НОВОСТИ
19 ФЕВРАЛЯ
18 февраля
17 февраля
16 февраля

Ходить нельзя танцевать

22 мая состоялась встреча главы краевого Попечительского совета Забайкальского края Анатолия Романова с артистами студии «Аквамарин», которая работает при центре медико-социальной реабилитации инвалидов «Росток». Им нужна финансовая помощь для подготовки новых эстрадных номеров. С этим, по словам Анатолия Романова, никаких вопросов не возникнет. Жаль, что с остальными проблемами справиться будет труднее.

У Иры Кузьменко тонкое мечтательное лицо и серьёзный, немного грустный взгляд. Она учится на четвёртом курсе Читинского государственного университета на программиста. Учится заочно, но хорошо. С 1 июня у неё сессия. Экзамены принимают на четвёртом этаже. Ира радуется, что в группе много парней – они поднимают её по лестнице на руках. В девять лет после операции на сердце у Иры отказали ноги.

Круглолицая Надя Шайдулина - женщина весёлая, яркая и сразу видно, что с характером. У неё есть сын и нет высшего образования. На шестом курсе за несколько месяцев до выпускных экзаменов и защиты диплома Надя попала под поезд. Когда оклемалась и хотела закончить курс, ей сказали, что надо выбирать какую-то другую специальность. Что за инженер-теплоэнергетик без ног?

Красивая и энергичная Света Рахлецова в 1997 году закончила Читинскую медицинскую академию. До аварии, лишившей её возможности ходить, работала в поликлинике на КСК врачом-педиатром. Теперь она домохозяйка. Задача нелёгкая, особенно когда в доме трое мужиков: муж, сын и племянник.

Если вы думаете, что этих трех женщин объединяет то, что они инвалиды-колясочники первой группы, то вы тяжко заблуждаетесь. Света, Надя и Ира – танцовщицы и жонглёрки. Артистки единственной в России эстрадно-цирковой студии «Аквамарин». Лауреаты фестиваля творчества «Хрустальные ступени» в 2008 и 2009 годах, обладатели Гран-при конкурса «Слабо?»

Светлана была первой. После аварии подруга-врач предложила ей реабилитацию в центре медико-социальной реабилитации инвалидов «Росток». «Лариса Петровна Манжалова, директор центра, тогда как раз только из Питера вернулась, - рассказывает Света. – Она там увидела танцы на колясках и загорелась. Предложила мне – будешь заниматься? Ну, я согласилась. Потом ко мне присоединилась Ира. Надя пришла позже всех». «Да, - смеётся Надежда, - я тут самый юный циркач!»

Региональное отделение Всероссийского общества инвалидов выделило им три спортивных коляски. Но танцами дело не ограничилось. Света улыбается, вспоминая: «В центре работал тогда парень Дима, Дмитрий Петрович. Молодой совсем, закончил эстрадно-цирковое училище. Предложил хореографию совместить с цирковыми трюками. Мы несколько обалдели, но быстро согласились».

Опыта не было, конечно, никакого. Ну, в самом деле: врач, который крутит на бамбуковом шесте тарелочку, или инженер, жонглирующий тремя шарами! Но училась активная троица быстро. Первое выступление эстрадно-цирковой студии «Аквамарин» состоялось в 2006 году. Зрители были в восторге от того, как девушки управлялись с шарами и гимнастическими лентами, как балансировали с подсвечниками на голове, как выписывали колесами на сцене танцевальные па. Во втором номере, который они поставили, трюки были уже посложнее – с веерами, обручами и тарелками на палочках. Костюмы шили сами. Реквизит тоже делали сами: мячи-погремушки из риса и шаров для бассейна, яркие обручи, обмотанные глянцевой цветной бумагой, покрашенные в разные цвета алюминиевые тарелочки…

«Мы же мозговой центр! – с удовольствием говорит Надежда. - Мы же со Светой с утра перезваниваемся, рассказываем, какие новые штуки придумали для номеров. Потом Иришка подключается. Мы и других звали, да никто не хочет. Все ленятся, особенно мужчины – засядут дома и сидят, тоскуют. А нам так неинтересно!»

