Р!
01 АВГУСТА 2021
30 июля 2021

Дрейфующие айсберги пиратства

Сотрудники корпорации Microsoft посетили 31 марта Читу и удостоверили: компьютерных пиратов потеснят и здесь. С чем к нам пришёл Билл Гейтс – в интервью, которое ИА «Чита.Ру» дал представитель Microsoft.

При участии компании Microsoft и поддержке правительства Забайкальского края 31 марта в Чите была принята декларация о соблюдении авторских прав производителей программного обеспечения. Свои подписи под ней поставили руководители 19 компаний, торгующих компьютерной техникой и оказывающих IT-услуги в Забайкалье. Значит ли это, что с прилавков Читы исчезнет поддельное программное обеспечение? И как переходить на дорогостоящий легальный софт, когда время экономить даже на канцелярских товарах? Ситуацию прокомментировал руководитель отдела по продвижению лицензионного программного обеспечения корпорации Microsoft в России Денис Гуз.

Пиратам здесь не место

- Надо ли понимать визит в Читу представителей Microsoft как «закручивание гаек» на региональных рынках компьютерного софта?

- Его правильнее понимать как содержательный разговор с нашими партнёрами, как способ привлечения общественного внимания к проблеме использования пиратского программного обеспечения (ПО). Америки никому не открою: некоторые, иногда даже крупные, компании в регионах, реализуя лицензионное программное обеспечение, попутно приторговывают контрафактом. Фиксируя определённый уровень развития партнёрской экосистемы в регионе, мы предлагаем бизнесу перейти на качественно новый уровень отношений.

Декларация о соблюдении авторских прав производителей программного обеспечения принята уже в 25 городах России. Подписывая её, крупнейшие игроки IT-рынка подтверждают своё намерение работать только с лицензионным софтом, а корпорация Microsoft заявляет о более значительном присутствии в регионе. Мы пытаемся донести до бизнеса и общественности простую мысль: пиратство бьёт не только по производителям программного обеспечения, оно замедляет развитие экономики в целом - государство недополучает миллионы долларов налогов и IT-рынка – в частности. То, что это понимают в правительстве Забайкальского края, внушает оптимизм: информатизация региона не может проходить эффективно, пока процветает пиратство. Деньги уходят в теневой рынок, поэтому инвестировать в развитие отрасли – всё равно, что воду в решете носить. Дерево засохнет, а там, где прольётся вода, вырастут новые сорняки.

- Потому ли вольготнее жизнь российских пиратов, чем у их зарубежных «коллег», что отношение к программному обеспечению у нас исконно русское: ещё б за то, что раньше получали «просто так», мы теперь деньги платили?

- У нас, действительно, все ещё сильна инерция прошлого, и изменения менталитета идут не так быстро, как хотелось бы, но стоит отметить, что пиратство существует далеко не только в России. Наивно полагать, что даже в самой законопослушной стране каждый человек использует только лицензионное программное обеспечение. Да, в Европе процент компьютерного пиратства относительно невелик, самый низкий показатель в Дании – около 20%. Но абсолютного нуля нет ни у кого. Государства Восточной Европы, где о правах на интеллектуальную собственность начали говорить одновременно с крушением социализма, проходят сегодня такой же путь, что и Россия: доля пиратского ПО медленно, но неуклонно сокращается. Но процессы у нас идут намного быстрее, чем где-либо. В 2004-2007 годах Россия демонстрировала самое значительное снижение уровня пиратства среди 108 стран. В 2004 году доля нелегального ПО в России оценивалась в 87%, в 2005-м – в 85%, в 2006-м – в 80%, в 2007-м – в 73%. Итоговые цифры за 2008 год будут готовы только к маю, но спад пиратства также прогнозируется. Негативные явления в экономике произошли на исходе года и на продаже софта в 2008 году сказались в меньшей степени.

- Кризисный 2009-й наверняка испортит благостную картину?

- Действительно, компании сокращают IT-бюджеты. Возможно, кто-то попытается сэкономить на лицензионном ПО, предпочтя контрафакт. Несмотря на это, большого праздника на улице пиратов никто не ждёт. Благодаря усилиям государства и легальных производителей наша страна вышла из двадцатки стран мира с самым высоким уровнем пиратства. Более 60% всех продаваемых в этом году в России персональных компьютеров имеют предустановленную лицензионную ОС Windows. По данным мониторинга торговых сетей в 40 городах, предложения предустановки программного обеспечения без лицензий в торговых сетях снизились с 31% до 10%. Всё это свидетельство того, что уровень поддельной продукции будет уменьшаться и дальше.

В России существует мощный потенциал роста для IT-рынка. У нас и большое население, и хорошая фундаментальная научная база, и крепкие интеллектуальные традиции. По нашим оценкам, снижение пиратства в стране всего на десять пунктов за три года позволит создать 12 500 новых рабочих мест, привлечёт дополнительно 8,5 миллиардов долларов ВВП и 355 миллионов долларов налогов. Эффективное инновационное развитие IT-сектора в России станет возможным, когда труд в этой области будет приносить отдачу не на 15-20%, как сейчас - «спасибо» пиратам, а хотя бы на 60-70%. Надеемся, со временем так будет.

