Р!
24 ИЮЛЯ 2021
23 июля 2021

Православие против ливийского сценария? Оценки визита главы РПЦ в Китай

С 10 по 15 мая Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил с визитом Китайскую Народную Республику. Несмотря на немногочисленные сообщения в западных СМИ об этом визите, можно с полной уверенностью утверждать, что это – знаковое событие не только для России и Китая, но и в целом для всего мира.

Для лучшего понимания значения этого визита, необходимо принять во внимание ситуацию со свободой совести в Китае и непростую историю становления православной церкви в этой стране.

В настоящее время в Китае официально признаны и пользуются соответствующими привилегиями пять религий: буддизм, даосизм, ислам, а также две ветви христианства – католицизм и протестантизм. Китайское законодательство даёт гражданам право свободы вероисповедания. Сегодня в КНР около 200 миллионов верующих при населении 1,3 миллиарда человек, около 100 тысяч мест отправления культа. Буддизм и даосизм наиболее распространены как массовые верования среди китайцев, число последователей буддизма достигает 100 миллионов человек.

Современный подход властей к религиозной деятельности был сформулирован в декабре 2001 года, когда ЦК Коммунистической партии Китая и Госсовет КНР совместно провели первую со времен образования КНР Всекитайскую конференцию по религиозной работе. Тогдашний руководитель компартии и страны Цзян Цзэминь заявил, что в период социализма религия носит массовый и долговременный характер, тем самым подведя черту под попытками истребить или ограничить религиозную жизнь в угоду требованиям атеистической идеологии. При этом власти говорят о необходимости корректировки традиционного марксистского подхода путём уяснения объективных законов развития религии и учёта сложной роли религии в международных делах.

В настоящее время китайские власти исходят, прежде всего, из того, что религия представляет собой массовое общественное явление, она ещё долго будет существовать даже в социалистическом обществе. Во-вторых, у верующих и неверующих китайцев есть общие коренные интересы в политической и экономической областях, по сравнению с которыми расхождения в идеологии и вере не являются существенными. В-третьих, ныне для Китая важнейшей задачей является модернизация, требующая сплочения людей с разными взглядами, а это невозможно без свободы вероисповедания и взаимного уважения между верующими и неверующими, а также между последователями различных религий.

Отказавшись от лозунгов борьбы с религией, китайские власти не отказываются от контроля над религией, особо подчёркивая недопустимость враждебного «проникновения извне под флагами религии». Наиболее явно неприятие иностранного вмешательства сказалось на судьбе 12–миллионной католической общины, разделенной примерно пополам на официальную патриотическую и неофициальную ватиканскую часть, сохранившую в нарушение государственного запрета верность иностранному руководителю в лице Папы Римского.

В феврале 1989 года власти пошли на уступку – китайским католикам было позволено поддерживать «чисто религиозную связь с Папой», признавать его духовный авторитет и молиться за него. Ватикану по–прежнему запрещено вмешиваться во внутренние дела Китая, назначая своих епископов.

Православное христианство, хотя и имеет своих приверженцев (около 15 тысяч человек) на северо-востоке и в Синьцзяне, официально не признано. Тем не менее, история православия в Китае насчитывает более 300 лет и тесно связано с трагическими событиями в истории России и Китая. Православие появилось в Китае в XVII веке, когда в Пекин вместе с пленными казаками из Албазинского острога прибыл русский священник Максим Леонтьев. С 1713 года в Китае действовала Российская духовная миссия, которая продолжительное время исполняла функции и дипломатического представительства России.

Количество исповедующих православие в Китае никогда не было большим. К началу ХХ века, до восстания ихэтуаней православная паства в Китае насчитывала около тысячи человек. Во время событий 10-11 июня 1900 года в Пекине Русская духовная миссия потеряла 300 человек, некоторые из них отреклись от православия, но другие 222 православных китайца приняли мученическую смерть от ихэтуаней и были канонизированы в 1902 году Священным Синодом.

После 1917 года количество православных в Китае увеличилось за счёт исхода из России около полумиллиона русских. С приездом эмигрантов из России в Китае началось массовое строительство храмов, прежде всего в Северо-Восточном Китае. Увеличение православной паствы за счёт прибывших из бывшей Российской империи привело практически к полному сворачиванию миссионерской деятельности Русской духовной миссии среди китайцев. Православие стало восприниматься китайцами как «русская вера». Богослужения на китайском языке совершались только в Пекине, да и то нечасто. Сама же духовная миссия была подчинена Архиерейскому Синоду Русской Православной Церкви Заграницей.

