ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

ПОДРОБНОСТИЧИТЫ И ЗАБАЙКАЛЬСКОГО КРАЯ

 

Детсад, которого как бы нет

Чита

24 июня в суде Железнодорожного района состоялось заседание по делу о первом семейном детском саде в Забайкальском крае. Ответчиком проходит Алина Иванова, руководитель детсада без лицензии, одна из учредителей общественной организации «Растём вместе». После того, как были допрошены некоторые свидетели и заявлены все ходатайства, основную часть судебного разбирательства перенесли на 20 июля. В качестве зрителя на заседании присутствовала первый заместитель председателя городского комитета образования Марина Секержитская.

«Другая тётя? А где ляля?» - требовательно спросили меня в этой трёхкомнатной квартире по адресу Карла Маркса 12, 36. Двухлетняя Танюшка, как и ещё девять малышей, приходящих по утрам в детский сад, которого как бы нет, привыкла, что тёти здесь появляются с лялями. Правда, в последнее время тёти появляются другие, и, в основном, с претензиями.

Всё было впервые и вновь

Домашний детский сад, которого как бы нет, придумался группой родителей весной прошлого года. Чтобы при помощи ипотечного кредитования купить квартиру, семья главного организатора Алины Ивановой, в которой растёт строгая Танюшка, продала машину. Разрисовывали безопасными красками стены, лобзиком выпиливали детскую горку кандидаты психологических и экономических наук - родители. Ставили дверь с электронным замком, находили воспитателей, покупали игрушки - родители. Для своих детей, места которым в муниципальных детских садах не нашлось. Очереди в детский садик в городе ждут восемь тысяч детей в возрасте до семи лет.

Взрослых, которые против, в этой истории, наверное, больше детей, которые счастливы. По старой доброй городской традиции, упёршиеся взрослые говорят, что заботятся о детском счастье. Так было и есть с лежачими полицейскими. Так есть и, судя по всему, ещё долго будет с домашними детскими садами.

Марина Секержитская - первый зам председателя городского комитета образования. Именно к ней пришла Алина Иванова с идеей создания домашнего детского сада. Сначала, рассказывает Алина, Марина Анатольевна встретила её с радостью: «Вот, замечательная идея, наконец-то появились такие родители, которые не ходят - не ноют. Ура, давайте. Идите в отдел лицензирования».

На этом радости кончились, и началось хождение по инстанциям. Заключение Роспотребнадзора получить не удалось потому, что, по словам специалистов, такой услуги - домашний детский сад - нет в принципе, и требования к ней не разработаны. Отношение в Красноярск за подписью руководителя Роспотребнадзора по Забайкальскому краю Пинтусова ушло весной 2008 года. Из Красноярска не пришло ничего.

Кроме заключения Роспотребнадзора на основании того положения, которое ещё не разработано, для получения лицензии необходимо заключение Госпожнадзора. По его требованию в помещении, предназначенном для детского сада, должен быть запасный выход. Даже если бы Ивановы продали две машины, благоустроенную квартиру с запасным выходом они бы не купили. На фоне этих двух пунктов требование зарегистрироваться как юридическое лицо казалось мелочью.

На них обратили внимание после сюжета на телеканале «Альтес». В том числе, и прокуратура. Алина уже и не говорит о том, что Секержитская после выхода в свет сюжета не позвонила, чтобы решить уже вроде бы решённый вопрос об организации семейного детского сада. Для этого Алине было необходимо устроиться в ближайший детский сад на должность воспитателя, числиться там в штате, принять к себе ещё нескольких детей, и водить детей в группу на занятия, на прогулки, на утренники. Но для этого положение о создании садов такого типа в Чите должна утвердить гордума.

Пока гулять в ближайшем детском саду N117, находящемся тут же, у дома по Карла Маркса, 12, нельзя. Заведующая не разрешает потому, что не разрешает Марина Анатольевна. Которая: «Ура, давайте». «Когда вышел сюжет, - рассказывает Алина, - она не позвонила, а я, обратившись через две-три недели, получила ответ: «Если бы не ваш сюжет - всё бы решалось».

«Мы не можем ждать - у нас растут дети»

А так не решается ничего. «Уважаемая Алина Леонидовна! Сама жизнь в связи с нехваткой детских дошкольных учреждений в Чите подсказывает необходимость развития альтернативной сети дошкольных учреждений. Но проблема касается самого дорого - воспитания наших детей. Скоропалительно - захотел, да открыл - здесь действовать нельзя. Вопрос пока на стадии разработки проекта соответствующего Положения. Это поручено проректору по науке ЗабГГПУ Маргарите Ивановне Гомбоевой», - отвечает Алине спикер гордумы Зенков.

«Мы не можем ждать - у нас растут дети», - отзываются родители.

