслевую систему оплаты с 1 июля. К 1 января 2010 года реформированию должны были подвергнуться и муниципальные учреждения. Теперь краевые бюджетники познают радости новой системы не ранее 1 января 2010 года. При этом отраслевым министерствам обещают дать возможность самим выбирать те учреждения, которые в состоянии без большого ущерба войти в реформу.

Впоследствии, по заверениям заместителя председателя правительства, руководители учреждений получат право выбора: продолжить платить работникам по Единой тарифной сетке или внедрять отраслевую систему оплаты труда. «Мы ни в коем случае не отказываемся от перехода. Мы просто понимаем последствия такого шага для всех сразу и намерены делать это поэтапно!» - сказал прозревший Алексей Кошелев депутатам, которые безуспешно предлагали правительству поэтапное реформирование ещё в середине марта.

Затем выступили главы отраслевых министерств. Из их слов стало понятно, что переход на НСОТ без дополнительного финансирования невозможен. Минкультуры просило 28 миллионов рублей, Министерство по физкультуре и спорту - 38 миллионов, а краевому здравоохранению требуется вливание аж в 600 миллионов рублей. При этом все министры с уверенностью говорили о том, что в состоянии найти в своей отрасли учреждения, способные сейчас работать по НСОТ, и гораздо менее уверенно – о предполагаемой оптимизации этих учреждений. Именно оптимизация - проще говоря, сокращение - должна высвободить дополнительные финансовые резервы, чтобы обеспечить нормальный уровень заработной платы оставшихся бюджетников.

На этом фоне были очень интересны выступления министра образования Константина Карасёва и министра социальной защиты населения Георгия Ревы.

Карасёв напомнил, что 84 школы в крае уже вошли в систему реформирования и дела обстоят вполне благополучно, хотя и выявляются некоторые недостатки системы. Резервом для увеличения зарплаты учителей министр назвал «7% общего объёма субвенций на образование, которые мы передаём в районы и которые расходуются не по назначению». Он пояснил: сейчас эти деньги главы муниципальных образований тратят на подвоз в школу детей, зарплату шофёру и техническим работникам школы, бензин, содержание пищеблоков и прочее. Между тем, это полномочия местных властей, и оплачивать их следует из местной казны. «Если эти 7% районы заложат в свои бюджеты, а не будут тратить краевые субвенции на образование, то мы освободившиеся деньги сможем направить на заработную плату учителей», - сказал Константин Карасёв. Правда, более-менее радужную картину несколько испортил председатель комитета Заксобрания по экономической, инвестиционной политике и собственности Болот Аюшиев, который заметил, что расходы консолидированного бюджета в результате увеличатся на 7%. Так что решение получается всё равно не бесплатное.

Георгий Рева сразу заявил, что не будет столь оптимистичен, как его коллеги (справедливости ради - оптимизма в их речах было немного – Е.Т.). Он сказал, что для перехода к отраслевой системе оплаты труда его ведомству требуется 120 миллионов рублей. При этом, по словам министра, никаких возможностей для оптимизации у него нет. «Наш бюджет на 2009 год мы формировали в условиях серьёзного дефицита, - говорил Рева. - Мы вычистили всё, что могли, и никаких резервов я не вижу. У меня люди уже получают на тысячу-полторы меньше, чем раньше. Бесполезно сжимать камень и ждать, что из него что-нибудь потечёт. Переход к отраслевой системе без дополнительного финансирования будет профанацией!»

«Георгий Васильевич!» - попытался одернуть министра кто-то из коллег. «Да, я Георгий Васильевич, и я отвечаю за своё направление! У кого-то, может быть, ситуация другая, но я говорю за себя!» - парировал Рева.

Речь министра трудовых ресурсов и демографической политики Валерия Буянова, который представлял разработчиков закона, изобличала опытного политика. Прежде всего он объявил, что трудное прохождение проекта через парламент сыграло свою роль и помогло правительству увидеть недостатки документа. Затем министр, который неоднократно от имени губернатора просил Заксобрание принять законопроект в двух чтениях сразу, заявил, что никто никого не собирался торопить и подгонять. Это делалось исключительно из благих побуждений – чтобы дать бюджетным учреждениям получить как можно больше опыта и оставить как можно больше времени на переход. «Теперь временной фактор теряется», - сказал Буянов, видимо, имея в виду тот факт, что из-за сопротивления парламентариев правительство готово дать бюджетникам ещё больше времени и перевести всех их на НСОТ на полгода позже. То, что намерения правительства были неверно поняты – это, по мнению министра, целиком вина средств массовой информации, которые умалчивали о серьёзных причинах спешки и проявили, тем самым, глубокое неуважение к губернатору и Законодательному собранию.

