Р!
16 СЕНТЯБРЯ 2019
Культурный слой

Первое знакомство с Русским литературным клубом

Как бы ни старались фильмы и телешоу вытеснить книги, как бы ни коверкали язык все, кому не лень, как бы дорого ни стоила литература в магазинах, слово и всё, что с ним связано, остаётся точкой притяжения для многих. Стихи и проза воспитывают, укрепляют, исцеляют, а заодно ежегодно рекрутируют тысячи новобранцев, черкающих в черновиках то, что после многих трудов будет когда-то опубликовано в книге. В новой рубрике «Культурный слой» мы познакомимся с инициатором создания читинского отделения Русского литературного клуба Светланой Гончаренко, посмотрим фотографии из литературных гостиных, увидим лица забайкальских писателей и почитаем некоторые, написанные здесь, среди этих домов и сосен, стихи.

Счастье утопающей в книгах

Я родилась в Чите. Училась на факультете иностранных языков, а затем работала в школе учителем английского языка. Потом решила искать себя, ведь когда ты только заканчиваешь вуз, ты ещё дурак-дураком, сам не знаешь, чего хочешь.

Уехала в Москву, училась там, встретила интересных людей, и меня пригласили поработать в Белоруссию. Там я работала у одного протестантского пастора-философа. Он писал кандидатскую диссертацию, а я помогала ему работать с литературой, набирала то, что он наговаривал на диктофон, писала и получала первый редакторский опыт. У него была огромная библиотека, и я утопала в книгах. Это было настоящее счастье.

Белоруссия была поворотным пунктом, где я поняла, что не могу без писательства. Пишу стихи уже 20 лет, и только 10 лет назад опубликовалась впервые — это была публикация в минском журнале «Неман». Какое-то время я жила в городе Лепеле и там была в литературно-музыкальном творческом объединении «Выток», «исток» по-белорусски. Познакомилась с многими творческими людьми, мне там было уютно. Сейчас я стараюсь делать так же, чтобы людям было уютно и хорошо в нашем Литклубе.

В 2005 году мы с семьёй приехали в Читу, и меня пригласили работать в газету «Чадо», где я благополучно проработала редактором до того момента, когда газету решили закрыть в 2009 году. Потом начала работать в журнале «Свадьба». Глянец был для меня новым и интересным. Начала писать небольшие статьи по поручению главного редактора, расписалась, и меня взяли на работу. Я стала редактором. Потом стала редактировать и сайт. Мне очень нравилось писать о любви. Истории о том, как люди встречаются, как создаются семьи, как живут потом. И для моего творчества это был полезный опыт.

Литература во вне и наяву

С 2009 года я присматривалась к сайту Стихи.ру. Начала понемногу закидывать туда свои стихи и наблюдать за реакцией. Их читали, и это было интересно. Мне повезло, и я там не натыкалась ни на хамов, ни на идиотов. Мне нравится находить и изучать самобытных поэтов-современников. Я читала их стихи, думала, как здорово, что люди читают и пишут. Люди знают Лермонтова, Некрасова, Гумилёва, прекрасного нашего Вознесенского, Цветаеву. Это было полезным открытием, чтобы не думать, что наш мир скатился куда-то вниз, и всё у нас плохо.

В 2011 году Русский литературный клуб, создавший порталы Стихи.ру и Проза.ру, обратил взоры на регионы и хорошо, что так сделал. Одно дело, это Москва, Питер, Тверь и прочее. Там особый дух истории, только дыши, впитывай и будь живым и настоящим. Но ведь во всех регионах есть и корни, и духовное богатство, и культурное наследие. И всё это духовное богатство теперь туда, в Литклуб, начало вливаться. Это вдохновляет.

Зная, что здесь, в Забайкалье, много людей, которых можно достойно представить, показать свой регион, я отправила анкету в Русский литературный клуб. В основе Литклуба такие замечательные люди, как Константин Кедров-Челищев и Андрей Вознесенский. Именно когда я увидела их имена в списке отцов-основателей, я и решила попытаться отправить туда свою анкету. Отправила и забыла. А потом майской ночью 2011 года мне позвонили из Москвы и предложили открыть региональное отделение в Чите. У меня от этого сорвало полголовы. Потом я окончательно проснулась и стала думать, а что мне теперь с этим богатством делать.

Меня поддержали забайкальские писатели и поэты Тытенко, Муратова и Лихунча. Мы подали документы, и Москва всё очень чётко и быстро сделала по регистрации регионального отделения. У нас на руках оказались членские билеты Русского литературного клуба и мы начали свою творческую работу.

