Р!
17 ИЮНЯ 2021

«Иван Купала»: «Играть с дычем!»

Где находят песни участники группы, где во время войны хранились костюмы, почему артисты не грызут семечки – в интервью «Радио Сибирь» с солистами группы «Иван Купала» Романом Ломовым и Натальей Котовой.






— Во многом благодаря творчеству вашего коллектива, вашей группы мы – люди простые, как бы заново открываем, для себя открыли, продолжаем открывать что-то такое истинно народное не только в музыке, может, мудрость древних обычаев, некий уклад крестьянской жизни, что ли. Мы сейчас живём совсем по-другому. Вы вот пытаетесь это всё до нас донести с помощью своего творчества. Как вообще изначально группа «Иван Купала» пришла к тому, что вот вы начали заниматься тем, чем вы сейчас занимаетесь?

Роман: В 99-м году три, не побоюсь этого слова, отца-основателя, вот один из них тут сидит рядышком — Алексей Румянцев, а ещё Денис Фёдоров и Алексей Иванов – работая на радиостанции в Санкт-Петербурге, озадачились тем, чтобы создать такой проект. С одной стороны, вроде как будучи поклонниками таких проектов как Deep Forest, Enigma, решили сделать такой, в хорошем смысле, аналог в России. Ну, этот аналог, в общем-то…

Наталья: Удачный.
Роман: Да. Будем надеяться, что удачный.

— Вот кстати, по поводу Deep Forest. В одном из давних интервью вы высказали мысль, в частности, Алексей Румянцев, что мечтали бы сыграть один концерт с Deep Forest. Есть возможность приблизиться к этой мечте?

Наталья: Так же мечтаем. Мечты по-прежнему остаются мечтами. Потому что это была какая-то переписка в гостевой книге, я видела.

Роман: Наша группа ещё существует, той группы нет уже. Мечта осталась.

— Мне всегда было интересно, как вообще происходят раскопки этих древних духовных ценностей? Раскопками – можно, да так назвать? Как создавалось и как создаётся ваше творчество? Потому что это же не просто, взять и написать какую-нибудь песню, а нужно залезть куда-то внутрь, уйти далеко к истокам, понять вообще, как всё это происходит. Как всё это выглядит в процессе, прежде чем мы получаем готовый шедевр, готовый продукт?

Наталья: Первый шаг – это, конечно, добыча материала фольклорного, и последнее время с этим становится всё труднее, так как аутентичные исполнители уходят от нас. В общем-то, в основном, песни, которые были на первых альбомах, они были собраны ещё раньше. В экспедиции мы ездили, искали материалы. Как обычно, в деревню приезжаешь с ними. И всё, тебе начинают петь, записываешь. Потом идёт самое сложное – обработка этого материала, потому что, во-первых, большая часть материала была записана раньше и находилась в архивах, и была в не очень хорошем состоянии, потому эти песни – все они сложными методиками современными восстанавливаются, приводятся в такой вид понятный более, потому что некоторые песни там звучат на какие-то там одни шипящие согласные, непонятны слова. Очень трудный процесс. Потом ребята уже начинают компоновать, брать песни, потому что обычно у нас же песни состоят не из одного аутентичного произведения, а из двух или даже из трёх. Они придумывают — это очень долгий процесс на самом деле, так как знаете, предыдущий альбом был восемь лет назад.

Роман: Потом по части сопоставления музыкального материала, чтобы были схожести и в ритмике, и по тональностям, чтобы состыковать, уходит очень-очень много времени на отслушивание, и сама – Наташа же сказала – чистка вот эта вот.
Наталья: Каждый проигрыш – всё ж подобрано. Сложнее, в принципе, чем сесть и просто сочинить песню, гораздо. Говорят, что вы так долго, что вы так тянете? Потому что хочется делать, действительно, качественные, хорошие вещи, не опускаться там, до уровня…
Роман: Спокойно…
Наталья: Я никого не называю.

— По поводу уровня, по поводу цензуры: всё то, что аутентично, всякие частушки, может быть, матерные – они же очень часто такие, которые цензура не пропустит, что было у вас, по моему, в своё время с песней «Куйня».

Наталья: Что такое куйня? Это же наковальня, другими словами — песня про кузнеца. В общем-то, конечно, кто хочет, тот и слышит. Для нас в этой песне ничего нет страшного.

— В меру своей испорченности, как говорится.

