Р!
19 СЕНТЯБРЯ 2019
18 сентября 2019

Умберто Клеричи: «В маленькой бутылке всегда можно найти хорошее вино»

11 апреля в Большом концертном зале Забайкальской краевой филармонии дал свой единственный концерт замечательный исполнитель классической музыки на виолончели и настоящий итальянец Умберто Клеричи. Несмотря на то, что график российского турне музыканта оказался достаточно плотным, но он любезно согласился ответить на несколько вопросов специально для «Чита.Ру».

— Умберто, расскажите, пожалуйста, вкратце о программе концерта.

— Сегодняшняя программа представляет собой своего рода соединение русской и итальянской музыки. В сокровищнице мировой музыкальной культуры очень много музыки из Италии, оперной музыки – Россини, Верди, Пуччини… Сегодня я бы хотел сыграть одну из сонат Вивальди, которая напоминает мне об Италии. Затем у нас будет немножко Россини, ведь он был очень интересным композитором и настоящим итальянцем. Название этого лёгкого, очень изящного произведения можно перевести как «Одна чашка чая». Россини был очень богатым, одним из самых богатых композиторов своего века. Затем он решил удалиться на отдых, уехал в Париж. Там он занимался гастрономическими делами – готовил для друзей… Вы никогда не рассматривали картины Россини того периода? На них образ мастера постепенно становится всё объёмнее и объёмнее. Я нахожу его сочинение очень милым, потому что оно напоминает об итальянской опере. Затем я сыграю сочинение для виолончели итальянского композитора, моего друга, Джованни Соллима (Giovanni Sollima). Этот музыкальный отрывок по-настоящему народный, итальянский.

Русская часть состоит из «Pezzo capriccioso» Чайковского… Можно не говорить, что название произведения имеет итальянские корни. Чайковский много путешествовал и был очарован Италией – её историей, природой… Чтоб избежать дисбаланса, я добавил в программу немного немецких композиторов – Баха и Брамса, ведь не секрет, что главные события в истории музыкальной Европы так или иначе связаны с Германией.

Музыкальный вечер начнётся с сюиты Баха, это произведение, написанное в 1720 году, поможет мне показать возможности виолончели как солирующего инструмента. Таким образом, музыкальная программа сегодняшнего вечера захватывает трёхсотлетний период, завершаясь произведением Джованни Соллима, сочинённым уже в наши дни.

— Своё обучение игре на виолончели вы начинали в школе Сузуки в Турине. Скажите, что это была за школа?

— Вообще методики преподавания в школе Сузуки были достаточно разнообразны. В целом же, основная идея преподавания была очень проста – вместо того, чтобы обучать детей теоретическим основам музыки, музыкальной грамоте, их заставляли лишь слушать музыку и затем повторять услышанное. Это всё равно, что учиться родному языку, – ведь дети не познают его с помощью правил и учебников, они лишь слушают речь своих родителей и повторяют её. Мне очень нравилось в этой школе, так как я находил данный метод преподавания очень естественным. Единственным условием принятия в школу Сузуки был 4-5-летний возраст, чтобы дети умели общаться, задавать вопросы.

— Это ваша первая поездка в Сибирь, в Забайкалье? Что вы думаете о Чите?

— Да, в Сибири я первый раз. Всегда считал, что главные различия между Россией и Италией заключается в истории и погоде. Думал, что в России всегда довольно прохладно, а Италия – солнечная страна. Почему-то считал, что в России всегда дождливо. А в Сибири, оказывается, тоже есть солнце! Так что у нас много общего!

Условия гастрольного турне очень жёсткие. Я прилетел утром, затем мы отдыхали. Вечером концерт… Часто у меня не остаётся времени, чтоб посмотреть на города. Иногда я даже не знаю, большие они или маленькие. В Италии тоже много маленьких городов. Большие – это Рим, Милан… Хотя они не столь велики, как другие крупные города Европы. Так что, в основном, итальянцам приходится жить в небольших городах. Но, как гласит пословица, в маленькой бутылке всегда можно найти хорошее вино.

Идея турне следующая. Я просто решил разнообразить свои выступления спустя десять лет гастролей по одним и тем же городам – Милан, Рим, Париж, Лондон, Нью-Йорк… Это прекрасные города, но музыкальная атмосфера в них совсем другая.

Планируя поездку в Сибирь, думал, что здесь будет сложнее, возникнет больше проблем… И был очень удивлен, когда организаторы заявили, что, если мы решим задержаться, они без труда организуют дополнительные концерты. К сожалению, мои выступления расписаны на год-два вперёд.

Я хотел бы вернуться сюда, чтобы побыть здесь немного дольше. Может быть, через год-полтора. Теперь я знаю местных слушателей, вижу их отношение к музыке. И знаю, что ещё могу предложить им. Увидел, например, что им очень понравился этот маленький отрывок из Солима. Они любят Чайковского, Россини…

Думаю, что своим выступлением я смог внести разнообразие в музыкальную жизнь города. Помог слушателям лучше понять мировую музыкальную культуру.

— Что вы можете сказать о читинских слушателях?

— Два дня назад я выступал в санкт-петербургской филармонии с прекрасным симфоническим оркестром. Но люди, которые подходили ко мне после концерта, отличаются от читинцев. Там совсем другая атмосфера.