Скорая литературная помощь

Русский литературный клуб – это структурное подразделение Российского Союза писателей. Это новое, прогрессивное объединение, которое направлено на человека, на читателя, широко работает с интернетом. Это люди, которые не закрыты для всего нового и понимают всё шире, чем простое написание книг и получение гонораров. Наш девиз гласит: «Каждый автор имеет право найти своего читателя». Очень многие писатели сегодня думают, что писатель – это человек, который далёк от мира, он восседает на облаках славы, и все ему должны. Все наши великие писатели не были такими. Иначе бы они не были такими великими, и мы бы их так не любили. Потому Литклуб создает основу для свободного творческого труда, самовыражения, развития и признания каждого автора.

Наша первоочередная задача в Литклубе – это просветительская деятельность. Работа с творческой молодёжью, поддержка. Многие пишущие люди одиноки, некоторые даже не выходят в интернет. Мы проводим литературные вечера, встречи писателей с читателями, разные мероприятия в школах, в других учебных заведениях. Наше основное достижение – это литературная гостиная. Я давно мечтала об этом. Очень хотелось литературных мероприятий не похожих на шоу, как это у нас везде и всюду. И в гостиных каждый, кто пришёл, в формате свободного микрофона может выступить. Люди тянутся к этому, им это интересно. Литература по-прежнему интересна людям, поэзия живет.

Кроме того, мы занимаемся книгоизданием. Мы создали серию книг «Живая энергия Забайкалья», с 2013 года начали издавать альманах «Мир в Слове», готовим к выпуску книги индивидуальных авторов, членов клуба. У нас всегда много планов, идей и проектов, которые мы постепенно осуществляем вместе.

И каждый, кто ищет себя в литературном творчестве, пишет стихи или прозу, кому интересно было бы встречаться с творческими людьми, может обратиться за поддержкой в Региональное отделение Русского литературного клуба. А выйти на нас можно через блоги.

Любовь Панасюк, поэтесса

ОЗЕРО ХАЛАНДА

Неба прозрачный шатер,
Озера синего блюдце.
Солнце встает из-за гор,
Птицы с рассветом проснутся.

Сосны на сопках стоят-
Воины в форме зеленой,
Мир и покой сторожат
Той стороны отдаленной.

Здесь отдыхает душа
От суеты и сомнений.
Время течет,не спеша,
Сердце не знает волнений.

Скоро уедем домой.
Там, в забайкальской столице,
Долгой, холодной зимой,
Будет нам Халанда сниться.

ХОРОША В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ ГОДА

Ветреная, юная весна
Жемчугом рассыпала капели.
Реки пробудились ото сна,
Рощи и поля зазеленели.

Яркою и знойной красотой
Солнечное лето покорило.
В небе колесницей золотой
Катит солнце — древний бог Ярило.

Осень запоздалую красу
Подчеркнула краской желтой, яркой.
В огороде, в поле и в лесу
Щедрые оставила подарки.

Снежная, холодная зима
Прикатила в ледяной карете.
В белом всё: деревья и дома,
Серебрится иней в лунном свете.

Милая сторонушка моя
хороша в любое время года!
Славлю забайкальские края,
Красоту своей родной природы.

Валерий Тытенко, полковник запаса, поэт, писатель, общественный деятель

ЗУН-ТОРЕЙ

На черном песке – белая наледь.
Острых торосов – волчий оскал.
Вручает наследство
нам древняя память, —
седую обитель обветренных скал.

Дзерены чутко слушают небо.
Над степью заснеженной
зыбкий туман.
Облака, как обозы спелого хлеба, —
ветром ведомый степной караван.

Между холмами,
людьми позабытый,
бежит до Китая снежный накат.
Домик, как маршал,
природы хранитель.
Столбики –
строй деревянных солдат.

Чабанский промысел
дальних пастбищ
уводит отары далеко в снега,
Корм добывая из снежных лапищ.
…Траву заметает седая пурга.

На черном песке – белая наледь.
Острых торосов – волчий оскал.
Вручает наследство нам
древняя память –
седую обитель обветренных скал…

***
Кулусутай в белесой дымке…
Прохладу ветер с озера донес.
И на былинках — светлые росинки
Зарю купают в царстве грез.

Рубины – искры, мох зеленый.
Живой огонь в траве блестит.
И в пойме узкой соль озерная
Пески придонные белит.

Здесь кочки, как горбы верблюжьи.
В них гнезда птичьи. От жары
Спасают кулички и гуси
Свое потомство исстари.