Наталья: Если, например, кто-то слышал секретный трек со второго альбома, он больше гораздо должен был порадовать.
Роман: В этом смысле знаете, вот почему говорят «долго, долго»? Проще современным исполнителям, которые работают в этом этно- или относительно этножанре, взять, встать, спеть, подложить, потом записать. А когда потом народ слушает, и знаете, как говорится, игрушки на ёлке висят, они радуют. Блестят – они радуют. В этом смысле работа с записями этнографичными, где поют бабушки, тут уже обмануть сложно. Когда они исполняют, у них уже заложено эта жизненная мудрость, и когда слушатель слушает, даже через призму вот этих аранжировок группы «Иван Купала», проникается этим. Бабушки не станут обманывать. Они это уже прожили и через себя пропустили. А какие-то молодёжные современные составы не всегда об этом помнят. Скажем так — надо прожить в деревне, походить за плугом.

Наталья: Прожить эту сложную жизнь в деревнях – это же труд, большой-большой труд. И песня – это часть жизни. Они, в общем-то, не поют, они играют, они рассказывают, они даже не говорят «спойте», они говорят «я скажу вам песню».
Роман: Математически это сложно вычислить.
Наталья: Да, очень сложно, и мне кажется, это в принципе, чем цепляет. Такое слово, оно хоть современное именно, когда поют бабушки, они даже когда без аранжировок поют…

— Да, за душу цепляет.

Наталья: Да, и вот когда люди начинают говорить, начинают вспоминать о корнях. Вообще, я считаю, что достаточно серьёзная проблема сейчас у нас. Нация, которая не ценит и не знает своих истоков, пласта культурного, такая нация деградирует, и поэтому своего рода миссия группы «Иван Купала» – чтобы люди это слушали. И честно, ещё хочется даже сапонировать некоторым таким товарищам, которые пытаются нас обвинить в том, что мы чуть ли не убиваем русскую музыку. Я всё время поражаюсь, как же можно так сказать, когда она даже не меняется, эта музыка – берётся та вот, столетней давности, просто как бы более оформляют современно, чтобы люди могли её послушать. Все вот эти обвинители…

— В принципе, то, что ближе к року, говорят. Но ведь раньше тоже же там что-то играли, подыгрывали на тех же ложках.

Наталья: Да, конечно! В принципе, суть-то песни — самое главное, я считаю. Ребята не меняют саму песню вообще. Они не меняют ни темп, ни ритм, ни слова, ничего, и аранжировку даже не делают. Песня звучит в том самом настоящем виде. То, что она обрамлена музыкальной обработкой – я, конечно, понимаю, что у всех вкусы разные – но, в конце концов, сколько людей будут слушать эти песни вообще без всякой обработки? А так я считаю, что очень многие тысячи людей приобщились к нашей истиной культуре. Это здорово, на мой взгляд. Молодцы, ребята!

— Смотрю сейчас на этих людей — участников коллектива группы «Иван Купала» — и душа радуется: уж очень внешностью у вас соответствует всему тому, что несёте вы своей музыкой, своим творчеством. Вообще, имидж – это как-то тоже специально для творчества, так сказать, в помощь…

Наталья: Знаете, на самом деле нет. Наверное, вот именно, у нас с Романом так совпало, так фольклорно выглядим. В общем-то, нас, конечно, не по внешности отбирали в коллектив, а в основном – это было много лет назад – больше соответствия тембров голосовых. То есть, вокальные данные – это было первое, что учитывалось.
Роман: Во вторую очередь инструментальные данные. Кстати, семь с половиной лет назад – у меня как дочь родилась – Наталья порекомендовала меня в группу уже как инструменталиста. И я в этой группе уже семь лет играю на всяких дровах.
Наталья: Мультиинструменталист у нас Роман.

— Раз заговорили об этом, давайте, сыграйте нам что-нибудь!

Роман: Вот я просто впопыхах сегодня захватил с собой один инструмент такой. Как он называется? Это рожок, если конкретизировать — владимирский рожок.
Я немножко расскажу об этом инструменте. Это такой инструмент, в приснопамятные времена, когда молоко делали не из порошка, а вот добывали его обычным способом, то есть, с помощью коров, была такая профессия, называлась она «пастух». Так вот, пастухи раньше ходили с такими инструментами, особенно популярно это было во Владимирской, Ярославской, Костромской областях, вот почему название владимирский рожок – очень популярно. С помощью этого инструмента пасли коров. Была даже какая-то условная система сигналов, которую, кстати говоря, скотина понимала. То есть, например, был сигнал «сгон», когда собиралась, сигнал «опасность», или «отбой». Это так я, уже переводя на современный язык.

— То есть, не только для души, но ещё и служил чем-то?

Роман: Да. А уже потом, во вторую очередь, этот инструмент стал музыкальным и даже вот собирались артели владимирских рожечников, они назывались хоры, и прям таки они сыгрывались и играли на ярмарках. Даже такой знаменитый ансамбль рожечников под управлением Кондратьева ездил к царю в Петербург и на выставку в Париж. Мы этот инструмент, наряду со многими, используем в творчестве группы. В проигрыше он звучит в некоторых композициях.

— Вы сегодня, естественно, будете в костюмах?

Наталья: Да. У нас, кстати, особые костюмы. Костюмы древние, примерно им от 150 до 200 лет.

— То есть, они не на заказ?

Наталья: Нет. Это настоящие белгородские костюмы, которые нам одна бабушка принесла ещё в начале творческой карьеры, когда мы думали, выбирали, из каких регионов костюмы. И вот белгородский такой среднерусский, в принципе, красивый вариант. Наши костюмы лежали в сундуке в войну, были закопаны в лесу. Прям такая история интересная, вы знаете, хочу сказать, что это даже ощущается. Может быть, конечно, это психология, но когда ты надеваешь на себя рубашку, панёву. Панёва – это юбка, надевается только через голову, нельзя надеть через ноги, определённым способом складывается. И мы эти костюмы сами не стираем, потому что это какой-то сложный процесс. Отвозим тоже бабушке, она всё это распарывает, перепарывает. Так что костюмы – это наша отдельная гордость.

— Выглядят они отлично…

Наталья: Материал хороший, конечно, тогда был, что говорить.

— Не то, что сейчас, да?

Наталья: Они у нас уже немножко… Если изначально были такие прям толстые рубашки…
Роман: Они не были рассчитаны на активную гастрольную деятельность. Немножко пообтрепались.
Наталья: Мы, кстати, сейчас ищем. Если у кого-то есть идеи, варианты какие-то, может быть, что-то где-то лежит, будем рады за информацию. Потому что это такое дело – костюмы. Хочется уже тоже что-то добавить во внешний антураж.

— Длительное время о вас не было новостей, да и в плане творчества тоже затишье, что ли, тайм-аут, как это назовём. Чем вы в это время занимались? Отдыхали?

Наталья: Нет, конечно! То есть, гастрольная-то деятельность не прекращалась никогда. Мы отказались только от съёмок, от телевидения, потому что очень много занимало и времени, и сил. Нам сперва было некогда, потом уже стало немного неинтересно, во-вторых, мы, в принципе, на концертах мы вообще всегда поём живьём 100%. То есть у нас не бывает плюсовых выступлений никогда. И в принципе, на телевидении тоже очень мы не любим это всё. В преддверии выхода нового альбома хочется людям рассказать, что, собственно, сделали новое, стали ходить, но тоже вот живьём и на телевидении, кто вот предоставляет такую возможность, просто редко бывает. А так занимались концертными гастролями, детей рожали.
Роман: А потом сам вот этот процесс, надо понимать, такой — временноёмкий. То есть, чем дальше в лес, тем сложнее отыскать интересные исходники, которые потом облечь в нашу форму, уже, наверное, традиционную.
Наталья: Потому что материал, который был собран раньше, он уже практически весь переработан, перелопачен, а нового очень мало осталось. Опять же, если у кого-то есть интересная информация, материалы, кто-то знает какую-нибудь уникальную бабушку, живущую где-то — будем благодарны. «Иван Купала» – сайт, у нас есть группа ВКонтакте — заходите, добавляйтесь, давайте дружить. Если есть информация, мы всегда рады новым каким-то веяниям. Очень хочется продолжать всё это делать. И в связи с тем, наверное, хочется представить новую песню. Для альбома, в принципе, уже всё готово. По всяким соображениям на осень намечен его выпуск. Но в концерте мы уже исполняем три песни с нового альбома. Хотя, кстати, сегодня в Чите будет премьера песни «Старый». Мы специально подготовили её к нашему туру.

— Как раз тур в поддержку альбома пошёл?

Наталья: Можно так сказать. Да даже не знаю, тур – он просто тур, наверное. Мы Сибирь вообще очень любим, в Забайкалье много раз были. Кстати, в Чите мы в первый раз. А, например, вообще, первые гастроли группы «Иван Купала» были в город Томск. Так хорошо вообще, и помню, Ромка тогда ещё не был с нами, но так было всё хорошо. Мы много раз были и в Иркутске были, и в Новосибирске, и в Красноярске – везде. В Чите вот первый раз, тоже понравился город.

— Я думаю, что в Сибири, в Забайкалье, в частности, вас не могут не любить, потому что это всё ближе. Мне кажется так.

