ПочтаВыйтиРеклама на порталеИркутскАгинское

Чита.Ру — Информационный портал Читы и Забайкальского края

 

«Человек труда»: «Не снимают про них сериалов»

ИнтервьюКраснокаменский район

На въезде в Целинный — огромный колос. Гараж ООО «Целинный» от въезда недалеко, и уже от него видны задранные вверх тракторные ковши, сеялки. От гаража до полей — шагать и шагать, но за разговорами дорога длинной не кажется. Молодой чиновник Сашка рядом замечает: «Я бы заблудился. Кажется, что пейзаж не меняется», чем вызывает улыбку у наших сопровождающих. Огромные площади подготовленных паров, рыжие щетинистые пшеничные поля нагреваются осенним солнцем. Главный агроном «Целинного» Павел Васильич меня предупреждает: «Они не комбайнёры, они механизаторы — им и комбайн, и трактор, и машина любая сгодится. Эти мужики умеют всё. Как там? И швец тебе, и жнец».

Завидев журналистов с планшетом вместо фотографа, собравшиеся на привал механизаторы отступают, озираются по сторонам, курят в небо. Тут, главное, успеть добежать, схватить за рукав камуфляжной куртки, и закричать, перебивая гул комбайнов: «Пару слов для нашей газеты!».

Евгений Анощенков, механизатор ООО «Целинный» Забайкальской зерновой компании, будто вырезан из тёмного дерева: слегка угловат, приземист, но по-своему изящен. На заострённом носу — мелкая испарина — только слез с комбайна. Он отводит чайного цвета глаза в сторону полей и только изредка цепляет взглядом так, что становится жарко. Держит сигарету двумя пальцами, но при мне не курит, чем подкупает сразу. Так она и дотлевает у него в руке к концу беседы. Фотографироваться не желает.

— Местный вы?

— Да, из Целинного. В совхозе работаю давно — с восьмого класса. Сперва на сенокосе, на тракторе, после армии пришёл на кормовые, вот потом дорос до зерновых.

— Как тут вам работается: тяжело? Долго?

— Да не дольше остальных. Встаём где-то в полседьмого-семь. Это ж надо самому встать, машину к работе подготовить — посмотреть, проверить все масла, смазки. Так сказать, ежедневное техническое обслуживание. Пока сюда доберёшься, и всё, впрягаешься в работу. Обед вон потом из нашей столовой на УАЗике привезут. В УАЗике тебе и стол, и лавки уже есть — перевозная кухня такая. Порубал — и снова за руль. И так до одиннадцати иной раз.

— А не надоедает каждый день одно и то же делать? Да и пейзаж не меняется — поля, поля.

— О-ой, нет. Мне нравится. Я вот же год успел поработать на Уртуе (Уртуйский угольный разрез — авт. ). Работал на грейдере, ровнял дороги. Но не смог — к земле меня тянет. Да и не бывает у нас одно и то же, всё разное. Бывают и перекочёвки, и с пшеницы на овёс надо перестроиться. Да и как эта красота надоест, такая пашня могучая. Нынче по 25 центнеров с пашни увозим зерна. И на зернотоке по ворохам — по всему видать, что урожайная, хлебородная.

— Сколько так уже работаете?

— 19 лет будет.

— А 35 поработаете? — поглядываю я на Павла Васильевича, стоящего недалеко.

Женя в ответ крякает, чешет макушку под чёрной вязаной шапочкой, глядит на своего красавца «Акроса»:
— И проработаю! С такой-то техникой отчего не работать — радость одна. Удобно, и кондиционер. Женским голосом нам подсказывают, где добрать, где сбавить обороты. Но это так — баловство. Музыку себе не ставлю. Надо же слушать машину — где как шумит, как работает, любую неполадку определяю на слух.

— Жень, а если придумают машину, что человека не надо? Будет сидеть в комнате и на экране поглядывать.

— Такую машину не придумают. Это же земля. Тут человек нужен. Намывает за дожди и ямы, и канавы — их как объезжать? А буровые штанги давно стоят вкопанные, каждый комбайнёр их уже на память знает, где эти колышки стоят. Всё ведь родное, на сердце отпечатывается, а машине — что ей, всё равно.

— Женаты вы?