В декабре 1945 года решением Священного Синода Русской Православной Церкви дальневосточные епархии на территории Китая вошли в состав Московского патриархата. Создание в 1949 году Китайской Народной Республики вновь привело к эмиграции русских, теперь уже из Китая. Власть китайских коммунистов усилила давление на церковь – в Китае была провозглашена политика государственного атеизма.

В 1950-х годах Мао Цзэдун, принимая помощь от «старшего брата» — СССР, уже допускал возможность ухудшения или разрыва в будущем отношений с Советским Союзом ради сближения с США и западными странами, а также выхода своей страны на международную арену как самостоятельного игрока. Русские, остающиеся на территории КНР, рассматривались им как возможная «пятая колонна», а православие, равно как католичество и протестантизм, – как своего рода орудие идеологического воздействия на умы китайцев. В 1954 году была закрыта Русская духовная миссия. В 1957 году создана Китайская Автономная Православная церковь. С того времени и до настоящего дня в Китае, кроме территорий Гонконга и Макао, нет и не может быть православных приходов иных, чем приходы Китайской Автономной Православной Церкви.

Исторический период рождения Китайской Автономной Православной Церкви не был благоприятным для её самостоятельного развития. Ещё нуждавшаяся в помощи со стороны, Церковь по причине постоянного противодействия властей КНР так и не смогла провести свой Поместный собор – таким образом, избрание епископа Пекинского Василия (Шуан) в качестве главы Церкви так и не было совершено, и её канонический статус остался в большей степени моделью, нежели реальностью.

Юридическое положение Китайской Автономной Православной Церкви также было уязвимым: она не создала в то время «Православную патриотическую ассоциацию», которая по требованию властей должна была бы быть признаваемой государством структурой, через которую и должны были выстаиваться церковно-государственные отношения (подобные объединения, своего рода дублирующие организационные структуры, созданы были в КНР католиками, протестантами, мусульманами, буддистами и даосистами). В итоге Церковь в КНР не получила возможности быть признанной властями на национальном уровне, оставаясь юридически неоформленной в единую структуру, по сути являясь группой разобщённых приходов в разных частях страны. В решении имущественных вопросов также были допущены существенные ошибки: Церковь самостоятельно отказалась от своих имущественных прав. Всё недвижимое имущество было 30 марта 1956 года передано архиепископом Пекинским Виктором (Святиным) властям КНР для национализации в надежде на то, что этот шаг вызовет благосклонное отношение к Китайской Православной Церкви. Увы, этого не произошло. Для сравнения: ни Католическая, ни Протестантская Церкви в Китае не отдали для национализации своё имущество – всё оно было отобрано, что и было должным образом зафиксировано, что дало основание для частичного возвращения недвижимого имущества католической и протестантской церквям в Китае по окончании «культурной революции».

В 1960-е годы Китайская Автономная Православная Церковь, как и все религиозные организации КНР, подверглась масштабным гонениям, которые практически уничтожили её институционально. Многие храмы были просто разрушены, некоторые – превращены в склады или закрыты, богослужения повсеместно были запрещены, а церковное имущество – конфисковано, разграблено или уничтожено. До сегодняшнего дня можно видеть десятки разрушенных православных храмов по территории всей страны, особенно на северо-востоке. В запустении и разорении находятся и многочисленные православные кладбища.

С началом исторического периода политики реформ и открытости по всей стране начали возобновлять деятельность ранее закрытые религиозные организации. Политика властей по исправлению ошибок «культурной революции» и национальная политика коснулись и православных приходов в КНР. Во многом Православная Церковь в Китае воспринимается властями как Церковь русского национального меньшинства, поэтому политика сохранения культурного своеобразия национальных меньшинств была распространена и на русских граждан КНР (преимущественно проживающих в Синьцзяне и Внутренней Монголии). Выжившие в годы «культурной революции» священники и миряне сохранили верностью Христу и Церкви и в начале 80-х годов добились разрешений на возобновления деятельности православных общин в некоторых городах КНР. В большинстве случаев власти взяли на себя расходы по восстановлению разрушенных храмов. На средства китайских властей были восстановлены храмы во имя святителя Николая в Урумчи – в 1986 году, во имя святителя Иннокентия Иркутского в Лабдарине – в 1990 году, во имя Святителя Николая в Кульдже – в 2000 году, во имя Святого Иоанна Предтечи в районе Хуаншань под Харбином – в 1995 году.

Неоднократные обращения православных Пекина к властям с просьбой предоставить им молитвенное помещение взамен разрушенных и конфискованных остаются до сих пор неудовлетворенными. Причина этого – как в малочисленности, слабой организованности и разобщённости православных китайских верующих Пекина, так и в особом статусе столицы.

В Шанхае, так же как и в Пекине, власти не соглашаются до сего дня передать в православный храм для богослужебного использования – прежде всего потому, что в Шанхае нет общины православных христиан, которая обладала бы юридическим статусом. Городские власти Шанхая объявили архитектурными памятниками и взяли под свою охрану два сохранившихся православных храма города – кафедральный собор в память иконы Божией Матери «Споручница грешных» и Свято-Николаевский храм, воздвигнутый в память об убиении Императора Николая II.

Православные приходы в Китае не имеют достаточного количества собственных ресурсов для нормальной организации своей деятельности: был утерян опыт приходской и богослужебной жизни, во многих случаях церковные святыни, богослужебные предметы и церковных книги оставались, и до сих пор остаются, находящимися в распоряжении властей, а не православных общин. Отсутствие духовенства, недостаток вероучительной и богослужебной литературы на китайском языке – общая проблема всех православных приходов в КНР.

7 февраля 1997 года Священный Синод Русской Православной Церкви постановил в связи с исполняющимся в 1997 году 40-летним юбилеем дарования автономии Китайской Православной Церкви в более полной мере осуществлять попечение о её пастве. Также было принято решение о том, что впредь до избрания Поместным Собором Китайской Автономной Православной Церкви своего Предстоятеля каноническое попечение о приходах на территории КНР осуществляется Патриархом Московским и всея Руси. Последующими определениями Синода Русской Православной Церкви попечение о пастве Синьцзяна поручалось Казахстанской митрополии, а об общинах Внутренней Монголии – Читинско-Забайкальской (с 2009 года – Читинская и Краснокаменская епархия) епархии Русской Православной Церкви. Существенное значение для нормализации положения приходов Китайской Автономной Православной Церкви имеют контакты между Русской Православной Церковью и Китайской Автономной Православной Церковью, официальные контакты с Государственным управлением по делам религий при Госсовете КНР, развитие контактов с китайскими учеными, занимающимися исследованиями православия.

С началом политики открытости и реформ в Китае наблюдается религиозный ренессанс. Свою роль сыграло ослабление репрессивных мер со стороны властей, возросшая социальная мобильность населения, а также всё возрастающие возможности общения с внешним миром.

За последнее тридцатилетие численность христиан в Китае выросла многократно (католиков – в четыре раза с 1949 года, протестантов – в 20 раз за тот же период времени по самым консервативным оценкам). За эти годы, которые уже принято называть «золотым веком христианства в Китае», открыты десятки тысяч католических и протестантских приходов по всей стране. Появилось даже выражение «христианская лихорадка», которое обозначает безудержный процесс роста числа христиан в Китае в наши дни. Единственным христианским исповеданием, численность прихожан и храмов которого в Китае не только не выросла, но и сократилась, остается православие. При этом потенциал роста приверженцев православия имеется, достаточно вспомнить набирающий силу процесс миграции россиян для работы, учёбы и жизни в Китай, и, соответственно, трудовая миграция граждан КНР в Россию.

О том значении, какое придавалось визиту главы Русской православной церкви, говорит тот факт, что в первый же день своего визита в Китай Патриарх Кирилл встретился с Председателем КНР Си Цзиньпином. Во время встречи стороны обсудили не только текущую ситуацию с исповедованием православия в Китае и перспективы Китайской автономной православной церкви, но и более широкий круг вопросов, вытекающих из контекста развития двусторонних отношений.

«Вы являетесь первым Московским патриархом и первым главой русской церкви, побывавшим с визитом в нашей стране, – сказал Си Цзиньпин Патриарху Кириллу. – Это яркий показатель высокого уровня и качества отношений между Китаем и Россией».