Кому за решётку дорога

- Как вы прокомментируете утверждение, что ваша корпорация долгое время сознательно закрывала глаза на пиратство в России, чтобы продукты Microsoft без шума и пыли поселились в каждом компьютере?

- Категорически с этим не соглашусь. Microsoft всегда противодействовала пиратству, как встраивая дополнительные средства защиты в сами программные продукты, так и пропагандируя использование лицензионного ПО. Миллиарды долларов ежегодно тратятся в мире на разработку программ – несправедливо, что львиную долю прибыли получают те, кто не вкладывает почти ничего: просто копирует диски с украденной, по существу, информацией. Правильнее говорить о том, что российское государство долгое время не считало компьютерное пиратство проблемой, которая заслуживает внимания по сравнению с другими государственными приоритетами. Сначала у нас не было законов, потом – успешной правоприменительной практики. За последние несколько лет в этом отношении всё изменилось радикально в лучшую сторону.

- Предпринимает ли Microsoft собственные меры против расхитителей интеллектуальной собственности?

- Наши меры ориентированы, прежде всего, на распространителей и поставщиков ПО. С конечными потребителями активно не боремся. Мы видим сильную позицию государства по отношению к нарушителям прав на интеллектуальную собственность и считаем, что наша задача – не в том, чтобы все пользователи пиратской продукции сели в тюрьму, а в том, чтобы предложить им удобный и эффективный способ перехода на лицензионный софт. Значительная часть пользователей просто не знает, чем отличается пиратское и лицензионное ПО, какие преимущества есть у легальных программ. Мы будем это и дальше разъяснять. Тех же, на кого не действуют сугубо положительные аргументы, важно проинформировать о неотвратимости наказания за использование нелицензионного программного обеспечения. Каждая компания должна знать о юридическом риске, на который она идёт, решаясь использовать контрафакт.

- Сколько в нашей стране тех, кто за страсть к компьютерному воровству уже понёс наказание?

- Российское правосудие генерирует достаточное число вердиктов в защиту авторских прав. За два прошедших года по всей стране было вынесено более 120 обвинительных приговоров, по которым пиратские действия были наказаны как условными, так и реальными сроками, а также крупными штрафами. В июле 2008 года к колонии общего режима на год и четыре месяца был приговорён директор магазина в Москве, который продавал компакт-диски с нелицензионным программным обеспечением. В ноябре на два года и восемь месяцев в колонию был отправлен директор магазина в Ростове-на-Дону. Для тех, кто не уважает чужую интеллектуальную собственность, сотни дел заканчиваются выплатой штрафов, размер некоторых превышает 100 тысяч рублей.

- Насколько преувеличены слухи о том, что корпорация Microsoft содействует милиции в поимке преступников?

- Мы не обращаемся в правоохранительные органы с запросами типа: «А не проверить ли вам некую компанию?» Российская милиция имеет полное право и возможности установить соответствие действий каждой организации российским законам без соответствующего запроса с нашей стороны. В соответствии с российским законодательством, как правообладатель компания Microsoft выступает в качестве потерпевшего, обязанного, подобно свидетелю, давать показания следствию и суду, и гражданского истца на судебных процессах против распространителей пиратского ПО и юридических лиц, устанавливающих и использующих контрафактную продукцию. То есть, мы начинаем сотрудничать с правоохранительными органами только тогда, когда они обращаются к нам для корректного производства уже заведённых уголовных дел. Мы доверяем нашим клиентам, априори ни в чём никого не обвиняя. Да и какой смысл уличать и наказывать, если мы хотим перевести отношения с ними на долгосрочную основу? Для этого провокационные, а тем более карательные методы неприемлемы. А вот с производителями и распространителями нелицензионного ПО совершенно другая история: мы используем все доступные эффективные методы, в том числе и заявления в милицию, для активной борьбы с ними.

- Эффективно ли убеждать в том, что лицензионный софт – это хорошо, а пиратский – плохо?

- Эффективно общение с клиентами, их просвещение по отдельным вопросам. Мы объясняем пользователям, что, покупая нелицензионную копию, потребитель лишается права на техническую поддержку и обновления, что из-за пиратских копий «виснут» компьютеры, простаивает работа, так как такое ПО очень часто содержит скрытые дефекты, появившиеся в результате взлома, или вирусы, заботливо «упакованные» злоумышленниками.

- Но добровольно идти на такой риск помогает весомый аргумент: зато почти даром.

- Потому-то мы учим наших клиентов относиться к программному обеспечению как к одному из средств производства. Пока весь софт пиратский, он не находится на балансе предприятий - компьютеры по документам чистые. Как только что-то легально приобретается, ставится вопрос: как рассчитывается амортизация софта в соответствии с законом, как она отражается в отчётных документах? По заказу Microsoft и крупнейшего российского объединения поставщиков программного обеспечения НП ППП, в которое входит около 300 ведущих компаний, компания Ernst&Young разработала методические рекомендации по постановке лицензионного софта на бухгалтерский учёт. Бизнесу они очень пригодятся.

Другой инструмент эффективного перехода к лицензионному ПО – методология Software Asset Management (программа управления софтом как активом). Она позволяет компаниям наладить процесс постоянного отслеживания установленного программного обеспечения: какой софт работает, полностью ли он лицензирован, соответствуют ли купленные лицензии реально установленным программам. По данным международного исследования компании Forrester, внедрение методологии позволяет экономить в среднем 30% от стоимости лицензионного ПО.

«Крутой» софт – деньги на ветер

- Лицензионные программы стоят в разы дороже, чем их незаконные копии. Так почему бы Microsoft не снизить цены на свои продукты, чтобы сделать пиратство малорентабельным? Известно, например, что когда легальные копии компьютерных игр стали продавать в России по цене 150-200 рублей за диск, пираты закричали: «Караул!»…

- Логика подсказывает, что если лицензионное программное обеспечение будет стоить столько же, сколько сегодня стоит нелицензионное, пираты попросту потеряют смысл своей работы. Но надо понимать, что любой легальный производитель несёт несоизмеримо больше затрат. Только Microsoft каждый год тратит миллиарды долларов на исследования. Ни одна компания-производитель никогда не сможет конкурировать по ценам с теми, чьи расходы сводятся к примитивному копированию дисков.

Возвращаясь к примеру с компьютерными играми. Вскоре после пиратов «Караул!» закричали российские разработчики игр. Оказалось, что выпуск качественных игр для российского рынка экономически не оправдан: они элементарно не окупаются. Выхода осталось два: делать качественные игры, заточенные под продажи на Западе, в странах с низким уровнем пиратства и высокими ценами на игры, либо кормить отечественный рынок низкобюджетными низкокачественными поделками, рассчитанными на импульсную покупку и максимум пару запусков. Российским же игрокам осталось только расстраиваться, почему отечественная игровая индустрия в целом пребывает в таком плачевном состоянии и почему практически не выходит качественных игр, сделанных россиянами для россиян.

Посмотрите на международные исследования. Они показывают, что между ценами на программное обеспечение и уровнем компьютерного пиратства никакой связи нет. В некоторых странах – высокие цены на софт, но низкий уровень пиратства. В других – всё с точностью наоборот. Цены Microsoft в России, к примеру, чуть ниже, чем в других странах, однако воровство авторских продуктов преуспевает. Поэтому нужно говорить не о ценах, а в целом о доступности софта: есть ли оно в магазинах, насколько просто человеку его найти, как отличить нелегальный софт от лицензионного, какие схемы лицензирования существуют, насколько просто ПО установить и использовать.

По данным целого ряда маркетинговых исследований, текущие цены на наши продукты вполне адекватны потребностям российского рынка. Просто работает историческая традиция: софт не должен стоит ничего. Во всём мире компьютер покупается, чтобы запускать на нём определённый вид программного обеспечения. У нас же ПО покупается под компьютер, идёт к нему как бесплатное приложение. Ситуация перевёрнута с ног на голову.

- И всё-таки, реально ли сейчас, когда кризис хватает за горло даже самые успешные компании, наставить на переходе к лицензионному программному обеспечению? Малый бизнес и без того зажимают со всех сторон: многие предприятия балансируют на грани выживания.

- Мы чутко реагируем на ситуацию в России и понимаем, что из-за роста курса доллара продукция Microsoft стала менее доступна, особенно для малого бизнеса. Как бы ни было, тот, кто задался целью перейти на использование лицензионного ПО, всегда найдёт приемлемую схему и по ценам, и по правам его использования. Так, мы запустили программу, ориентированную на малый бизнес, у которого нет возможности для больших единовременных инвестиций. Малым предприятиям предлагаем производить платежи в рассрочку в течение трёх лет, приобрести право обладания программным продуктом не в бессрочное пользование, а в аренду. Схем для удешевления лицензий на самом деле немало. Всё зависит от конкретных продуктов, которые выбирает клиент.

Вообще, выбирая софт, важно преодолеть стереотип: чем «круче», профессиональнее программное обеспечение, тем лучше. Он рождён спецификой пиратского рынка, на котором все программы стоят одинаково. Но насколько целесообразно покупать самое «крутое»? Не лучше ли платить только за те программы, которые действительно необходимы в работе? Есть ведь очень высокотехнологичные предприятия, которым требуется дорогой профессиональный софт. А есть компании, где компьютер используют, чтобы раз в месяц посчитать зарплату. Это различный уровень ведения бизнеса, совершенно разный объём затрат на программное обеспечение. К тому же, мало кто задумывается, что более «крутые» версии требуют больших ресурсов, то есть элементарно медленно работают. К чему загружать систему? Зачем пускать деньги на ветер? Домашним пользователям тоже рекомендую подумать над этим. В конечном счёте, функция программного обеспечения – не усложнять жизнь и работу, а помогать справляться с задачами быстрее и эффективнее. А это в полной мере может гарантировать только лицензионный софт, кто бы ни был его производителем.

Николай Черняев для ИА «Чита.Ру»

Обсудить на форуме

НазадВперёд