Р!
25 ИЮНЯ 2021

Счастливый Алексеич

— Дело личное, конечно, я же не полезу, но ты землячка, считай родная душа. Я погляжу, любишь его? — мы сидим с Алексеичем у Читинки на крепкой, занозистой лавочке, доставшейся заказнику от военных — отсюда можно дойти пешком до Телембинского полигона. Недалеко. Солнце уже зацепилось краем за зубчатую верхушку сопки.

Река шепчет и ворчит на перекатах. Лошади шевелят мордами опавшую листву. Я ковыряю носом кроссовка крепкий дёрн и боюсь моргнуть, чтобы не выкатилась слеза. Он обнимает одной рукой, кряхтит, другой ладонью — тяжёлой, горячей — накрывает мне голову: «Ну, что ты, доня. Пойдём, я тебе след от разрыва покажу».

Алексей Алексеевич Шурыгин — инспектор Читинского государственного зоологического заказника. Бывший теперь. Вверенная ему территория — 110 с лишним тысяч гектаров в границах от высоты 1387 по течению Большой до Читинки, далее по реке до истока, по границам Читинского, Тунгокоченского и Карымского районов до истока реки Илнакта с востока, а оттуда между Шаргальджином и Аблатуем до устья, и вверх против течения Читинки до места впадения в неё Геремги, а по ней уже до Бурятии. До кордона «Урочище крутое», до кордона дальнего (а ближний — в Никишинском заказнике), куда заступает на смену Алексеич с напарником Азретом Назировичем (Назирычем), рубиться часов 6, преодолевая броды и хребты. Местное население пришлых в свои угодья пускать не любит — раскидывает по дороге проволоку, прячет её в лужах и чепурыжнике.

Ушлые охотники прорываются тропами, хитрят, но о кордоне, на котором живут два деда, слагают легенды и соваться сюда не рискуют, разве кто с Усуглей, чужой.

В избе у дедов натоплено, прибрано. Квартира, сразу видно, холостяцкая, но уютная. На окнах приличные занавески, на дощатом крашеном полу ковровые дорожки. Добрались уже затемно, нарезали закуски на скорую руку — к концу смены закончился газ на кордоне, раскочегаривать печурку не было ни сил, ни желания, решили ужинать всухомятку и по-быстрому. Однако ж за разговорами просидели добрых часа два.

Душу разверну

— С Алексеичем здороваются по утрам изюбри. Не выходят пока, но то там, то там, слышно, ревут, много. И всё потому, что этот заказник существует. Я так скажу: чем больше заказников – тем лучше. Ведь как должно быть по закону, 18% территории — у заказников, а у нас в Забайкалье даже нет 4%. Ильковский ещё перед выборами как обещал: к 2015 году будет 15%, — рассуждает Назирыч, спустившийся 20 лет назад с гор, с пышными седыми усами, крепкий, жилистый. Сердится за маты, уморительно язвит, но больше помалкивает.

— Это дело, — ворчит Алексеич. – Ещё бы техники дали, бензина, 110 тысяч гектаров обойти пешком, это вам не шутки. Вон, ребята ходили пешком туда, куда мы ещё не проезжали. Рассказывали нам, какая брусника там растёт. А мы туда добраться не можем – не на чем. До того нахальное браковорьё, что с Бурятии лезут, с Усуглей заезжают. Я знаю, я на этом кордоне шестой год, а в дирекции особо охраняемых природных территорий — все восемь.

— Как вы на защите природы оказались?

— Я сейчас перед тобой душу разверну. Добро? Я браконьером был. Таким, что не попался ни разу. А потом — как озарение нашло. Потом решил, сколько можно стрелять, что останется детям-внукам? Это честно я говорю. На самом деле было так. Пошёл в егеря. Охранять природу.

— Успешно?