«На сегодняшний день в Чите отсутствуют официально зарегистрированные частные детские сады. Не так много практики и в других городах страны. Думаю, что это связано с тем, что, по расчётам специалистов, родительская плата в месяц в таких учреждениях составит примерно 7-8 тысяч рублей в месяц. Согласитесь, что способность населения оплачивать услуги частного детского сада крайне не велика», - отвечает ещё одной инициативной маме Анастасии министр образования края Константин Карасёв.

Плата за детский садик, который официально не зарегистрирован, действительно составляет семь с половиной тысяч рублей в месяц. Почему выводы о платёжеспособности делает Карасёв, а не родители – непонятно.

«Это называется фонд «Квартира», - объясняет Алина. - Из фонда «Квартира» 40% ежемесячно выгребается на ипотеку, 40 - выплачивается заработной платой, на остальное приобретается всё необходимое для работы с детьми». В месяц на существование сада необходимо 75 тысяч рублей.

«Я бы побоялся отдавать своего ребёнка в сомнительные детские сады. Что же касается лицензии, то получить её возможно. Необходимо получить перечень необходимых документов для прохождения этой процедуры в отделе лицензировании, государственной аккредитации Министерства образования, науки и молодежной политики Забайкальского края (ул. Ленина, 27 А)», - так заканчивается ответ Карасёва. И замыкается круг: необходимые документы - это заключение Роспотребнадзора на основании положения, которое ещё не разработано, заключение Госпожнадзора о запасном выходе.

Запретное слово «садик»

История, в которой дети знакомятся с прокуратурой, приключилась после того, как два ребёнка, посещающие сад, попали к инфекционисту.

«Тогда, после вспышки сальмонеллеза в садах, обследовали всех. Мы одну девочку с расстройством желудка отправили, ей выписали препараты, а у мальчика после ангины открылась рвота, его на сутки госпитализировали, потом сразу выписали. Но тем не менее факт был. Роспотребнадзор, конечно, обязан среагировать», - объясняет Алина Иванова.

Сначала, правда, проверили сад эпидемиологи - никаких нарушений не обнаружили и вообще спросили, как можно устроить в него ребёнка. Потом в Роспотребнадзор поступила бумага из краевого министерства здравоохранения, и раздался телефонный звонок:

- Нам нужно к вам приехать.

- Приезжайте.

- Но мы не имеем права, потому что вы не муниципальное учреждение.

- Ну не приезжайте.

Алина, смеясь, рассказывает, что после этого специалисты предложили ей оформить заявку и оплатить исследования, и она отказалась: «Я знаю, что у меня нет кишечной палочки, тут мой ребёнок, моя личная заинтересованность».

Тогда Роспотребнадзор пришёл с прокуратурой: «Они извинились, что помешали, сорвав занятия, были вежливы, чего не скажешь о женщине из прокуратуры. Та разговаривала по-хамски, довела нашу Женю - помощника воспитателя до слёз. Как говорится, из серии «Да я, да я таких как ты, да перед тобой помощник прокурора!» Я потом уже говорю: «Жень, отчего ты не ответила, что перед ней помощник воспитателя?»

Помощник прокурора Веденчук Ольга Николаевна, по словам Алины Ивановой, не показала документы, не представилась, предложила подписать протокол «с моих слов записано верно». «Я читаю, говорю: «Ну, 22 орфографических ошибки, я подписывать не буду, тут передёрнуты мои слова», - рассказывает Алина.

Не нравится прокуратуре и слово «садик». На суде, по словам участников заседания, возникали вопросы типа:

- Куда вы отводите своего ребенка?

- Ну, мы называем это садик, не скажу же я, что веду ребенка в родительское сообщество.

- Так значит вы – ДОУ!

- Родителям удобнее так называть нашу квартиру.

- А почему они не называют по-другому? Вы не имеете права так называться, а раз называетесь, значит, обязана быть лицензия.

«Мы маленькие дети, нам хочется гулять!»

На самом деле, для детского садика существенны не столько проблемы с судебными разбирательствами, сколько отсутствие места для прогулок.

Сейчас воспитатели – по две ладошки в больших ладонях – водят детей гулять в парк. Под окнами – детский садик №117. «Организовать прогулки для детей Вашего домашнего детского сада на территории муниципального дошкольного образовательного учреждения не представляется возможным, так как земельный участок рассчитан на количество детей, посещающих только этот детский сад», - считает министр образования края.

Детсаду предлагалось рассмотреть условия аренды участка, помочь строительными материалами, сделать своими силами часть ремонта – нет. Воспитатели, раньше работавшие в детсаду, утверждают, что ранее альтернативные формы работы с неорганизованными детьми существовали: «Подходила заведующая - вот этот ребёнок будет играть с вами».

«Там есть площадка, которая пустует, - считают родители, которые ходят там ежедневно, - почему дворовые собаки там бегают, а наши дети со справками, что здоровы, не могут гулять?»

Екатерина Шайтанова

Обсудить на форуме


  • САМОЕ ЧИТАЕМОЕ ЗА МЕСЯЦ

  • Самое комментируемое за сутки

 

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получение уведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: