Р!
22 ИЮНЯ 2021

Торстен Веллер, друг Булата, - о загадке русской души

Чего ему тут? Два года уже живёт. Преподаёт немецкий язык на бывшем ФИЯ. Русские пищат и лезут в благоустроенную Европу. А этот – 27 лет, на вид – мальчишка совсем, вихор на макушке – здесь. Verstehen? Вот и я не пойму.

Без языка

— Какими судьбами в Читу, Торстен? (здорово говорит по-русски, только иногда переспрашивает, чтоб уточнить).
— Как я сюда… попал-ся?

Смеёмся оба: лучше не скажешь. Оказывается, в Сибирь ни в ссылку, ни по большой любви, а по международной программе Фонда имени Роберта Боша. Отправил документы – дали стипендию, предложили на выбор город. Изначально хотел во Владивосток. Но там нет вуза, который участвует в программе фонда. Зато есть учебный центр для иностранцев. Учатся азиаты – японцы, корейцы (Владик же), есть несколько европейцев и американцев.

— Зачем? – допытываю.
— Хотел выучить русский язык… Культуру. Интересно.

Владивосток был первым российским городом, куда нога молодого немца ступила. Представляете крюк: Мюнхен – Владивосток? Вышел из самолёта – по-русски ни бум-бум. Переночевал в гостинице. Утром пошёл в учебный центр.

— У меня была знакомая в Париже, из Хабаровска. Она помогла.

Пять месяцев учил язык. После того, осенью 2011 года, – в Читу. В педагогический. Не преподаватель он, правда – политолог. Родился в Восточной Германии. Потом переехали в Мюнхен. Родители – инженеры, технари. А дети – Торстен с сестрой – гуманитарии.

— Конечно, родные не были в восторге, но… (смеётся).

Дед – это уже после его смерти узнали – был в России во время войны. Торстен два года учился в Германии, три – в Париже. Магистерскую защищал на французском. О Чите, когда ехал сюда, Веллер знал, что «есть такой город на карте». Про японского туриста в Жипхегене знает. Но говорит: «Это ж в глубинке». В Чите-то немца приняли радушно, как сам считает – с любопытством. Алфавит со студентами не разучивает – работает со старшими курсами. Проводить пары исключительно на немецком не получается, русский язык – на подхвате. Зато за два года Торстен поднаторел в русском, студенты – в Deutsche Spraсhe, и всем хорошо. Каверзничаю: молодой преподаватель – студентки…

— Дистанция есть. Пытаюсь быть строгим (смеётся). Хоть и не всегда получается. Отношения именно «преподаватель – студенты». Так правильнее. Большая разница между русскими и немецкими студентами. Русские – младше. И это чувствуется. Не такие самостоятельные. Немного… как в школе.

Может, и так. Но немцы-то чересчур уж какие-то взрослые, самостоятельные. Я бы на два года в чужую страну уехала – родители скайп бы оборвали. А тут вроде как в порядке вещей. Три года во Франции. До поездки в Россию два месяца в Ташкенте отработал. Знает английский, французский, русский. Начал китайский учить. В июне экзамены у студентов примет, и в сентябре – в Пекин. На этот раз в качестве студента. Немецкий в Китае не в ходу. Будет изъясняться и учиться на английском.

— Это нужно для будущего. Мы так… баллы нарабатываем. Летом ездил домой в Германию – мои друзья сейчас тоже работают… везде.

Что за радость – разбежаться по миру? Багаж знаний набрать, жажда впечатлений? В самостоятельное плавание немцы уходят обычно уже после 18. Нормально, если родители помогают ребёнку заплатить за обучение, а, получив профессию, он возвращает «долг». В делах амурных голову теряют редко. По крайней мере, как объясняет Торстен, так рано, как русские, не женятся. Только годам к 30, когда встанут на ноги. Почти не бывает такого, что супругами становятся по первой любви – обычно к венцу приходят с более солидным опытом. А уж «интересное положение» как причина срочно вступить в брак – совсем редкость.

