НОВОСТИ
15 АВГУСТА
13 августа

Степан Жиряков: «Я сделан в СССР»

22 мая после голосования членов регионального политсовета партии «Единая Россия» Николая Гантимурова на посту главного регионального единоросса сменил руководитель представительства компании «Руссдрагмет», заместитель председателя комитета по бюджетной и налоговой политике регионального Заксобрания Степан Жиряков:

- Я всегда работал на производстве, не был партийным работником и никогда не думал, что жизнь качнётся в эту сторону. Но мнение, что я справлюсь, сложилось в президиуме нашего политсовета, членов политсовета, в правительстве края, у губернатора, и после всевозможных дискуссий и обсуждений я согласился. Я сделан в СССР, где все мы были «солдатами» партии. Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть!

Нам нужны активные штыки

- В районах масса учителей, врачей, вступивших в «Единую Россию» в начале двухтысячных, в том числе и ради помощи в решении проблем с невыплатой зарплаты. Нужны ли партии члены, у которых просто есть партийный билет?

- Да, об этой проблеме говорит и наш Генсовет. Конечно, нам нужны активные штыки, а не балласт, но мы не имеем морального права спрашивать, зачем вы вступили, и тем более, требовать, чтобы они сдали билет и ушли. Вступили - значит, были на то основания. Надо с ними работать, вести агитационно-пропагандистскую работу, чтобы была польза не только для них, но и для общества. Плюс – не закончена работа по объединению с Аграрной партией. Пока в «Единую Россию» вошла примерно треть бывших членов Аграрной партии. Те, кто находился в возрасте, честно сказали: какой толк от нас будет в «Единой России»? Кто-то ещё до сих пор не определился, насколько это для них будет важно и полезно. А с кем-то ещё и не проводилось нужной работы.

- Сколько процентов людей, по вашему мнению, приходит на митинги «Единой России» по собственному желанию?

- Это интересный вопрос. А почему вы думаете, что у них нет собственного желания?

- Ни для кого не секрет, что часто это веление руководства…

- Ну, это как понимать приглашение или предложение. А если даже в какой-то форме и веление, то ведь его можно исполнять или не исполнять. Если они исполняют, значит, у них есть какое-то желание прийти. Я никогда не поверю, что в наше время можно запугать человека тем, что не явишься на митинг – мы тебя уволим. На стороне работников сейчас мощные рычаги - прокуратура и суд. Это явное преувеличение. Люди идут с удовольствием, особенно если хорошая погода – почему бы не пойти и не пообщаться.

Самое большое озеро в мире – Линёво

- Спикер Заксобрания и ваш предшественник Анатолий Романов считает, что в Забайкалье следует срочно внедрять и развивать производство социальной рекламы, направленной, в том числе, и на профилактику пьянства. Как вы думаете, насколько действенно бороться только пропагандой?

- Я один из инициаторов этих мероприятий. Бороться пропагандой можно действенно, если пропаганда правильная. Она должна быть как выстрел – короткой и убойной! Вот как на столбе написано: «Не влезай – убьёт!» И никто не лезет. Это ведь действует. Такие лозунги были и во время войны на фронте: «Перед тобой враг – убей его», «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами». Вот, за окном, общежитие пединститута - иной раз смотреть страшно, как девчонки совсем молоденькие, 17-18 лет, разгуливают с пивом и сигаретой у общежития. Может быть, они станут задумываться, что не зря об этом говорят?

Конечно, как нельзя остановить убийцу одними угрозами пожизненного заключения, так же нельзя остановить алкоголизм одной пропагандой. Я уверен, что нужны и другие действенные меры, вплоть до принудительных. В СССР были ЛТП - лечебно-трудовые профилактории. Как раньше говорили? Самое большое озеро в мире - Линёво озеро, два года можно в нём плавать. Польза была? Была. К тому же и бомжей на улицах и около мусорных ящиков не было, их тоже там собирали и приводили в человеческое обличье. Если вспомнить антиалкогольную кампанию Горбачёва - я не буду говорить о вырубленных виноградниках - в год это спасало примерно полтора миллиона мужиков. Статистика доказала увеличение продолжительности жизни у мужчин и резкое уменьшение смертности от суицидов, убийств на почве пьянства, пьяных ДТП. А ещё и рост рождаемости был какой! Сейчас алкоголь для России – биологическое оружие массового уничтожения. И это не преувеличение. Смотрите статистику.

- Почему тогда в Госдуме два года не принимают во втором чтении закон о госмонополии на алкогольную продукцию?

- Да, это имеет место быть. К сожалению, на всех уровнях, в том числе, и у нас в регионе, пока господствует мнение, что это зажим предпринимательства, что у нас свободный рынок. А любой человек свободен и может сам делать выбор, почти гамлетовский, - пить или не пить! Вот на этой демагогии лоббисты свободной торговли и потребления алкогольной продукции пока успешно противостоят всем усилиям навести должный порядок в этом вопросе.

- А что важнее?

- По мне – важнее здоровая нация.