Журналисты в зале несколько оторопели от такого признания своей значимости для судеб родины. Но ступор их продлился недолго, поскольку председатель Законодательного собрания Анатолий Романов задал вопрос дня: «Вы говорите, что даже сохраняя норму о доплате до МРОТ, то есть фактически не повышая, по сравнению с нынешним положением, окладов, на реализацию закона нужно 2,9 миллиарда рублей. И всё же собираетесь с ним работать в пределах существующего фонда оплаты труда?».

На это последовал внятный ответ Валерия Буянова: «То, что все бюджетные учреждения будут поставлены в тяжёлое положение, совершенно ясно. Федеральный бюджет при переходе на НСОТ дал своим работникам прибавку, мы этого сделать не можем, потому что нет денег. Однако работать по этому закону надо, пусть даже с издержками, но с наименьшим ущербом».

На вопрос главы комитета Заксобрания по бюджетной и налоговой политике Александра Никульшина о том, собирается ли правительство дать какие-то дополнительные деньги на реализацию закона, министр ответил, что нет, не собирается.

«Так это-то и вызывает недоверие к законопроекту! - заметил председатель парламента. – Вы пишете, что дополнительных денег не надо, и без них всё будет работать, а потом выясняется, что надо почти 3 миллиарда. Министерства подтвердили сейчас, что им нужны будут ещё деньги. Зачем лукавить-то? Мы не на год закон принимаем, это долгоиграющий акт. Мы же должны понимать последствия своего решения, чтоб нести за него ответственность!»

Геннадий Долгов, совмещающий в своем лице депутата и председателя Федерации профсоюзов, призвал всех подумать об избирателях. Он предположил, что забайкальцам будет не очень понятно, для чего принимается закон, который должен принести «наименьший ущерб», а не пользу. Первый заместитель спикера Даши Дугаров, тоже не в восторге от вскрывшихся новых обстоятельств, попросил исполнительную власть не пугать ни себя, ни депутатов такими суммами. Он предложил законопроект детально проработать, очень хорошо подумав, чем всё обернётся на практике.

Глава профильного комитета по демографической политике и трудовым отношениям Цырендоржи Дамдинов взял слово последним и рассказал, как в первый раз узнал, что такое дайвинг. «Мне не терпелось влезть в воду и я, не соображая, как и что, не потренировавшись, ухнул в море. И когда я оказался в воде… мне никогда в жизни не было так страшно. Единственное, чего я хотел, это немедленно вернуться на поверхность». Закончив свою прозрачную аллегорию, депутат в очередной раз попросил, чтобы в парламент были представлены расчёты. Представленные правительством суммы Дамдинов назвал «митинговыми».

«Вы что, не доверяете нам?» - резко спросил Кошелев. «Доверяем. Вот тут, чёрным по белому, написано «не потребует дополнительных средств». Конечно, доверяем» - в тон ему ответил председатель комитета по государственной политике и местному самоуправлению Сергей Трофимов.

Тут Алексей Кошелев, несколько устав от дискуссии, прямо сказал депутатам, что реальный дефицит бюджета края составляет 3,7 миллиарда рублей (в бюджете на 2009 год заявлена сумма в 450 миллионов рублей – Е.Т.) Покрыть его нечем. Соответственно, обещать увеличение расходов, даже если они трижды необходимы, сейчас нельзя.

В дискуссию опять вмешался министр социальной защиты населения: «Скажите кто-нибудь, мы при переходе на новую систему зарплату людям всё же увеличиваем или нет? И как предполагается произвести этот фокус, если фонд заработной платы тот же и штаты те же. Это как?»

«Да не надо вам оставлять те же штаты, - начала объяснять министр финансов Светлана Доробалюк. – Вы должны всё оптимизировать!»

Рева пытался что-то ответить, но его очень неодобрительно остановили два заместителя председателя правительства. После этого Кошелев напомнил: правительство больше не намерено торопить бюджетные учреждения с переходом на НСОТ и даёт им право выбирать между тарифной сеткой и отраслевой системой оплаты. «Так и оставили бы всё как есть. Зачем мы тогда закон принимаем?» - удивился председатель Заксобрания.

«Чтобы дать право воспользоваться новой системой тем, кто этого хочет», - ответил чиновник.

Двухчасовое обсуждение завершилось просьбой Анатолия Романова к коллегам из комитетов по социальной политике и по трудовым отношениям продолжить тщательное изучение документа с учётом полученной информации. «От этого закона зависит судьба тысяч людей в крае!» - сказал спикер. Его коллеги согласились с такой очевидной истиной и выразили полную готовность к работе. Заседания комитетов по больному вопросу состоятся 1 и 3 апреля.

Обсудить на форуме