Вода ушла. Она далеко
Стада на травы увела.
Деревня спит в степи широкой.
Под светом звезд и до утра.

Светлана Гончаренко, поэт, журналист, председатель правления Регионального отделения Русского литературного клуба в Чите

ПАМЯТИ МИХАИЛА ВИШНЯКОВА

Он шел по бурелому
Историй, поколений:
Наперекор былому,
Без страха и сомнений.
Певец Сибири славный
И духа сотаинник,
И русского начала,
Поэзии пустынник.
Как знахарь, он глаголом
Все врачевал эпоху,
Знал цену злато-слову
Среди чертополоха.
Как Гамаюн извечный,
Орланом в небе таял,
Путь лучший, бесконечный
Избрал – вдали от стаи…

БОЛЬ МОЯ – РОССИЯ…

О чем писать тебе, Россия?
О горе скорбных хат,
Что вдоль пути в тумане синем
По утру стоят?

О безнадежно одиноких
Обглоданных лесах?
О бурях и пожарах долгих –
Вскользь и впопыхах?…

Одно унылое кладбище
И глушь со всех сторон.
Давно проплакала глазищи
От долгих похорон.

О чем грустить с тобой, родная,
Чумазая моя?
Когда-то светлая, святая,
Добрая земля?

Какое набожное племя
Любви и светлых грез
Вернет тебе величья время,
Утра чистых рос?

***
Мне белым облаком над Родиной лететь
Судил Господь – от края и до края,
Малиновые сны ее воспеть,
Красоты и нужду обозревая.

Широкие лоскутные поля
И цепью бесконечною – дороги,
Березы, клены, ивы, тополя,
А там – и горные массивы, и отроги.

Лазурных рек блистательная стать
И в зеркалах озер – небес отображенье,
Лесов – могучих некогда – редеющая рать
В неравном с технологией сраженье.

И каменистый берег северных морей,
И мшистые покровы тундры заполярной,
Стада оленей, стаи журавлей…
Так часто пропадают от руки бездарной.

Вот городов и деревень – большой скачок.
Пульсации и малых тварей, и великих…
Свой шаткий дом плетет отважный паучок
В сорочьей пряже красной повилики.

Под этим небом нежно-голубым
Глубокое томленье вековое,
За каменным надгробием любым
Стоит надежда воскресить живое:

Все, что до времени схоронено от глаз –
В народной памяти и в сундуках старинных.
Мне сверху это видно и сейчас,
Другим же – только сны о днях былинных.

Предчувствием напоены ветра,
Они летят, несут меня с собою.
Уже и даль рассветная светла,
И распрощаться хочется с тоскою…

Наталья Кабатова, художник

***
Там, где травы растут, там, где сосны шумят
Есть для сердца покой, для души благодать.
Ветер песни поет среди древних хребтов,
Прочь, хандра, уходи в пыль и шум городов!

Не достанешь меня – я в далекой тайге!
На плоту поплыву по широкой реке,
Край таежный велик, лес могучий суров
Далеко распластался зеленый покров.

По дорожкам и тропам звериным пройдусь,
На скалистую гору отважно взберусь.
Хвойный воздух усталое тело бодрит,
Ключ студеный веселый играет, журчит.

В каждом дереве, в камне, в лесной тишине,
В дуновении ветра, берез белизне
Есть великая тайна с начала времен
И Создателя мудрость везде и во всем.

Юлия Болтаевская, журналист

БЕРЕГИТЕ ДРУГ ДРУГА

Берегите друг друга, люди,
Темной ночью и светлым днем!
В мире столько жестоких судеб,
Столько жизней горит огнем.

Неизвестно, что будет завтра –
Можно многое не успеть:
Переменится жизнь внезапно,
Или право получит смерть.

И тогда, ощутив острее,
Что нам ближе уже не стать,
Мы поймем, что всего страшнее –
Вдруг к кому-либо опоздать.

ПОЛНОТА ЖИЗНИ

Как сладко жить, не замечая дней,
Часов не помнить, не считать мгновений.
Щекою льнуть в ночи к груди твоей
И погружаться в море сновидений!

Как хорошо одной писать стихи,
Лишь ты уйдешь, и плакать до рассвета
Над каждой строчкой, выводя штрихи,
Пока ночь тлеет, словно сигарета.

И так отрадно полный день вдыхать,
Потом закатом нежным любоваться.
И каждый раз мир снова открывать,
И каждый миг, как заново рождаться.

И так любить, как могут небеса
Оберегать и воды, и долины.
И всей душою верить в чудеса,
И брать с успехом новые вершины.