Есенина и Лермонтова – детям

- Нет ли, по-вашему, лишней патетики в работе «Единой России»? Планы Путина, национальные проекты, ещё какие-то точечные идеи Кремля? Может быть, без них можно работать более системно, в том числе, и на региональном уровне?

- Не будет патетики – не будет и хорошей пропаганды. «Наше дело правое» – в чём-то тоже патетика.

- Но тогда была война?

- А сейчас до сих пор идёт становление общества. Вы думаете, мы до конца построили своё государство? Нет, конечно. И, в общем-то, до сих пор Россия не всем нравится. Даже в новом виде. Определённая аллергия за рубежом у политиков на нашу страну особенно проявилась после того, как Ельцин передал бразды правления. А события в мире, которые перечёркивают все наши заслуги и победы? Тот же самый подход к итогам второй мировой войны? Отношение на Украине к нацистам, бандеровцам? Отчётливо видны и некоторые формы так называемой «холодной войны», насаждения антироссийских настроений в наших бывших братских республиках. Как тут обойтись без патетики? Патриотизма? Мы же в лихие девяностые напрочь потеряли такое понятие как патриотизм.

- Как возвращать?

- А вот той же патетикой, как вы говорите. Капля камень точит.

- Может, вместо патетики, школьные учебники как-нибудь по-другому писать?

- Безусловно. И не только по истории. Дети совершенно забыли таких русских поэтов, как Есенин и Лермонтов, и, если заставишь прочитать, искренне удивляются, что есть такие книги. К тому же, в условиях, когда есть каналы типа ТНТ, патетика не может быть лишней.

«Чтоб дурь была видна»

- Не мешает ли работать в Заксобрании отсутствие политических соперников?

- А они есть. Александр Михайлов («Справедливая Россия») – яркий трибун и оратор. Не менее сильный соперник с огромным жизненным опытом, опытом партийной работы – Сутурин Сергей (КПРФ).

- И что дискуссия душится на корню, вы не считаете?

- Абсолютно нет. Парламент вообще – место для дискуссий. Трибуна предоставляется всем, микрофон никому не выключают. Мне помнится выражение Петра Первого: «Пусть каждый говорит, чтоб дурь его была видна». Надо, чтобы все слышали, что говорят наши оппоненты.

- Что вы думаете про просроченные обещания прилетавших в 2007 году единороссов Трутнева и Нургалиева, которые обещали внести в Уголовный кодекс поправки, предусматривающие серьёзную ответственность за рубку леса?

- Нельзя говорить, что обещания совсем просрочены, меры приняты серьёзные по упорядочению работ в лесу, есть результаты и на нашем региональном уровне. А с 1 января будут другие пошлины на вывоз кругляка, это будет сильным тормозом.

- Но это же не поправки в УК?

- Это не так просто - министры ведь не законодатели. К тому же у оппонентов возникают вопросы о правах человека, а это очень тонкая грань. Взять мораторий на смертную казнь. Я – честно - за то, чтобы была смертная казнь. Вот в своё время Жуков ввёл почти военное положение в Одессе, провёл войсковую операцию, истребил всех бандитов, о чём снят фильм «Ликвидация» - и до сих пор Одесса свободна от бандитизма. Конечно, нельзя перебарщивать, и, как в Китае, рубить руки за украденный кошелёк. Но те же маньяки... Ведь мораторий на смертную казнь приняли даже без референдума. Просто потому, что Запад нас тогда попросил на них равняться. Я считаю, что надо было проводить референдум. Мы с вами налогоплательщики. Все, включая тех, у кого маньяками убиты дети. А они вынуждены содержать за свой счёт убийцу своих близких. Их никто не спрашивал. Но это неправильно.

Хребет финансового кризиса

- В результате реструктуризации политсовета у вас появилось семь заместителей – не становится ли это возвращением к КПСС?

- Известный афоризмен Виктор Черномырдин когда-то сказал: «Как партию ни строй – в России всё равно КПСС получится». Могу сказать, что та структура, которая была в КПСС, выверена годами, проверена жизнью, в том числе и войной, и миром. Поэтому я не вижу ничего плохого в том, что какой-то опыт партийного строительства применять в работе. Наоборот, сказал бы, что многое, что делалось в своё время и партией, и комсомолом, незаслуженно забыто и отвергнуто. Я родом из КПСС и не скрываю этого, а то, что КПРФ – это не КПСС, это всем, наверное, очевидно. Это не та партия, в которую вступали мои мама и папа, и в которой был я.

- Какие задачи, в первую очередь, сейчас стоят перед отделением «Единой России»?

- Архиважной задачей, конечно, является минимизация кризисных явлений в крае. Такую программу разрабатывает правительство края, и всё новые и новые меры будут появляться и дополняться, ведь кризис не стоит на месте. И наша фракция готова оперативно законодательно поддерживать и закреплять все антикризисные меры. Я уверен, что мы ещё не полностью осознали, что такое кризис. И страна, и регион, держась за счёт остатков всех резервных фондов, даже не входят, а пока ещё только вползают в него.