Роман: Ближе к корням. Конечно. Многие даже, знаете, переселенцы из Сибири, они как раз сохранили в себе, во-первых, и ту культуру, и воспоминания о той культуре. Поэтому у нас даже больше ответственности, что ли, перед сегодняшней публикой, волнуемся.
Наталья: Да, тем более зная, что сегодня придут ребята из фольклорных обществ, что будут такие настоящие знатоки и ценители. В общем-то, ждём встречи.

— Немного о том, что ожидает читинских, забайкальских зрителей на концерте, какая программа будет представлена?

Наталья: В общих чертах – будут исполнены песни практические все с первого альбома, большинство песен со второго альбома, и три новых песни. И плюс к этому будет много аутентичных, мы споём несколько песен акапельно, что тоже людям, мне кажется, интересно. Пара сюрпризов. Ромка будет, конечно же, играть, показывать, подыгрывать и частушки петь. И пообщаемся. Мы вообще любим зрителей.
Роман: Пусть вас не испугает термин «частушки».

Частушку-то можно прям сейчас исполнить?

Роман: Частушку? Вот, слушайте, я вспомнил историю о народной мудрости и о народном восприятии. Это реальная байка. В деревню приехал городской баянист и там бабушки сидят, говорят: «Ой, глянь-ка, вот он приехал с консерватории с таким баяном пятирядным. О! Вот он, наверное, сейчас нам частушки». И он начинает играть — тыр-тыр, тыр-тыр. Вроде бы играет, все там вариации, техника. Бабушки смотрят так, не понимают, а что происходит-то? Смотрели, смотрели: «Давай из соседнего дома позовём деда Петю». Деда Петя приходит с гармошкой, ремень на гвоздях прибитый, половина клавиш нет, и давай, значит, тыры-пыры, пасатыры. И тут все бабки такие «У-у-ух!» и как пошли играть. И потом спрашивают: «А почему, тот же более заядло играл?» Они говорят: «Наш-то с дычем играет». Такой вот термин «Дыч». Если научиться с дычем — игра того стоит. Я сегодня постараюсь на концерте исполнить с «дычем».

— В своё время, когда произошло рождение группы «Иван Купала», это пришлось на «чёрный понедельник», когда в стране произошёл дефолт. Сегодня у нас 13-ое, пятница. Часто такие совпадения в творчестве, может быть, даже не в творчестве, а в жизни происходят, в творчестве коллектива?

Роман: Совпадения бывают разные.

— И суеверны ли вы вообще в этом отношении?

Наталья: Каждый лично особо не суеверный, но что-то такое есть: семечки мы не грызём. Поверье есть такое – артисты семечки не грызут. Я помню историю, как Алле Пугачёвой принёс кто-то мешок семечек, так она выгнала этого человека, и обиделась очень сильно. И вот мы тоже не грызём семечки.
Роман: У нас раньше было не очень хорошее предчувствие, когда мы летали на гастроли в Казахстан. Каждый раз, когда мы ездили, там какие-то приключения случались. Ну, сейчас не будем на них останавливаться.
Наталья: То аппаратура перегорала, то мы её где-то оставили, что-то ещё произошло, то куда-то опаздывали. Ну, в общем, места, скорее, есть такие знаковые.
Роман: По поводу совпадений я вспомнил: мы, работая долгие годы вместе, причём как бы особо, скажем так, эта информация не скрытая была, потом вдруг в один момент увидели, что у трёх солистов группы одинаковые имена матери и отца. Даже такое было. У нас с Натальей совпадает, например, и ещё одна девочка была.

— Я думаю, что наши радиослушатели, ваши поклонники, хотели бы услышать какие-то тёплые слова в наш адрес.
Наталья: Конечно же, хочется пожелать в такой чудесный день, чтоб побольше было таких солнечных, хороших, тёплых дней. Побольше вам удач всяких, свершений всех мечт, настроения, мира в ваших душах и на земле. И будьте добрыми, хорошими людьми, слушайте побольше хороших, добрых песен.
— Спасибо, Наталья, спасибо, Роман, удачи вам в творчестве и на концерте сегодня тоже.

НазадВперёд
3 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вопрос такой. На "творческую встречу" в альтес пригласят? С "забайкальем" вместе петь заставят?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

А вообще,коллектив спорный.Их альбом-альбому рознь.Ремиксы выпускают ужасные!Знала ли бабка в далёкой карельской деревушке, когда пела свои "Воротечки"(послушайте в оригинале-сильная вещь!) для дядек из столицы,что они её,старую, и так и эдак "замиксуют".

Это даже не "продвижение в массы",а тупая "рубка бабла" на русской этнике.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ты бы купала вечерком по горорду прошел с песней запевая народ был бы рад.