Да просто жить, и радоваться дню.
Для счастья мне совсем немного нужно:
Осознавать, что я пишу, творю,
Люблю — и сердце бьется непослушно,

И страстно рвется к новым берегам,
И ищет то, что прежде не бывало…
Чего тут ждать – мир к нашим льнет ногам,
А вдруг споткнемся, так начнем сначала…

Никита Мордовин, журналист
Из цикла «Девы стихий»

ДЕВА ОГНЯ

Дым – завеса белая
Заколдует дом,
Ты, совсем не смелая,
Склонилась над огнем.

Не пугайся пламени –
Оно не обожжет,
Из твоей лишь памяти
Холод уберет.

Огненные волосы,
Изумруды глаз,
Ты не слышишь голоса,
Что звучит сейчас.

Он читает знание,
Что забыли мы.
Потеряв сознание
Дева видит сны.

Там она – несчастная
Долгий бой ведет
И судьбе подвластная
К выходу идет.
И за то что вывела
Сердце свое в свет,
Боги дали имя ей
И простой ответ.

И открылись очи,
Заблистав огнем.
А мы уж полночи
Пробужденья ждем…

Дым – завеса белая
Покидает дом,
Ты – такая смелая
Властвуешь огнем.

ДЕВА ВОДЫ

Капля за каплей из чаши прозрачной
Капают слезы в бездонную синь.
Злую мечту, в снах твоих, мрачной
Как эту ненужную чашу откинь.

Сонной водой тебя успокоит море,
Слезы омоет, что бегут по щекам,
Вытолкнет ненавистное горе,
Совсем не нужно оно нам.

Замочила русые косы.
Замочила и расплела,
Ноги гладкие по-прежнему босы,
А глаза, как родная река.

Как озерная выдра нырнула.
Нырнула в глубокий-глубокий сон.
Уснула! Уснула! Уснула!!
А в том сне – коралловый трон.

Всем существом своим хочешь
Доплыть до него, добежать.
Но нет. Ноги только обмочишь –
Себя тебе надо сломать!

Сломать. И построить по новой,
Как храм голубой из песка –
Тогда ляжет накидкой лиловой
Царство ундин на тебя.

И ресницы тогда поднялись
Над глубокими водами глаз.
А мы… А мы так боялись
Услышать предсмертный твой глас.

Чаша прозрачная – прибоем разбита,
А злая мечта – утонула навек.
Рукой своей, что силой налита –
Ты подчинила и волн быстрый бег.

Зинаида Староверова, студентка филфака

ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ

Дождь косой – мой парламентер
Передаёт все мои слова:
— Да святится имя Твоё,
Как любви одолень – трава…

Не влечу я в твоё жильё,
Птицей ставшая в небесах,
Да святится имя Твоё,
Как осенней земли краса…

Поросло всё давно быльем,
Но мечтаю с тобою быть…
Да святится имя Твоё,
Что пытаюсь давно забыть…

СТАРЫЙ ГОРОД

Зацелован безмолвьем желтеющих фраз
Город мой, опоясанный старыми доками …
Я люблю это море бездонных глаз,
Опрокинутых в небо высокое …

Здесь душа говорит вдохновенною лирой …
И взволновано с берегом шепчет прибой …
Не нужна возвращенью иная причина…
Если радость играет холодной волной …

Олег Мюллер

***
Почтим героев за победу павших,
И тех, кто выжил в той войне былой,
Детей и женщин, жизнь свою отдавших,
С проклятой ненавистною ордой.

Ещё тех лет остались в сердце раны —
Неизлечимой болью говорят.
Судьбой неисправимою изъяны
Отчизны не вернувшихся солдат.

Крепись, Россия — матушка, держава!
О доле той, что выпала в тот век,
Не в двух словах, а с выражением — Слава!
Да здравствует советский человек!

Мы помним, и забыть нам невозможно
Победный клич — да здравствует ура!
Невыносимо было, очень сложно,
Но всё-таки нам праздновать пора.

Салюты, торжество и фронтовые,
Спасибо вам с поклоном до земли!
Мы помним вас, любимые, родные
За то, что защитить вы нас смогли.



7 отзывов

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

Добавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Появление представительства Общероссийской общественной организации "РЛК" в Чите явление - ожидаемое. В литературной жизни региона существуют серьезные проблемы: высокая дороговизна печатных изданий, и нежелание административных органов искать таких людей и помогать им не только печататься но и выступать на аудитории. А почему бы не организрвывать литературные фестивали в Чите и районах? Но кто за это возьмется?