И хотелось бы, чтобы все поняли – кризис не только для одной «Единой России», он для всех, и бороться с его явлениями должны все. Именно поэтому президент Медведев сейчас встречается со всеми партиями, они предлагают свои пути решения проблем, конкретные программы антикризисных мероприятий. Сейчас важно устранить раздрай между партиями. Как большинство земляков, я родился в Забайкалье и вырос здесь, и для меня главное, чтобы все партии имели одну общую цель. Все мы забайкальцы, и партия сейчас должна быть одна – партия забайкальцев. Можно иметь разные подходы, разные политические взгляды, давать разные оценки событиям, но суть должна быть одна – все мы забайкальцы, и живём мы все на этой земле. И надо работать, действовать, добиваться результата, а не красоваться, критикуя, протестуя и отвергая всё и вся.

Кризис-то мы всё равно победим. Я вспоминаю партийное собрание периода, когда я работал на ЗабГОКе и были сложности с выполнением плана … У нас был такой член партии Михаил Путинцев, фронтовик, прошёл всю войну с 41-го по 45-ый. После длинных речей и призывов выполнить план вышел он и просто сказал: «Товарищи! Мужики! Если мы сломали хребет фашистскому зверю в его логове, ну неужели мы план не выполним?» Так и здесь - неужели мы, потомки и наследники поколения победителей, не сломаем хребет этому финансовому кризису?

Хотя, по-моему, мы немножко лицемерим, когда называем кризис финансовым. Ведь он уже не финансовый, а самый настоящий социально-экономический. Финансовые кризисы в основном касаются банков, финансовых структур, вспомните скоротечный кризис 1998 года, а этот – всех нас. И вот против него надо работать, а не ходить на митинги критиковать Путина, шуметь, что у власти антинародное правительство. От этого же мало что изменится. И большинство людей это понимают – на первомайский митинг КПРФ пришло поддержать человек 300, ну, может, 500, не более, а «Единую Россию» – 8-10 тысяч. А 10 тысяч не загонишь на митинг обещаниями уволить.

Юго-востоку – быть

- Как сказал Кудрин: «Если Америка чихнёт, то весь мир кашляет». Вот и чихнула. Кроме того, мы зависим и от Китая, от его экономики, роста, потребностей – это сейчас та фабрика, которая поглощает всё и всё перерабатывает. Весь мир зависит от Китая. Мы, к сожалению, настолько глубоко интегрировали в мировое сообщество, что во многом зависим от него. Корейцам вот хорошо, я имею в виду Северную Корею – они отгородились от всего мира, на чашку риса согласны и больше им не надо. Мы всё-таки уже успели в последнее время неплохо пожить. Жизнь явно улучшилась, и наблюдалась тенденция к улучшению. Но вот ошибки в экономике и финансовой политики наших крупных экономистов, промышленников. Брали, к примеру, займы на западе, вместо того, чтобы привлекать в страну инвесторов.

- Так ли легко привлечь инвесторов в Забайкальский край?

- Можно. Пришёл же в край «Норильский никель».

- И, вы думаете, не уйдёт, несмотря на кризис?

- Да куда он уйдёт. Это теперь уже правительственное решение. За ним контроль государства, ведь уже вложены его финансы. Уйдёт – и появятся ещё сидельцы рядом с Ходорковским. Или в Лондоне добавится фамилий. Другого здесь, когда во все эти проекты по-крупному втянуто правительство, не дано.

- То есть, вы думаете, что юго-востоку быть?

- Быть. Больной вопрос, конечно, когда. Но то, что быть - однозначно. Мы, по крайней мере, свой Новоширокинский рудник планируем запустить в ноябре-декабре. И будет первое предприятие на юго-востоке. Если, конечно, цены на цинк и свинец не упадут до совсем катастрофичных. Здесь мы опять, к сожалению, оглядываемся на Китай и Америку – их экономика, в первую очередь, диктует цены на металлы.

- Не кажется ли вам утопичным лозунг «Единой России»: «Мы отвечаем за всё в регионе»?

- Я бы не сказал «утопичным» – скорее, он может быть ближе к самоубийственному. Мы ведь сейчас реально отвечаем за всё. Я не буду говорить о руководстве страны – и так всем ясно, кто есть кто. Про наш край скажу: губернатор, хоть и не является членом партии, но из всех партий наиболее близок к нашей. В Заксобрании 39 депутатов из 50 – единороссы. Многие министры и чиновники в правительстве края - тоже члены «Единой России» или её сторонники. Если раньше говорили, что мы партия большинства в том же Заксобрании, то теперь сформировано абсолютное большинство. И мы должны за всё отвечать. Может быть, мы чересчур много на себя взяли, но это не утопия. Повышенные обязательства - это хорошо. Это честно и правдиво - говорить людям, что мы отвечаем за всё, не сваливая на кризис.

- И это не патетика?

- Это реальность. Повторюсь - это наша обязанность, наша ответственность. И я очень надеюсь, что когда кризис закончится, в памяти людей останутся не митинги протеста, не критика наших оппонентов, а действия нашей партии, правительств страны и края по минимизации последствий кризиса, выхода из него, и люди, которые это делали и сделали.

Обсудить на форуме