— Женат. Трое детей у меня, сын уже в 11 классе, дочь — в шестом, а маленькой три года.

— А кольцо почему не носите? Я смотрю, ни у кого ведь из мужиков кольца нет.

— Дак это же травмы. Вон у нас у одного оторвало палец. У меня тоже случай был — зажевало, чуть со шкурой не оторвало. Да и зачем оно нам тут в поле, — посмеивается Женя.

— Сын ваш пойдёт по стопам отца?

— Ну, ездит у меня помаленьку. Приучаю его. Но сейчас же молодёжь пошла — им не до этого, сейчас вся жизнь в интернете. Это, может, до поры до времени, но он уже задумал поступать в Школу милиции.

— Может, он ещё не проникся полевой романтикой?

— Да как же. Я ведь всё ему рассказываю. Он с самого детства со мной и на «Кировце» ездил, и на здоровом канадском «Ньюфаундленде». Сейчас, чтобы заманить в наше дело молодёжь — это я даже не знаю чем… А какая есть молодёжь — так это всё условно, все уже семейные.

— Дома не ругаются, что мало бываете? С детьми мало общаетесь?

— Нет, мои понимают, не ругаются. И последний месяц, надеемся, ездим на работе. Числа до 20 уже всё уберём. Это просто время такое, занятое, а там после уборки всем полегче будет. Уйду на зерноток механиком. Чаще буду дома бывать. Надо только немножко потерпеть.

Пока мы разговариваем, к нам потихонечку приближаются остальные. Слушают, кивают, посмеиваются. В их морщинах у глаз спряталось солнце, на подушках ладоней крепкие мозоли от руля, пальцы пахнут табаком, хлебом и машинным маслом. Так они и ездят под музыку своих гигантов, настоящие люди труда.


целинный,забайкальская зерновая компания,человек труда

«Человек труда»

«Человек труда»: Долгожитель с машзавода   Слесарь и специалист по ремонту станков Виктор Спирин 15-летним мальчуганом пришёл на машзавод в 1964 году и, не считая 3 лет, работает там по сей день. Таких долгожителей там всего три.

«Человек труда»

«Человек труда»: Кедра, кручёная доска и манок   С кедрой Михаил не расстаётся вот уже 11 лет. Покупатели есть отовсюду — чикойские, читинские, с Бурятии, Иркутской области, с Китая. Кому-то бочонок нужен под засолку капусты, кому под масло, а кому и купель под модную таёжную сауну.

«Человек труда»

«Человек труда»: Ни одного опоздания за 42 года   1 декабря пойдёт 43-й год на заводе. С тех пор, как в 1970-м Александр Семёнович пришёл в 88 ЦАРЗ слесарем сборочного цеха. Более 40 лет он по привычке приходит на работу к 7.30 – без опозданий. И ни одного прогула. Рабочий день - с 8.00 до 17.00: «Домой приходишь засветло. Там по хозяйству надо ещё поделать. Огород 12 соток, курочек держу».

  • Самое читаемое за сутки

  • Самое комментируемое за сутки

 

ОБСУЖДЕНИЕ

Молоды! На таких Русь стояла и стоять будет!

Слава Наместникову!!!

До слез пробило, спасибо!

Вот когда про таких простых механизаторов как Евгений Анощенков Михалковы, Бондарчуки или иные снимут сериалы, вот тогда точно рак на горе свиснет. Да уж тогда эта страна точно не будет называться Россией.

низкий поклон им всем. Живем благодаря их труду

пытался написать правду об наших так сказать землепашцах но цензура не пропускает (имею в виду агинский округ)

Молодец Женька ! Просто приятно слышать о таких ребятах. Вот про них и

нужно снимать фильмы.Пропаганда на пользу обществу пойдет. Стрельба и богатая жизнь по ТВ опостылела.

Добавлять отзывы к данному тексту могут только зарегистрированные пользователи.

 
 
 
 
Закрыть

Вы успешно подписаны на уведомления!

Кому-то интересны все важные новости, мы их присылаем чаще, а можно переключиться на редкое получениеуведомлений, и мы обещаем присылать только очень и очень важные новости в таком случае.
Изменить вид подписки можно в любой момент.

Получать уведомления: