Р!
30 ИЮЛЯ 2021

Китай на пороге решающей десятилетки - бубны и закрученные гайки

8 ноября в Пекине откроется XVIII съезд Коммунистической партии Китая, на котором вторая держава мира радикально обновит своё руководство.

Новая команда придёт на смену четвертому поколению руководителей КНР, которое олицетворял тандем председателя Ху Цзиньтао и премьера Вэнь Цзябао (предыдущие три поколения — сподвижники прежних китайских лидеров Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина и Цзян Цзэминя). На съезде представители пятого поколения сменят своих предшественников на партийных должностях, а в марте 2013 года на сессии Всекитайского собрания народных представителей (заседающий раз в году высший законодательный орган КНР) займут и ключевые посты в государственной бюрократии.

Основной состав пятого поколения руководителей будет управлять Китаем 10 лет — до 2022 года, когда по уставу КПК им придётся уступить кресла новому, шестому, поколению лидеров. Эта десятилетка будет решающей для судьбы Китая. За это время экономика КНР может обогнать США и стать крупнейшей в мире. При этом ключевые фигуры нового поколения китайских лидеров почти незнакомы в России.

Еженедельный аналитический журнал «Коммерсантъ Власть» решил восполнить это упущение, представив группировки китайской элиты в виде четырёх карточных мастей. Будущие лидеры КНР разделены по мастям в соответствии с принадлежностью к одной из группировок: шанхайцы и принцы (трефы), комсомольцы (червы), силовики (пики) и будущие лидеры (бубны). Проект открывается представлением трефов (смотрите статью «Золотая молодёжь») — широкого альянса выходцев из шанхайского горкома КПК с детьми прежних лидеров КНР, которые сейчас готовятся занять руководящие посты. Именно представитель этой группы товарищ Си Цзиньпин вскоре станет генсеком партии и председателем страны. Своим продвижением по карьере представители этой масти обязаны тесным связям с экс-председателем КНР Цзян Цзэминем (руководил государством с 1993 по 2003 годы) и его верным соратником Цзэн Цинхуном.

Комсомольцы (червы) — выходцы из структур Китайского коммунистического союза молодежи, которым в 1983—1985 годы руководил нынешний генсек Ху Цзиньтао.

Это сплочённая группа протеже товарища Ху, её неформальным лидером в высшей бюрократии вскоре станет Ли Кэцян — наиболее вероятный будущий премьер Госсовета КНР.

Силовики (пики) — представители нового поколения генералитета, которое после съезда КПК возглавит Народно-освободительную армию Китая, Народную вооруженную милицию Китая (внутренние войска) и другие силовые структуры.

Хотя силовики формально подчинены гражданским лидерам партии, в последние годы военные играют всё более заметную роль в выработке курса страны, особенно во внешней политике.

Наконец, будущие лидеры (бубны) — представители нарождающегося шестого поколения руководителей, которые готовятся занять ключевые посты в партии и государстве по итогам XX съезда КПК в 2022 году. Несмотря на то, что первыми лицами они станут только через 10 лет, наиболее перспективные политики этого поколения уже сейчас займут видные должности и продолжат борьбу за право попасть в будущий состав совета директоров Китая — постоянного комитета политбюро.

Ещё патриарх китайских реформ Дэн Сяопин ввел механизм регулярной смены руководителей. Гарантирует ли эта модель от застоя в политической жизни и от прихода к власти «плохого императора»? Куда поведёт страну новое поколение китайских руководителей? Ждут ли изменения саму партию, которую многие критикуют за неспособность обуздать коррупцию и медлительность в проведении политической реформы?

Андрей Карнеев, кандидат исторических наук, заместитель директора Института стран Азии и Африки при МГУ, представил анализ ситуации в руководстве КНР.

Японское интернет-издание «The Diplomat» пишет, что многим наблюдающим за Китаем аналитикам трудно избавиться от чувства бессилия и откровенного изнеможения, возникающего всякий раз, когда их просят (а их просят часто) ответить на вопрос: «Кто он, Си Цзиньпин?»

«И что в таких случаях делаем мы, наблюдающие за Китаем? Во-первых, мы пытаемся делать выводы, основываясь на том, что происходило с этим руководителем в прошлом. В этом определенно есть свои преимущества. Это не только даёт возможность понять, как люди, подобные Си Цзиньпину, будут реагировать в той или иной ситуации. Это помогает нам начать создавать карту возможных связей с приверженцами и фракционных альянсов. В Китае важно не только то, кого ты знаешь, но и насколько ты их знаешь.

Например, многие считают, что поскольку Си Цзиньпин был секретарём в канцелярии Центрального военного совета у министра обороны Гэн Бяо, у него — более тесные связи с Народно-освободительной армией Китая, чем у его предшественника Ху Цзиньтао. Это может оказаться важным обстоятельством по множеству причин, так как взаимоотношения высшего руководителя с НОАК могут в конечном итоге предопределить, в какой мере он может положиться на армию при реализации своих политических инициатив, а также, в какой степени военные будут влиять на лидера и на его администрацию. Но, конечно же, прошлое не может быть зеркалом, указывающим на будущее.