Наш клуб решает эти задачи в интересах своих членов, во первых есть полиграфическая база, позволяющая удешевить печатный процесс, опыт проведения литературных гостинных, куда можно приглашать кого угодно, независимо от возраста и пристрастия, не важно пишешь сам, либо являешься любителем художественной литературы. Работает молодежная студия, где тебе помогают, а не шлифуют, испытывая некоторые садистские ощущения личной правоты.

Клуб, это не союз, тяготеющий к комитетным способам работы и мнению в последней инстанции. Да собственно говоря, а судьи там кто? Члены организации и не более того. А клуб держится на энтузиастах и активе, для которых коллективизм - важнейшая форма поддержки коллегами по ремеслу.

Светлана Гончаренко доказала, что есть нормальные пути к сердцу авторов, не разделяя их на профессиональных и начинающих. У нас всем одинаково комфортно, потому что главный ценитель литературного исскуства это читатель и никто больше. Все остальные, опытные писатели, литературоведы и критики могут высказывать лишь свое мнение, к которому вовсе не обязательно прислушиваться, чтобы избегать зализанных фраз, избитых рифм и наезженных штампов.

Клубные мероприятия проходят не реже одного раза в месяц, все они тематические и насыщенные обменом мнений и рекомендациями. И я бы наверное так сказал, мы не ищем славы, а объединяем своими проектами творческих людей, нуждающихся в помощи и поддержке, а также согласных принимать активное участие в работе литклуба. Это наш главный принцип.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Круто, если в Чите появятся новые поэты, как Евтушенко или Вознесенский несущие слово в народ, идущие с открытым лицом к людям. А главное открытым сердцем. Удачи Литклубу! Хотелось бы объявления увидеть заранее о новых мероприятиях.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Поэты поэтами, но вот хороших прозаиков в Забайкалье нет.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вопрос: Если всё так хорошо, почему среди литклубовцев нет членов СП России? Они ведь члены какой-то новоявленной организации. Почему с Забайкальской писательской организацией такие напряжённые отношения? Почему литклуб не присутствует на Забайкальской осени? Одним словом - литклуб - это просто любительский клуб? Тогда планку нужно поднимать, в первую очередь организатору. Вот примеры рифмовок организатора: "Одичавших, бездушных, ничьих,

И зовёте на пир – как своих."

улыбался - касался, протянула-вздохнула, обоймет-пойдёт,

"Раньше были мы народом,

А теперь, видать, никто.

Наше модное искусство

Не способно ни на что."

""Не зарекайся от сумы."

Всё им не впрок – галдят.

Взойти на подиум судьбы

Торопятся, спешат."

И так везде. Автор не способен работать над словом. Язык довольно бедный. Чему же тогда она учит других?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

И у Тытенко, и у Лихунчи стихи с подобными же ляпами. Товарищи элементарно не знают, что такое стихотворный размер. Ударения скачут, пардон, как блохи на собаке. Гляньте, если не верите их страницы:

http://www.stihi.ru/avtor/titenk0 Валерий Тытенко

http://www.stihi.ru/avtor/lvs52likВладимир Лихунча

http://www.stihi.ru/avtor/fotinia1 Светлана Гончаренко

Очень надеюсь,что профессиональные писатели не пройдут мимо. Есть повод поговорить о литературе и о новоявленных членах каких-то организаций. Слишком много, помимо официальных, развелось самодеятельных союзов писателей. Мы рискуем вырастить поколения графоманов. А потом будем удивляться, куда подевалась литература.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Стихи слабые, конечно. И графоманы - а они были всегда - сейчас сильно на подъеме.) Самое печальное, что на них есть спрос. Вкусы публики по большей частью сформированы попсовыми текстами теле и радио песенок. Будем надеяться, что это временное явление. Настоящий читатель - чувствующий, думающий и понимающий - никуда не денется. А до каждого с горючим словом все равно не доберешься. ) Если честно, в такой среде тяжело. Часто просто не с кем поговорить и видно, что не понимают в полной мере того. что ты делаешь. Вне зависимости от того, что ты делаешь - любишь пишешь или сходишь с ума.) А так-то литлуб - это хорошо. И начинать, я думаю, стоит с тематических вечеров, посвященных классикам, в т.ч. и современным.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"Все остальные, опытные писатели, литературоведы и критики могут высказывать лишь свое мнение, к которому вовсе не обязательно прислушиваться, чтобы избегать зализанных фраз, избитых рифм и наезженных штампов." Мда. Вот так "посткриптум". Значит, у опытных всё зализанное, а тут вот оно - настоящее. Приехали.