Позы под Булгакова

Торстен за два года побывал в Москве, Воронеже, Ижевске, Новосибирске, Томске, Иркутске, Якутске, Хабаровске, Благовещенске, Улан-Удэ.

— Что вам тут нравится?
— В Чите или в России?
— А Чита от России отличается?
— По-моему, да. Сильно. Разные регионы – и между ними разница есть…
— Так же как между разными землями в Германии?
— У нас есть разные диалекты… В плане характеров… тоже есть различия. А здесь, конечно, есть очень своеобразные республики такие, как Бурятия и Саха, где совсем другая культура, другой язык.

Коллеги-преподаватели открыли для Торстена Арахлей, друг Булат – Алханай, Агинское и кафе «Алтаргана» в Чите, где подают невиданное немцем блюдо — позы. С Булатом познакомились в Берлине (туда ездила группа читинских студентов). В Чите сдружились.

— А фамилия друга как?
— Сложно… (смеётся)
.

Несколько друзей Булата стали друзьями Торстена. Новый год встречал с ними. Прошлой зимой даже нырнул в прорубь на Кеноне. Не на Крещение, правда, — позже. Но, видимо, русская забава не сильно понравилась – нынче моржевать не стал.

— В Германии тоже так делают?
— У нас не так холодно (смеётся). Но можно.

Сейчас Булат в армии, долг Родине отдаёт. А Торстен преподаёт, в свободное время иногда навещает кинотеатр, побывал в драматическом. Читает. Говорит, что никогда до этого русских писателей не читал. Даже в переводе. Всё – здесь. Сейчас вот «доедает» Булгакова. «Мастера и Маргариту».

— Нравится? Понятно?
— Ну, да… Понятно.

Кажется, ему у нас вполне комфортно. Погода устраивает, после владивостокских ветров даже забайкальский мороз в радость. В быте неприхотлив. Живёт в общежитии для аспирантов и преподавателей. Смеётся: «Во Владивостоке тоже в новом общежитии жил, но с китайцами! Поэтому здесь… всё нормально».

— Чего не хватало вокруг в первые месяцы чисто немецкого? В еде, в культуре, общественном транспорте…
— Я об этом не думал. Всё было интересно. Благоустройство? В молодости всё легче воспринимается. Есть, конечно, мелочи такие…

Рассказывает, что в Чите иностранец, видимо, ещё экзотика. Во Владивостоке, Иркутске – привыкли и внимания не обращают.

— А в Чите идём с друзьями по площади Ленина. Группа туристов фотографирует ходит, а вокруг: «Гляди, гляди, иностранцы!». Чуть не пальцем показывают (смеётся).

Людей на улицах – если куда-то нужно пройти, что-то найти – спрашивает на русском. А однажды пришёл в музей Декабристов. Один. Купил билет. «И… продавец…. смотритель, да… спросила меня на немецком, являюсь ли я иностранцем (смеётся). Хорошая попытка».

— А что в Германии думают о русских? По-честному.
— Ну… есть разные суждения. Сейчас расхоже представление о русских олигархах и о сильной коррупции. Кризис. Но немецкий бизнес боится идти в Россию. А положительное, в основном, связано с культурой. Что русские пишут хорошие книги.
— И про то, что пьют?
— Ну да. Только можно ли это уже называть отрицательным… Это уже… как сказать… смешно. Как анекдот.
Или, например, после случая в Челябинске, появились русские ролики в немецких СМИ. Все смотрят – и смешно. Потому что русские что-нибудь такое придумают… Вообще!

— Да что ж там смешного-то?!
— Понимаете, сама ситуация воспринимается немцами совершенно иначе, чем русскими. Реакция людей. Спокойненько так – ну метеорит, ничего страшного. Для нас это вообще удивительно.

Кстати, так же как мы про них, немцы про русских анекдоты травят. Сидят два баварца вечерком и рассказывают:

— Идут два новых русских по Лондону. Один гОрдится галстУком. Рассказывает, что смотри – новый галстук. Стоит 100 фунтов. А другой ему отвечает: «Ты такой дурак! Есть другой магазин – там стоит 200!». Но лучшие анекдоты, которые я знаю, это не о русских, а от русских! Они связаны с жизнью. Если б я здесь не жил, вряд ли бы это было бы понятно.

— Значит, нет для вас больше загадки русской души?
— Не очень. По-моему, это просто… красивое выражение. Все люди могут найти общий язык и понять друга. Да, здесь свой мир, и не всегда понятно, почему люди делают то или другое. Иногда люди очень эмоциональные. У нас не так – немцы сдержаннее. А в остальном… Хамство – с ним хоть где, в любой стране столкнуться можно. Пунктуальность? Мне кажется у русских просто другой уровень самоорганизации. А ещё есть подспудное желание переложить дело или решение на другого. Потому что, когда сам, то это… чуть-чуть опасно, что ли.

Правда, загадкой для меня остаётся поведение русских в некоторых ситуациях. На почте, например. Когда стоят в трёх разных очередях в одно время. Или, к примеру, я стою, а они вперёд меня подходят к окошечку. Спрашиваю: а почему вы вперёд меня? «Так вы не сказали, что тоже стоите!» Ну как так? (смеётся)

Русский бренд – водка и ракеты

— Наверное, студенты вас спрашивают о жизни в Германии…
— Да. И я хочу, чтоб у них не было розовых очков. Пусть знают истинное положение вещей. У нас тоже не всё так просто и красиво, как кажется. Работать надо очень много. Чтобы хорошо жить иностранцу в Германии, нужен другой уровень образования. С дипломом из Читы тебя спросят, что ты тут делаешь. Конечно, можно работать преподавателем русского языка. Но у нас уже много русских есть. Поэтому устроиться тоже сложно. Самое лучшее, что приезжие могли бы делать – это начать бизнес. Но тоже не знаю: лучше заниматься этим здесь или там.

Зачастую делают вот что — открывают маленькие русские магазины. Продуктовые. Русский маркет. Есть, конечно, предприятия, которые занимаются услугами. Чтобы, например, те, кто приезжают в Германию, могли купить там недвижимость, подлечиться в немецких больницах. В Мюнхене даже видел маршрутку – именно для русских. От аэропорта до больницы.

Ещё можно заняться организацией туристических маршрутов. А если просто работать для немецких предприятий, тогда лучше делать это здесь, в России. Потому что немецкие предприятия тоже хотят, чтобы русские молодые специалисты работали на немецких предприятиях именно в России. Это… выгоднее для наших.

Честный малый. И правда, чего юлить: бизнес есть бизнес.

— А что русское ценится за границей?
— Оружие, — сказал Торстен, после долгой паузы. – Автоматы, ракеты… А ещё фотоаппараты – раньше, не помню название. И часы.

Я домой привозил из России сувениры и… водку. Правда-правда. Это то же самое, что в России немецкое пиво: оно совсем не похоже на то, что продают в Германии – совсем другое качество и вкус. Русскую водку у нас тоже продают. Но пить её надо здесь – в России: вкуснее здесь (смеётся).

Славный Торстен! Теперь точно знаю, с чем навещать знакомых в Германии, если доведётся там побывать. А ему с парашютом посоветовала прыгнуть. «Дорого, наверное?» — спрашивает. Любопытно, на каком языке перворазник выскажется нескромно, когда в небо шагнёт… Немецком, английском, французском, русском, китайском…

НазадВперёд
2 отзыва
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Эх, Торстен, Торстен.Если б наш дурацкий политех хотя бы пытался наладить связи с Германией - я бы то же сидел в каком-нибудь Кобленце например и рассказывал кому на руси жить хорошо. А мы тут только с Китаем связи строим. эх, рассея.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Грамотный и честный малый. К его словам прислушаться надо всем, как студентам, так и предпринимателям всех мастей, а также Путину. Послушать и сделать правильные выводы.