Комментируя встречу, информационный портал «Ватикан Инсайдер», принадлежащий итальянской газете «Ла Стампа», в статье «Патриарх Кирилл совершил исторический визит в Китай» писал: «Высказывания Си и Кирилла о хороших отношениях между Китаем и Россией подтверждают то, что визит патриарха в Китай следует рассматривать в контексте всё большего геополитического сближения между Москвой и Пекином. Китайские лидеры считают православную церковь важным фактором в российской мировой политике, так как она тесно связана с путинской властью. В Китае разыгрывается и внутриправославная партия. Китай входит в стратегический проект расширения Русской православной церкви, соперничающей с экуменическим Константинопольским патриархатом, который в 2008 году хотел распространить свою юрисдикцию из метрополии в Гонконге на всю Поднебесную империю. В семинарии Хабаровска, расположенного на границе с Китаем, собираются готовить священников для службы по ту сторону Великой Китайской стены».

В другой статье под названием «Китайское правительство благосклонно (в заголовке используется слово «wink», в дословном переводе – «подмигивает») к Православной Церкви» «Ватикан Инсайдер» отмечает, что для китайского правительства отношение к русскому православию – это способ выхолостить критику Запада по поводу ограничения свободы католической и протестантской церквей и продемонстрировать, что Пекин охотно сотрудничает с христианами, когда они не вмешиваются во внутренние дела Китая. Не случайно, что Кирилл во время встречи с Си подчеркнул, что «русский и китайский народы с уважением относятся к суверенитету и национальной независимости».

По мнению Патриарха Московского, у Китая и России есть общий моральный долг перед лицом «резкого морального упадка, который приведет к самоубийственному краху всей системы человеческих отношений. «Если на Западе появились признаки упадка, выражающиеся в признании однополых браков и эвтаназии, то Россия, благодаря православной церкви, и Китай являются оплотом сопротивления и морали, потому что обе страны не нарушают моральные жизненные принципы, но воспитывают духовность в своих народах», – сказал Кирилл китайским религиозным лидерам.

Его слова являются приятной музыкой для слуха китайских руководителей, которые сочли оправданным их подход к религиозным сообществам, так как Кирилл встретился не только с главами «официальных» христианских общин, но и с ответственными лицами из Государственного управления по делам религий при Госсовете КНР».

Нельзя сказать, что визит Патриарха Кирилла положительно оценён всеми на Западе. С приходом нового Папы Римского Франциска, политика Ватикана по отношению к России и к Православной Церкви становится всё более конфронтационной. На этом фоне Ватикан боится ответных действий РПЦ на «пекинском направлении». Франциска и кардиналов католической церкви пугают возможные контакты РПЦ с «самозваными», по их мнению, китайскими католическими епископами. Их также страшит возможное создание «православной оси» Москва – Пекин.

Оценивая визит Предстоятеля Русской Православной церкви в Китай, российские политические комментаторы делают акцент на том, что сегодня Китай – это единственный сильный союзник России на мировой арене. Если две страны не сплотятся перед лицом коалиций, пытающихся играть в мире роль вершителей судеб, то наши страны могут ожидать воплощения сценариев, реализованных, например, в Ливии и Сирии. Православие может и должно сыграть свою позитивную роль в укреплении российско-китайских отношений.

НазадВперёд
6 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

"С приходом нового Папы Римского Франциска, политика Ватикана по отношению к России и к Православной Церкви становится всё более конфронтационной", - http://articles.chita.ru/49646/

.

"Франциск возвысил сегодня голос против мафии, 'обрекающей людей на рабство' и обратился к ее приспешникам с призывом раскаяться, передает ИТАР-ТАСС - http://www.newsru.com/religy/26may2013/papafranc.html

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Весьма толковый и объективный аналитический обзор. Спасибо.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Все по полочкам разложено, разжевано. Блин, даже потроллить не получается.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

ОЧЕНЬ хорошая аналитика! Автор - умница. Даже как-то непривычно качественно (для Читы).

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

бНе совсем понятен исход пленных Албазинских казаков. Албазинский острог был ликвидирован в соответствии с Российско - Китайским договором в 1689 года. А все казаки, в том числе и их семьи, в этом же году были выведены и стали жителями Нерчинска. Прошу, кто знает эту ситуацию, разяснить эту непонятку.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это были пленные, уведенные насильно в Пекин вместе со священником Михаилом Леонтьевым. Те, кто в плен не попали, потом стали жителями Нерчинска.

ОБСУЖДАЕМОЕ
ОБСУЖДАЕМОЕ