Есть ещё одно часто повторяющееся высказывание о том, что Си Цзиньпин ведёт себя в манере, более подобающей государственному деятелю, чем его предшественник Ху Цзиньтао. Например, будущего лидера гораздо чаще характеризуют такими словами, как «уверенный», «убеждённый», «обладающий стратегическим мышлением». Но о чём это говорит? Это может означать, что с председателем Си будет сложнее работать, по крайней мере, американцам, так как у нового китайского руководителя может возникнуть ощущение, что США следует с большим почтением относиться к Китаю и к его коренным интересам. С другой стороны, не исключено, что взаимодействовать с ним будет легче, потому что ему хватает уверенности в себе, чтобы пойти на смелые меры во внешней политике, а также на политические и экономические реформы.

Следовательно, вместо того, чтобы просто теоретизировать и строить предположения о том, что сделает, а чего не сделает администрация Си Цзиньпина, и что отличающиеся черты характера нового руководителя могут означать в плане будущих политических изменений, лучше занять выжидательную позицию и посмотреть, что будет».

Невероятное по дерзости решение обсуждается сейчас в руководстве КНР накануне открывающегося 8 ноября съезда Компартии Китая. Многочисленные утечки информации свидетельствуют, что влиятельные лица предлагают вычеркнуть из устава КПК упоминание об идеях Мао Цзэдуна как о теоретической основе деятельности партии. И, соответственно, всего Китая. Однако гарантировать, что Устав будет обязательно пересмотрен, пока никто не может — в Компартии Китая накануне съезда бушует острая и запутанная борьба между реформаторами-ревизионистами и левыми консерваторами.

Предстоящий съезд китайской компартии, без сомнения, станет переломным событием в современной истории Китая. Накануне съезда, пишет итальянская газета «L'Occidentale», остаётся впечатление, что азиатский колосс в настоящий момент находится на распутье, противоположные политико-экономические тенденции входят между собой в жёсткое противоречие. Ни один аналитик не решается давать уверенные прогнозы. Нужно подождать результатов партийного съезда, чтобы получить больше ясности: «Рано или поздно китайцы должны будут окончательно выбрать, по какому пути они пойдут: останется ли страна на пути авторитарного государственного капитализма с единой партией во главе, превратится ли в общество со свободным рынком, которое не может быть однопартийным, или вернётся к своим корням, вспомнив о Мао. Последний путь наименее вероятен. Мы все хотим понять, какой их двух первых путей возобладает».

Современный Китай во многом похож на Европу периода раннего капитализма. Социальный протест не затихает, ответом городских рабочих на низкую зарплату и неудовлетворительные условия труда становятся забастовки и иные формы протеста, включая самоубийства. Отличает Китай от Европы и то, что в нём в то же время существует и крестьянское протестное движение. Однако несмотря на то, что Китай в некотором смысле ещё не достиг в своём развитии уровня Европы того времени, если сложится такая ситуация, что социальный протест не найдёт выхода, а социальную политику продолжает проводить на том же низком уровне, Китай вполне может вступить на европейский путь развития, пишет сингапурская газета «Ляньхэ Цзаобао».

Удивительная, но уже почти не уникальная история приключилась в последние дни перед съездом компартии в процветающем китайском портовом городе Нинбо с населением более 5,5 миллиона человек: тысячи его разъярённых жителей вывалили на улицы и заставили местные власти считаться с их мнением.

Правда перед этим им пришлось побузить на улицах, подержать в блокаде здания муниципальной администрации и сразиться с полицией. Для некоторых смутьянов такое поведение закончилось задержанием и помятыми боками. У города Нинбо (расположен в быстро развивающемся районе к югу от Шанхая) находится огромный нефтехимический комбинат, он входит в систему еще более огромной нефтехимической корпорации «Синопек» – одной из самых крутых в мире.

И это предприятие решили расширить: предполагалось, что оно будет перерабатывать дополнительные миллионы тонн нефти в год и, главное, выпускать в огромном количестве параксилен – крайне токсичное и, говорят, канцерогенное сырьё для производства искусственных тканей. Местной публике это, понятно, не понравилось – кто гарантирует, что ядовитые пары не накроют город в случае какой-нибудь аварии?

Началось общественное брожение, а властям стали писать жалобы, на которые никто не обращал внимания. Короче, 22 октября люди вышли на улицы.

За неделю до проведения съезда Коммунистической партии Китая, из магазинов пропали товары, которые могут быть использованы для провокаций и протестных действий. К небезопасным предметам отнесены не только кухонные ножи, но и точилки для карандашей. По слухам, даже шарики для пинг-понга стали персонами нон-грата, ведь на них можно написать крамольные сообщения и призывы.

В магазинах Пекина, по свидетельству продавцов, запрещены продажи аэромоделей на дистанционном управлении. Для приобретения этой игрушки, которая теоретически может использоваться для распространения листовок, необходимо получить именное разрешение в полиции. Видимо, из-за боязни атак с неба владельцам голубей приказано держать птиц взаперти.