— Говорят нам — охраняйте. А чем охранять? Приезжают сюда с пулемётами парни навороченные. На нижнем кордоне проехали, а тут их не пропускают. Тут два лесовика-старика. Если б они бы пошли на приступ, неизвестно, чем бы всё закончилось, ведь наше дело – тоже не отходить. А у нас даже служебного оружия нет. Чтобы справку написать, что нарушение было, нужны понятые. А где здесь мы найдём понятых? До ближайшего села два брода пиликать. Выделялись деньги, когда был Шишкин (Константин Шишкин, бывший руководитель объединённой дирекции ООПТ – авт. ), на приобретение вездехода, чтобы можно было угодья объехать. Но на эти средства купили ЗИЛ 131, УАЗик бортовой и «Патриота».

Назирыч на эти слова покряхтывает и поглядывает на включённый диктофон.

— Почему меня не любят? Потому что я говорю правильно, — пихает его локтем в бок Алексеич. – 131-й ЗИЛ взяли, а чем его заправлять? В прошлом году стоял. И стоит, и стоит. По плану завтра нам сено вывозить, но ветер-то какой. Подождём погоду, объедем с тобой на лошадях владения, — подмигивает мне и подливает «с горочкой».

Герои боевиков

Поутру, когда очертания мебели рассыпались в светящуюся пыль в густых солнечных лучах, Алексеич сел в кровати, размял своими огромными руками колени, почесал бороду, оделся, заправил проворно кровать и прокрался к скрипучей двери, опасаясь разбудить гостей. Над кроватью – фотографии внуков. И бинокль. В него, как и в объектив фотоаппарата – обычной «мыльницы» с пустяковым зумом, можно разглядеть, как на плешине сопки напротив кордона бродят настороженные косули, а порой по два-три-пять, раз было, что 17, выходят изюбри. Медведи весной. Случалось, что медведи гуляли по поляне перед домиком инспекторов.

К нашему приезду низина поседела от инея, хрустела под ногами остекленевшей от мороза травой. А несколько месяцев назад медведица и годовалые медвежата здесь же бродили и не желали сматываться: «Вообще обнаглели. Пугнёшь её, она отбежит – встанет, отбежит – встанет. Страшно же. Так за лошадьми пойдёшь, она тебя где-нибудь и подсекёт, зараза. Кое-как прогнали. Потом уже увидел, что они тут муравейники вскрывали».

Помимо хозяйского дома на кордоне поставлен небольшой сарайчик и смолистая банька с нестерпимо жаркой и гудящей печкой. Когда горячим влажным воздухом, густым как желе, дышать уже нет мочи, можно выбегать до речки, зимой – в прорубь, или на веранду, если не такой смелый. Там Назирыч, знатный парильщик, уже приготовил огромную жестяную кружку морса. А потом снова на полок чувствовать каждую стекающую каплю – по спине, ключицам, животу. Хороша баня, как могли – строили сами.

Там всё сами. Из выделенного имущества была косилка китайская, «выжали всё с неё». Мыкались-мыкались, что только не выдумывали – на кордоне ни сварки, ни болтика лишнего нет. Пришлось Назирычу ехать до своего хозяйство, везти свою косилку. В прошлом году 30 копён поставили, в этом году – 60. Всё на подкормку да лошадям. Без лошадей здесь никак, особенно когда распутица, — учёт, обход и всё остальное: «ЗИЛ впендюришь, а как выпендюрить его – очень интересно», — хохочет громко Алексеич. В неработающем тракторе на аккумуляторе птицы вьют гнёзда. Весной у стариков начинается работа на огороде, и Назирыч запрягает коня в борону.

— Видишь, какие тут у нас радиоприёмники. Советского производства. Ресурсы свои выработали. Я сколько могу что-то делать по технике, сделал. Теперь они ловят китайское радио, а что делается в России – то мы не ведаем. А вдруг на нас напал враг. А если американцы зайдут, чем отбиваться? 15 патронов есть всего. 14 я врагов завалю, а потом конец? Нет. Правильно. Первого застрелил – подыми ружьё. Это только в фильмах показывают, что патронов в одном стволе немерено – пых-пых-пых. Мы тут герои боевиков.

