НОВОСТИ
21 АВГУСТА
20 августа

Достаточность раскаяния – в Забайкальском крае продолжается борьба с коррупцией

В конце апреля пресс-служба краевой прокуратуры привычно отчиталась об антикоррупционной работе главного контролирующего органа. Но самой примечательной в первом квартале стала не статистика, а несколько приговоров по громким делам. И не столько даже приговоры, сколько их показательная мягкость.

По информации пресс-службы, за квартал в правоохранительные органы края поступило 53 сообщения о совершении преступлений коррупционной направленности, возбуждено 27 уголовных дел. Ради интереса можно сравнивать эту статистику со всем 2008 годом, когда было выявлено 368 преступлений коррупционной направленности, а судами рассмотрено 74 уголовных дела с вынесением обвинительных приговоров в отношении 83 подсудимых.

Много это или мало – 74 уголовных дела – знать может или господь бог, или очень осведомлённый аналитик. Вес этого числительного можно понять, только сравнив его с хотя бы приблизительным числом коррупционных деяний за тот же промежуток времени. А это, понятное дело, величины неизвестные.

В этой связи остаётся рассуждать о том, кому и сколько дали. Или не дали. В смысле - лет. Самыми громкими делами за прошедший год стали дела Рожкова, Михайлова и Бутрия. Первый – мэр Нерчинска – небезуспешно вымогал взятку за забор, второй - начальник отдела краевого Ростехнадзора – взятку, согласно служебному положению, требовал уже за экспертизы, а третий – глава Читинского района – совершал махинации с землёй.

Первых двух судили по одной статье – часть первая статьи 290 УК РФ «Получение взятки». Наказывают по ней за «получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе».

Наказываются эти неблаговидные деяния так: «Штрафом в размере от 100 до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного года до трёх лет либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до трёх лет». Иначе говоря, нижней планкой наказания могли стать 100 тысяч рублей, высшей планкой – пять лет лишения свободы.

Рожков был признан виновным в получении взятки в размере 50 тысяч рублей. Суд назначил ему наказание в виде штрафа в сумме 200 тысяч рублей, учтя раскаяние и тот факт, что он уволился с работы.

Через неделю Центральный районный суд признал виновным Михайлова. Последний, являясь начальником отдела по надзору за взрывоопасными и химически опасными производствами и объектами Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Забайкальскому краю, за прохождение и рассмотрение в кратчайшие сроки заключений экспертиз промышленной безопасности, выполненных ООО «Забтехсервис», получил от директора одного из предприятий взятку в размере 37 тысяч рублей. Чиновника приговорили к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении с лишением права занимать определённые должности сроком на год.

Бутрия судили по двум статьям - часть 1 статьи 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» и статье 292 УК РФ «Служебный подлог». Наказание по 286-й статье – штраф до 80 тысяч рублей, либо лишение права занимать определённые должности до пяти лет, либо арест, либо лишение свободы на срок до четырёх лет. По 292-й можно получить два года лишения свободы.

Бутрию дали год лишения свободы и назначили штраф в 50 тысяч рублей. Кроме этого, ему запрещено несколько лет занимать руководящие должности в органах власти. До места отбывания наказания в колонию Карымского района Бутрий должен будет проследовать самостоятельно, срок начнёт исчисляться с момента прибытия. Раскаялся ли Бутрий в содеянном, в пресс-релизах прокуратуры не сообщалось, а судебные процессы если и были открытыми, то журналистов на них всё равно не было.

По всем трём делам приговоры до сих пор не вступили в силу. Бутрий, не согласившись с приговором, подал жалобу. В делах Рожкова и Михайлова прокуратура обнаружила процессуальные нарушения и обжаловала приговоры.

Насколько соответствуют сроки наказания вине каждого из трёх не наших героев – сказать сложно: всё субъективно. Руководитель администрации губернатора, а в недавнем прошлом – зампрокурора края, Геннадий Чупин дал оценку 200-тысячному штрафу Рожкова на пресс-конференции. Куратор антикоррупционной работы в краевом правительстве назвал наказание справедливым в том плане, что Рожков с работы уволен, и работать в таких структурах никогда не будет. Так-то оно так, но ради чего тогда в уголовном кодексе прописаны более суровые наказания? Мягкие приговоры как-то контрастируют с общегосударственной истерикой по поводу борьбы с коррупцией. Ведь пять лет колонии за взятку – это одно, а 200 тысяч рублей – это совсем другое. Мягкими наказаниями районные суды во многом дискредитируют антикоррупционную работу государственной машины, которую в народе по-прежнему в половине случаев называют борьбой пчёл против мёда.

Ещё один момент – открытость работы правоохранительных органов, прокуратуры, судов, которые пропускают через себя коррупционеров. Демонстрация разоблачения. Жестокость реальности. Что-то я до сих пор не видел по региональным каналам оперативных съёмок задержания. Где стыд в глазах подозреваемых и подсудимых? Где скрежет наручников? Хруст хлопающих решёток СИЗО? Неприступные лица конвоиров? Опущенные головы в зале суда? Слова раскаяния? Читающий приговор судья?

Понятно, что брат-журналист ленив, а судебные заседания никто не закрывал. И если настоять и позвонить раз двадцать, то можно попасть на заседание, выпросить оперативную съёмку и попробовать взять комментарий у подсудимого. При всём при этом, с трудом узнав дату рассмотрения дела Бутрия в Читинском районном суде, журналисты ИА «Чита.Ру» по телефону полдня ни от кого не могли добиться, какое же наказание определил ему суд.

Если государство самостоятельно чуть ли не каждый день рассказывает из-за лакированных трибун о том, что весь мир встал войной против коррупции, то нельзя ли выделить в этих военных расходах строчку под пропаганду неотвратимости наказания? Да и выделять-то ничего не надо – пресс-службы в нужных структурах созданы и работают.

А пока остаётся так как остаётся – коррупционеров чуть ли не скрывают от общественности, оберегают от камер и ласково сажают в колонии-поселения. Не дай бог кто-нибудь увидит лицо и ткнёт потом на улице пальцем…

А ведь как бы жестоко это ни звучало и ни выглядело, но именно такие публичные порки являются едва ли не лучшей профилактикой. Ведь если потенциальный коррупционер увидит по телевизору те самые опущенные головы, наручники и камеры в СИЗО, то он десять раз подумает – брать или не брать. А пока он знает лишь то, что за взятку в 50 тысяч рублей, которые многие люди зарабатывают за полгода честного труда, нынче можно отделаться штрафом в 200 тысяч рублей. Стоит только вовремя уволиться. И раскаяться.

Обсудить на форуме