В 2008 году Светлана, Надежда и Ирина получили гран-при Фестиваля творчества для людей с ограниченными возможностями «Хрустальные ступени», в 2009 году стали лауреатами. Они принимали участие во всех мероприятиях Всероссийского общества инвалидов, и всегда с неизменным успехом. Доказательство тому – кипа всевозможных грамот и дипломов. Но девушки хотят большего. Сейчас их цель – выйти на российский уровень, приняв участие в фестивале «Филантроп», который пройдет в 2010 году в Москве. Тем более что шансы на победу есть. «Мы смотрели в интернете – таких, как мы, нет в России, - говорит Ира. – То есть никто не сочетает танцы на колясках с цирковыми номерами. Даже в мире никто так не делает».

Для «Филантропа» надо пять номеров. Три у «Аквамарина» есть. На ещё два нужны костюмы, булавы, кольца, диабло (большая цирковая катушка), электропоинг (трубка со светящимися шарами на концах). Разучить новые танцевальные движения, добавить элементы иллюзии… Шанс на победу есть точно! Чего нет пока – так это денег, чтоб купить реквизит в интернет-магазине.

Центр «Росток» денег дать не может, потому что платных услуг инвалидам не оказывает. «Мы же, как карпишки, всех в центре достали. За Ларисой Петровной несколько дней паровозиком ездили, покоя не давали, чтоб сказала, что и как делать, к кому обратиться. Она и сдалась в итоге», - Надя показывает письмо председателю Законодательного cобрания и по совместительству председателю Попечительского совета края Анатолию Романову. Девушки просят его помочь: выделить на всё про всё - 30 тысяч рублей.

Помощь эту они, конечно, получат. Не такие уж великие деньги требуются для того, чтобы Света, Ира и Надя смогли на сцене показать, на что они способны. А вот показать, какой, например, хороший врач Светлана Рахлецова – это посложнее будет. Этот же вопрос заботит Иру, которая через год получит диплом и… что? Трудоустройство инвалидов было более-менее налажено только в советское время. А сейчас квоты прописаны в федеральном и краевом законах – но не исполняются. Света вздыхает: «Я бы пошла работать даже не потому, что пенсия маленькая. Просто надо же самореализоваться! Если я врач, могу лечить людей, почему бы меня не взять в ту поликлинику, которая рядом с моим домом? Но не берут. И потом – как бы я попала-то в свой кабинет, если в поликлинике нет ни пандусов, ни подъёмников?»

О безбарьерной среде, о полной интеграции инвалидов в общество много говорится, да мало делается. Надя, например, давным-давно живёт в доме на КСК, но сравнительно недавно добилась того, чтобы в их доме наконец разобрали кирпичную кладку у шахты лифта. Теперь кабина ходит, но очень бы хотелось, чтоб кто-нибудь озаботился перестелить пол в подъезде: колёса коляски застревают в щелях. Ну и, конечно, никакого пандуса там нет, а въехать на площадку первого этажа по лестнице под силу только мужчине, и то не всякому. Добраться Надежде до центра «Росток» с КСК – тоже проблема. Специально оборудованных автобусов в Чите всего два. Хорошо, что центр своих подопечных до места доставляет. Потому что в такси пришлось бы отдать 200 рублей за поездку и ещё 50 – за коляску. А денег лишних нет: на небольшую пенсию надо жить самой и растить сына.

«От соцпакета мы все давно отказались – одна беготня и маета с этими лекарствами, а как тут побегаешь? За коммунальные услуги раньше льгота была 50%, теперь монетизировали, вместо неё дают 325 рублей и все дела!» - в голосе Нади ни возмущения, ни злости - просто констатация факта. А Ира тихо замечает: «Эта проблема всех пенсионеров в России». И интересуется: как обстоят дела с социальным жильём для инвалидов? Есть ли какая-то программа, по которой бы во всех жилых домах делали хотя бы пандусы, чтоб колясочники не сидели дома круглый год и могли добраться к врачу, в магазин или просто погулять? И правда ли, что, если Ире всё же удастся устроиться на работу, с неё снимут первую группу инвалидности, потому что государство не намерено переплачивать, если человек может работать?

Евгения Терентьева

Обсудить на форуме