При этих дедах и лось появился, размножается. На объездах встречаются и матки, и быки. «Заказника не будет – всё, ничего не будет. И понимаешь ты, мужики это соображают! Наши, местные. Ты посмотри кругом, у нас дороги не накатанные, поразмыло их все, кое-где трясина. Никто не ездит. Да и природа бережёт себя. Приезжала тут одна «блатота». Нормально поговорили. Без драк, без всего. А на нижнем кордоне там одному нашему сопатку расколотили – всякое бывает».

«Я – деревенский, она – городская, вместе – 40 лет»

Мне достаётся Баргут. Терпеливый, но упрямый конь. Он пахнет счастливым детством, рогожами, развешанными под навесом, весенней первой обкаткой рабочей лошади пастуха, весёлыми выездами по ягоду в бричке. Тёплый, покладистый, если ты в седле. Конь Алексеича – Якут. Такой же белый. «Такой же старый, — добавляет дед. – Я фотокарточку отправил с ним, а мне ответ приходит: «Алексеич, а я не понял, где ты, а где Якут?».

Мы едем с ним к крутому повороту Читинки: «На-ка, надень мои штаны и свитер! Надень, кому сказал, застудишься, что за упрямая девка». Любуется потом: «Сразу видать – землячка. Видал, Назирыч? Как казачка в седле!». Обступающий нас лес прозрачный и недвижимый. Натурально, только ветер проносится между тонких стволов, подхватывая в янтарную пургу лиственничные иголки. Порой у дороги теснятся румяные кусты шиповника.

— Я со своей бабушкой (так Алексей Алексеевич зовёт свою жену – авт. ) познакомился, и через 22 дня мы заявление подали. Я деревенский, с Беклемишево, она городская. Чем взял? Я был, наверное, один из первых парней на деревне. Получилось так даже, что за любовь дрался, а женился на другой. В деревне никто и не ожидал. Сентябрь продружили мы с ней, октябрь – месяц подумать давали. Мне было 21, а ей – 20. Я тогда уже был шофёр третьего класса. Ну, и зарабатывал. Прекрасная зарплата. Тракторист. С такими руками, и не трус. Поехал на охоту и заехал на Ундугун. Туда же группа студентов. А тут налётчики местные налетели – как, девчонок же привезли. Вот так и схлестнулись с ними, я как защитник. А она старшая из девчонок. Уже собрался к одной в Оренбург уехать, а тут перехватила меня. Я даже чемодан купил.

Потом говорю маме – женюсь, наверное. Она махнула: «Только не уезжай никуда». И вот привожу её на мотоцикле, на «Восходе». Как городская поехала? Если полюбил – куда угодно же поедешь. Теперь вот ждёт-пождёт меня неделями.

Влезло мне дело моё в душу, всё это болячка. Я такой был матёрый. А потом попался очень хороший товарищ, председатель коллектива охотничьего, передал мне полномочия, и я взялся за ум. Дальше – больше. Ведь в хозяйстве какой дурдом – собрать со всего коллектива охотничьи билеты, взять взносы – конторская эта волокита с папками, с пакетами, марочки клеишь, обрезаешь. Я даже, не вру, почувствовал аллергию на бумагу.

Потом 90-е. Развалили всё. Ну, а я пошёл природу дальше защищать.

«Баргут есть. Махмуд есть. Тунгус есть. Абреком назовём»

На кордоне много собак. Один пёс сразу стал любимчиком. Ему медведь сломал челюсть несколько лет назад. Для него я таскала кусками хлеб, а он тыкался мордой в колени и всю дорогу потом трусил рядом с Баргутом, время от времени сворачивая в кусты с проверкой.

И лошади. О каждой Алексеич говорит с удовольствием. Треплет загривки, хлопает по широким лопаткам, по мускулистому крупу. 21 апреля родилась — Улька, Юлька. В честь Ульянова, конечно. Красавица. После этого Манька. Корноухая родилась в феврале или в марте. Ей ушки приморозило, и теперь они круглые и маленькие. Лошадка – загляденье. Рыжая, стремительная. Держалась пугливо, близко не подходила, но и из виду не выпускала.

К вечеру, когда тени стали длиннее, а звуки чётче, короткие выдохи превращались в пар и замирали в морозном воздухе. Алексеич ехал рядом. Седой, как лунь, с белой бородой, он казался Дедом Морозом, но при всём добродушии и открытости был наблюдательным и смекалистым. «Чухал» настроение, цеплял взгляды, читал людей на раз.

— Три года назад я наяву по 30 по 40 голов чушек видел – такие банды ходили. Значит, не зря мы здесь живём, хоть на нас и обижаются бывшие охотоведы. Мы им паёк перекрыли. Живём в лесу, а жрём тушёнку. Изжогу наживаем себе. Этой осенью 6 литров боярки насобирал. У бабушки моей давление, да и у меня прыгает. Боярышник от него помогает, — развлекает меня болтовнёй. Про собак тоже.

— Баргут есть. Махмуд есть. Тунгус есть. Абреком назовём. А знаешь, как меня Якут спас? Я его искал-искал, ходил за ним. Упал. Ноги ещё в воду у меня попали, мокрые. Холод стоит – 10 килОметров отсюда. А как ехать без седла, спина и так ломаная, да ещё и зашиб. А он стоит, увидел беду: пока я сейчас ковылять буду — кирдык придёт. В канаву его завёл, прошу: «Якутя, милый мой, потихонечку». Так и дотащил меня ме-едленно.

Ещё случай в Карымском заказнике был. Привезли туда двух кобылиц с Бурятии. А я тогда хотел собаку пнуть, попал в мотоцикл, и так неудачно, что ногу зашиб страшно. И вот эти лошадки уполканили. Я их догнал, километров 7-8 прошагав со сломанным пальцем. Нашёл, а поймать не могу. И так измотался, что всё, сел в канаву и сижу. А самая вредная кобылица встала, разворачивается и подходит. Узду на неё надел и поехал. После этого она никого не пускала на себя. Такая.

— И ты, Ленка, не реви, слышишь меня? Потому что здесь нет нас с тобой счастливее.

И правда – не было.

Фото: Алексей Антипенко.
Спасибо за помощь в организации поездки Александру Ладанову и Алексею Антипенко.

НазадВперёд
35 отзывов
После нажатия на кнопку «Добавить», на E-mail или по SMS будет выслан код подтверждения. Или авторизуйтесь обычным образом или через соцсети (кликнув на иконку соцсети над формой)(кликнув на иконку соцсети слева).
Для публикации комментария требуется авторизация на портале или подтверждение указанного e-mail. Введите код, отправленный вам на e-mail

Основное сообщение

Вспомогательное сообщение

Перетащите файлы сюда

НазадДобавить
  • Отзывы
  • Правила
Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

материал обалдеть. мужик правду говорит. кому бы послушать. и это еще самый правильно охраняемый район. молодчинка Леночка! удачно рубиться по правильному пути.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Чудо -а не статья!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Автор, не Шурыгин ли фамилия Алексеича? Такие неточности не всегда идут в плюс.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Шурыгин, конечно! Спасибо!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

хм. а я думал, что так живо и ярко могут писать только журналисты из районных СМИ. молодца!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Как сам съездил, очень ХОРОШАЯ статья! Респект автору!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Отличная статья, очень за душу трогает !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Отличная статья, за душу трогает !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

За статью, уважение. По молодости все там облазил, как будто там же и побывал. Пятерка с пятью плюсами. Единственно урочище когда то называлось "Зимовье братьев Крутых", это еще до вояк, до Киденкова было.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вот это - ДА! Вот как писать надо! Даже не ожидал.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

От чо, паря, браво то девка написала - справно! От пашто у нас в крае много таких стариков как Лексеич - не переслушать?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

такие красивые фото! прямо душа радуется!!:)) очень очень тоже захотелось в лес)) погулять, на пикник)

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Этож надо так так обалденно написать. Душевно, честно, читать приятно.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Скоро туда китайцев запустят лес пилить лет так на 25, вроде уже есть договоренность. Вот тогда придет полный капец. по Чикою уже многим местам пришел капец, а договор аренды с китайцами на 50 лет. Пора однако браться за вилы народ.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Елена,спасибо! Читала с огромным удовольствием! Даже казалось порой ,что чувствовала морозный воздух и тишину природы.соглашусь с предыдущими отзывами- побольше бы таких статей! Умница!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Суровый край, суровая природа, суровые люди… Зато какие настоящие!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Зачетное чтиво. Прочел с удовольствием, на одном дыхании.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Как-будто рассказ Паустовского прочитала! Спасибо большое автору!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Материал хороший. Но в чем настоящесть "героя", такой же к-л, как и все мужики, голову кружил одной, а женился на другой. А как же та, в ее-то сердце наверняка до сих пор боль не улеглась. Все эти "настоящие мужчины" да и ненастоящие тоже - гулящие (чтобы хуже не сказать). А за ту женщину Бог с него еще спросит.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы и естъ та женщина

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Ошибаетесь, я его вообще не знаю. Та - вряд ли бы стала вообще лезть в эту дискуссию. Просто вы все одним миром мазаны. А оставленных и ни в чем неповинных женщин мне всегда очень жаль. Ведь чемодан даже собрал - к ней собирался, значит она его ждала.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо за такую статью приятную! Будто сам с Алексеечем поговорил. Мы когда летом с Чингикана возвращались остались на кордоне с ночевкой. Проговорили до 6 утра и потом уходить не хотелось. Очень душевный человек и много-много интересных историй рассказал, и видно, что за природу у него душа болит. Сказочный человек.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Восхитительно! С душою написано. Пулитцеровскую премию Леночке!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень! Спасибо!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Умочка!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Это не статья.

Это как рассказ Бианки вперемешку с Паустовским. Лена, браво!

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Вы знаете,а ведь на этом кардоне еще есть и другая смена.Которые тоже востанавливали этот кардон. У которых тоже душа болит за за зверье и его охрану.Они тоже живут там по половине месяца,а то и того больше.И я там была.И все знаю про это. Я думаю,что нужно было и их упомянуть в этой статье. Почему про одного Шурыгина только написано.В его смене есть еще и Париев,тоже классный дяденька и рассказать он может побольше. Ну,а так сказать хочу,статья хорошая, можно было бы побольше и конец какой то смятый.С уважением Инна.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

К Назирычу отделъно планировали съездитъ, но как-то не складывается. В другой смене интересные люди естъ?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Конечно есть,что только один Шурыгин интересный?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Откуда такой ник у вас? Просто номерок знакомый.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Уважаемая дочь охотОведа! Вы знаете, мой отец тоже работает на кОрдоне. И его тоже не упомянули. Но возможно ли это? Что это будет за репортаж такой? Пофамильно перечислять всех? список в три километра? Очень занятное чтиво. Или отдельную статью про каждого писать? А потом другие кордоны обидятся, про них тоже давай пиши. Детский сад, честное слово. Неужели не понятно, что здесь речь не только об этом одном человеке? Ведь он представитель такой нужной профессии, многие читатели только в общих чертах и знают что это такое - кордоны и зачем они, и чем там люди занимаются. И чтобы не писать нудно и скучно и безлично, взяли одного конкретного человека и написали так интересно и захватывающе. Желаю Автору дальнейших творческих успехов, Вас ждут еще много-много интересный забайкальцев в гости !

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Я очень рада за Вас,что ваш отец тоже работает на кардоне (если на том же то как его фамилия или имя) там всего четыре человека работают.Я не говорила,что чтиво плохое.Просто все заслуги присвоили Алексеевичу,а ведь кто поднимал этот кардон про них ни слова не написали.Наверное это не справедливо.Вы как думаете?

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Добрый день! Послушайте, я написала вам на указанную в контактах электронную почту с просьбой помочь организовать или связаться с возможными героями публикаций.

Мне вы не отвечаете, а в комментариях обижаетесь.

Так почему?

Давайте станем друг другу полезны. Жду с нетерпением ответа

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Спасибо Елена! За такую замечательную статью, прочитала как будто там побывала.И на собачек на наших родных посмотрела, и на Тунгуса и на Самыра.

Модерация
Комментарий заминусован посетителями. (показать)

Очень душевная статейка. Понравилась.