Думаю, что в больших городах люди живут в более лучших, комфортных условиях. Ежедневно там проходит много разных концертов. У жителей мегаполисов появляется возможность прослушать одно и то же произведение у разных исполнителей, в разной манере.

Иногда организаторы фестивалей в больших городах советуют мне не играть Дворжака, Шумана или Бетховена, так как они популярны – сегодня их сочинения исполняют многие музыканты. А в маленьких городах можно играть разные произведения, ведь у их жителей часто просто нет возможности послушать хорошую музыку.

— Умберто, скажите несколько слов о ваших родителях. Вы из семьи музыкантов?

— Нет, я первый музыкант в своей семье. Мои родители работали в сфере юриспруденции. Мама очень хотела, чтобы мы с моим младшим братом Алессандро получили хорошее музыкальное образование. Ведь музыка – это не только культура, она учит терпимости, которая помогает во взаимоотношениях, воспитывая настоящую дружбу. Занимаясь музыкой вместе с другими людьми, ты учишься работать в группе, ощущать себя частью коллектива.
Школа Сузуки была достаточно сильной. В ней дети имели возможность исполнять музыку как друг с другом, так и в составе оркестра. И когда пришла пора окончательного выбора инструмента — выбора между скрипкой и виолончелью, преподаватели сурово посмотрели на меня и сказали: «Нет, на виолончели у него лучше получится». Так я начал обучаться игре на этом инструменте. Родители, конечно, старались поддерживать меня, создавали условия для получения полноценного образования в гимназии и университете. Затем я начал участвовать в конкурсах, гастролировать… Сегодня я думаю, что у меня замечательная работа!

Что касается брата, то он не стал профессиональным музыкантом. Много лет он посвятил изучению экономики в сфере искусства в Милане. Сегодня Алессандро занимается организацией конкурсов и фестивалей. Конечно, он всё ещё играет. Но, знаете, нельзя стать настоящим профессиональным музыкантом, не достигнув определённого уровня мастерства.

— Умберто, вы участвовали в разных музыкальных проектах, в том числе с русскими музыкантами. Что вы можете сказать о них?

— Вообще, все музыканты, с которыми я встречался, разные. Что касается русских музыкантов, то все они обладают холодным рассудком, я имею в виду отличный самоконтроль, но горячее сердце. Этим они отличаются от большинства европейцев, многим из которых горячий рассудок мешает сделать какие-либо достижения.

Сегодня трудно рассуждать о понятии «русского музыканта», так как после распада Советского Союза многие из них разъехались по свету. Не секрет, что музыкальные традиции в России отличаются от тех, что были в стране десять лет назад.

Когда в туринской филармонии я исполнял произведения Чайковского и Шостаковича, то вспоминал произведения Толстого и Достоевского. Считаю, что русские великолепны. Вообще любой приезд в Россию у меня всегда связан с сильными переживаниями…

— Как вы относитесь к тому, что сегодня многие классические музыканты играют современную музыку? Или смешивают стили, подобно музыкантам из «Апокалиптики»?

— Думаю, что немногие настоящие музыканты согласятся исполнять современную музыку. Потому что это глупо. Хотя многих из своих учеников в академии мне приходится заставлять играть современную музыку. Но это музыка нашего времени. Мы же не можем жить в музее.

Конечно, мы можем смешивать стили, и порой вынуждены это делать. Однако настоящие классические музыканты Европы всё же предпочитают играть музыку Бетховена и Моцарта. Что касается скрещивания музыкальных стилей, я не против этого. Мне не нравится, когда на этом пытаются заработать деньги. Тогда музыкальная идея произведения уходит, оставляя место коммерции.

Музыканты из «Апокалиптики» играют очень хорошо. Но они были первыми, кто сделал подобное. Другие же делают это, чтобы добиться популярности, быть на волне. Но мода и культура никогда не стояли рядом друг с другом.

Основная задача настоящего музыканта заключается в том, чтобы вызвать у слушатели истинный интерес к своему искусству – классическому, современному, это не важно. А не в том, чтобы продать себя подороже.

— Что вы можете сказать о своих учениках? Есть ли сегодня среди них такие, которые в будущем смогут стать настоящими профессиональными музыкантами?

— Многие из них смогут стать профессиональными музыкантами. Однако сегодня недостаточно просто играть хорошо, нужно иметь определённые убеждения. Очень трудно сказать, кто конкретно из моих учеников обладает и тем, и другим. Я всегда пытаюсь научить их найти собственный стиль, своё видение музыки, свой музыкальный язык.

Уверен, что в следующем поколении музыкантов будут свои виртуозы, которые достойно продолжат традиции прошлого. Сегодня дети из многих семей получают возможность учиться музыке в Европе, Соединённых Штатах… Однако гораздо важнее музыкантам нашего поколения делать больше для музыкальной культуры. В будущем это поможет сохранению и возрождению самого духа искусства.

Культура – это международное явление. Трудно обучаться культуре в местах, где она не развита. Так или иначе, лучше съездить за границу, пройти курс обучения у настоящих мастеров, чтобы иметь возможность сравнивать, познавать окружающий мир. А затем вернуться и развивать культуру у себя на родине.

И настоящий музыкант всегда должен верить в то, что он делает. Иногда классическая музыка может быть непонятна из-за языковых различий. Но чувства, которые она выражает, всегда абсолютно ясны.

НазадВперёд
1 отзыв

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Итальянец - просто прелесть, как и музыка, которую он исполнял!