Пекин, в стремлении обезопасить проведение стратегически важного мероприятия для страны, установил беспрецедентные правила безопасности. Например, городские службы такси заставили демонтировать ручки для открытия окон возле пассажирских сидений. Это сделано для того, чтобы предотвратить разбрасывание листовок и шариков для пинг-понга из окон машин. Кроме того, потенциальным пассажирам приходится писать расписку, в которой они обязуются не открывать окна авто во время проезда около мест проведения мероприятий в рамках съезда и в центральной части Пекина в целом.

Поиск по словосочетанию «съезд партии» заблокирован в интернете и китайской социальной сети Sina Weibo (аналог Twitter). Правда, пользователи всё равно находят возможность обсуждать запреты, например, постят фотографии из такси с вырванными ручками.

Квалифицированные китайские специалисты всё чаще покидают родину. Среди причин – коррупция и нажим бюрократии на творческий класс. Однако в последнее время на его настроения всё больше влияет неуверенность в политической стабильности в стране.

Китай находится на пороге серьёзных событий. 8 ноября откроется съезд Коммунистической партии, после которого у руля управления государством станут лидеры нового, пятого поколения.

Что принесет грядущий день? На этот вопрос ищут ответы и представители креативного класса – квалифицированные профессионалы, предприниматели, добившиеся определенных позиций в современной экономике.

Дело в том, что многие из них не уверены в будущем. В 2010 году – последнем году, по которому есть статистика, – 508 тысяч китайцев переселились из Китая в 34 развитые страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития. По сравнению с 2000-м этот показатель вырос на 45%.

Особенно притягательными в глазах китайцев остаются США. В 2011 году там обосновалось 87 тысяч постоянных резидентов из Китая – на 70 тысяч больше, чем в предыдущем году. Китайские иммигранты подхлестывают бум в сфере недвижимости на Манхэттене в Нью-Йорке. Предприимчивые местные риелторы стали учить китайский язык.

Тем временем в самом Китае ради роста экономики власти могут отменить ограничение рождаемости. Эксперты приближённого к властям Китая China Development Research Foundation призвали официальный Пекин срочно свернуть программу ограничения рождаемости, известную под названием «Одна семья — один ребенок». В противном случае, предупреждают специалисты, КНР уже в ближайшем будущем столкнется с нехваткой рабочей силы, старением населения и, как следствие, падением темпов экономического роста.

Исследование China Development Research Foundation планируется обнародовать на следующей неделе. Однако ведущие местные СМИ получили основные тезисы документа заранее. Эксперты фонда настоятельно рекомендуют властям КНР поменять демографическую политику и отказаться от программы «Одна семья — один ребенок».

Страны Запада тяготит зависимость от Китая, ставшего с конца прошлого века «всемирной фабрикой». Похоже, что в будущем можно будет отказаться от размещения заказов на китайских заводах. Заведующий кафедрой искусственного интеллекта и робототехники Singularity University Нил Якобштейн считает, что созданный компанией Rethink Robotics индустриальный робот по имени Бэкстер имеет все шансы составить конкуренцию дешевой рабочей силе в развивающихся странах мира.

Бэкстер может выполнять весь набор базовых заводских задач – заниматься разгрузкой и погрузкой, перекладывать предметы с конвейера на конвейер и так далее. При этом Бэкстера можно научить новым функциям, не прибегая к программированию: человеку достаточно показать ему, что нужно делать.

Возможности Бэкстера существенно ограничены, по сравнению с традиционными индустриальными роботами, но и стоит он в десять раз дешевле – «всего» 22 тысячи долларов. Для многих небольших предприятий Бэкстера может быть вполне достаточно.

«Это настоящая революция. Если бы я был на вашем месте, я бы прямо сейчас пошёл и купил несколько подобных штук. Благодаря им производство может уйти из Китая», говорит Якобштейн.

НазадВперёд
6 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ужасный какой коммунизм

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

не ужаснее капитализма

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Тимур, ваши статьи всегда вызывают у меня интерес. Мнение ваше основано на анализе материалах сми, видимо переводных. Что вы оканчивали? Давно были в Китае?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо за статью! Очень интересно. Я смотрю, у них с однопартийной системой такое политическое разнообразие, которое нам и не снилось)) Зато мы "избирать" имеем право))

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

да мы все больше становимся похожими на Китай, та же монополия на власть одной партии при сохранении фиктивных псевдопартий ни на что не влияющих.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Скоро и наш край станет частью Китая! Войска выведены, экономика ниже плинтуса, умные и грамотные стараются "свалить из рашки". Так что китайцам остается только небольшая проблема - зачистить территорию Забайкалья от пассивного и невооруженного населения. Все уже готово для оккупации. Осталось найти благодарных жителей, которые встретят наших "соседей" хлебом и солью (а такие найдутся), когда их танки спокойно войдут в Читу.